§ 3. ОРГАНИЗАЦИЯ РАБОТЫ ТЫЛА НА ВООРУЖЕНИЕ И МАТЕРИАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ АРМИИ. ИЗМЕНЕНИЯ В ПРОМЫШЛЕННОМ ПОТЕНЦИАЛЕ СТРАНЫ

Политики начала XX в. не осознавали связи между экономическим базисом страны и уровнем ее вооружения. Русские экономисты даже считали, что аграрные страны проявят в годы войны большую хозяйственную устойчивость. М. И. Туган-Барановский в этой связи писал: «В сельскохозяйственной стране война тяжело ложится на государственный бюджет, но переносится народным хозяйством с большей легкостью, чем в странах торгово-промышленного типа». Военное руководство России не верило в возможность длительной войны и на этом строило планы мобилизационных запасов.

В первые месяцы войны царское и правительства других воюющих государств не предпринимали мер к мобилизации хозяйства для удовлетворения потребностей армии в оружии и боевом снаряжении. Исключение составляла только Германия, где уже 9 августа 1914 г. был создан Центральный военно-промышленный совет. Мероприятия в России по преодолению вызванных войной нарушений в функционировании хозяйства, увеличению выпуска вооружения, по смягчению топливного и металлического голода, пресечению спекуляции хлебом носили разрозненный характер и свидетельствовали о сохранении прежних представлений о войне. Одним из первых стал вопрос о милитаризации труда на оборонных заводах. Военное ведомство предлагало лишить права перехода на другие заводы рабочих 22 казенных предприятий, отменить на них действующее рабочее законодательство и применять за небрежное выполнение работы или неявку на нее жесткие меры вплоть до тюремного заключения. Совет министров, утвердив 3 августа 1914 г. этот проект, решил повременить с его реализацией. Дальнейшие попытки военного министра возобновить его обсуждение не дали результата. 17 октября 1914 г. царь одобрил Положение «Об установлении надзора за деятельностью промышленных заведений, исполняющих заказы военного и морского ведомств», дозволявшее казне осуществлять реквизиции предприятий, принадлежащих им материалов и оборудования. Однако при этом не учреждалось органа, который бы следил за исполнением нового установления. Предпринимательские круги не проявляли заинтересованности в выработке плана мобилизации промышленности для работы на оборону. Они довольствовались полученными заказами и не осознавали ни масштабов предстоящих трудностей, ни грядущих колоссальных прибылей. Перепрофилирование охватило немногие предприятия, и еще меньшим было число строившихся заводов. Перешли на военное производство Люберецкий и Харьковский заводы сельскохозяйственных машин. Сократив выпуск паровозов и пароходов, Сормовский завод увеличил в 1915 г. производство артиллерийских снарядов в 140 раз к уровню 1913 г. Невский судостроительный превысил нормы изготовления 3-дюймовых снарядов за счет свертывания основного производства. Коломенский завод, прекратив постройку подводных лодок, занялся изготовлением артиллерийских снарядов. К лету 1915 г. закончилось сооружение шрапнельного завода Путиловского акционерного общества.

Традиционно действовали возникшие в начале войны общественные организации. Созданный в июле 1914 г. Земский союз помощи больным и раненым воинам (Земсоюз) занимался организацией лазаретов, госпиталей, формированием санитарных поездов, подготовкой для них медицинского персонала, закупкой санитарного снаряжения и лекарств. Им был открыт в Москве фармацевтический завод и налажено производство белья и теплой одежды. Если осенью 1914 г. лечебные заведения Земсоюза могли принять 60 тыс. больных, то в конце года — 155 тыс., а потом — свыше 170 тыс. С 1915 г. Союз принимает непосредственное участие в санитарном обслуживании фронта, создавая полевые госпитали (за 2 года через них прошло более 300 тыс. раненых), банно-прачечные отряды, починочные мастерские. Он участвовал также в организации мелкой промышленности, объединяя кустарей для производства обозного снаряжения, шанцевого инструмента, сапог и др. Деятельность Союза развивалась на основе взносов местных организаций, личных пожертвований и субсидий правительства. Всероссийский союз городов (Согор), возникший в августе 1914 г., занимался медико-санитарным обеспечением армии, борьбой с распространением эпидемий на фронте и в тылу. Большое внимание уделялось организации эвакуации: через Согор прошло 30% всех беженцев. С зимы 1915 г. Союз участвует в решении продовольственной, топливной и транспортной проблем городской жизни. Для усиления позиций при распределении военных заказов в возникающих органах регулирования в июле 1915 г. создается объединенный Главный по снабжению армии комитет Всероссийских земского и городского союзов (Земгор). Однако участие этих организации в производстве вооружении оказалось незначительным в отличие от их оппозиционно-политической деятельности.

Обнаружившийся серьезный недостаток в снарядах и винтовках привел к созданию при Главном артиллерийском управлении (ГАУ) в феврале 1915 г. Особой распорядительной комиссии по артиллерийской части во главе с великим князем Сергеем Михайловичем. Наиболее важным результатом ее деятельности явилось получение отсрочки от призыва для 12 тыс. квалифицированных рабочих. Прикомандированные к заводам инженеры налаживали снабжение предприятий сырьем и топливом. В целом Комиссия, оставаясь чисто бюрократическим учреждением, не выходила за рамки распределения снарядов и винтовок и не поднимала вопроса о расширения их производства.

В начале 1915 г. при ГАУ создаются Комиссии по заготовке взрывчатых веществ и по производству удушающих средств, позже объединившиеся в Химический комитет. Все они возглавлялись генералом В. Н. Ипатьевым. Условием, позволившим наладить производство взрывчатых веществ в годы войны, стали разработанные Ипатьевым новые технологии по получению сырья для их изготовления, которое ранее почти полностью привозилось из Германии. Химический комитет принял меры для развития отечественного производства кислот, поскольку эта отрасль испытывала трудности с импортом селитры, серного колчедана, усугубившиеся в 1915 г. оккупацией польских и прибалтийских губерний, где находилось большинство сернокислотных заводов.

Усиливавшийся снарядный голод, с которым не справлялась Артиллерийская комиссия, привел к созданию структур, занимавшихся непосредственно развитием производства. В апреле 1915 г. учреждается Организация уполномоченного ГАУ по заготовлению 3-дюймовых снарядов по французскому образцу во главе с генерал-майором С. Н. Ванковым для содействия заводам в их снабжении сырьем, топливом, рабочей силой и финансировании. Организация, используя французский опыт, помимо крупных (головных) заводов, привлекала мелкие предприятия, изготовлявшие при техническом содействии наблюдающих военных специалистов и инженеров отдельные части гранаты. Первый заказ ГАУ (апрель 1915 г.) составлял 1 млн трехдюймовых гранат, более 1 млн запальных стаканов и детонаторных трубок, второй (июнь 1915 г.) — 2,5 млн корпусов гранат. Такие же значительные масштабы имели последующие заказы.

К лету 1915 г. большинство крупных металлообрабатывающих и машиностроительных предприятий уже выполняли заказы ГАУ, поэтому новая организация мобилизовывала для работы на оборону неспециализированные средние и мелкие предприятия, общее число которых иногда достигало 500. Среди них были мельницы, винные склады, ремонтные мастерские текстильных фабрик, лаборатории учебных заведений, множество кустарных мастерских. Опытные инженеры и мастера Организации проводили обучение их кадров, последовательно внедряли технологическую дисциплину и стандартизацию производства, увеличили оборудование предприятий путем закупок и распределения реквизированного, внесли изменения в способы изготовления изделий, широко развивали внутреннюю кооперацию.

Мобилизация промышленности для работы на оборону и органы регулирования хозяйства. Уже с конца 1914 г. проявился машинный характер войны с громадными расходами оружия и особенно боеприпасов, с применением новых видов вооружения (танки, самолеты), требующих создания специальных производств. Эта война обусловила необходимость постоянного и в больших количествах пополнения численности армии, армейских запасов, предполагавших обеспечение жизнедеятельности тыла, организацию его работы на оборону. Все это привело к выдвижению особых мобилизационных и регулирующих задач в экономике. Учреждения, призванные решать вопросы обеспечения армии всем необходимым, выполняли распределительные и регулирующие функции в экономическом развитии всех воюющих стран. Их деятельность была ориентирована не на стихийный рынок, а на соответствующую государственную потребность. Война, разворачивавшаяся на больших пространствах России и одновременно приближавшаяся к ее историческому центру и столице, требовала мобилизации всех материальных ресурсов страны, прежде всего ее промышленности, а также людских резервов. В итоге сложившаяся система регулирования экономики и всей жизни воюющей державы отличалась громоздкостью, полифункциональностью, иерархичностью.

Глубина сложности возникших проблем начинает осознаваться думскими кругами, заинтересованными в победном завершении войны. Буржуазия, значительно усилившись экономически, желала воспользоваться трудностями правительства не только для решения политических задач. Предприниматели хотели получить выгодные казенные заказы, приносившие высокие прибыли. На фронт участились поездки председателя Государственной думы М. В. Родзянко и лидера октябристов А. И. Гучкова. Думские деятели и видные предприниматели предлагали с целью привлечения частной промышленности для работы на оборону создать орган из представителей военного министерства и промышленно-финансовых кругов. Такие идеи высказывались и в управлениях военного ведомства, лучше других знавших положение с производством вооружения и боеприпасов. В мае 1915 г. Родзянко, видный чиновник Министерства торговли и промышленности В. П. Литвинов-Шалинский, а также петербургские банкиры А. И. Вышнеградский и А. И. Путилов посетили Ставку и встретились с Николаем II. По их предложению, получившему высочайшее одобрение, учреждается так называемое майское Совещание. Оно получило право привлекать все частные заводы к производству снарядов, орудий, патронов и ружей, реквизировать заводские запасы и станки, испрашивать кредиты на оборудование новых заводов или расширение военного производства старых. В Совещание входили банкиры, промышленники, представители законодательных учреждений, военного ведомства и общественных организаций.

Накануне IX съезда представителей промышленности и торговли московские прогрессисты развернули кампанию за мобилизацию промышленности с участием организаций самой буржуазии. Открывшийся 27 мая съезд одобрил высказанную П. П. Рябушинским идею создания военно-промышленных комитетов (ВПК). С их помощью руководители московских торгово-промышленных кругов надеялись обеспечить регулирование экономики в интересах фронта и скоординировать политические усилия буржуазии. По всей стране развернулся массовый процесс создания областных и уездных ВПК, число которых достигало почти 300. Состоявшийся в июле 1915 г. I съезд военно-промышленных комитетов избрал председателем Центрального военно-промышленного комитета (ЦВПК) А. И. Гучкова, а его товарищем — А. И. Коновалова. Руководителями областных и губернских комитетов избирались лица, часто демонстрировавшие свою оппозиционность власти (П. П. Рябушинский, М. И. Терещенко). С созданием ВПК появилась общероссийская организация буржуазии, претендовавшая на руководство военно-экономической мобилизацией тыла страны. Однако утвержденное в августе 1915 г. Советом министров Положение о комитетах ограничило их деятельность лишь «содействием» делу снабжения армии и флота. В итоге комитеты занимались объединением для работы на оборону в основном мелких и средних предприятий, предприняв также сооружение новых фабричных заведений (более 100). Сумма заказов, в выполнении которых участвовали ВПК, составила около 200 млн руб.

Буржуазия была не удовлетворена начавшейся деятельностью «майского» Особого совещания, поскольку оно подчинялось Сухомлинову, против которого выступали думцы. В июле 1915 г. в Думу был внесен законопроект буржуазных фракций о создании вне старых исполнительных органов власти Главного управления по снабжению армии с назначением на должность его главы лица из членов Думы или Государственного совета. Представленный правительственный законопроект значительно расширял состав и функции Совещания, передавая ему вопросы снабжения предприятий и железных дорог топливом, а также общее руководство продовольственным делом. Именно этот проект, предлагавший в итоге создание четырех Особых совещаний, был принят Думой и Государственным советом. 17 августа 1915 г. царь подписал Манифест об учреждении Особых совещаний для обсуждения и объединения мероприятий: по обороне государства; по обеспечению топливом путей сообщения, государственных и общественных учреждений и предприятий, работающих для целей государственной обороны; по перевозке топлива, продовольствия и военных грузов; по продовольственному делу. Совещания подчинялись соответственно военному министру, министрам торговли и промышленности, путей сообщения и земледелия.

Среди Особых совещаний и других центральных учреждений по регулированию экономики выделялось Особое совещание для обсуждения и объединения мероприятий по обороне государства, или Особое совещание по обороне. Являясь высшим государственным установлением и подчиняясь только верховной власти, оно было призвано осуществить мобилизацию всей российской промышленности, организовать ее работу для обеспечения и улучшения снабжения армии. Особое совещание по обороне имело развитую систему своих органов в центре, на местах и за рубежом. Совещание по обороне отличалось от других органов своими задачами, функциями, предоставленными правами, составом своих членов. Только через военного министра осуществлялось (вплоть до конца января 1918 г.) расходование средств из специального военного фонда. Основным способом привлечения частной промышленности к выпуску предметов вооружения и общего материально-технического обеспечения фронта была широкая раздача казенных заказов, сопровождавшихся выдачей авансов, безвозвратных пособий, беспроцентных или с небольшим процентом ссуд. Поскольку заказы обычно предполагали реконструкцию, перепрофилирование старых предприятий, а часто и строительство новых промышленных объектов, то владельцам заведений предоставлялись валютные кредиты для закупки оборудования и необходимых материалов за границей. Такая практика выдачи заказов частным предприятиям для их развития была традиционна для Российского государства, но в годы войны она приняла необычайно большие масштабы. Полномочия других Особых совещаний были ограничены более узкими экономическими сферами.

Помимо Особых совещаний, в стране функционировали другие органы, связанные с регулированием работы тыла. Большую роль в мобилизации отраслей легкой промышленности сыграли комитеты, возникшие по инициативе предпринимательских организаций, при Министерстве торговли и промышленности — Главный комитет по кожевенным делам, Комитет по делам суконной промышленности, Комитет хлопкоснабжения, Льноджутовый комитет и др. Еще в 1915 г., характеризуя систему регулирующих органов в стране, журнал «Промышленность и торговля» писал: «Если взглянуть на вереницу учреждений общественных, правительственных и смешанных, местных и центральных, созданных у нас за время войны, то получится такой сложный лабиринт, в котором не всякий сразу сориентируется. Следовало бы, положительно, издать путеводитель по хозяйственным учреждениям, порожденным у нас войною, с указанием компетенции, круга деятельности и состава». Продолжавшееся, включая осень 1917 г., создание чрезвычайных органов было обусловлено и развитием кризисных явлений в различных сферах народного хозяйства.

Важным объективным фактором, который затруднял работу учреждений по регулированию промышленности, был характерный для них параллелизм функций, обусловленный неразграниченностью полномочий, нечеткостью определения задач деятельности, многоступенчатостью рассмотрения вопросов. Свойственная бюрократическому аппарату самодержавия длительность рассмотрения вопросов, неспешность принятия решений не изменились даже в условиях военного времени. Значительная часть органов регулирования экономики, создаваемых в России в годы Первой мировой войны, сочетала в своей деятельности принципы коллегиальности и единоначалия, что также мешало оперативному решению вопросов и порождало безответственность. Коллегиальное обсуждение имело в большинстве государственных органов предварительный характер, так как полнота власти в принятии решений сосредотачивалась в руках руководителя учреждения, личные качества которого имели большое значение. Так, например, необычайная результативность работы Химического комитета ГАУ обязана была техническим открытиям и организаторскому таланту его председателя — академика В. Н. Ипатьева. Деятельность Организации при уполномоченном ГАУ по производству 3-дюймовой шрапнели по французскому образцу отмечается в литературе как одна из самых успешных в годы Первой мировой войны. Ее руководитель генерал С. Н. Банков отличался высоким профессионализмом и несомненным предпринимательским талантом. Он был руководителем, не знавшим слова «не могу» и умевшим заставить забыть это слово своих подчиненных.

В ходе мобилизации промышленности для работы на оборону решалось множество вопросов, вызванных обстоятельствами военного времени. К их числу относилась эвакуация промышленных предприятий и восстановление их деятельности на новом месте. Эвакуация предполагала сохранение промышленного потенциала страны и квалифицированных кадров. Однако правительство не сразу озаботилось ее организацией, что привело к утрате большей части промышленного комплекса Польши. Наиболее организованно эвакуация проводилась во второй половине 1915 г. из Рижского промышленного центра, оказавшегося вблизи линии фронта. Основными регионами перемещения промышленности стали территории на восток от линии Москва— Харьков и Юг России (Екатеринослав, Донбасс). Особенно много предприятий и эвакуированных грузов сосредоточилось в Москве. Несмотря на ограничения, большое число заводов осело в Петрограде.

Решения, принятые в 1915 г., по отзыву с фронта части кадровых рабочих, закреплению на предприятиях оставшихся помогали сберечь достаточно узкий в России слой квалифицированных рабочих. Участие в изготовлении военной продукции, требующей высокой точности и умения, способствовало повышению квалификации российского рабочего класса, а создание предприятий новых отраслей — формированию таких групп, как самолетостроители, рабочие автомобильного производства, химики и др. Характерные черты квалификации индустриального труда (строгое соблюдение технологической дисциплины, параметров и качества основных изделий) получили заметное развитие в российской промышленности. Этому способствовала жесткая стандартизация продукции предприятий, контролировавшаяся военным ведомством и всеми организациями по мобилизации промышленности для работы на оборону. Регулирующие органы всячески поощряли, в частности выдачей премий, специализацию заводов, что повышало уровень технологической дисциплины и квалификацию рабочих.

Рост промышленного потенциала страны. Среди объективных факторов, которые значительно затрудняли работу промышленности на оборону, была общая технико-экономическая отсталость России, выражавшаяся в недостаточной развитости производственно-отраслевой структуры отечественной индустрии и соответственно высокой степени ее зависимости от импорта станков, оборудования, цветных металлов, качественных сталей, химического сырья и др. В этой связи уже с конца 1915 г. для органов регулирования промышленности выявилась необходимость, помимо мобилизации предприятий для работы на оборону, решать проблемы создания новых производств и даже отраслей промышленности, вести поиск компенсационных методов для налаживания и развития производства недостающего вооружения и боеприпасов для русской армии. Принимавшиеся Особым совещанием по обороне, отдельными управлениями военного министерства, другими Особыми совещаниями программы увеличения промышленного потенциала страны касались преимущественно отдельных отраслей или производств и даже в этих рамках не отличались комплексным подходом. Существенные недостатки имелись и в общих концепциях разрабатываемых программ. Их составители ориентировались лишь на постепенное наращивание промышленного потенциала, не пытаясь найти пути ускорения индустриализации страны. Недостаточное внимание со стороны органов регулирования уделялось проблемам развития отечественного станкостроения, топливно-энергетической базы и транспортной сети.

Важнейшим направлением деятельности многих регулирующих органов стало заводское строительство. Особенной интенсивностью в годы войны отличалось сооружение химических предприятий, инициированное технологическими разработками Комитета Ипатьева. Всего в 1914 г. в России действовало 7 заводов этих производств, включая один казенный. Развернувшееся с осени 1915 г. строительство бензольных предприятий позволило удвоить отечественное производство уже в 1916 г. Построенные к 1917 г. сернокислотные заводы обеспечили превышение довоенного уровня на 33%. Общим итогом стало сооружение 34 заводов серной и азотной кислоты, 100 бензольных по производству тротила и толуола и 40 по выпуску удушающих средств.

В значительном строительстве казенных предприятий начальник ГАУ генерал А. А. Маниковский видел возможность ликвидации промышленной зависимости России от других стран. По его словам, это было важно после окончания войны, когда возрастет экономическая борьба: «Если мы не будем готовы к ней, то могучая техника, и наших друзей, и наших врагов, раздавит нашу все еще слабую технику». Его программа расширения казенного сектора российской индустрии предусматривала сооружение 37 предприятий. К концу 1916 г. было закончено 16 предприятий, а 21 — строилось, что означало удвоение общего числа казенных заведений, подчинявшихся ГАУ до войны. Недостатком программы Маниковского являлась непредусмотренность в ней постройки заводов новых производств и ограниченность сооружения предприятий в базовых отраслях тяжелой промышленности.

Первая мировая война показала возможности применения авиации на фронте. С середины 1915 г. начинается привлечение отечественных авиационных предприятий к работе для армии, сопровождавшееся выдачей заказов, ссуд, авансов, содействием в получении необходимых материалов и топлива. Особое внимание уделялось стандартизации производства введением запрета вносить изменения в конструкции аппаратов и моторов до окончания контракта. Значительную роль в налаживании работы отечественных предприятий на новых технологических основаниях сыграла авиационная комиссия Особого совещания по обороне. Выработанная ею программа предусматривала увеличение оборудования и реконструкцию действующих предприятий, а также сооружение новых. Благодаря казенным субсидиям, составившим 35% всех расходов по строительству, в Таганроге был возведен завод Общества воздухоплавания «В. А. Лебедева». Предприятие, ориентированное на конвейерное производство, имело специальный цех, рассчитанный на сборку в двух потоках обычных аэропланов и гидросамолетов русских авиаконструкторов. В дальнейшем на его базе действовал один из крупнейших в СССР авиационных заводов им. Г. Димитрова. В годы войны в крупное авиационное предприятие превратился завод Общества «Дуке» Ю. А. Меллера, выпускавший, помимо велосипедов, 10—15 аппаратов в месяц. Получив большие контракты, сопровождавшиеся выдачей авансов, беспроцентных ссуд, разрешениями на приобретение земли в Москве для строительства, оно выстроило 2 новых производственных корпуса и ряд вспомогательных сооружений. В конце 1916—1917 гг. на предприятии было занято около 3 тыс. рабочих и выпускалось по 100 аппаратов в месяц. Впоследстии это было одно из ведущих авиационных предприятий СССР («Знамя труда»).

Значительно отставало в годы войны моторостроение из-за общей неразвитости отечественного машиностроения и отсутствия автомобильных заводов, которые в других странах стали основой авиамоторного производства. Огромные трудности в производстве двигателей создавали недостаток квалифицированных кадров как инженерно-технических, так и рабочих; неразвитость цветной металлургии, отсутствие производства качественных сталей, подшипников и т. д. В годы войны благодаря существенному финансированию казной значительно расширился первый в России специализированный моторный завод «Гном», принадлежавший французской фирме. Такая же политика проводилась в отношении французских заводов «Мотор» и «Сальмсон». Их потенциал использовался при создании советского авиамоторостроения. В 1927 г. в Москве они объединились в завод № 24. В годы Великой Отечественной войны на его основе возник Куйбышевский завод и завод № 45 в Москве (впоследствии — «Салют»). Общество «Русский Рено», возглавлявшееся французским предпринимателем П. Сико, обязалось по контракту с Главным военно-техническим управлением построить в Рыбинске, где оно сооружало автомобильный завод, моторный. Правление получило аванс в 1,6 млн руб. и валюту для покупки необходимого оборудования за границей. На базе этого предприятия впоследствии возник один из самых мощных и высокотехнологичных авиационных заводов СССР.

Государственная поддержка развития авиационной промышленности дала свои результаты. Перед войной в России было всего 10 авиационных заводов и мастерских. К началу 1917 г. в стране существовало 14 самолетостроительных предприятий, на которых было занято около 12 тыс. рабочих, и 4 авиамоторных завода, где трудилось около 3,5 тыс. рабочих. Суммарная средняя производительность аэроплановых заводов в конце 1916 г. составляла 200 аппаратов в месяц (довоенная норма — 40), а моторных — около 100 двигателей (против 10—15 до войны). Это позволило обеспечить в начале 1917 г. 80% всех поставок самолетов и 30% моторов с отечественных предприятий. Количество заводов, их техническое оборудование и производительность, число рабочих — все это свидетельствует о создании в России в годы Первой мировой войны самолетостроения и основ моторостроения.

Особое совещание по обороне целенаправленно способствовало развитию отечественного автомобилестроения. Перед войной наиболее успешный опыт налаживания собственного производства имел лишь Русско-Балтийский вагонный завод в Риге, создавший весьма совершенную для того времени конструкцию автомобиля «Руссо-Балт». Эвакуация предприятия привела к остановке производства. Военные круги России, как и других стран, не предвидели возможности использования автомобильного транспорта в военных условиях. В русской армии к началу войны было всего 400 грузовых и около 100 легковых и вспомогательных автомашин. Проведенная реквизиция позволила собрать более 4 тыс. автомобилей, в том числе около 500 грузовых. Основным способом пополнения автопарка стали заграничные заказы. Однако, как заявляло военное ведомство, союзнические страны сами нуждались в автотранспорте, поэтому распределение заказов вызывало сложности, как и последующая доставка машин в Россию и по России. С неизбежностью вставал вопрос о создании отечественного автомобилестроения, который получил положительное решение в Особом совещании по обороне. При финансовой поддержке государства предполагалось сооружение 5 частных автомобильных заводов и одного казенного. 26 февраля 1916 г. были заключены контракты с акционерными обществами Русско-Балтийского вагонного завода, «Аксай», «Русский Рено», «В. А. Лебедев» и Товариществом на паях Московского автомобильного завода («АМО»). Поставщики обязывались построить, оборудовать и пустить заводы в начале октября 1916 г. Государство взяло на себя большую часть расходов при сооружении частных заводов. В мае 1916 г. был подписан контракт с Британским инженерным обществом Сибири («Бекос»), которому передавался подряд на строительство, оборудование и первые 3 года эксплуатации казенного завода военных самоходов.

Внутренние хозяйственные трудности и особенно катастрофическая затяжка с выполнением зарубежных заказов на оборудование вызвали перенесение сроков пуска. Однако большинство предприятий, за исключением завода «Аксай», к концу 1917 г. было построено и в значительной мере оборудовано. Наиболее успешно шло сооружение «АМО», на котором уже с осени 1916 г. выполнялись авторемонтные работы. Завод был первоклассным производственным сооружением, рассчитанным на большую производительность. В середине 1920-х гг. на нем был освоен выпуск машин собственной конструкции. Коренным образом реконструированный и перестроенный в начале 1930-х гг., «ЗИС-ЗИЛ» в течение многих десятилетий достойно держал марку первенца отечественного автомобилестроения. Ярославский завод В. А. Лебедева производил авторемонт с осени 1916 г. С середины 1920-х гг. до 1958 г. он был ведущим предприятием советского тяжелого автомобилестроения. Строительство и автомобильного, и моторного заводов Обществом Русско-Балтийского вагонного завода в Москве, на Филях, не было завершено окончательно, как и их оборудование. В 1920-е гг. предприятие было сдано в концессию фирме «Юнкере», став впоследствии известным авиационным заводом им. М. В. Хруничева. После 1917 г. корпуса возведенного в подмосковных Подлипках казенного автомобильного завода использовались оборонными предприятиями, а в 1940-е гг. стали базой научно-производственного объединения С. П. Королева.

Государственно-монополистический капитализм. В процессе привлечения промышленности к работе на оборону неизбежно усиливалось обобществление производства, что способствовало развитию плановых начал в работе промышленности, росту предпринимательских организаций и монополистических объединений, формированию более тесных связей государственного аппарата и монополий. Хотя правительство декларировало борьбу с синдикатами и банками, но в реальности, чтобы решить проблемы обеспечения армии вооружением, предприятий металлами и топливом, приходилось использовать опыт монополий в области налаживания производственной кооперации и создания контрольно-распределительного аппарата. Не случайно, приступая к производству снарядов, С. Н. Банков прежде всего встретился с участниками «Продаметы» для согласования вопросов о возможном объеме поставок металла и ценах. Если по первому вопросу синдикат пошел навстречу новой организации, то вопрос о ценах был решен в пользу заводчиков. Комитету по делам металлургической промышленности, созданному для распределения металла по всем заводам и организациям, включая ВПК, Земсоюз и Согор, отдельные министерства, пришлось в налаживании этой работы использовать аппарат «Продаметы». Важнейшим следствием процесса государственного регулирования промышленной деятельности во время войны стало усиление монополизации отдельных отраслей и производств, рост и укрепление в них монополистических объединений. Государство, создавая такие структуры, как Организация Ванкова, осуществляло фактически принудительное синдицирование предприятий. Подобное объединение по изготовлению колючей проволоки было создано при инспекторе инженерной части Киевского военного округа (КВО). Привлечение частной промышленности к работе на оборону способствовало появлению монополистических объединений в кожевенной промышленности, укрепляло монополистические объединения текстильной промышленности, которым до войны были присущи рыхлость и слабая структурированность. Примечательно проявление объединительных тенденций в производствах, получивших свое развитие только в годы войны, как, например, коксо-бензольное, авиационное и автомобильное. В первом возникло монополистическое объединение, а два других учредил осенью 1916 г. Съезд представителей авиационной и автомобильной промышленности. Усиление государственно-монополистических тенденций придавало более законченный характер системе монополистического капитализма в России.

Обеспечение вооружением и боеприпасами русской армии к началу 1917 г. свидетельствовало об итогах деятельности органов регулирования промышленности. Потребность в стрелковом оружии на протяжении всей войны удовлетворялась за счет невероятного напряжения 3 казенных заводов (круглосуточная работа в 2—3 смены, увеличение общей численности рабочих к концу 1916 г. до 52 тыс.) и обращения к заграничным поставкам, на которые приходилось до 43,5% всех винтовок. Рост отечественного производства только в 1916 г. начал приближаться к необходимому уровню, увеличившись по сравнению с 1914 г. почти в 10 раз. К сожалению, постройка двух новых казенных заводов не была завершена. На Тульском заводе производство пулеметов в 1917 г. увеличилось в 9 раз, но составляло только 40% расчетной потребности Ставки. Попытка привлечь частные заводы к выпуску пулеметов не удалась из-за сложности производства, а строительство нового казенного завода в Коврове было сорвано по вине Датского оружейного синдиката, получившего подряд на его сооружение. Недокомплект ликвидировали с помощью заграничных заказов, поступавших крайне неудовлетворительно. Имевшиеся 3 патронных завода работали по 22 часа в сутки и 29 дней в месяц, постоянно увеличивая численность рабочих, но достичь максимума производительности не смогли. За время войны было произведено более 4 млрд патронов. Недостаток покрывался за счет заграничных заказов в США, Японии, Франции и Италии. Однако в Россию поступило немногим более 2 млрд патронов, что практически равнялось заказам, сделанным только в США.

Катастрофически низкий уровень выпуска полевых орудий в 1914 г. (405 ед.) увеличился в 1915 г. в 4 раза, а в 1916 г. вырос в 2,5 раза к показателю предыдущего года. Часть потребности в орудиях покрывалась из запасов. На протяжении всей войны русская армия отставала в обеспеченности тяжелой артиллерией. В 1915 г. при потребности, установленной для фронта в 3 тыс. орудий, на казенных Пермском и Обуховском заводах было изготовлено в 5,5 раза меньше. Успешной оказалась деятельность промышленности в изготовлении минометов и бомбометов, производство которых освоили частные заводы и предприятия ВПК. Общая потребность в орудийных патронах, определенная летом 1915 г. в 3 млн, требовала увеличения производства в 4—5 раз. Подключение к выполнению заказов на снаряды, помимо казенных, ведущих частных заводов не помогло, так как последние не сразу смогли освоить новое производство. Только широкая мобилизация более значительного числа заводов, произведенная Организацией С. Н. Ванкова, решила проблему. К концу 1915 г. производство снарядов увеличилось по сравнению с 1914 г. в 90 раз, а в 1916 г. — в 30 раз к объему 1915 г., почти достигнув цифры в 31 млн снарядов против 100 тыс. в 1914 г. Бурное развитие в годы войны химических производств позволило значительно увеличить выпуск взрывчатых веществ, который в 1916 г. вырос в 3,3 раза к уровню 1915 г. и продолжал расти в 1917 г. Менее успешным было положение с производством пороха на казенных заводах. Постройка в годы войны Тамбовского казенного и частного акционерного общества П. В. Барановского задержалась, поэтому 62% потребности русской армии в порохе удовлетворялись за счет заграничных закупок.

Хотя к 1917 г. материально-техническое снабжение русской армии значительно улучшилось, но отставание по целому ряду показателей от противника и армий союзников сохранялось. Немцы по-прежнему имели преимущество в артиллерии, особенно тяжелой. К середине 1916 г. русские войска были хуже обеспечены по сравнению с французскими и английскими (из расчета на км фронта) полевой артиллерией почти в 5 раз, тяжелой артиллерией почти в 9 раз, пулеметами в 4,5 раза. По обеспеченности снарядами для тяжелой артиллерии Россия уступала союзническим армиям в 6 раз. Имея протяженность фронта вдвое больше, чем англо-французский, русская армия израсходовала в 4 раза меньше артиллерийских снарядов. Несмотря на значительные достижения отечественной научной и инженерной мысли в области авиации, русская армия была обеспечена самолетами в 4 раза меньше своих союзниц. Остававшийся значительным недостаток вооружения и снаряжения русской армии снижал ее боеспособность и во много раз увеличивал людские потери. В военных действиях страна потеряла около 4 млн солдат и 77 тыс. офицеров убитыми и ранеными, 2,3 млн — пропавшими без вести. От болезней умерло более 110 тыс. человек. Относительные потери России, не говоря об абсолютных, были значительно выше, чем у союзников. На тысячу человек английская армия потеряла 6 человек, французская — 59, а русская — 85.


Поделиться: