§ 4. Третьеиюньская система

III Государственная Дума

По новому избирательному закону было уменьшено представительство от крестьян и мелких городских налогоплательщиков, которые поддерживали кадетов и трудовиков. Увеличивалось число выборщиков от крупных землевладельцев и богатых налогоплательщиков. Ill и IV Думы резко отличались от предыдущих по партийному составу. Главной силой в III Думе стала фракция «Союза 17 октября» (октябристов), занявшая место центра. При ее объединении с правыми по законопроектам охранительного содержания, направленным на укрепление государственного порядка, складывалось правооктябристское большинство (около 300 человек), а при совместном голосовании с кадетами по реформаторским законопроектам — октябристско-кадетское (свыше 230 человек). Это давало возможность Столыпину лавировать в Думе, добиваясь поддержки как консервативных, так и либеральных мер. В результате «третьеиюньского переворота» страна получила работоспособный парламент, III Дума плодотворно проработала весь пятилетний срок (1907—1912) и одобрила 2432 законопроекта.

Таблица 7

Партийный состав I—IV Государственных Дум в России в 1906—1917 гг.

Фракции

I Дума

II Дума

III Дума

IV Дума

численность депутатов

Правые

22

51

65

Националисты и умеренно-правые

 

90

88

Октябристы

32

136

98

Прогрессисты

12

39

48

Кадеты

161

98

53

59

Трудовики

97

104

13

10

Социал-демократы

17

65

19

14

Социалисты-революционеры

 

37

Национальные группы

70

76

26

21

Беспартийные и мелкие фракции

142

84

15

39

Общее число депутатов

499

518

442

442

Заседания III Думы открылись 1 ноября 1907 г. П. Столыпину удалось сплотить вокруг себя думское большинство. Главной опорой премьера в Думе стала партия октябристов, хотя ее лидеры считали союз с правительством Столыпина тактической мерой и находились в оппозиции царствующей династии. Глава октябристов А. Гучков, занимавший в III Думе до 1910 г. пост председателя комиссии государственной обороны, однажды откровенно признался, что главной целью его занятий военным делом является подготовка к свержению царя: «В 1905 г. революция не удалась потому, что войско было за Государя... В случае наступления новой революции необходимо, чтобы войско было на нашей стороне... чтобы, в случае нужды, войско поддерживало более нас, нежели Царский Дом». Тем не менее Столыпин сумел привлечь октябристов на сторону своего кабинета, допустив их к участию в выработке важных законопроектов и правительственных решений. III Дума приняла с рядом поправок законопроекты о землевладении, землеустройстве, переселении, передаче крестьянам части казенных, кабинетских и удельных земель и ряд других, лежавших в основе столыпинской аграрной реформы, несмотря на возражения крайне правых и кадетов.

Но несколько важных правительственных проектов не получило поддержки: о введении волостного земства, о поселковом управлении, о волостном и местном суде, о распространении земской реформы на Сибирь и другие губернии. При проведении своего внутриполитического курса П. Столыпин говорил об укреплении «низов» как о главной задаче правительства. Прочность экономического положения России он считал залогом ее внешнеполитических успехов и верил в возможность мирного и постепенного преобразования страны: «Дайте государству двадцать лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России!» Николай II разделял социально-политические идеи премьера.

III Дума сотрудничала с правительством в подготовке нового рабочего законодательства, но при этом большинство депутатов стояло на стороне работодателей. Специальная комиссия В. Коковцова разработала законопроекты: о создании больничных касс для рабочих и страховании их от несчастных случаев, о сокращении рабочего дня с 11,5 до 10 часов, о создании конфликтных комиссий из рабочих и предпринимателей. В 1912 г. был одобрен законопроект о государственном страховании рабочих от несчастных случаев и болезней. Страхование распространялось на фабрично-заводских и горнозаводских рабочих, а затем было распространено на железнодорожников. Размер пенсии при несчастном случае и по болезни составлял 2/3 среднего заработка. Оплата за увечье шла за счет предпринимателей, а по болезни — из больничных касс, в которые рабочие вносили 1—2% заработка, а владелец — 2/3 общей суммы. Новый закон не распространялся на строительных работников, батраков, прислугу и др., но был важной государственной мерой в рабочем вопросе.

Наиболее остро обсуждались в Думе законопроекты по национальному вопросу. Правительство решило ограничить автономные права Финляндии, в которой находили убежище разные революционные и сепаратистские организации. Оно добилось принятия в 1910 г. закона о порядке законодательства финляндского сейма. Общегосударственные вопросы (налоги, образование, связь, железные дороги и др.) должны были решаться Государственной Думой и изымались из ведения сейма. Были уравнены в правах русские и финские граждане в Финляндии (устранялась дискриминация русских) и установлена уплата финской казной 20 млн марок взамен отбывания финнами воинской повинности. «Поддерживая новые законы о Финляндии, думские правые и националисты отмечали, что правительство имеет в 26 верстах от столицы враждебное государство со своей армией, полицией и монетой, где укрываются и действуют враги России.

Остро обсуждался в Думе польский вопрос. Польское коло (фракция умеренных польских националистов) отказалось от требований автономии, но добивалось расширения прав местного самоуправления, введения суда присяжных и других либеральных реформ в Царстве Польском». Бурные дебаты начались по вопросу о Холмщине — древнерусской земле на левом берегу Западного Буга, входившей в состав Галицко-Волынской Руси. Вопрос был поднят энергичным и умным епископом Евлогием, который собрал под петицией о создании Холмской губернии и ее выделении из Царства Польского более 50 тыс. подписей местных жителей. Украинское (русское) население вокруг г. Холм исповедовало православие и многие века вело борьбу против полонизации и окатоличивания. Законопроект вызвал резкие споры. Правые требовали полной ликвидации Царства Польского и отмены в нем кодекса Наполеона, католического календаря, сервитутов. Польское коло, наоборот, пыталось воспрепятствовать принятию закона о Холмщине, в полемическом запале называя его «четвертым разделом Польши». Украинские националисты поддержали закон. В 1912 г. проект создания Холмской губернии и ее выделения из состава Царства Польского был одобрен законодательными палатами и стал законом.

Правительственный законопроект о создании земств в Западном крае стал причиной правительственного и парламентского кризиса. Кабинет Столыпина предложил ввести земства в 9 западных губерниях на условиях, отличных от условий в центральных губерниях. Население Западного края на 90% было белорусским и украинским, т.е. по официальной терминологии — русским и православным, а почти все помещики были поляками и католиками. Поэтому предлагалось проводить выборы в земства не по обычным куриям (землевладельцев и крестьян), а по национальным — русским и польским. Правооктябристское большинство Думы одобрило введение земств в 6 западных губерниях, а также создание двух русских избирательных курий (крестьян и землевладельцев) и одной польской (землевладельцев). Однако в марте 1911 г. законопроект встретил сопротивление со стороны большинства Государственного совета, которое составляли правые, отвергавшие проведение различий по этническому принципу. Законопроект был отклонен Государственным советом. П. Столыпин, считая случившееся следствием направленной против него интриги, заявил царю об отставке, которая не была принята. Тогда премьер добился от царя роспуска обеих палат на 3 дня «на каникулы» и принятия закона в порядке 87-й статьи Основных законов в редакции, одобренной Думой. Но после самовластных шагов Столыпина разгорелся крупный политический скандал. Премьеру отказали в поддержке октябристы, а вместе с ними — большинство Думы.

Лидер октябристов А. Гучков, прежде слывший «другом» Столыпина, теперь демонстративно покинул пост председателя Думы. Вскоре он начал в Думе громкую демагогическую кампанию лично против царя, раздувая газетные толки о вмешательстве близкого к царской семье «старца» Распутина в государственные дела. На премьера обрушилась жестокая критика и «слева» и «справа». Столыпин утрачивал личное доверие государя и реальный контроль над деятельностью высшей исполнительной власти. Были широко растиражированы слухи о скором увольнении премьера. Но 1 сентября 1911 г. Столыпин был смертельно ранен в Киеве бывшим эсером, агентом охранки Дмитрием (Мордкой) Богровым и скончался 5 сентября. Обстоятельства убийства Столыпина, подвергшегося покушению в тщательно охраняемом здании театра и в присутствии самого монарха, дали повод для высказываний о том, что террористический акт был санкционирован жандармским ведомством и совершен едва ли не с ведома первых лиц государства.

Гибель П. Столыпина вела к дезорганизации высшего управления империей. Эффективный механизм сотрудничества исполнительной власти с законодательными палатами, часто называемый в историографии режимом «столыпинского бонапартизма», разрушался. Новым председателем Совета министров стал В. Коковцов, ранее занимавший пост министра финансов. Коковцов пытался продолжать столыпинский курс, но без должной последовательности. Правящий кабинет был расколот. «Левые» и «правые» министры выступали друг против друга при обсуждении законопроектов в Государственном совете.

Политическая жизнь накануне войны

В 1912—1914 гг. вновь усиливается стачечное движение. Расстрел полицией бастовавших рабочих Ленских приисков в апреле 1912 г. (было убито 270 и ранено 250 человек) вызвал бурю негодования в стране и в III Думе среди депутатов самой различной политической ориентации. Была создана комиссия по расследованию обстоятельств Ленских событий, в состав которой вошло несколько депутатов Думы, в том числе А. Керенский. Ведущую роль в рабочем движении играли пролетарии Петербурга.

Выборы в IV Думу осенью 1912 г. проходили в обстановке оживления политической жизни. Состав IV Думы мало отличался от предыдущей: правый и левый фланги сохранили свои позиции, а главной силой остались октябристы, хотя они и потеряли часть мест. Но ситуация изменилась. Правительство не получило в новой Думе своего большинства. Партия октябристов перестала быть проправительственной силой и, образовав коалицию с кадетами, прогрессистами и другими либерально-оппозиционными силами, в обход правых провела на пост председателя Думы М. Родзянко. Председатель Думы видел главную задачу в «укреплении конституционного строя». Лидер прогрессистов М. Ковалевский сделал свою фракцию связующим «мостом» между октябристами и кадетами. Думская оппозиция усиливалась и ставила перед собой задачу дискредитации царской четы, самодержавного строя. В ноябре 1913 г. Гучков выступил на конференции октябристов с докладом, в котором громогласно объявил о разрыве его партии с верховной властью. Конференция поддержала Гучкова. Правда, вскоре произошел распад партии октябристов и ее фракции в Думе. Преградой росту антиправительственных настроений в обществе стали успехи экономического развития России в 1910—1914 гг.

В январе 1914 г., в канун Первой мировой войны, царь уволил В. Коковцова с постов председателя Совета министров и министра финансов. В дальнейшем Николай II намеревался взять в свои руки всю правительственную деятельность и приступить к осуществлению новой программы преобразований. Она предполагала, в частности, проведение реформы кредитной системы, чтобы обеспечить большинство народа, занимающегося самостоятельной хозяйственной деятельностью, «правильно поставленным и доступным кредитом». Своим помощником царь избрал престарелого, но опытного и во всем лояльного престолу И. Горемыкина, вновь назначив его премьером. Горемыкин был непопулярен в Думе, но его назначение не вызвало существенного резонанса. В канун войны политическая стабильность России, основанная на ее экономических успехах, была вне сомнения.

К 1914 г. Россия, пережив «революционную смуту» и пройдя через кардинальные преобразования в государственном и социальном строе, вернула себе внутреннюю стабильность. Политические свободы и новые законодательные учреждения стали неотъемлемой частью ее государственного устройства. Последующее развитие страны диктовалось условиями, в которых она оказалась после втягивания в крупный военный конфликт.


Поделиться: