Книги по истории для студентов

§ 3. Начало процесса централизации государства. Царствование Ивана Грозного

В середине XVI в. окрепшее русское государство со всех сторон было окружено врагами и отрезано от крупнейших морских и речных путей. В Прибалтике господствовал Ливонский орден, с запада Россия граничила с Речью Посполитой, с юга ее подстерегала опасность крымско-турецкой экспансии, многонациональное Поволжье контролировали казанские ханы. Ученые Санкт-Петербургского государственного университета справедливо отмечают, что Русь, начиная с XIII и вплоть до XVIII в., «жила в режиме мощного внешнего давления, степень давления извне на Россию намного превосходила те военные угрозы и невзгоды, которые приходилось переживать в Средние века западноевропейским странам. Это не могло самым серьезным образом не сказаться на особенностях русского исторического процесса», в значительной мере обусловив ее внутреннюю политику.

Иван III и Василий III объединили земли в одно государство. Однако строй и облик этого государства окончательно определились лишь при внуке Ивана III — Иване IV Васильевиче, который поднял политику государственной централизации на качественно новый уровень.

Время правления Иван IV (1547—1584) — переломное, знаковое и, как любая переломная эпоха, наполненное контрастами. Его характеризует укрепление самодержавной власти царя и учреждение сословно-представительных институтов, гонения на бояр и развитие самоуправления, возрастающий интерес к человеческой личности и возведение в ранг государственной политики массового террора в виде опричнины, впечатляющие успехи и громкие поражения во внешней политике.

Противоречива была и сама личность царя. «У Ивана IV одновременно были задатки крупного государственного деятеля и деспота, тонкого, красноречивого литератора и палача». Он был активным участником (часто инициатором) кровавых репрессий времен опричнины и имел ярко выраженную склонность к покаянию, переходящему в юродство. Страсть к чтению и жажда знаний в сочетании с природными способностями сделают Ивана IV одним из образованнейших людей своего времени. О нем очень много написано историками, литераторами, немало сложено песен и легенд, поставлено пьес и снято фильмов. Однако «зыбкость фактологического фундамента, противоречивость и часто необъяснимость некоторых событий приводят к разноречивости суждений как о самом Иване Грозном, так и об его эпохе».

Предки Ивана Грозного были выходцами из древних аристократических фамилий. Среди них Рюриковичи, византийская императорская династия Палеологов, знаменитая литовская династия Гедиминовичей. В годы его малолетства всеми делами в государстве заправляла Боярская дума, члены которой больше заботились о своем благополучии, нежели о благе государства. На укрепление власти молодого государя был направлен акт венчания на царство в январе 1547 г. Титул великого князя теперь уже официально сменил титул «царь», символизирующий установление в государстве единоличной власти самодержца.

Вокруг молодого царя сложился кружок реформаторов, названный позднее Избранной радой. Главную роль в ней играли знатный вотчинник А.Ф. Адашев, протопоп Благовещенского собора Московского Кремля Сильвестр и пользовавшийся большим влиянием на царя митрополит Макарий.

По инициативе Рады в 1549 г. состоялся так называемый Собор примирения, положивший начало российским Земским соборам, включавшим Боярскую думу, представителей высшего духовенства, дворянства, позднее — городов. Этот орган, по мнению известного историка Л.В. Черепнина, сменил вече и положил начало элементам сословного представительства. Все важнейшие вопросы царь обсуждал с Земским собором, касались ли они Ливонской войны, введения опричнины или иных государственных дел. Правда, наибольшую роль в политической жизни страны соборы будут играть в первые десятилетия XVII в., когда власть после Великой Смуты будет нуждаться в постоянной политической поддержке в первую очередь помещиков и посадского населения в противовес феодальной аристократии. К числу серьезных преобразований 1550-х гг. следует отнести создание нового правового кодекса — Судебника 1550 г., ограничившего власть наместников за счет усиления органов центрального управления — приказов. Так, наместники лишались права окончательного суда по высшим уголовным делам. Расширились права по управлению выборных из уездных дворян — губных старост (губа — судебный округ) и городовых приказчиков.

В России управление и суд не были разделены (что имело истоки еще в Древней Руси, когда князь сосредоточивал в своих руках и административную, и судебную власть), они осуществлялись одними и теми же должностными лицами. В судах процветали произвол, взяточничество. Судебником впервые не только была предпринята попытка разделить власть судебную и административную, но и вводилось наказание государственных служащих .за взятки. Он же устанавливал порядок законодательства: сначала дьяки докладывали дело царю, затем Боярская дума утверждала закон на своем заседании.

Следующим шагом стала ликвидация наместничьего управления в отдельных областях, а позже во всем государстве. В 1556 г. «кормленичий доход» наместников и волостелей был заменен общегосударственным налогом, из средств которого субсидировали служилых людей. Наместников заменили органы местного самоуправления с выборными из дворян («губные старосты»), «лучших» крестьян и посадских людей («земские старосты»). Таким образом, представители разных сословий были привлечены к участию в управлении, что было необходимо сделать в условиях неразвитости государственного аппарата.

Избранная рада усилила роль приказов, каждый из которых имел свои функции. Челобитный приказ принимал жалобы на имя царя и расследовал их, поместный занимался феодальным землевладением, разбойный судил «лихих людей», посольский ведал сношениями с другими государствами, разрядный собирал ополчение и назначал воевод. В 1550 г. начинается создание первого в своем роде постоянного войска — стрелецкого — и появляется стрелецкий приказ. Войско теперь состояло из двух частей. К этому времени вотчины в отношении службы были приравнены к поместьям, вотчинник стал служить на тех же принципах, что и помещик. Первую часть войска как раз и составляли бояре и дворяне, входившие в ополчение, т.е. «служилые люди по отечеству». Вторая часть состояла из «служилых людей по прибору», куда набирали стрельцов, пушкарей, городскую стражу. Это было своевременной мерой, поскольку страна с середины XVI в. долгие годы вела активные военные действия. С образованием приказной системы Дума окончательно превратилась в высший государственный орган власти.

Успешное проведение реформ совпало по времени с крупными успехами во внешней политике. С XVI в. государство впервые перешло от обороны к наступлению «на азиатские гнезда, спасая европейскую культуру от татарских ударов. Так мы очутились в арьергарде Европы, оберегали тыл европейской цивилизации». Основными направлениями внешней политики были следующие: на востоке и юго-востоке — борьба с Астраханским и Казанским ханствами, освоение Сибири, на юге — защита от набегов крымских татарина западе — попытка выхода к Балтийскому морю. В течение 25 лет (1558—1583) Россия вела изнурительную войну сначала с Ливонским орденом, затем с Речью Посполитой, Швецией и Данией (Ливонская война). Присоединение Казанского в 1552 г. и Астраханского в 1556 г. ханств превратило Россию в многонациональное и мультирелигиозное государственное образование. С приобретением Волги, получением выхода к Каспию, на Кавказ, в Среднюю Азию открылись возможности деятельности на международных торговых рынках.

Присоединение этих земель было знаковым событием. Именно с 1552 г. впервые под господством России оказалось самостоятельное государство с собственными историческими традициями, своей правящей династией, с другой мировой религией и высокой культурой. Казанское и Астраханское ханства, Ногайская орда, Западная Башкирия представляли собой анклавы мусульманской цивилизации. Присоединив эти территории, великороссы впервые приобретали опыт общения с представителями ислама в рамках единого государства. По мнению немецкого ученого А. Каппелера, «Казань и Астрахань, как резиденции легитимных наследников Чингисхана, которых в России называли царями, могли значительно увеличить славу и усилить притязания московского царя». Казанское ханство многие десятилетия будет сохранять особое положение, подчиняясь специальному ведомству — Приказу Казанского дворца, основная часть мусульманского населения сохранит свою религию и культуру, не будет обращена в крепостных российскими властями.

Подведем промежуточные итоги. Целенаправленная, продуманная политика 1550-х гг., называемая в истории реформами Избранной рады, принесла немалые положительные результаты. Укрепилась центральная власть; дворянство, составлявшее военные кадры государства, стало превращаться в его социальную опору. Отмена кормлений и перевод на жалованье усилили ответственность местной администрации перед правительством. Упорядочилось местничество — теперь учитывалась не абстрактная знатность, а скорее служба предков и родственников. Изменялась система судопроизводства. Было положено начало созданию регулярной армии, что вместе с военными успехами укрепило мощь страны. Часть историков полагает, что время Ивана IV — развилка исторического пути России. Расширение сферы влияния и укрепление Земских соборов, развитие системы местного самоуправления могли бы привести к тому, что Россия, подобно странам Запада, постепенно превратилась бы в сословно-представительную монархию. Однако история распорядилась следующим образом.

В 1560 г. правительство Избранной рады прекратило свое существование, Сильвестр был сослан сначала в Кирилло-Белозерский, затем в Соловецкий монастырь, А. Адашева направили в Ливонию в действующую армию, где он был арестован вместе с братом. Смерть в 1561 г. спасла его от неминуемых мучений. В 1564 г. бежал в Великое княжество Литовское еще один член Рады — А. Курбский, возглавлявший русские войска в Ливонии.

Ликвидируя Раду, царь стремился упрочить личную власть. Он был убежден в том, что самодержавие будет благом для страны. Критикуя польского короля за то, что того избирал сейм, шведского короля — за ограничение его прав, Иван IV отмечал, что «там особь каждо о своем печеся». Доказывая богоугодность русского самодержавия, Грозный в письме А. Курбскому подчеркивал: «Безбожные языцы (католики и проч.)... те все царствии своими не владеют: как им повелят работные их, так и владеют. А российское самодержавство изначала сами владеют своими государствами, а не бояре и вельможи».

Но, пожалуй, важнее было следующее обстоятельство. Царя не устраивал темп реформ. Огромное по территории, рыхлое по структуре государство с незавершившейся централизацией политической и экономической жизни было подвержено угрозе распада. Скрепить его могли только жесткие административные меры. Царь выбрал путь террора. Принятию такого решения способствовали и неудачи в ходе Ливонской войны, в которых царь обвинил бояр-«заговорщиков».

Опричнина (1565—1572), ее причины, цели, итоги вызывают бесконечные споры и в научных трудах, и в исторической публицистике.

Интерес к ней и в науке, и в обществе усиливался в переломные времена нашей истории. Притягивала и яркость персонажей, и ореол сильной личности, и влияние этих событий на общественное сознание, на историю страны.

Мнения историков об опричнине можно свести к следующим утверждениям.

1. Опричнину вызвали субъективные причины (личные свойства царя), и она была бессмысленной акцией (такую точку зрения разделяли, в частности, В.О. Ключевский, С.В. Веселовский, И.Я. Фроянов). Для зарубежной и дореволюционной литературы особенно характерна связь опричнины с патологической подозрительностью и жестокостью Ивана IV. Де Кюстин называл его «соперником Нерона и Калигулы», Н.И. Костомаров — «низменным деспотом».

2. Опричнина имела под собой объективную основу, она была продуманным политическим шагом, направленным: а) на победу прогрессивных государственных начал над родовыми; борьбу с реакционной аристократией бояр при опоре на дворянство (С.М. Соловьев, С.Ф. Платонов, Р.Г. Скрынников и др.); б) на преодоление пережитков феодальной раздробленности, таких, как остатки удельных княжеств, независимое положение церкви, память о новгородской вольности и др.

3. Опричнина с политической точки зрения рано потеряла смысл, с точки зрения нравственной — не может иметь никакого оправдания; личную же власть царя опричнина укрепила (И.Г. Алексеев, Д.Н. Алыниц, А.Ю. Дворниченко, Ю.В. Кривошеев и др.).

Опричниной (от слова «опричь» — «кроме», поэтому опричников называли также кромешниками) назывался государев удел, в котором царь был полновластным хозяином. Она противопоставлялась «земщине» — территории, передаваемой в управление Боярской думе. Для охраны государства и борьбы с «крамолой» создавался особый отряд опричников. При наборе учитывались происхождение и личные качества служилого человека. В состав опричнины вошла значительная часть территории страны, наиболее богатые земли, имеющие стратегическое значение. Благодаря опричнине царь мог бесконтрольно «выводить измену» и подавлять любую оппозицию, поскольку опричнина превратилась в мощную военно-карательную организацию со строгой дисциплиной и беспрекословным повиновением воле царя.

Жертвами опричного террора становились не только представители феодальной аристократии — оппоненты царскому самодержавию, но и дворяне, приказные люди, посад, т.е. сторонники централизованного монархического государства. Жернова опричнины перемалывали и церковных иерархов, и крестьян, и даже самих опричников. Власть своими действиями увеличивала число мнимых и настоящих противников, вынужденных вставать на антиправительственный путь.

Кульминацией опричнины стали 1569—1570 гг. Митрополит Филипп Колычев, выступавший против опричнины, был низложен, заточен в монастырь и задушен Малютой Скуратовым. Страшен был поход на Новгород, начатый в декабре 1569 г., когда в течение шести недель город грабили, а подозреваемых в изменах тысячами пытали и топили в Волхове.

Осенью 1572 г. опричнина была отменена. Одни историки полагают, что это действительно было так (прекратилось деление на опричные и земские земли, воинские части, была амнистирована часть опальных). Другие видят в этом только царский маневр, тогда как фактически опричнина продолжалась вплоть до смерти Ивана Грозного.

Каковы же итоги опричнины?

В годы ее проведения борьба шла между сторонниками и противниками не централизации, а различных путей и методов ее проведения. До известной степени она была продолжением преобразований, начатых Иваном III, суть которых заключалась в формировании государственной системы, состоящей из самодержавной власти, опирающейся на земский строй.

Опричнина нанесла удар по родовому землевладению и аристократии. Зависимость знати от царя превращала ее из родовой вотчинной аристократии в аристократию служилую, приобретшую даже новые земли в случае удачной карьеры в опричные годы. Укрепляется положение дворян, в первую очередь московских, которые при Борисе Годунове будут поставлены над основной массой уездного дворянства и станут прямой опорой самодержавия. В целом такая ситуация не отличается исторической новизной. В годы правления Избранной рады молодой царь был несколько «отодвинут» от власти, поэтому в борьбе против аристократии он пытался, используя опричнину, опереться на земство (в том числе и на дворянство). Известный специалист по российскому Средневековью В.Б. Кобрин отмечал, что «опричнина способствовала централизации и объективно была направлена против пережитков феодальной раздробленности». Опричнина способствовала установлению самодержавия в форме деспотии. Традиции самодержавия, просматриваясь уже в годы правления Ивана III и Василия III, были вызваны особым характером форсированной централизации, опиравшейся не на прочные предпосылки, а на едва наметившиеся тенденции развития, и пышно расцвели в период правления Ивана IV. В этом смысле можно говорить о закономерности опричнины. Однако ее никак нельзя объяснить якобы рабской психологией русского народа, исторически сложившейся готовностью подчиняться деспотической власти. Да и сам Иван IV был сыном своего времени.

Шестнадцатый век был жестоким периодом в европейской истории. А.А. Зимин и А.Л. Хорошкевич писали о нем: «Бурное развитие гуманистических теорий сочеталось с истреблением тысяч инакомыслящих во Франции, с деспотическим правлением взбалмошных монархов, убежденных в неограниченности своей власти, освященной церковью, маской ханжества и религиозности, прикрывавших безграничную жестокость по отношению к подданным. Полубезумный шведский король Эрик XIV запятнал себя не меньшим количеством убийств, чем Грозный. Французский король Карл IX сам участвовал в беспощадной резне протестантов в Варфоломееву ночь 24 августа 1572 г., когда была уничтожена добрая половина родовитой французской знати... По жестокости европейские монархи XVI в., века формирующегося абсолютизма, были достойны друг друга». Об этом же еще в 1884 г. писал польский историк, писатель и публицист К. Валишевский: «Вспомните Генриха VIII английского, его казематы и виселицы. Голова епископа рочестерского Фишера гнила на решетке лондонского моста, в то время как король в белом шелковом одеянии вел к алтарю Анну Сеймур, на другой день после того, как он приказал обезглавить Анну Болейн! В той исторической среде, из которой вышли эти кровавые призраки, они получают свое воплощение в русском царе. Если мы примем в расчет различие в культуре, Иван не покажется слишком далеким от цивилизованного христианского мира европейской эпохи».

В результате опричнины общество было подчинено власти царя. Боярская дума стала более управляемой, были ликвидированы экономически независимые от власти собственники, их жизнь и благополучие теперь зависели от царя, т.е. произошло огосударствление общества. Все зависели от государства и деспотической власти, основанной на отношениях подданства. Однако опричнина, ликвидировав политическую раздробленность, еще больше обострила проблемы в стране.

Опричнина и Ливонская война дезорганизовали хозяйство страны, привели к экономическому кризису 1570-х гг. В результате заключенных в 1582 и 1583 гг. перемирий с Речью Посполитой и Швецией Россия не только не получила выход к Балтийскому морю, но даже потеряла часть своих западных земель. Центр и Северо-Запад оказались опустошенными (по некоторым данным, население Новгородской земли в 1560—1570-х гг. сократилось в пять раз), поскольку война и опричнина усилили бегство крестьян из родных мест. Чтобы как-то удержать крестьян, правительство в 1581—1582 гг. вводит так называемые «заповедные лета», в течение которых запрещался переход крестьян к другим хозяевам, т.е. временно отменялся Юрьев день. Это способствовало закрепощению крестьян. Мор и неурожаи довершили упадок массы крестьянских хозяйств.

Царствование Ивана IV закончилось в 1584 г. Основной политический вопрос того времени — кто и как будет управлять государством — остался открытым.