Глава 6. РУССКАЯ КУЛЬТУРА НАЧАЛА XX в.

§ 1. «Серебряный век»

Противоречия «Серебряного века»

Отечественная культура начала XX в. развивалась в условиях острого социального и духовного кризиса, сопутствовавшего революционным событиям 1905 и 1917 гг. Это переломное время характеризуется активным поиском новых форм и путей научной, образовательной и творческой деятельности. В трудах видных современников (С. Маковского, Н. Бердяева и др.) этот период был назван русским «Серебряным веком».

Реформы второй половины XIX в., а также рост промышленности и аграрная реформа начала века дали толчок научным открытиям и исследованиям, и во многом предопределили изменения в сфере образования — страна нуждалась в профессионально подготовленных, квалифицированных специалистах, высококультурных людях. Общий уровень грамотности населения значительно вырос, хотя он и определялся начальной школой. Произошли заметные изменения в высшем образовании: повысилось его качество, появились первые высшие женские курсы. Возросший интерес общества к науке стимулировал ее развитие. Вторая половина XIX в. отмечена серьезными достижениями российских ученых во всех областях научного знания. Расширилось книгоиздание, возросло количество периодических изданий.

В области литературы и искусства на рубеже двух веков столкнулись две тенденции. Одна шла от традиций XIX в., когда художественные произведения воспринимались обществом как форма общественной борьбы. Другая была связана с радикальными изменениями в политической и экономической жизни страны, которые оказали влияние не только на возникновение новых социальных групп и слоев населения, но и на формирование их мировоззрения, уклад жизни, быт и взаимоотношения между людьми. События революции 1905—1907 гг. способствовали вовлечению многих деятелей культуры в общественно-политическую жизнь, более четкому выражению ими своих мировоззренческих позиций и становлению различных творческих объединений. Этот период «Серебряного века» стал временем многих творческих открытий, формирования разнообразных художественных течений (символизм, футуризм, акмеизм, модернизм, авангардизм, неоантичность). Эпоха «Серебряного века» создала почву для творчества десяткам выдающихся поэтов, писателей, философов, деятелей науки и искусства.

Рубеж XIX—XX вв. явился временем идейного и организационного становления интеллигенции — специфически российского явления. Интеллигенция сформировалась как новый и уникальный по составу общественный слой. Он сплотил представителей различных профессий, образованных выходцев из разных сословий и классов. Основой для их объединения стала идея общей борьбы против исторических устоев российской государственности, против традиционного уклада жизни русского народа, за проведение радикальных преобразований по западному образцу. К началу XX в. интеллигенция завоевала ведущие позиции в российском обществе. Однако ее политическое мировоззрение было настолько разнообразно — от либерализма до радикальной революционности, — что еще в большей степени оказывало негативное влияние на состояние всего общества. С одной стороны, общественная мысль развивалась в различных направлениях, а с другой — общество дробилось по многочисленным политическим пристрастиям, что делало его нестабильным.

Умонастроения начала XX в. резко контрастировали с мироощущением, господствовавшим в предшествующие десятилетия. На смену размеренности и стабильности, воплощением которой являлось царствование Александра III, приходит неуверенность, и, по словам Л. Толстого, ожидание «великого переворота». М. Горький пророчил наступление «века духовного обновления». А. Суворин выражал опасение, что наступившее «переходное время», отличительными чертами которого он считал полное бессилие и старой власти, и «общества», может породить лишь «кавардак невероятный». С. Дягилев в 1905 г. говорил о становлении «новой, неведомой культуры, которая нами возникает, но и нас же отметет». Общественным сознанием на рубеже веков овладевали философско-материалистическая теория К. Маркса, антицерковное учение Л. Толстого, суждения Ф. Ницше о «сверхчеловеке».

М. Горький в кругу нижегородских друзей. 1904 г.

Однако в основном российское общество по своему духовному состоянию оставалось достаточно консервативным. Большинство населения страны оставалось верным патриархальному укладу и исповедовало «царистские» настроения. Либеральная интеллигенция, приобретая реальный общественный вес, завоевав почти полное господство в органах печати, присваивала себе роль выразителя интересов всего народа перед лицом «уходящей» царской власти. Часть творческой интеллигенции (А. Блок, С. Дягилев) ясно сознавала отсутствие взаимопонимания между интеллигенцией и народом, предвидя, что подъем народной стихии станет пагубным для оппозиционно настроенного «просвещенного общества», выросшего в недрах старого режима и при его попустительстве. Но при этом А. Блок позитивно оценивал даже заведомо разрушительные стремления широких масс, а М. Горький уповал на то, что интеллигенции удастся возглавить народное недовольство.

Шел процесс стремительной радикализации политических взглядов ряда крупных деятелей науки и культуры, которые прежде имели весьма «умеренную» репутацию. Особое место в этом процессе занимали идеи «обновления» православного вероучения, которые широко обсуждались на Религиозно-философских собраниях, проводившихся с 1901 г.

Одним из идеологов «нового религиозного сознания» (богоискательства), «нового христианства» был Д. Мережковский. В своих взглядах он опирался на учение В. Соловьева о синтезе религий и торжестве всемирной теократии.

Ее утверждение Мережковский связывал с некой, по-своему понимаемой, «национальной революцией», направленной против самодержавия. В самодержавии априорно усматривался оплот темных сил («антихриста»). Мережковский считал русское декадентство ни чем иным, как «революционным славянофильством». При этом провозглашалось тождество понятий «революция» и «религия». Источник и предтечу будущей «религиозной революции» Мережковский находил в «великом русском расколе-сектантстве», которое надлежало соединить «с ныне совершающейся в России революцией социально-политической». За революцией, т.е. крушением старого мира и «апокалипсисом», должно последовать установление царства Божия на Земле. Мережковский и его последователи признавали сектантов «народными революционерами». Однако революционный «апокалипсис» являлся для Мережковского и людей его круга, прежде всего, воплощением «эстетического» идеала. Этот идеал мог быть моментально разрушен в том случае, когда революционная реальность переставала удовлетворять взыскательные запросы теоретиков декадентства. Такое разочарование влекло за собой отречение от революции. Д. Мережковский и его супруга - писательница 3. Мережковская (Гиппиус) восторженно приветствовали свержение монархии в феврале 1917 г. Но полученные вечером 1 марта 1917 г. известия о разжигаемой Советом рабочих депутатов «пугачевщине» словно повергли их, по признанию Гиппиус, в «ужаснейший мрак». Совсем не случайно чета Мережковских после революций 1905 и 1917 гг. оба раза оказывалась в эмиграции.

Интерес к революционному «богостроительству», к религиозно-сектантским мотивам восприятия революции проявляли деятели социал-демократии А. Луначарский и В. Базаров, писатель М. Горький, поэт А. Блок. Свою революционную поэму «Двенадцать» (1918) Блок завершал эстетически выверенной идеальной картиной - всеобщим триумфальным шествием «с кровавым флагом», с которым идет «Исус Христос» (написание имени Иисуса Христа с одним «И» Блок заимствовал у старообрядцев). Современники (П. Флоренский, М. Пришвин, Ф. Степун и др.) отмечали раскольничью и даже хлыстовскую природу созданного Блоком художественного образа. Проповедь «нового христианства», синтеза религий, всемирной теократии и иных «духовных» новшеств наносила удар по многовековым основам православного мировосприятия, русского государственного и социального устройства. Обществу всякий раз внушалась неотвратимость грядущей катастрофы и смуты как залога ожидаемого «возрождения» и «преображения». Примечательно, что философ Г. Федотов и другие мыслители русского зарубежья позднее называли революционеров «иудео-христианской апокалиптической сектой». Стараниями «образованной» среды, по словам Е. Кузьминой-Караваевой, «глубоко, беспощадно и гибельно перекапывалась почва старой традиции».

Народное образование

«Великие реформы» царствования Александра II и последующие социальные преобразования прежде всего отразились на системе образования. Хотя она по-прежнему включала три ступени: начальную (церковно-приходские школы и народные училища), среднюю (классические гимназии, реальные и коммерческие училища) и высшую (институты и университеты), однако уравнение в правах всех сословий, в том числе и в области получения образования, привело к общей демократизации системы народного просвещения в России. Среди студентов увеличилась доля выходцев из крестьян и мещан.

Под покровительством обер-прокурора Св. Синода К. Победоносцева продолжала увеличиваться сеть церковно-приходских школ, созданная еще в 90-е годы XIX в. Победоносцев полагал, что народная школа должна обучать крестьян не только грамматике и арифметике, но и нести в народ «свет христианской морали и нравственности». К 1905 г. количество церковно-приходских школ достигло почти 43,5 тыс., а количество учеников в них — около 1,7 млн. В стране ежегодно открывалось около 2 тыс. новых начальных школ. Начальное обучение было бесплатным. На развитие начального обучения из государственного бюджета ассигновалось 500 млн руб. ежегодно (данные 1913 г.). К 1914 г. в начальных учебных заведениях России обучалось около половины детей. Среди населения старше 8 лет грамотность составляла около 40%. Статистические данные начала XX в. свидетельствуют о росте темпов распространения грамотности среди социальных низов.

К 1918 г. в России насчитывалось 64% грамотных рабочих и около 30% грамотных крестьян.

По проекту правительства П. Столыпина в 1908 г. III Думой был принят Закон «О введении всеобщего начального обучения в Российской империи», подготовлен законопроект об улучшении материального обеспечения народных учителей. Однако политическая борьба, в которую были погружены политические партии и думские фракции, помешала им решить эти вопросы.

Учителей начальных школ готовили учительские семинарии, число которых к 1917 г. составило более 170 (из них 145 мужских). Учительские институты вели подготовку учителей для городских и уездных училищ, а университеты обеспечивали новыми учителями гимназии.

Высшими учебными заведениями, стоявшими во главе классической системы образования и призванными давать учащимся весь комплекс фундаментальных научных знаний, оставались университеты. Значительно возросла численность студентов. В середине 1890-х годов в университетах обучалось 14 тыс. студентов, в 1907 г. — 35,3 тыс.

Потребность развивающейся российской промышленности в квалифицированных кадрах стимулировала развитие высшего технического образования: число студентов инженерных специальностей постоянно росло, были созданы новые политехнические Саратовский университет и Томский институт. Плата за обучение в высших учебных заведениях России составляла от 50 до 150 руб. в год. Многие малоимущие студенты вообще освобождались от платы за обучение.

«Демократизация» общества привела к появлению нового типа высших учебных заведений — частных институтов, куда могли поступать представители всех слоев общества вне зависимости от пола, национальности, вероисповедания и политических взглядов — Университет А. Шанявского, Психоневрологический институт В. Бехтерева. В 1896 г. русским педагогом, анатомом и врачом П. Лесгафтом были основаны Временные курсы по подготовке руководительниц физических упражнений и игр (с 1930 г. — Институт физической культуры им. П. Лесгафта).

В частных институтах преподавали крупные ученые — И. Павлов, В. Семевский, Е. Тарле и др. Развивалось педагогическое образование, открывались новые педагогические учебные заведения. Важное место занимали здесь женские курсы, выпускницы которых преподавали в училищах и гимназиях. В 1900 г. были вновь открыты Московские высшие женские курсы профессора В. Герье, деятельность которых была приостановлена в 1888 г.; в 1903 г. был открыт Женский педагогический институт в Петербурге, в 1908 г. — Высшие женские сельскохозяйственные курсы под руководством Д. Прянишникова. Открылись высшие женские курсы в Саратове, Одессе, Ростове, Харькове и др. городах. Они содержались на средства частных лиц и общественных организаций. Всего в начале XX в. действовало около 30 высших женских учебных заведений. В начале XX в. Россия заняла ведущее место в Европе по количеству женщин, обучающихся в высших учебных заведениях. В 1911 г. в России был принят закон о высшем женском образовании, который уравнивал в профессиональных правах женщин и мужчин, получивших дипломы о высшем образовании. Первый Всероссийский съезд по женскому образованию (1912) потребовал от правительства перейти к совместному обучению в высших учебных заведениях.

Высшие женские курсы в Москве. (Ныне — главное здание Московского педагогического государственного университета)

Росли образовательные запросы рабочих. Многие предприниматели, понимая это, открывали на своих фабриках и заводах рабочие курсы и воскресные школы. Государство выделяло средства на создание просветительских рабочих обществ, народных домов и народных университетов с хорошими библиотеками, где с лекциями выступали ведущие российские профессора.

Самые известные рабочие курсы — Пречистенские были созданы в Москве в 1897 г. на средства владелицы Тверской мануфактуры В. Морозовой. Они состояли из трех отделений, программы которых соответствовали начальной, средней и высшей школе. Среди преподавателей были авторитетные ученые — И. Сеченов, В. Пичета и др. Первые народные университеты были открыты в 1906 г. в Нижнем Новгороде, Твери, Воронеже, Уфе. Народный университет в Москве был открыт в 1908 г. на средства, завещанные либеральным деятелем народного образования А. Шанявским (1837—1905). В университет мог быть зачислен каждый, кому исполнилось 16 лет, независимо от социального положения, вероисповедания, пола. Университет состоял из двух отделений — научно-популярного (в объеме гимназии) и академического, выпускники которого получали диплом о высшем образовании. Одним из учащихся университета им. Шанявского был Сергей Есенин (в 1913—1914).

По инициативе С. Витте была расширена сеть технических училищ по подготовке квалифицированных рабочих для железнодорожного строительства, военной и металлургической промышленности.

Печать и книгоиздание

В начале XX в. по количеству издаваемых книг Россия вышла на третье место в мире после Германии и Японии. До 2/3 всей печатной продукции выпускалось в Петербурге и Москве, которые являлись главными центрами печатного и книжного дела.

Крупнейшими книгоиздателями оставались А. Суворин, который издавал в Петербурге «Дешевую библиотеку», и И. Сытин, издававший «Библиотеку для самообразования» в Москве. Суворин также выпускал одну из крупных газет «Новое время», тираж которой достигал 60—100 тыс. экземпляров. Он также открыл сеть книжных магазинов в Петербурге, Москве и в других городах. В серии «Дешевая библиотека», которая выпускалась им с 1880 г., издавались сочинения русских классиков — писателей XVIII—XIX вв., произведения древнерусской литературы.

Выходец из костромских крестьян Сытин начинал свою деятельность учеником в книжной лавке в Москве, затем основал собственную литографию, где печатались популярные лубочные картинки. В начале XX в. он превратился в крупнейшего монополиста в книгоиздательском деле. Сытин был другом крупных отечественных литераторов — Л. Толстого, А. Чехова, М. Горького и др., которые побудили его начать издание просветительской литературы для народа. Так появилась серия «Библиотека для самообразования», в которой выходили книги по истории, философии, экономике, географии.

Сытин совместно с Министерством просвещения начал первым из издателей подготовку и выпуск учебников для системы народного образования России. Миллионы букварей, учебников и детских книг, выпускавшихся издательством И. Сытина, распространялись по всей России.

Проблемами народного просвещения активно занимались и другие книгоиздатели, которые публиковали произведения русской и зарубежной классики, выпуская книги по доступным ценам. Издательское товарищество «Знание» во главе с М. Горьким выпускало в свет сборники произведений писателей-реалистов И. Бунина, А. Куприна, Л. Толстого, А. Чехова и др.

С 1890 по 1907 г. в Петербурге была издана универсальная русская энциклопедия Брокгауза и Эфрона.

Бурно развивалась периодическая печать, отражавшая пеструю палитру общественно-политических взглядов и позиций. Возникавшие партии и политические группы непременно открывали свою газету или журнал (легально или нелегально), через которые вели пропаганду своих взглядов. После Манифеста 17 октября 1905 г. периодическая печать была освобождена от предварительной цензуры, что привело к увеличению численности и тиражности газет и журналов. К 1914 г. в стране выходило более 1 тыс. различных газет и более 1,2 тыс. журналов, что втягивало в политическую и культурную жизнь страны широкие социальные слои и активно влияло на их политические настроения.

В начале XX в. значительно выросли тиражи и количество научных журналов (более 500 наименований). Распространению и популяризации научных знаний способствовали авторитетные научно-популярные издания: журналы «Вокруг света», «Наука и жизнь», «Научное обозрение» и др., а также публичные лекции видных русских ученых. Однако по мере обострения социального кризиса журналы, газеты, еженедельники, принадлежавшие легальным научным и творческим обществам, а также частным лицам и формально ограничивавшие свою деятельность освещением узкоспециальных вопросов (наука, литература, сельское хозяйство, народное просвещение, благотворительность и т. п.), на деле все более активно включались в политическую борьбу. Почти все они примыкали к либеральному лагерю и поддерживали требования «конституционных» преобразований, попадая в руки лидеров либерального движения. Большой интерес «общества» в первые годы XX в. привлекали к себе издававшиеся за границей нелегальные политические издания: либеральный журнал «Освобождение», социал-демократическая газета «Искра» и др.

Главная роль в распространении книг и журналов в столицах и особенно в провинции принадлежала библиотекам. Библиотеки содержались в основном на общественные и частные средства. Устройству и содержанию библиотек покровительствовали земские учреждения. В 1904 г. из 10 тыс. общественных и народных библиотек 4,5 тыс. — в основном сельские — были открыты земствами. К 1914 г. в России насчитывалось около 76 тыс. библиотек, почти 4/5 из которых состояли при гимназиях, городских училищах и сельских школах. На общественные средства и пожертвования предпринимателей открывались общедоступные народные библиотеки, кабинеты для чтения. В начале XX в. центральным, самым крупным книжным и архивным хранилищем России являлась Императорская публичная библиотека в Петербурге, основанная в 1795 г. (ныне — Российская национальная библиотека). В ее фондах разместилось наиболее полное собрание русских книг и периодических изданий XIX — начала XX в.


Поделиться: