Глава 14

СССР В 1985—1991 гг.

§ 1. НАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП ПРЕОБРАЗОВАНИЙ. 1985—1986

Периодизация перестройки. Время, когда СССР возглавлял М. С. Горбачев (с середины марта 1985 г. до конца декабря 1991 г. он занимал посты генерального секретаря ЦК КПСС и Президента СССР), вошло в историю под названием «перестройка». Внутри этого периода выделяются четыре этапа, качественно отличающиеся друг от друга. В основе их выделения лежат характер представлений о путях реформирования общества и соотношение политических сил, готовых отстаивать свою позицию.

Первый этап — апрель 1985 г. — 1986 г. — прошел под лозунгом «ускорения социально-экономического развития советского общества». Преобразования в СССР осуществлялись на основе прежних, преимущественно административных подходов. Это время называют «авторитарной перестройкой». В рамках второго этапа — 1987 г. — весна 1990 г. — началось изменение системы политических, идеологических, экономических отношений. В качестве главного рычага, посредством которого предполагалось изменить общество, рассматривались демократизация и реформа политической системы. Однако на этом этапе резко ухудшилось социально-экономическое положение и обострились межнациональные отношения. Третий этап перестройки — лето 1990 г. — август 1991 г. — связан с суверенизацией республик и хаотизацией общественной жизни. К середине 1990 г. были наконец созданы программы последовательных рыночных реформ, однако реализовать их было уже невозможно из-за начавшейся борьбы между органами власти СССР, с одной стороны, и союзных республик — с другой. (Последние выступали за «суверенитет», который понимался как большая самостоятельность республик в рамках СССР.) Противостояние союзных и республиканских элит вело к потере управляемости всеми общественными процессами. Весной — летом 1991 г. страна была свидетелем острого кризиса власти, который завершился политическим кризисом 19—21 августа 1991 г. Четвертый этап охватывает коней, августа — конец декабря 1991 г. Это время постепенного угасания союзных органов власти, когда шел последовательный демонтаж (преобразование и ликвидация) государственно-политических структур СССР.

Постановка новых задач. После смерти К. У. Черненко в марте 1985 г. на пленуме ЦК КПСС новым генеральным секретарем был избран М. С. Горбачев. Избрание молодого, энергичного лидера опосредованно отражало стремление общества в целом и непосредственно правящей элиты к давно назревшим переменам. Проработанного плана реформирования у Горбачева и его единомышленников вначале не было, но их объединяло желание разгрести накопившиеся «завалы», преодолеть стагнацию, придать былой динамизм построенной в СССР общественной системе, ускорить социально-экономическое развитие страны. Осуществить это предполагалось путем перегруппировки и концентрации сил и средств на главных направлениях развития.

В политическом плане задачи нового этапа были сформулированы в выступлении Горбачева на апрельском (1985 г.) пленуме ЦК КПСС. Он говорил о необходимости повышения темпов социально-экономического развития. При этом на первый план выдвигались задачи перевода производства на рельсы интенсификации, ускорения научно-технического прогресса. Для реализации масштабных задач предлагалось «решительно поднимать ответственность кадров, организованность, дисциплину». В ускорении научно-технического прогресса центральное место отводилось машиностроению. Темпы его развития предстояло ускорить в полтора-два раза, быстро перейти на производство новых поколений машин и оборудования. Первостепенное внимание предполагалось уделить совершенствованию станкостроения, ускорению развития вычислительной техники, приборостроения, электротехники и электроники как катализаторов научно-технического прогресса. Прозвучало намерение решительно ликвидировать ведомственные барьеры в агропромышленном комплексе.

В числе приоритетных была названа подготовка Комплексной программы развития производства товаров народного потребления и сферы услуг. На пленуме говорилось о необходимости удовлетворить потребности населения в садовых участках, изменить ситуацию в здравоохранении, продвинуть школьную реформу, улучшить материальное положение ряда массовых социальных групп.

Горбачев говорил о необходимости перестройки стиля работы и гласности в работе партийных и государственных учреждений. С большим одобрением воспринимались заявления нового лидера, пришедшего на смену дряхлым старцам, о недопустимости застоя в движении кадров, о назревшей потребности выдвигать молодых, инициативных работников, о роли «человеческого фактора».

Изменения в общественно-политической жизни. Первые позитивные перемены в наибольшей мере проявились в общественно-политической атмосфере. Она во многом определялась личностными качествами нового лидера. «Умное улыбчивое лицо с правильными чертами, необычайно выразительные глаза... ладная, чуть полноватая, но подтянутая фигура; уверенная манера держаться; открытость и доброжелательность в сочетании со строгостью и властным видом. Словом, он весь соткан из обаяния, и этого было достаточно, чтобы с первых появлений на экране и на улице завоевать симпатии», — так воспринимали современники нового генерального секретаря. «Эффект Горбачева» усиливался и благодаря невольным сопоставлениям нового генсека с его предшественниками. Кроме того, несколькими хорошо продуманными акциями Горбачев сразу заявил о своей особой близости к народу. Этому способствовали его поездки в Ленинград, Киев, на московские заводы и в подмосковные колхозы, на Урал, Север, Дальний Восток, в некоторые республики, где он часто «без бумажки» общался с «трудящимися». Благоприятное впечатление произвело пресечение Горбачевым попыток возродить унизительную традицию восхваления вождей.

Постепенно набирала темпы «кадровая революция» Горбачева. Позитивное впечатление производило избавление от престарелой когорты партийных и государственных деятелей, выдвинувшихся при Брежневе. В 1985—1986 гг. своих постов лишились Г. А. Алиев, В. В. Гришин, Д. А. Кунаев, Г. В. Романов, Н. А. Тихонов. В числе первых важные посты в центральном партийном аппарате получили Н. И. Рыжков, Е. К. Лигачев, Э. А. Шеварднадзе, Л. Н. Зайков, Б. Н. Ельцин. Началась стремительная и радикальнейшая замена кадров в основных звеньях управления государством. К началу 1987 г. было заменено 70% членов Политбюро, 60% секретарей областных партийных организаций, 40% членов ЦК КПСС, получивших свои посты при Брежневе. Изменения шли сверху вниз. С 1986 по 1988 г. на уровне горкомов и райкомов было заменено 70% руководителей. Еще более высокими темпами заменялись хозяйственные управленцы. Из 115 членов Совета министров СССР, назначенных до 1985 г., в первый год пребывания Горбачева у власти сменилась одна треть, в 1988 г. их осталось 22, а в 1989 г. — 10 человек. Ротация продолжалась и позднее.

Широкий общественный резонанс получили действия нового первого секретаря Московского горкома Б. Н. Ельцина, который провел настоящую чистку горкома и райкомов столицы от прежних кадров. Ельцин изначально выделялся из горбачевских выдвиженцев своей решительностью. В декабре 1985 г. он выступил с остро критической речью в Ташкенте о ситуации в Узбекистане, ставшим одним из первых полигонов для разоблачений коррупции, расцветшей в брежневскую эру.

На смену, как правило, пожилым, утратившим динамизм руководителям, часто подолгу «сидевшим» на своих местах, приходили люди молодые, энергичные, стремящиеся «развернуться». Это отражало давно назревшую общественную потребность уйти от «геронтократического» правления. Со временем, однако, темпы и масштабы перемен начали вызывать настороженность. Их стали называть «кадровой чисткой», сопоставимой со сталинской «кадровой революцией». При очень быстрой смене кадров нарушается преемственность в работе, дестабилизируется система управления.

Благотворное воздействие на атмосферу первых лет горбачевского правления оказало расширение информированности общества. Этот процесс разворачивался постепенно, шел по нарастающей, ни у кого не вызывая протеста. Люди стали больше узнавать об экономических и социальных проблемах, замалчиваемых ранее страницах прошлого.

Определенные итоги первого «послеапрельского» года были подведены в материалах XXVII съезда КПСС (конец февраля 1986 г.). В принятых им новой редакции Программы КПСС и директивах на двенадцатую пятилетку был отчетливо обозначен курс на ускорение социально-экономического развития советского общества.

Поиск путей совершенствования экономики. В 1985—1986 гг. назревшие в стране хозяйственные проблемы пытались решать преимущественно административными методами, вопрос о создании экономических механизмов реализации поставленных задач звучал в самой общей форме.

Чрезвычайно показательным для первого этапа реформ является антиалкогольная кампания — первое крупное комплексное мероприятие новых лидеров, последовательно осуществлявшееся в 1985—1988 гг. Кампания имела большой политический смысл. Речь шла не только о хронической, но и о постоянно прогрессировавшей социальной болезни. «Пьяные» деньги давно и активно использовались бюджетом, а предпринимавшиеся ранее попытки «борьбы против пьянства и алкоголизма» фактически носили лицемерный характер: государству катастрофически не хватало средств, и отказываться от надежных источников финансовых поступлений оно не решалось. Упор на «пьяные» деньги, паразитирование на теневых чертах человеческой натуры были результатом неспособности добиваться бюджетного успеха более «квалифицированным» путем.

Начатая в мае 1985 г. борьба против пьянства и алкоголизма свидетельствовала о серьезности намерений нового руководства взяться за решение сложнейшей проблемы. В целом она была встречена доброжелательно, хотя многие сомневались в возможности ее успешного завершения. Кампания велась преимущественно административными методами. Некоторые члены нового руководства изначально предупреждали о ее бессмысленности, указывая прежде всего на риск недополучения денег в бюджет. Однако победила позиция сторонников более широкого взгляда на проблему, которые помимо политических приводили также экономические доводы. По их расчетам, сокращение потерь от пьянства на производстве (а они оценивались в 80—100 млн руб. ежегодно) вместе с постепенным свертыванием выпуска спиртного должны были если не свести на нет, то по крайней мере минимизировать неизбежные поначалу бюджетные потери.

Проведенные мероприятия имели определенный положительный эффект: сократился травматизм, снизилась смертность людей, потери рабочего времени, хулиганство, разводы по причинам пьянства и алкоголизма. Но, как писал позже Горбачев, «негативные последствия антиалкогольной кампании намного превзошли ее плюсы». К числу издержек кампании относят: спешное закрытие магазинов, винно-водочных заводов; вырубку виноградников; свертывание производства сухих вин; сокращение выпуска пива; массовое развитие самогоноварения, повлекшее исчезновение сахара. Нехватка сахара потянула за собой резкое сокращение ассортимента кондитерских изделий; с прилавков стали исчезать недорогие одеколоны, употреблявшиеся вместо водки, а использование других ее «заменителей» привело к росту заболеваний, озлобленности значительных масс населения. По данным Горбачева, в результате массированной антиалкогольной кампании бюджет недополучил 37 млрд руб. Современники приводили и большие цифры: 67 (Н. И. Рыжков) и 200 млрд (В. С. Павлов). Уже в 1989 г. доходы от торговли спиртным вновь пошли вверх и достигли 54 млрд руб., на 1 млрд превысив уровень 1984 г. Тревожная информация о «перегибах» по разным каналам доходила до руководства, но «наверху» не считали необходимым корректировать курс. «Уж очень велико было наше стремление побороть эту страшную беду», — писал позже Горбачев. Стремление «быстрее побороть беду» определяло характер многих решений, принятых в сферах экономической и социальной политики в 1985—1986 гг.

Курс на ускоренное внедрение достижений научно-технического прогресса нашел отражение в создании ряда структур. Было создано Бюро Совмина СССР по машиностроению, образован Государственный комитет по вычислительной технике и информатике, принято решение о создании межотраслевых научно-технических комплексов, организовано Главное управление по созданию и использованию космической техники для народного хозяйства и научных исследований. Административный ресурс управления активно использовался и в других сферах. Стремлением ликвидировать бюрократизм и ведомственность было продиктовано создание 22 ноября 1985 г. Госагропрома — структуры, поглотившей пять министерств и один госкомитет, отвечавших за производство сельхозпродукции, ее хранение и переработку. Неповоротливость и неэффективность нового управленческого гиганта постепенно становилась очевидной (он был ликвидирован в 1989 г.). Однако в 1985 г. идея единого управления всей сферой агропромышленного производства была новаторской и выглядела перспективной.

Повысить эффективность использования новой техники были призваны решения о проведении аттестации рабочих мест и о переводе предприятий, обладавших высокопроизводительным современным оборудованием, на трехсменную работу. Улучшения качества производимых изделий предполагалось добиться через использование оправдавшего себя в отраслях оборонной промышленности опыта государственной приемки продукции. Майским решением 1986 г. она вводилась с января 1987 г. С идеей наведения порядка было связано и принятие постановления Совета министров СССР «О мерах по усилению борьбы с нетрудовыми доходами» от 15 мая 1986 г. Стремление более активно использовать не административные, а экономические стимулы наметилось лишь в середине — второй половине 1986 г.

«Революция ожиданий». 1985—1986 гг. связаны с попыткой проведения активной социальной политики — государство широко формулировало задачи в области образования и здравоохранения, социального обеспечения и заработной платы, в сфере жилищного строительства.

Уже 14 мая 1985 г. были приняты постановления о первоочередных мерах по улучшению материального благосостояния малообеспеченных пенсионеров и семей, усилению заботы об одиноких престарелых гражданах, а также распространении льгот участников Великой Отечественной войны на ленинградцев, работавших в городе в период блокады. Через неделю, 22 мая, был принят документ, предусматривавший улучшение пенсионного обеспечения рабочих, служащих, членов колхозов и их семей. В январе 1986 г. были повышены пособия на детей военнослужащих и выплаты вдовам, а также пособия для одиноких матерей. Тогда же вводились надбавки к зарплате работникам ряда регионов. В мае 1986 г. были повышены пенсии пенсионерам, постоянно проживающим в сельской местности, а в сентябре введены дополнительные льготы участникам Великой Отечественной войны и семьям погибших военнослужащих.

Намечалось осуществить ряд мер по повышению заработной платы. В мае 1985 г. было принято постановление по совершенствованию оплаты труда научных работников, конструкторов и технологов промышленности, а в июле — о повышении материальной заинтересованности некоторым категориям работников аграрной сферы. Решением от 12 декабря 1985 г. улучшалось материальное стимулирование мастеров, начальников цехов и участков предприятий. И наконец, постановление от 17 октября 1986 г. предусматривало введение новых тарифных ставок и окладов, а также снятие ограничений на фонд заработной платы в производственных отраслях.

Предполагались радикальные изменения в деле строительства школ, детских садов, больниц и поликлиник. Специальное постановление касалось поощрения садоводства и огородничества. Комплексная программа развития производства товаров народного потребления и услуг на 1986—2000 гг. обещала прорыв на этом направлении. Пожалуй, наиболее грандиозной была программа «Жилье-2000», которая предусматривала решение одной из наиболее болезненных социальных проблем в СССР. Согласно документу каждая семья к 2000 г. должна была иметь квартиру или жить в собственном доме.

Все эти и другие решения по социальной сфере породили «революцию ожиданий», связанную с надеждой на быстрое решение накопившихся проблем. Первоначально казалось, что для этого будет достаточно политической воли нового руководства. «Революция ожиданий» сыграла злую шутку с инициаторами апрельского курса. К 1989—1990 гг. оказалось, что большую часть обещаний выполнить не удалось.

Решение задач по техническому перевооружению экономики и реализации социальных программ требовало больших ассигнований. Между тем ресурсы государства значительно сократились в связи с неблагоприятной международной конъюнктурой. В 1985 г. резко упали цены на нефть, и союзный бюджет лишился многомиллиардных долларовых поступлений, которые в 70-х — начале 80-х гг. во многом компенсировали недостатки прежней советской экономической системы, позволяя закупать за рубежом недостающие стране продукты питания, изделия легкой промышленности и высокотехнологичное оборудование. Взятый в 1985 г. курс на ускоренное развитие машиностроения повлек увеличение технических приобретений за рубежом, сокращая возможности трат на социальные нужды. Позднее, в 90-е гг., инициаторы реформ признали ошибкой начало реформирования экономики со сферы тяжелой индустрии. Концентрация внимания на сельском хозяйстве и легкой промышленности позволила бы сохранять социальную стабильность и устойчивую политическую поддержку намечаемым крупномасштабным переменам.

Чернобыльская катастрофа. Весной 1986 г. произошло событие, оказавшее шоковое воздействие на советское общество. 26 апреля случилась авария на Чернобыльской атомной электростанции, где в ходе проведения эксперимента взорвался четвертый энергоблок. Первоначально не было ясного понимания, что произошедшее — катастрофа не только национального, но и мирового масштаба, однако по мере накопления информации приходило осознание небывалого трагизма случившегося. Радиационному заражению подверглась значительная часть украинской территории, но самый тяжелый удар пришелся на Белоруссию, впоследствии загрязнение было обнаружено в Брянской и Тульской областях.

Для ликвидации последствий аварии была создана специальная правительственная комиссия, которая координировала эту работу в масштабах всей страны. Уже в первые после катастрофы дни была развернута сеть медицинской помощи, охватившая почти миллион человек. Было принято решение о выселении жителей из города энергетиков Припять. Сначала эвакуировали людей из 10-, а затем и из 30-километровой зоны. Это оказалось трудным делом: многие не хотели уезжать, их пришлось перемещать принудительно. В первых числах мая было переселено 135 тыс. человек и установлен контроль над всем районом. В район аварии было переброшены войска химической защиты, со всей страны прибывала техника. В Москве, Ленинграде, Киеве круглосуточно работали научные институты, срочно решая целую серию необычных проблем. В послечернобыльские месяцы проявились лучшие качества советских людей: самоотверженность, человечность, высокая нравственность. Многие просили направить их в район Чернобыля, предлагали бескорыстную помощь.

Ликвидация последствий взрыва только в 1986 г. обошлась в 14 млрд руб., требовала миллиардных затрат и в последующие годы. Организованными усилиями удалось ограничить число пострадавших и локализовать аварию. К июлю была разработана концепция «саркофага», а затем в сжатые сроки возведено уникальное укрытие для поврежденного реактора с постоянно функционирующей системой контроля за его состоянием. По сути, вторая половина 1986 г. прошла под знаком Чернобыля.

Чернобыльская катастрофа оказала большое влияние и на общественно-политическую ситуацию в стране. Первоначально скупая информация и очевидная недосказанность поставили под сомнение авторитет власти, заявлявшей о необходимости гласности и большей открытости. Стремление граждан своевременно узнавать правду привело к расширению круга обсуждения ранее запретных тем, способствовало раскрепощению общественного сознания. Большей информационной открытости в связи с Чернобылем требовало и мировое общественное мнение. Катастрофа воочию продемонстрировала разрушительный потенциал атомной энергии, явилась одним из факторов активизации переговоров о сокращении ядерных вооружений.

Разработка новой стратегии. Курс на ускорение социально-экономического развития был важным этапом в осмыслении ситуации, сложившейся в стране к весне 1985 г. Принимаемые в 1985 г. решения опирались на представление о том, что «так (как ранее) жить нельзя», являлись не столько результатом продуманной системы мер, сколько отражали определенную «философию действия», стремление руководства взяться за решение накопившихся проблем. Одновременно у Горбачева и его окружения постепенно формировалась собственная концепция необходимых реформ. XXVII съезд КПСС стал определенным рубежом. Формула ускорения наполнялась новым содержанием, проводилась мысль о необходимости более комплексного и глубокого реформирования. В мае—июле 1986 г. термин «ускорение» постепенно вытесняется понятием «перестройка». Раскрывая его, Горбачев подчеркивал, что перестройка охватывает не только экономику, но и социальные отношения, политическую систему, духовно-идеологическую сферу, стиль и методы работы партии, всех кадров. Генеральный секретарь поставил знак равенства между словами перестройка и революция, подчеркнув, что «перестройка — не разовый, одномоментный акт, а процесс, который будет протекать в рамках определенного исторического периода».

Летом 1986 г. у Горбачева появляется еще одна тема, которая со временем стала звучать все громче. Это тема противодействия переменам со стороны партийной и государственной бюрократии, заинтересованной в сохранении отживших порядков и собственных привилегий. Социологи горбачевского круга приводили обширный перечень групп, подверженных консервативным настроениям. Перечень впечатлял, поскольку фактически в него включалась вся управленческая верхушка.

Этим людям Горбачев противопоставлял других — «новаторов», «активных, неугомонных, беспокойных», которые разрушают сложившийся стереотип работы руководящих кадров. В выступлениях новый лидер все чаще апеллирует к интеллигенции и молодежи — двум социальным группам, интеллектуальный потенциал и динамизм которых позволял видеть в них наиболее естественных союзников задуманных масштабных перемен. Так формировалось представление о перестройке как о революции, начатой «просвещенным» руководством «сверху» и проводимой при активной поддержке снизу.

С середины 1986 г. в выступлениях Горбачева начинает повторяться мысль о том, что перемены в обществе идут недостаточно быстро. Среди главных причин этого он чаще выделял две: сохраняющуюся пассивность подавляющей массы населения и приверженность управленческих структур директивным формам управления. В связи с этим проблема демократизации ставится не только как одна из целей реформ, но и как обязательная их предпосылка.

В середине 1986 г. происходят перемены в трактовке понятия «гласность». Инициаторы перестройки начинают рассматривать ее как важнейший рычаг демократизации, повышения социальной активности пока еще достаточно инертного населения. Значительное расширение информированности, повышение уровня критичности обсуждаемых проблем, востребованность ранее не задействованного интеллектуального потенциала — все это должно было способствовать преодолению идеологического догматизма и ломке прежних стереотипов политического поведения, что в конечном счете и должно было ускорить перестроечные процессы во всех сферах. По этой логике, гласность, интеллектуальное раскрепощение должны были предшествовать проводимым преобразованиям, обогащая теорию и практику перестройки анализом зарубежного и отечественного опыта. Роль идейной оппозиции консерватизму отводилась прессе. Выступая в 1986 г. перед работниками средств массовой информации, Горбачев говорил: «Многие из наших консервативных проявлений, ошибок и просчетов, вызывающих застой мысли и действия и в партии, и в государстве, связаны с отсутствием оппозиции, альтернативы мнений, оценок. И здесь, на нынешнем этапе развития общества, такой своеобразной оппозицией могла бы стать наша пресса». Таким образом, высшее руководство само стимулировало возникновение оппозиции.

В 1986 г. происходит организационная подготовка «наступления гласности»: во главе целого ряда массовых изданий были поставлены новые люди. Новых главных редакторов получили «Известия», «Огонек», «Московские новости», «Комсомольская правда», «Аргументы и факты», «Московская правда», «Московский комсомолец», «Юность», «Новый мир», некоторые другие газеты и журналы, ставшие в 1987—1991 гг. самыми острыми и читаемыми изданиями. При этом «политика гласности» не означала введение свободы слова, но была изначально «дирижируемым» явлением. Содержание проводимых кампаний определялось на инструктажах руководителей СМИ, которые регулярно проводились в идеологических подразделениях ЦК КПСС.

Во второй половине 1986 г. в СССР сложились два различающихся между собой подхода к вопросу о путях реформирования общества. Часть управленцев считала необходимым сконцентрироваться на экономике. Суть преобразований они видели в коренном изменении управления народным хозяйством и мотивации труда. Систему планового централизованного управления экономикой предполагалось перевести с приоритета материально-вещественных показателей на приоритет стоимостных критериев, сократить сферу государственного регулирования. Одной из главных задач сторонники этого подхода считали строгую взаимоувязку личных, коллективных и общегосударственных интересов. Добиться этого предполагалось через реализацию комплекса разноплановых мер, среди которых особое место отводилось реформе ценообразования. Все это в итоге должно было привести в том числе и к легализации частной собственности. Частный сектор должен был развиваться в дополнение к государственному. Принципиальной особенностью данного подхода являлось то, что кардинальные экономические реформы предполагалось осуществить при незыблемости политической системы.

Второй подход предполагал иной порядок реформирования. В середине — второй половине 1986 г. Горбачев и его окружение пришли к убеждению, что решение всех стоящих перед страной проблем упирается в неэффективность существующей в СССР политической системы. С этого времени ее реформа рассматривается как главное условие поступательного движения советского общества. В перспективе предполагалось реформировать КПСС, уменьшить ее «глобальную» роль в жизни общества и государства, организовать полноценные выборы в Советы, повысить ответственность депутатов и их зависимость от избирателей; утвердить всестороннюю гласность; добиться реальной независимости судебной власти; утвердить организационные формы осуществления права на демонстрации, свободу слова, совести, печати, собраний, на свободное перемещение; двигаться по пути глубокой демократизации хозяйственной жизни. Все эти вопросы предстояло поставить на специальном пленуме ЦК КПСС, интенсивная подготовка к которому шла всю осень 1986 г. и зиму 1986/87 г. Проблемы экономической реформы были отодвинуты на второй план.

В декабре 1986 г. произошли два события, имевшие «знаковый» смысл. 23 декабря был возвращен из горьковской ссылки и фактически реабилитирован духовный лидер советских диссидентов западнической ориентации академик А. Д. Сахаров. А с начала месяца в кинотеатрах страны началась демонстрация фильма Т. Е. Абуладзе «Покаяние». Формально посвященная осуждению абстрактного «диктатора», лента не оставляла сомнений в том, о ком идет речь на самом деле. Физиономическое сходство главного героя с Л. П. Берией, воссоздание атмосферы ужаса, порожденного бессмысленными кровавыми репрессиями, давали такую художественную версию событий, которая далеко выходила за рамки официальной трактовки истории 20—50-х гг. Выход на экраны фильма впоследствии назвали «началом обвала коммунистической идеологии». Тем самым лидирующая группа демонстрировала, в каком направлении и насколько далеко она была готова идти в будущем переосмыслении истории и политики.

В первые после апреля 1985 г. полтора года объективно назревшие перемены происходили на базе политических подходов, намеченных еще в андроповский период. Не случайно на Западе это время называют «авторитарной перестройкой». Конец 1986 г. стал определенным рубежом в истории преобразований 1985—1991 гг. К этому времени постепенно стали обозначаться экономические трудности. Они явились результатом, с одной стороны, неблагоприятного стечения ряда обстоятельств (падение цен на нефть, затраты на ликвидацию последствий Чернобыльской катастрофы), а с другой — просчетов собственного горбачевского курса (увеличение ассигнований на машиностроение при сокращении закупок товаров народного потребления за рубежом, широкомасштабные социальные акции, а также антиалкогольная кампания). Все эти мероприятия объективно носили проинфляционный характер и способствовали бюджетной дестабилизации, которая предшествовала значительному ухудшению положения в народном хозяйстве СССР.

Значение этого обстоятельства не было в должной мере осознано в то время. Более того, во второй половине 1986 г. был взят стратегический курс на приоритетное преобразование политической системы общества в многонациональной и поликонфессиональной стране. Прогрессирующее же ухудшение экономических параметров развития, обострение ситуации в социальной сфере стали тем фоном, на котором разворачивались основные политические и идейные баталии тех лет. В этих условиях от реформаторов требовались крайняя осторожность и тщательный просчет своих дальнейших шагов, ибо кредит доверия, полученный советским лидером в 1985 г., не мог быть бессрочным.


Поделиться: