§ 2. Начало Великой Отечественной войны. Битва под Москвой

Первые месяцы войны

Наступавшим войскам вермахта противостояли на территории западных приграничных военных округов (Прибалтийского, Западного и Киевского особых, Ленинградского и Одесского) 170 дивизий (103 стрелковых, 40 танковых, 20 моторизованных, 7 кавалерийских) и 14 бригад. Эта группировка советских войск насчитывала 2680 тыс. человек, 37,5 тыс. орудий и минометов (без 50-мм), 1475 танков новых типов (КВ и Т-34), 1540 самолетов новых типов. Всего в западных приграничных округах имелось 11 тыс. танков и 9,1 тыс. самолетов.

Границу прикрывали войска следующих фронтов, преобразованных 22-25 июня 1941 г. из военных округов: Северного (командующий — генерал-лейтенант М. Попов), Северо-Западного (командующий — генерал-полковник Ф. Кузнецов), Западного (командующий генерал армии Д. Павлов), Юго-Западного (командующий — генерал-полковник М. Кирпонос) и Южного (командующий — генерал армии И. Тюленев). Морские границы прикрывали флоты: Северный (командующий — контр-адмирал А. Головко), Балтийский (командующий — вице-адмирал В. Трибуц) и Черноморский (командующий — вице-адмирал Ф. Октябрьский). Совместно с Тихоокеанским флотом они насчитывали 556 надводных кораблей, подводных лодок и торпедных катеров.

В целом советские вооруженные силы уступали противнику в численности войск, боевом опыте, качестве вооружения, но превосходили его в их количестве.

22 июня 1941 г. первыми приняли на себя удары противника советские пограничники и передовые части войск прикрытия, ПВО армии и флота. Отражая превосходящие силы врага, личный состав многих приграничных застав полностью погиб. Войска прикрытия, которые с ходу вводились в сражения, несли большие потери. Более 800 самолетов были уничтожены или выведены из строя на своих аэродромах, что позволило противнику захватить господство в воздухе. Советские летчики сбили 89 немецких самолетов — больше, чем в любой другой день войны. Контрудары Красной армии на шяуляйском и гродненском направлениях успеха не принесли. 23-29 июня контрудар Юго-Западного фронта и развернувшееся танковое сражение воспрепятствовали попыткам противника с ходу прорваться к Киеву. Однако в целом войска прикрытия, несмотря на героическое сопротивление, не могли сдержать наступление противника в приграничной зоне на всех трех направлениях. 28 июня они оставили Минск. 11 дивизий Западного фронта были окружены между Белостоком и Минском, где вели бои до 8 июля. Тяжелое положение, сложившееся на Западном фронте, объяснялось еще и тем, что, по предвоенной оценке, наиболее опасным считалось юго-западное (южнее Полесья) направление. Фактически же противник наносил главный удар на Смоленск и Москву, что давало ему возможность глубокого охвата советских войск в районах Львова и Белостока.

План войны фашистской Германии против СССР (план «Барбаросса»)

В результате неблагоприятного для Советского Союза исхода приграничных сражений, немецко-фашистские войска в короткие сроки продвинулись в северо-западном направлении на 400-450, в западном на 450-600, в юго-западном на 300-350 км, захватили почти всю Белоруссию и Молдавию, вторглись на территорию РСФСР, вышли на дальние подступы к Ленинграду, угрожали Смоленску и Киеву. Над страной нависла смертельная опасность.

Со стратегической точки зрения, по существу, повторилось то, что удалось осуществить вермахту в 1940 г. в Западной Европе, а затем в конце 1941 г. — начале 1942 г. японским войскам на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии, однако захвату вермахтом Британских островов не в последнюю очередь воспрепятствовали пролив Ла-Манш, а территория Соединенных Штатов оставалась вне досягаемости противника на протяжении всей войны.

У СССР не было таких естественных препятствий для вражеских войск. Приходилось полагаться только на собственные силы. Программу чрезвычайных мер для организации отпора захватчикам содержала директива СНК СССР и ЦК ВКП(б) от

29 июня 1941 г. «Все для фронта, все для победы» — такова была ее главная идея, изложенная затем в выступлении Сталина по радио 3 июля. В нем выражалась уверенность, что справедливая борьба советского народа за свободу своего отечества завершится разгромом агрессоров.

23 июня была образована Ставка Главного Командования (с 10 июля — Ставка Верховного Командования, с 8 августа — Ставка Верховного Главнокомандования) — высший орган стратегического руководства Вооруженными Силами. Вся полнота власти в стране сосредоточивалась в руках образованного

30 июня Государственного Комитета Обороны (ГКО). Председателем ГКО, а затем Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами СССР (с 8 августа) был назначен И. Сталин*.

Красная армия отступала. 10 июля началась битва за Ленинград, которая сковала крупные силы немецко-фашистских войск и финскую армию. В Смоленском сражении (10 июля — 10 сентября 1941 г.), развернувшемся на фронте до 650 км и в глубину до 250 км, наступление противника на Москву было приостановлено.

Чтобы предотвратить прорыв германских войск в тыл Киевского укрепрайона, приказом Ставки ВГК 16 августа был образован Брянский фронт под командованием генерала A. Еременко. Несмотря на все усилия войска нового фронта не смогли сдержать наступления противника. 16 сентября двигавшиеся навстречу друг другу соединения групп армий «Центр» и «Юг» замкнули кольцо окружения вокруг столицы Украины.

* Воинские звания И. Сталина: Маршал Советского Союза (1943), Генералиссимус (1945).

Войска Юго-Западного и Южного фронтов с боями оставили Киев, Одессу, западные районы Донбасса. Противник ворвался в Крым, подошел вплотную к Севастополю, в ноябре достиг Ростова-на-Дону.

Потери советских войск были огромны. Ориентировочно уже в первый месяц войны безвозвратные потери составили 1 млн человек, из них 700 тыс. пленными. В сентябре на Левобережной Украине попали в плен 650 тыс. человек. Позднее в боях под Брянском и Вязьмой еще 600 тыс. С июня по декабрь 1941 г. Красная армия и Военно-Морской Флот потеряли убитыми, умершими от ран, оказавшимися в плену и пропавшими без вести 3 138 тыс. человек, ранеными, контуженными, заболевшими 1336 тыс. человек; лишились более 6 млн единиц стрелкового оружия, 20 тыс. танков и САУ, 100 тыс. орудий и минометов, 10 тыс. самолетов. Территория СССР, занятая вермахтом, превысила 1,5 млн кв. км, что в 3 раза больше, чем территория Франции.

Ставка ВГК, командование фронтов, военачальники и командиры разных степеней учились искусству ведения войны в крайне сложной обстановке, допуская порой почти неизбежные ошибки. Стойкая оборона Бреста, Лиепаи, Таллина, Могилева, Ленинграда, Киева, Одессы, Севастополя, Смоленска и другие сражения способствовали срыву гитлеровского плана молниеносной войны. В результате контрудара 14-18 июля под Сольцами 11-й армии генерала B. Морозова Северо-Западного фронта и упорных боев на лужском оборонительном рубеже продвижение немецких войск на ленинградском направлении было остановлено почти на месяц.

В ночь на 22 июля 1941 г. противовоздушная оборона Москвы отразила налет вражеской авиации на столицу. Свыше 200 немецких бомбардировщиков были встречены огнем зенитной артиллерии, истребителями и только единичные самолеты противника смогли прорваться к городу. В этот и последующие налеты, несмотря на жертвы среди населения и разрушения отдельных зданий (несколько бомб попали в Кремль), Москва была надежно защищена от налетов вражеской авиации.

«Огненные пилоты» — так в годы войны называли летчиков, которые в критической обстановке направляли свой горящий самолет на скопление живой силы и техники врага. 26 июня 1941 г., на четвертый день войны, совершил свой подвиг экипаж бомбардировщика, которым командовал капитан Н. Гастелло. Снаряд вражеской зенитки пробил бензобак. Сбить пламя не удалось, и командир решил направить горящий самолет на колонну вражеских машин. Экипаж не покинул своего командира и погиб вместе с ним. За этот подвиг Н. Гастелло был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза, а члены экипажа, лейтенанты А. Бурденюк, Г. Скоробогатый и старший сержант А. Калинин, награждены орденами.

В 1941 г. более 25 летчиков совершили такой подвиг. Может быть, менее известен среди них огненный таран 14 декабря 1941 г., который совершил командир звена знаменитого 6-го истребительного авиакорпуса, охранявшего небо Москвы, лейтенант В. Ковалев. Он уже показал себя умелым и бесстрашным бойцом, сбил лично 2 и 7 в группе фашистских самолетов, выполнил звеном 30 боевых вылетов на штурмовку войск противника, уничтожил 28 танков и автомашин. В тот день его звено атаковало сосредоточение пехоты и танков врага на Волоколамском шоссе. При очередном заходе на цель в результате попадания вражеского снаряда загорелся мотор. Забушевало пламя, которое сбить скольжением не удалось. По свидетельству очевидцев, высота позволяла воспользоваться парашютом, но внизу был враг. Летчик, оповестив звено покачиванием крыльев, направил пылающий самолет в сторону противника и врезался в расположение его зенитной батареи. «На наших глазах, — вспоминали участники этой штурмовки, — произошел сильный взрыв. Десятки фашистских солдат с техникой взлетели на воздух. Так, смертью храбрых погиб наш командир и боевой товарищ Венедикт Ковалев».

4 марта 1942 г. Президиум Верховного Совета СССР за героизм и мужество, проявленные в боях с врагами родины, посмертно присвоил В. Ковалеву звание Героя Советского Союза. В краеведческом музее Московской области есть стенд, посвященный подвигу В. Ковалева. Ему в ту пору было 26 лет. За два дня до гибели он писал своей жене и детям: «Я люблю всех Вас, люблю Родину... Пока руки держат штурвал, а глаза видят, буду жестоко бить гитлеровцев».

Первого значительного успеха в наступательной операции советские войска достигли под Ельней (30 августа — 8 сентября 1941 г.). Операция была разработана под руководством генерала армии Г. Жукова, в то время командующего Резервным фронтом. Усилиями 24-й армии под командованием генерала К. Ракутина ельнинский выступ в полосе Резервного фронта был срезан и противник лишился одного из своих плацдармов для наступления на Москву. Утром 30-го августа около 800 орудий, минометов, ракетных установок обрушили шквал огня на вражескую оборону. 6-го сентября Ельня была освобождена. Наиболее отличившимся советским дивизиям (100, 127, 153 и 161-й) было присвоено звание 1, 2, 3 и 4-й гвардейских. Так родилась советская гвардия. В сентябре противник был остановлен на подступах к Ленинграду, в ноябре — под Ростовым.

В развернувшейся до крайнего ожесточения борьбе все большее значение приобретали твердость духа советского народа и его самоотверженность на фронте и в тылу, превосходящие материальные возможности страны. Сотни тысяч граждан вступили в народное ополчение, участвовали в развернувшейся партизанской и подпольной борьбе, организованной в оккупированных врагом районах. Только в Подмосковье в 1941 г. действовали 41 партизанский отряд и 377 диверсионных групп. В ноябрьские дни под Москвой была схвачена немцами и казнена 18-летняя Зоя Космодемьянская, отважная партизанка, первая женщина — Герой Советского Союза в Великой Отечественной войне.

С каждым месяцем сопротивление советских войск усиливалось, совершенствовалось искусство организации оборонительных действий. Это лишало врага возможности вести наступление в запланированных им темпах. Если первые три недели войны фашистские войска продвигались в среднем по 20-30 км в сутки, то с середины июля по 7 августа этот темп снизился до 3,5-8,5 км в сутки. Немецкая разведка отмечала стойкость советских солдат и их готовность при гибели командира быстро и без колебаний брать на себя командование.

В ходе стратегической обороны Красная армия нанесла врагу огромный урон. Только сухопутные войска вермахта с июня по ноябрь 1941 г. потеряли на советско-германском фронте убитыми, ранеными и пропавшими без вести свыше 750 тыс. человек. Потери немецкой авиации с 22 июня по 10 ноября составили около 5180 самолетов.

Битва под Москвой

Тяжелые поражения и отступление советских войск в летне-осеннюю кампанию 1941 г. постепенно сменились нарастающим сопротивлением, которое воспрепятствовало достижению важнейшей на этом этапе стратегической цели плана «Барбаросса» — уничтожить основные силы Красной армии до линии Западная Двина — Днепр и захватить Ленинград.

На главном, московском направлении неожиданностью для командования вермахта стал тот факт, что немецкие соединения подвергались все более сильным контрударам советских войск. В глубине обороны Красной армии возникали новые и новые укрепления. В письмах немецких солдат и офицеров с Восточного фронта сообщалось: «Красноармейцы, большинство из них, ведут борьбу до последнего патрона и часто выбирают смерть, нежели германский плен». Моральное состояние советских войск оставалось высоким.

6 сентября Гитлер подписал директиву № 35 о большом осеннем наступлении на Восточном фронте. Группе армий «Центр» (командующий генерал-фельдмаршал Ф. Бок, с 18 декабря генерал-фельдмаршал Ф. Клюге) ставилась задача «не позднее конца сентября перейти в наступление, имея на флангах сильные танковые соединения, двойным охватом уничтожить войска противника в направлении г. Вязьма и преследовать их в направлении Москвы». 16 сентября Ф. Бок подписал директиву о непосредственной подготовке операции по захвату Москвы под кодовым названием «Тайфун».

Группа армий «Центр» была максимально усилена и насчитывала на 1 октября 1941 г. 1,8 млн человек, 1700 танков, свыше 14 тыс. орудий и минометов, 1390 самолетов. Никогда ранее на одном направлении не сосредотачивалась столь мощная группировка войск, в том числе 75% всех танков и около половины самолетов, находившихся на Восточном фронте. Это были волевые, грамотные в военном отношении, хорошо вооруженные войска, имевшие опыт боевых действий, воспитанные в расистском духе, убежденные в своем превосходстве над противником и руководимые профессионально подготовленным командным составом. Год назад они завершили победоносную кампанию на западе Европы. Противостоявшие им войска советских фронтов значительно уступали в силах и имели 1259 тыс. человек, 990 танков, 7600 орудий и минометов, 677 самолетов.

Начальник генерального штаба сухопутных войск Германии генерал Ф. Гальдер записал в своем дневнике: «Непоколебимое решение фюрера сравнять Москву и Ленинград с землей... Это будет народное бедствие, которое лишит центров не только большевизм, но и московитов (русских) вообще».

Москва являлась не только главным политическим, но и крупнейшим промышленным центром страны. Накануне войны предприятия Москвы и Московской области производили 22,6% валовой промышленной продукции всей страны, включая танки, самолеты, артиллерийские тягачи, реактивные установки, снаряды и другую военную продукцию. После эвакуации около 500 крупнейших заводов и фабрик, более миллиона квалифицированных рабочих в восточные районы страны в Москве и области практически заново было создано производство вооружения и боеприпасов. Даже фабрики детских игрушек были переключены на производство бутылок с зажигательной смесью (по западной терминологии «коктейль Молотова»).

Для нужд армии на предприятиях Москвы были изготовлены сотни тысяч ватных телогреек, теплого белья, портянок и других теплых вещей. К началу декабря 1941 г. из 670 подчиненных Моссовету предприятий 654 производили то, что было необходимо фронту. В этом большая заслуга партийных, комсомольских, хозяйственных организаций столицы и их руководителей (А. Щербакова, Н. Пронина, П. Тарасова, М. Ненова и др.).

30 сентября группа армий «Центр» перешла в наступление. Под Москвой развернулась гигантская битва — первая решающая битва Второй мировой войны. В ходе оборонительных сражений (30 сентября — 5 декабря 1941 г.) Красная армия отступила на 250-300 км. В районах Брянска и Вязьмы 64 дивизии были окружены, и только часть из них смогла вырваться из окружения. В обороне Красной армии образовалась огромная брешь шириной до 500 км. Немецкие сообщения из района сражений рисовали картину тяжелейшего поражения Красной армии: «Наступил мороз и выпал первый снег. Бесконечные потоки русских пленных шли по автостраде на запад. Полные ужаса были трупные поля у очагов последних боев. Везде стояли массы оседланных лошадей, валялось имущество, пушки, танки». Развал всего советского фронта под Москвой казался Гитлеру и его генералам неизбежным.

Пленные советские бойцы и командиры. Лето 1941 г.

Окруженные под Вязьмой советские войска, командование над которыми принял на себя генерал М. Лукин, дрались мужественно и упорно. Ни Ставка, ни военные советы фронтов не смогли организовать контрудары извне для содействия выходившим из окружения. В то же время окруженные войска, находясь, по существу, в безвыходном положении, три недели вели борьбу с десятками немецких дивизий, способствуя обороне Москвы. Но силы были неравными. Противник вышел на ближайшие подступы к Москве, до которой оставалось (в р-не деревни Крюково) менее 30 км — 17 км до городской черты Москвы и 23 км до Кремля.

Наиболее критическим для Красной армии и обороны Москвы были вторая половина октября и ноябрь, когда немецкое командование бросило все силы, чтобы захватить Москву до наступления зимних холодов. Руководство Западным фронтом и всей обороной на московском направлении вместо генерал-полковника И. Конева, смещенного с этой должности, возглавил в начале октября срочно вызванный из блокадного Ленинграда генерал армии Г. Жуков. Его решительные действия по сбору оставшихся боеспособными частей, наведению порядка в войсках были результативны. Подходившие из глубины СССР свежие дивизии направлялись на особо опасные участки фронта вдоль шоссейных и железных дорог, ведущих к Москве. Особое внимание уделялось минированию местности, по которой могли прорваться немецкие моторизованные колонны.

С правого фланга войска Жукова прикрывал новый, Калининский фронт, который возглавил генерал Конев, чудом избежавший суда военного трибунала после катастрофы под Вязьмой. По существу, Жуков спас своего товарища, заявив, что бывший командующий нужен ему для организации прикрытия калининского направления. Жуков не ошибся в оценке потенциальных возможностей Конева. Последний не только сдержал удары гитлеровцев на своем фронте, но и оттягивал значительные их силы, которые в противном случае были бы брошены непосредственно на Москву.

15 октября 1941 г. Государственный Комитет Обороны принял постановление эвакуировать из Москвы в Куйбышев иностранные миссии, Президиум Верховного Совета и Правительство во главе с В. Молотовым, органы Наркомата обороны и наркомвоенмора, основную группу Генштаба и в случае появления войск противника у ворот Москвы взорвать предприятия, склады и учреждения города. Эвакуировали из города и значительную часть населения. Но высшие политические деятели страны и вооруженных сил оставались в Москве.

Оборонительные сражения под Москвой 30 сентября — 5 декабря 1941 г.

15-16 октября в Москве возникла паника и неразбериха. Некоторые жители столицы растерялись, узнав об эвакуации из города ряда учреждений и дипломатического корпуса, минировании предприятий и, бросая свои рабочие места и квартиры, устремились на восток. Появились мародеры. Но большинство москвичей продолжало трудиться и помогать делу обороны города. После того как Москва с 20 октября была объявлена на осадном положении, десятки тысяч горожан вступили в народное ополчение, сотни тысяч приняли участие в строительстве оборонительных укреплений. Организованно продолжалась эвакуация детей, женщин и стариков, заводов и учреждений в восточные районы страны. Командующим войсками Московского военного округа и Московской зоны обороны был назначен генерал-лейтенант войск НКВД П. Артемьев. Большое значение для укрепления морального духа войск и населения имел традиционный парад 7 ноября и уверенное в победе над врагом выступление Сталина.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Государственного комитета обороны

Сим объявляется, что оборона столицы на рубежах, отстоящих на 100-120 километров западнее Москвы, поручена командующему Западным фронтом генералу армии т. Жукову, а на начальника гарнизона г. Москвы генерал-лейтенанта т. Артемьева возложена оборона Москвы на ее подступах.

В целях тылового обеспечения обороны Москвы и укрепления тыла войск, защищающих Москву, а также в целях пресечения подрывной деятельности шпионов, диверсантов и других агентов немецкого фашизма Государственный комитет обороны постановил:

1. Ввести с 20 октября 1941 г. в городе Москве и прилегающих к городу районах осадное положение.

2. Воспретить всякое уличное движение как отдельных лиц, так и транспортов с 12 часов ночи до 5 часов утра, за исключением транспортов и лиц, имеющих специальные пропуска от коменданта г. Москвы, причем в случае объявления воздушной тревоги передвижение населения и транспортов должно происходить согласно правил, утвержденных московской противовоздушной обороной и опубликованных в печати.

3. Охрану строжайшего порядка в городе и пригородных районах возложить на коменданта города Москвы генерал-майора т. СИНИЛОВА, для чего в распоряжение коменданта предоставить войска внутренней охраны НКВД, милицию и добровольческие отряды.

4. Нарушителей порядка немедленно привлекать к ответственности с передачей суду Военного Трибунала, а провокаторов, шпионов и прочих агентов врага, призывающих к нарушению порядка, расстреливать на месте. Государственный Комитет Обороны призывает всех трудящихся столицы соблюдать порядок и спокойствие, оказывать Красной армии, обороняющей Москву, всяческое содействие.

Председатель Государственного комитета обороны И. СТАЛИН

Москва, Кремль. 19 октября 1941 г.

16 ноября 1941 г. началось новое немецкое наступление на Москву. На Волоколамском направлении наиболее ожесточенным атакам подверглись позиции 316-й стрелковой дивизии, которой командовал генерал И. Панфилов. Особенно жаркий бой разгорелся у разъезда Дубосеково, где бойцы 2-го батальона 1075-го полка в неравном бою, отбив несколько атак с помощью гранат и бутылок с зажигательной смесью, подбили 24 немецких танка. Этот бой вошел в историю как подвиг 28 героев-панфиловцев во главе с политруком В. Клочковым. Ему же, как сообщалось, принадлежали ставшие известными в годы войны слова, обращенные к красноармейцам: «Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва».

Немецкое командование, умело маневрируя силами, сосредотачивая их на участках прорыва (до 10-кратного превосходства в танках), вывело свои войска на ближайшие подступы к столице. Они захватили Истру, Солнечногорск, Клин, Калинин, но удачные действия советских войск в районе Тулы, контрудары под Яхромой, Красной Поляной, Крюково, Звенигородом, Кубинкой, Наро-Фоминском, Каширой воспрепятствовали дальнейшему продвижению противника. Эвакуация раненых и больных осуществлялась по принципу «во что бы то ни стало». Основная их часть направлялась в лечебные учреждения Москвы и ее пригородов. Сотни предприятий, десятки тысяч женщин, студенты и школьники оказывали помощь госпиталям. Многие москвичи круглосуточно дежурили возле тяжелораненых.

В конце ноября немецкая разведка сообщила командующему группы армий «Центр» Ф. Боку, что противник сосредоточивает крупные соединения и может перейти в наступление. Но Бок как и Гитлер не верил, что «десятки раз разбитая» Красная армия на это способна. Он считал, что, в крайнем случае, исход сражения будет решен последними батальонами, брошенными в прорыв.

Советское командование внимательно следило за обстановкой. В конце ноября в тыловых районах Западного и Брянского фронтов были сосредоточены свежие дивизии, прибывшие с Дальнего Востока, из Сибири и с Урала. Часть этих сил вступала в бой прямо с колес, теснила выдвинутые вперед немецкие части. Жуков и его штаб видели, что противник выдохся и отходит при первом сильном нажиме со стороны Красной армии. Теперь главное было не упустить момента для перехода в контрнаступление.

План советского руководства по разгрому врага разрабатывался в конце ноября — начале декабря 1941 г. 29 ноября командующий Западным фронтом, доложив обстановку Верховному Главнокомандующему, попросил его отдать приказ о начале контрнаступления. Свое предложение Жуков обосновал так: «Противник истощен. Но если мы сейчас не ликвидируем опасные вражеские вклинения, немцы смогут подкрепить свои войска в районе Москвы крупными резервами... и тогда положение может серьезно осложниться».

5-6 декабря Красная армия перешла под Москвой в историческое контрнаступление (5 декабря 1941 г. — 7 января 1942 г.), которому способствовали успешные наступательные действия под Ростовом и Тихвином. Контрнаступление под Москвой проводилось силами Западного (командующий генерал армии Г. Жуков), Калининского (командующий генерал-полковник И. Конев), частично Юго-Западного и Брянского фронтов, а также Московской зоны обороны. По своей численности, количеству танков и орудий Красная армия все еще уступала противнику, но превысила его в авиации (в 1,6 раза). Армии и дивизии, прибывавшие из восточных районов страны имели преимущество над обескровленным в боях противником, неподготовленном к ведению войны в зимних условиях. Группе армий «Центр» было нанесено сокрушительное поражение. В среде немецкого командования возникла растерянность.

В Москве приняли решение о переходе Красной армии в общее наступление, которое завершилось 20 апреля. На западном направлении ставилась задача окружения и разгрома группы армий «Центр». Но для ее осуществления сил не хватило.

На юге наиболее удачной была Керченско-Феодосийская десантная операция (25.11.1941 г. — 2.01.1942 г.), в результате которой советские войска освободили Керченский полуостров, г. Керчь и Феодосию. В то же время трагедией завершилось советское контрнаступление в районе Вязьмы, где была окружена и почти полностью погибла 33-я армия Западного фронта во главе с ее командующим генералом М. Ефремовым. Большие потери на этом направлении понес 4-й воздушно-десантный корпус, кавалерийские и другие соединения.

В целом, людские потери Красной армии за период Московской битвы превысили 1,8 млн человек. Немецкие потери составили 500 тыс. человек, 62 тыс. солдат осудили за дезертирство, неповиновение и отступление без приказа, 35 высших чинов вермахта, в том числе генерал-фельдмаршалы В. Браухич, Ф. Бок, генералы Г. Гепнер, Г. Гудериан и др., были отстранены от должностей.

В результате битвы за Москву противник был отброшен от столицы на 100-350 км. Полностью были освобождены Московская, Калининская, Тульская и Рязанская области, часть Смоленской и Орловской областей. Немецкие планы «молниеносной войны» оказались сорваны.

Контрнаступление под Москвой и общее наступление Красной армии. Декабрь 1941 г. — апрель 1942 г.

Победа под Москвой укрепила военно-политическое и международное положение Советского Союза, антигитлеровскую коалицию, удержала Японию и Турцию от вступления в войну против СССР на стороне Германии, явилась надеждой на освобождение для народов стран, оккупированных немецкими войсками.

За образцовое выполнение боевых заданий и проявленные в битве под Москвой, доблесть и мужество, около 40 частей и соединений Красной армии получили звание гвардейских. Позднее, более 1 млн защитников города награждены учрежденной в 1944 г. медалью «За оборону Москвы», 110 человек удостоены звания Героя Советского Союза. К 20-летию победы в Великой Отечественной войне в мае 1965 г. Москве было присвоено почетное звание «Город-герой».

Георгий Константинович Жуков (1896-1974) Маршал Советского Союза, выдающийся полководец и государственный деятель, первый заместитель Наркома обороны и Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами СССР в годы Великой Отечественной войны. Родился в деревне Стрелково, ныне Жуковка, Калужской области в крестьянской семье. Окончил церковно-приходскую школу, работал в скорняжной мастерской. Военное образование — курсы усовершенствования комсостава кавалерии (1925) и высшего начсостава (1930). Участник первой мировой войны, младший унтер-офицер, награжден двумя Георгиевскими крестами. Гражданскую войну закончил командиром эскадрона на Южном фронте. В межвоенные годы командовал различными частями и соединениями. В 1938 г. — заместитель командующего Белорусским Особым военным округом. В 1939 г. отличился в боях с японцами на р. Халхин-Гол, где командовал 1-й армейской группой советских войск. С июня 1940 г. — командующий Киевским Особым военным округом — самым мощным в РККА. В январе-июле 1941 г. — начальник Генерального штаба, заместитель Наркома обороны. Многие документы о деятельности Генерального штаба в этот период еще недоступны.

Полководческий талант Жукова особенно раскрылся в годы Великой Отечественной войны. Он был бессменным членом Ставки Верховного Главнокомандования, неоднократно выезжал в войска как представитель Ставки, командовал различными фронтами, стоял у истоков многих крупнейших стратегических операций. С именем Жукова, его руководством, связаны первая победа под Ельней, оборона Ленинграда, битвы под Москвой, Сталинградом, Курском, Белорусская, Ясско-Кишеневская и, наконец, Берлинская операция, победоносно завершившая войну. Были у Жукова просчеты, ошибки и неудачи. Нередко его обвиняют в жестокости, неоправданных потерях войск. Однако такого рода обвинения предъявляются без учета критической обстановки, в которой иное решение грозило катастрофой. Что касается потерь войск под его командованием, то они, как правило, не превышали сопоставимых потерь на других фронтах. «Жуковым нельзя не восхищаться, — пишет А. Аксел, американский автор одной из новых книг о советском полководце, — недаром же западные военные историки ставят его в один ряд с Александром Великим и Наполеоном, считая, что Жуков изменил ход истории. Беда в том, что мало кто в сегодняшнем поколении читает его труды».

Именно Жукову было поручено принимать безоговорочную капитуляцию германских вооруженных сил в ночь с 8 на 9 мая в Карлсхорсте, пригороде Берлина. 24 июня 1945 г. он принимал на Красной площади исторический Парад Победы.

В 1945-1946 гг. Жуков — главнокомандующий Группой советских оккупационных войск в Германии, заместитель министра Вооруженных Сил СССР. Но затем отношения с политическим руководством страны осложнились. Сталин обвинил Жукова «в чрезмерных личных амбициях». Маршала понизили в должности и направили командовать Одесским военным округом. В том же году возникло «трофейное дело» по обвинению Жукова в вывозе из Германии различных ценностей для личных целей. В 1948 г. его направляют командовать Уральским военным округом, но в 1952 г. он был избран кандидатом в члены ЦК КПСС.

После смерти Сталина Жукова вернули в Москву. Он участвовал в операции по аресту Л. Берия (1953), руководил первыми учениями с реальным взрывом атомной бомбы (1954). В 1955-1957 гг. Жуков — Министр обороны СССР, но Н. Хрущев неожиданно отправил его в отставку, обвинив в «бонапартизме». Находясь на пенсии, маршал подготовил свои всемирно известные мемуары «Воспоминания и размышления». Г. Жуков — четырежды Герой Советского Союза, награжден шестью орденами Ленина, двумя орденами «Победа», многими другими отечественными и иностранными наградами. Похоронен у Кремлевской стены. На родине маршала и в центре Москвы установлены наиболее известные памятники выдающемуся полководцу.

Провал плана «Барбаросса» в результате разгрома немецких войск под Москвой развеял нацистскую пропаганду о непобедимости германских вооруженных сил и, по мнению многих историков, положил начало коренному перелому в войне.

Однако, как показали последующие события, стратегическая инициатива у вермахта была вырвана лишь временно. Чтобы развить и закрепить успех, достаточно сил средств не было. Весной 1942 г. на советско-германском фронте наступило краткое относительно затишье. Обе стороны использовали его для восстановления боеспособности войск, приступили к разработке планов военных действий на летнюю кампанию.

Военное и политическое руководство Германии преследовало цель взять реванш за проигранное сражение, вновь овладеть стратегической инициативой и победоносно завершить войну против СССР в 1942 г. Общее количество соединений в составе групп армий «Север», «Центр», «Юг» было доведено до 217 дивизий и бригад. Всего к 1 мая 1942 г. в группировке, развернутой немецким командованием на советско-германском фронте, имелось 6200 тыс. человек, 56 900 орудий и минометов, более 3200 танков и штурмовых орудий, 3400 боевых самолетов, около 300 надводных кораблей, 44 подводных лодки.

Ввиду того, что вермахт после поражения зимой 1941/1942 г. уже не мог как в начале войны одновременно вести наступление по всему фронту, ставилась задача, сохраняя положение на центральном участке фронта, на севере взять Ленинград и соединиться с финскими войсками, а на южном фланге, захватив Донбасс и плодородные районы Кубани, осуществить прорыв в нефтяные районы Кавказа. Немецкое командование стремилось тем самым подорвать экономику СССР и укрепить экономический потенциал Германии.

Советский Союз, несмотря на то, что им была утрачена значительная часть наиболее развитой и густо населенной территории, смог к лету 1942 г. во многом заново наладить военное производство и повысить мощь своих вооруженных сил. К маю 1942 г. в советской действующей армии насчитывалось 5100 тыс. человек, почти 3900 танков, около 45 тыс. орудий и минометов, почти 2200 боевых самолетов и 140 кораблей. Однако Красная армия не имела технического превосходства над противником и уступала ему в подвижности. Командный состав и штабы только приобретали опыт ведения войны таких масштабов и напряжения.

Противник все еще находился в 150 км от Москвы, блокировал Ленинград. Несмотря на возникновение мощной антигитлеровской коалиции, советские вооруженные силы в основном одни вели борьбу против вооруженных сил Германии и ее союзников на европейском континенте. Второй фронт в Европе отсутствовал. Япония с декабря 1941 г. вела войну на Тихом океане, но ее Квантунская армия (до 1 млн человек) по-прежнему стояла у дальневосточных границ СССР в готовности к нападению на нашу страну с востока. На юге вероятной оставалась военная угроза со стороны Турции.

Вооруженные силы СССР еще не были готовы разгромить врага. Но советское политическое и военное руководство, окрыленное первыми успехами, считало, что «ржавая машина Гитлера» уже не сможет сдержать напора Красной армии. После длительного обсуждения было принято решение о переходе к стратегической обороне и проведении серии частных наступательных операций. На юге ставилась задача разгрома харьковской группировки противника. Сталин и его окружение к тому же считали, что главные события могут развернуться на московском направлении. Это предположение основывалось на том, что в центре фронта противник держал крупную группировку своих войск — более 70 дивизий.

Военные действия возобновились в первой декаде мая. Они развивались не в пользу Красной армии. Вермахт вновь завладел стратегической инициативой. Особенно тяжелые последствия имел провал Харьковской наступательной операции (12-29 мая 1942 г.). В ходе ее войска Юго-Западного и Южного фронтов потеряли 277 190 человек, из них 170 958 безвозвратно. Это способствовало возникновению благоприятных условий для перехода в наступление немецкой группы армий «Юг» на южном крыле советско-германского фронта.