Глава 10. СССР В УСЛОВИЯХ МОДЕРНИЗАЦИИ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА

§ 1. Международная обстановка и внешняя политика СССР

Образование очагов агрессии на границах

На рубеже 20—30-х годов XX в. мировая система вступила в полосу одного из самых глубоких экономических кризисов. Промышленность многих стран, недавно обескровленная Первой мировой войной, вновь оказалась под угрозой разрушения. Результатом кризиса стало установление во многих государствах тоталитарных режимов, обострение противоречий между ведущими государствами мира. Ситуация в мире серьезно влияла на внутреннее положение в СССР, сдерживала его развитие, отвлекала значительные ресурсы на обеспечение собственной безопасности. В силу этого на международной арене Советский Союз все свои усилия сосредоточил на установлении дружеских отношений с другими странами и обеспечении международной стабильности.

В качестве основного партнера в конце 1920-х годов в СССР по-прежнему рассматривали Германию и стремились к продолжению курса Рапалло. Главным сторонником германской ориентации являлся нарком иностранных дел Г. Чичерин. В 1931 г. СССР и Германия продлили договор 1926 г. о ненападении и нейтралитете; продолжалось военно-техническое сотрудничество Красной армии и Рейхсвера. Однако еще во второй половине 1920-х годов в Германии усилились тенденции на сближение со странами Запада. Серьезные изменения произошли и в руководстве советской дипломатией. С 1928 г. Чичерин по болезни фактически отходит от дел, а в 1930 г. на посту руководителя советского внешнеполитического ведомства его сменяет М. Литвинов, придерживавшийся англо-французской ориентации.

Результатом советско-французского сближения становится подписанный в 1932 г. договор о ненападении между двумя странами. Заключая договор с СССР, Франция стремилась не допустить новой полосы советско-германского сближения и тем самым обезопасить себя от угрозы со стороны реваншистских кругов, набиравших силу в германском обществе. В том же году аналогичные пакты о нейтралитете были подписаны Советским Союзом с Финляндией, Латвией, Эстонией и Польшей.

Важнейшим внешнеполитическим успехом советской дипломатии на этом этапе становится нормализация советско-американских отношений. В 1932 г. на президентских выборах в США победил Ф. Рузвельт. Его взгляды характеризовали прагматизм и взвешенность. В отличие от своих предшественников, видевших в СССР основную угрозу свободному миру, Рузвельт отказался от продолжения курса конфронтации с Советским Союзом и выступил за нормализацию двусторонних отношений. Осенью 1933 г. состоялся визит в Америку советской делегации во главе с Литвиновым. Результатом плодотворных переговоров по широкому спектру двусторонних отношений стал состоявшийся 16 ноября 1933 г. обмен нотами об установлении между СССР и США дипломатических отношений. Правительства двух стран не только признавали друг друга, но и отказывались от поддержки военных и других организаций, чья деятельность могла быть направлена на насильственное изменение политического или социального строя в одной из договаривающихся стран.

Несмотря на успехи, достигнутые советскими дипломатами по обеспечению мирного развития страны, начало 1930-х годов было ознаменовано резким ухудшением международной обстановки и ростом угрозы новой мировой войны. Первый очаг напряженности и военной угрозы возник на дальневосточных рубежах СССР. В 1931 г. японские милитаристы осуществили вторжение в Китай. Это был первый случай крупномасштабной агрессии со времен окончания Первой мировой войны. В 1932 г. на территории Манчжурии японцами было создано марионеточное государство Маньчжоу-Го. Возглавивший его император Пу И являлся послушной марионеткой агрессоров. Лига наций на призывы Китая о помощи отреагировала только ни к чему не обязывающими призывами не расширять военного конфликта, что в тех условиях фактически означало молчаливое признание расчленения Китая.

В отличие от западных государств, СССР встретил интервенцию Японии против Китая с растущей озабоченностью. В 1931 г. советская сторона поддержала китайских коммунистов во главе с Мао Цзэдуном, объявивших о создании на территориях нескольких южных и центральных провинций Китайской Советской Республики и приступивших к организации китайской Красной армии. Позже, когда стала видна готовность официальных властей Китая оказать сопротивление японской агрессии, СССР пошел на нормализацию своих взаимоотношений с Гоминданом и в 1932 г. предложил китайскому диктатору Чан Кайши восстановить дипломатические отношения, разорванные в 1929 г. после провокации гоминдановцев на КВЖД. Чан Кайши согласился на предложение Москвы, поскольку только СССР готов был оказать Китаю действенную помощь в борьбе с японской агрессией, в то время как прочие великие державы ограничивались ничего не значившими дипломатическими декларациями. Кроме контактов с китайской стороной, в том же 1932 г., учитывая укрепление японских позиций в непосредственной близости от своих границ, Советский Союз предложил Японии заключить пакт о ненападении, но японская сторона отклонила советское предложение.

Видя разрастание очага напряженности и стремясь восстановить хрупкое равновесие на Дальнем Востоке, СССР предложил подписать Тихоокеанский пакт коллективной безопасности, но США и другие страны Запада отвергли эту идею. В целях защиты своих границ СССР продолжал развивать двусторонние отношения с Китаем. Китайская сторона стремилась связать СССР обязательством оказать прямую военную помощь в случае новой японской агрессии, что не устраивало советскую сторону. 7 июля 1937 г. Япония вновь начала военные действия с Китаем, это сделало китайскую сторону более сговорчивой, и 21 августа 1937 г. был подписан советско-китайский договор о ненападении. Результатом этого стала возросшая советская военно-экономическая помощь Китаю. В течение двух лет в Китай было направлено более 3,5 тыс. военных советников, СССР предоставил Китаю несколько кредитов общим объемом в 250 млн американских долл., китайская армия получила 1235 самолетов, 1600 артиллерийских орудий, более 14 тыс. пулеметов, значительное количество боеприпасов, горючего, техники.

Еще один очаг военной опасности стал складываться в Европе, на западных границах СССР. В 1933 г. в Германии установился диктаторский режим Гитлера. Свою главную миссию фашистский фюрер видел в захвате жизненного пространства на Востоке и уничтожении коммунизма. Вместе с тем, его первые шаги на посту канцлера Германии могли создать иллюзии, что новое немецкое руководство не возражает против сохранения партнерских отношений со своими соседями. В марте 1933 г. Гитлер заявил о готовности продолжить линию Рапалло в отношениях с СССР. В качестве реального шага нацистским правительством был ратифицирован советско-германский пакт, подписанный еще в 1931 г., но не ратифицированный властями Веймарской республики. Одновременно с этим в Германии активизировались военные приготовления, Германия вышла из Лиги Наций, в стране разворачиваются массовые преследования коммунистов и других прогрессивных деятелей.

Начиная с лета 1933 г., советско-германские отношения начинают ухудшаться. В июне 1933 г. последовало адресованное Германии заявление советского руководства о том, что десятилетнее военное сотрудничество двух государств с сентября 1933 г. будет прекращено. За этим последовало ограничение сотрудничества и в других областях, в том числе в экономике. В дальнейшем агрессивность германской стороны по отношению к СССР начинает усиливаться. В январе 1934 г. Германия заключает пакт о ненападении с Польшей, отдельные положения которого могли трактоваться как направленные против СССР. Становилось очевидным, что антикоммунизм Гитлера являлся не только фактором идеологии, но и лежал в основе реальной политики нового германского руководства. Стремясь не допустить военных конфликтов непосредственно у своих границ, СССР предложил германской стороне выступить с совместным заявлением об обоюдной заинтересованности в сохранении независимости государств Прибалтики, но это предложение не нашло понимания, что было с озабоченностью встречено в Москве.

Совпадение экспансионистских планов Германии и Японии, стремившихся к расширению своих территорий за счет СССР, вело к постепенному сближению между двумя странами-агрессорами. 25 ноября 1936 г. между ними в Берлине было заключено соглашение, получившее название Антикоминтерновского пакта. В тексте соглашения, подлежащем публикации, провозглашалась необходимость противостоять распространению в мире коммунистического влияния. Однако к официальному договору между Германией и Японией прилагался секретный дополнительный протокол, в котором цели агрессоров обозначались более конкретно. В нем главным врагом фашистских государств назывался уже не Коминтерн, а Советский Союз, обсуждались согласованные действия на случай войны одной из договаривающихся сторон с СССР. В 1937 г. к Антикоминтерновскому пакту присоединилась Италия, образовалась «ось» Берлин — Рим — Токио, направленная против Советского Союза и на завоевание мирового господства.

«Коллективная безопасность» или «умиротворение»

Осознание нараставшей опасности новой мировой войны побудило руководство СССР выступить с инициативой создания международной системы предотвращения агрессии. Активным сторонником нового курса советской дипломатии на сближение с демократическими государствами Запада стал новый нарком иностранных дел М. Литвинов. В его выступлении 29 декабря 1933 г. на IV сессии ВЦИК СССР были сформулированы основные положения доктрины «коллективной безопасности», с которыми теперь Советский Союз намеривался выступать на международной арене. В докладе Литвинова прозвучала готовность СССР к нормализации отношений с любым государством, заинтересованном в поддержании мира, а также стремление советской стороны к укреплению Лиги Наций и других международных механизмов, способных превратиться в надежный заслон на пути сползания человечества к войне.

Новые инициативы, выдвинутые советской стороной, позволили серьезно укрепить международный престиж СССР. 18 сентября 1934 г. тридцатью девятью голосами против трех Советский Союз был принят в Лигу Наций. Принципиальное значение имело, что при приеме в Лигу Наций СССР настоял на соблюдении своих государственных интересов: все разногласия, прежде всего относительно долгов царского правительства, были решены в пользу нашей страны. В том же 1934 г. Советский Союз был признан Чехословакией и Румынией.

Важнейшей победой советской дипломатии в эти годы явился прорыв в советско-французских отношениях. Еще в 1933 г., во время визита в Париж Литвинова, Франция предложила СССР подписать двустороннее соглашение, что стало ярким свидетельством возросшего престижа СССР на международной арене. Соответствующий договор о взаимопомощи сроком на пять лет между двумя странами был заключен 2 марта 1935 г. Чехословакия, которая так же опасалась роста в Германии милитаристских настроений, заявила о желании заключить с СССР аналогичный договор. Его подписание состоялось 16 мая 1935 г. Особенностью договора стала включенная в него оговорка, по которой обязательства СССР и Чехословакии об оказании помощи друг другу вступали в силу только в том случае, если на стороне страны, подвергшейся агрессии, выступала так же и Франция.

Советско-французский и советско-чехословацкий договоры о взаимопомощи могли бы составить каркас общеевропейской безопасности. В день подписания советско-французского договора правительства двух стран выступили с идеей заключения Восточного пакта, согласно которому стороны, подписавшие его, брали обязательства о ненападении и неоказании помощи агрессору. Советская сторона сообщила представителям Франции, что видит необходимым участие в Восточном пакте СССР, Франции, Польши, Германии, Чехословакии и тех стран Прибалтики, которые выскажут заинтересованность в этом. Но Германия вновь отказалась принять на себя конкретные обязательства по предотвращению военной угрозы в Европе и присоединиться к соглашению, а без ее участия Восточный пакт превращался в фикцию.

Не способствовала укреплению мира и непоследовательная политика стран западной демократии. Как в самой Франции, так и в еще большей степени в Англии, значительным влиянием пользовались силы, заинтересованные в сближении с Германией, нежели с СССР. Милитаристские круги этих стран оказались словно загипнотизированы антикоммунистической риторикой германских фашистов и выражали полную готовность поверить декларациям Гитлера о его стремлении искать «жизненное пространство» для немцев на Востоке. Альтернативу советской доктрины «коллективной безопасности» они видели в политике «умиротворения» агрессора и переориентации его захватнических устремлений в сторону Советского Союза.

Подписав договор о взаимопомощи, Франция фактически отказалась подкрепить его военной конвенцией, в которой были бы определены конкретные условия и размеры предоставляемой помощи. Важным свидетельством готовности определенных кругов на Западе проводить политику «умиротворения» становится подписанный в июне 1935 г. англо-германский морской договор, благодаря которому Гитлер получал возможность увеличить свой флот более, чем в пять раз. Стремлением любой ценой избежать войны с Гитлером следует объяснить ту вялую реакцию стран Запада, которая последовала после введения 16 мая 1935 г. в Германии всеобщей воинской повинности и начала строительства новой немецкой армии. Еще одним ударом по Версальской системе стала позиция, занятая Лигой Наций по отношению к агрессии, которую в 1935 г. совершила против Эфиопии фашистская Италия. СССР с трибуны Лиги Наций призвал международное сообщество оказать действенное воздействие в отношении агрессора, ввести против него режим санкций, но поддержки советское предложение не встретило. Более того, Лига Наций запретила поставки вооружений обеим воюющим сторонам, что было на руку Муссолини, поскольку итальянская армия была оснащена гораздо лучше эфиопской.

Беспомощность западных государств по отношению к странам-агрессорам подтолкнула Гитлера на новые экспансионистские шаги. 7 марта 1936 г. германские войска вошли в Рейнскую зону, которая, в соответствии с условиями Версальского и Локарнского договоров, считалась демилитаризованной. Гитлер осуществил эту акцию, преодолевая сильнейшее противодействие собственных генералов, понимавших, что в случае ответных действий Франции, немецкая армия окажется в трудной ситуации. Но Гитлер точнее оценил политические настроения во французском руководстве и понял, что никаких ответных действий его демарш не вызовет. 13 марта 1938 г. Гитлер объявил об аншлюсе Австрии — ее вхождении в состав «тысячелетнего» рейха. Этот вероломный акт получил фактическое признание правящих кругов Англии и Франции. Политики, оказавшиеся во главе стран западной демократии, предпочли прочному миру сепаратный сговор со странами агрессорами, надеясь их руками уничтожить своего главного геополитического противника: Россию — СССР.

Коминтерн и гражданская война в Испании

Одним из важнейших инструментов СССР на внешнеполитической арене в 1930-е годы продолжал оставаться Коммунистический Интернационал. В это время политика Коминтерна не оставалась неизменной и приспосабливалась к общим потребностям советской дипломатии. После разгрома правой оппозиции в ВКП(б) и вплоть до установления в Германии фашистского режима Коминтерн переживал очередной период своего развития, для которого были характерны процессы радикализации рабочего движения и начало «сталинизации» зарубежных компартий. В условиях начавшегося в 1929 г. экономического кризиса у советского руководства возродилась вера в возможность революционного взрыва на Западе. Однако западный рабочий класс оказался расколот и не готов к совместным действиям. Социал-демократы стран Европы не видели принципиальной разницы между фашистской диктатурой и большевистским режимом, полагая, что большевизм даже опаснее фашизма, поскольку апеллирует к рабочему классу, тогда как социальной базой фашизма является мелкая буржуазия. Но непримиримость была характерна и для позиции коммунистов, которые третировали социал-демократов как «социал-фашистов» и заявляли о готовности сокрушить власть буржуазии не только в форме фашистской диктатуры, но и парламентской демократии.

Несогласованность и взаимное недоверие между коммунистами и социал-демократами упростили Гитлеру задачу захвата власти в Германии. Фашистские партии усилились во Франции, Польше, Финляндии, прибалтийских и некоторых других странах. Осознание грозной опасности позволило Коминтерну понять пагубность своей прежней позиции. Очередной период в развитии Коминтерна с 1934 по 1939 г. исследователи на Западе и у нас связывают с осуществлением Москвой тактики создания широких Народных фронтов в тех странах, где возникала угроза установления фашистских режимов. Официально новая линия была закреплена на проходившем в августе 1935 г. VII Конгрессе Коминтерна. Выступавший на нем видный болгарский коммунист Г. Димитров характеризовал фашизм как «открытую террористическую диктатуру самых реакционных, самых шовинистических, самых империалистических сил финансового капитала». В борьбе с фашизмом было решено сплотить силы всего рабочего класса, крестьянства, городской мелкой буржуазии, прогрессивной интеллигенции. Не исключался компромисс с антифашистскими кругами крупной и средней буржуазии.

Новая политика Коминтерна дала свои плоды. Народные фронты, объединившие коммунистические, социалистические и лево либеральные партии, возникли в Испании и во Франции. Однако закрепить достигнутый миролюбивыми силами успех не удалось. Так, во Франции, под давлением реакционных кругов, 21 июня 1937 г. вынужден был уйти в отставку возглавлявший правительство Народного фронта социалист Блюм, возникло новое праворадикальное правительство, отдельные члены которого были тесно связаны с гитлеровцами. Еще драматичней события развивались в Испании. Демократические преобразования в этой стране были прерваны в июле 1936 г. военным переворотом во главе с генералом Франко.

Международная общественность поспешила заявить о своем невмешательстве в испанские дела. Франция, Англия и США отказались предоставить Испанской республике военную и экономическую помощь. Из опасений быть снова обвиненным в экспорте революции первоначально занял выжидательную позицию и Советский Союз. Совершенно иначе повели себя фашистские государства. Италия и Германия начали осуществлять регулярные поставки франкистам оружия и военной техники. На стороне Франко воевало около 50 тыс. итальянцев и 10 тыс. немцев. Ситуация требовала скорейшего вмешательства Советского Союза и других прогрессивных сил, в противном случае Испанская республика была обречена.

Начиная с октября 1936 г. СССР открыто встал на сторону законного правительства страны. В документах Наркомата обороны действия по оказанию помощи республиканцам обозначались как «Операция “X”». В ходе ее реализации в 1936—1938 гг. в Испанию были направлены 648 самолетов, 347 танков, 120 бронеавтомобилей, 1 186 орудий, 20,5 тыс. пулеметов, 500 тыс. винтовок, боеприпасы. На помощь Испанскому правительству прибыли около 2 тыс. советских советников. Широкую кампанию помощи Испании развернул Коминтерн. Им были организованы интернациональные бригады, в которых сражались до 50 тыс. добровольцев из 54 стран. Однако позиция западных государств, в конце концов, оказалась на руку мятежникам, и республика в Испании была уничтожена. 28 марта 1939 г. войска фашистов, среди которых были и итальянские дивизии, захватили Мадрид. Поражение республиканцев в Испании и состоявшийся накануне Мюнхенский сговор продемонстрировали неспособность Версальской системы пресекать действия агрессоров, показали, что над народами СССР и других стран нависла угроза новой мировой войны.


Поделиться: