§ 2. ОСНОВНЫЕ ВОЕННЫЕ КАМПАНИИ 1914—1916 гг.

По российским законам в большой европейской войне обязанности Верховного главнокомандующего возлагались на императора, чему Николай II намеревался последовать. Однако он столкнулся с решительными возражениями министров и даже И. Л. Горемыкина, считавших нежелательным отсутствие царя в столице. Вынужденный согласиться с их мнением, царь оговорил, что вернется к этому вопросу. Верховным главнокомандующим был назначен великий князь Николай Николаевич-младший. По закону власть военного министра не распространялась на действия армии на фронте, а ограничивалась только вопросами формирования и комплектования войск, их последующего боевого и материального обеспечения. При усложнении характера войны, увеличении ее масштабов, совершенно новой взаимосвязи, которая возникла между фронтом и тылом, такое распределение обязанностей не способствовало оперативному решению вопросов, порождало излишние согласования, безответственность в управлении и ненужное соперничество. Последнее подогревалось благоволением либералов и думских кругов к великому князю. К военному министру В. А. Сухомлинову они относились более чем враждебно, исходя из его известных обществу легкомысленности и мздоимства. В годы войны распространились слухи о недостаточной бдительности министра и даже попустительстве деятельности в пользу Германии лиц из ближайшего к нему окружения.

Военная кампания 1914 г. Первые же месяцы войны обнаружили крах первоначальных стратегических замыслов ее участников. Особенно ощутимыми выглядели неудачи германского плана, предусматривавшего нанесение в течение 2—3 месяцев мощных ударов сначала по Франции, а затем — по России. В начале августа германские войска вторгаются в Бельгию и Люксембург, а в двадцатых числах, продвигаясь в глубь Франции, устремляются к Парижу. Однако в итоге вторжения, и особенно в сражении на реке Марне, начавшемся 5 сентября 1914 г., немцы не смогли разгромить основные англофранцузские силы. Эти неудачи во многом объясняются действиями русских войск на Восточном фронте.

Не дождавшись завершения мобилизации, сосредоточения армий на запланированных позициях и уступив настойчивым просьбам французского правительства, русское командование перешло к активным действиям. Восточно-Прусская операция предусматривала охват вражеской группировки с флангов. 1-я армия под командованием генерала П. К. Ренненкампфа наступала в обход Мазурских озер с севера, чтобы отрезать немецкие войска от Кенигсберга и Вислы. 2-я армия под командованием генерала А. В. Самсонова перекрывала отход немцев за Вислу. Русские войска, имея превосходство перед противником по всем позициям, могли рассчитывать на успех начавшейся 4 (17) августа операции. В ходе ожесточенных боев обе армии заставили противника отступать на запад. Однако германское командование, выявив отсутствие должного взаимодействия между русскими войсками, сумело нанести им тяжелое поражение. Два корпуса 2-й армии были окружены, и большая часть воюющих сдалась в плен, а Самсонов застрелился. На исходные позиции была отброшена 1-я армия. Потери Северо-Западного фронта составили почти 80 тыс. солдат и офицеров. Вторжение русской армии в Восточную Пруссию в итоге спасло Францию от поражения, заставив германское командование перебросить на восток дополнительные силы и в дальнейшем оставить на русском фронте значительную группу войск.

Еще более масштабной операцией на Восточном фронте стала Галицийская битва, длившаяся с 5 августа по 8 сентября (18 августа — 21 сентября). В ней были задействованы 4 армии русского Юго-Западного фронта, развернутых против трех австро-венгерских, всего участвовало с обеих сторон до 2 млн человек. Командующий фронтом генерал Н. И. Иванов и начальник его штаба генерал М. В. Алексеев предполагали уничтожить основные силы Австро-Венгрии. Отразив натиск австро-венгерских войск, 8-я русская армия под началом генерала А. А. Брусилова и 3-я под командованием генерала Н. В. Рузского перешли в контрнаступление, заняв Львов и Галич. Военная мощь Австро-Венгрии, потерявшей более 400 тыс. человек, была значительно подорвана, не позволив ей в дальнейшем действовать без поддержки германских войск. Галицийская битва упрочила военно-стратегическое положение России, а главное — помогла армиям Франции и Англии.

Проходившая с 28 сентября по 8 ноября (11 октября — 21 ноября) Варшавско-Ивангородская операция началась удачным наступлением немецкой армии в поддержку австро-венгерских частей в Галиции. Однако, понеся большие потери в попытках захватить ивангородскую крепость, германские войска отступили от Варшавы. Русские армии в ходе успешного контрнаступления отбросили противника к границам Силезии, но оторванность от тыловых баз заставила прекратить наступление. Между тем противник, используя разветвленную железнодорожную сеть, быстро мобилизовал резервы. 11 (24) ноября началась Лодзинская операция, одна из самых сложных в ходе войны. Немцам удалось вклиниться между двумя армиями Северо-Западного фронта. В конце ноября стало очевидно, что истощенные в кровопролитных боях за Лодзь русские армии, несмотря на успешный контрудар, не имеют возможности продвинуться в глубь Германии, а немецкие — окружить и уничтожить их. Противники перешли к обороне.

После вступления в войну Турции был открыт Кавказский фронт, на котором российский Генштаб, учитывая тяжесть боев на Восточном, решил ограничиться активной обороной. Численность русских войск на Кавказе (170 тыс. штыков) была меньше турецких. Сарыкамышская операция на этом фронте, проводившаяся русским командованием с 9 по 25 декабря (22 декабря — 7 января) 1914 г., закончилась разгромом 3-й турецкой армии. В дальнейшем Турция не смогла восстановить свою боеспособность на Кавказе.

Военная кампания 1915 г. Провал стратегии молниеносной войны имел более отрицательные последствия для Тройственного союза, чем для Антанты. Военное командование Центральных держав, находящихся, по существу, в блокаде, решило сосредоточить свои усилия в 1915 г. на Восточном фронте, чтобы разгромить военные силы России и вывести ее из войны. Из-за отсутствия единства среди русского высшего командования было решено одновременно нанести два удара по расходящимся направлениям на Берлин и Вену, что требовало больших сил и средств, которыми Россия не располагала.

Русские войска, начавшие операцию на правом фланге Северо-Западного фронта, не смогли быстро разбить немецкие силы. Командование просмотрело сосредоточение неприятеля в районе Августова, что заставило к концу марта отступить с завоеванных позиций. Кровопролитные бои в январе—феврале в Карпатах тоже не принесли победы, так как австро-венгерские войска были поддержаны значительными немецкими силами. В итоге армия Брусилова оставила предгорья Карпат и перешла к обороне между реками Прут и Днестр. Известной компенсацией этих неудач стало взятие 9 (22) марта стратегически важной крепости Перемышль с ее 120-тысячным гарнизоном, создавшее условия для русского прорыва на венгерскую равнину. Это заставило Германию перебросить на Восточный фронт 4 вновь сформированных корпуса и отборные части с Западного. Всего на участке прорыва было сосредоточено 126 тыс. солдат и офицеров немецких и австро-венгерских войск, а с русской стороны — только 60 тыс. В целом по артиллерии державы Тройственного союза превосходили русскую армию вдвое, а соотношение тяжелых орудий оставалось катастрофическим — 4 против 159. Начавшаяся 19 апреля (2 мая) Горлицкая наступательная операция длилась 52 дня и стала одной из самых крупных оборонительных операций русской армии за годы войны. Прорыв русского фронта в районе Карпат привел к «Великому отступлению», в ходе которого оставили Галицию, Львов и Перемышль. Отступление выявило нехватку боеприпасов. Когда на русские войска обрушивалась лавина огня тяжелой артиллерии противника, они были вынуждены экономить даже винтовочные патроны. Позиции оставляли, чтобы сохранить людские ресурсы.

Командование Центральных держав постаралось также вытеснить русских из Польши, Литвы и Прибалтики. В июне австро-германские войска вышли на линию Люблин—Холм, а после прорыва из Пруссии и форсирования реки Нарев они уже с тыла угрожали русским армиям в Польше. Летом 1915 г. русские войска вели оборонительные бои, стараясь вовремя уйти из-под удара и не допустить окружения. 5 июля Ставка приняла решение об отводе армий на восток для спрямления фронта. Однако отступление продолжалось в течение всего августа. Осенью фронт установился по линии Западная Двина — Двинск — Барановичи — Пинск — Дубно — Тарнополь — р. Прут. Занятие немцами Галиции, Польши, Литвы, Западной Белоруссии и Курляндии было серьезным ударом по политическому престижу монархии. Стремясь найти выход из положения и веря в свое божественное предназначение, Николай II берет на себя Верховное главнокомандование, что вызвало негативную реакцию в политических кругах, но отговорить царя не было никакой возможности. Назначенный начальником Генштаба генерал М. В. Алексеев фактически руководил Ставкой, расположившейся в Могилеве.

В решении геополитических задач России большое значение имела Дарданелльская десантная операция Антанты (февраль 1915 — январь 1916 г.), проводившаяся для отвлечения турецких войск с Кавказского фронта. Слишком активная подготовка англичан к операции напугала Петроград. Это привело к оформлению в марте—апреле 1915 г. ряда договоров, по которым Англия и Франция соглашались на передачу России Константинополя с прилегающей к нему территорией. Однако и морская часть операции, и высадка на Галлиопольском полуострове оказались неудачными. В итоге войска союзников были переброшены на Салоникский фронт.

1915 г. принес самый большой урон русской армии за время войны — около 2,5 млн убитыми, ранеными и пленными. Потери неприятеля составили более 1 млн человек. И все-таки противнику не удалось решить свои стратегические задачи: окружить в «польском мешке» русскую армию, покончить с Восточным фронтом и заставить Россию выйти из войны, заключив сепаратный мир. Важно отметить, что успеху немецких войск на Восточном фронте способствовала минимальная активность союзников на Западном фронте. Только бои итальянской армии при Изонцо против Австро-Венгрии оказали определенную помощь России. Военное положение стран Антанты несколько ухудшилось в 1915 г. в результате вступления в войну на стороне Германии Болгарии и последовавшего разгрома Сербии. Общим итогом военной кампании 1915 г. явилось сохранение для центральных держав борьбы на два фронта. Страны Антанты наращивали материальные резервы, но беспокойство всех государств вызывали большие, невосполнимые людские потери.

Военная кампания 1916 г. В первые два года войны подготовка операций не согласовывалась странами Антанты, но в канун 1916 г. на 2-й межсоюзнической конференции в Шантильи была предпринята попытка выработки общего плана. Идея русского Генштаба об обязательной союзнической поддержке наступлениями, даже в случае их неполной готовности, той армии, которая будет неожиданно атакована неприятелем, вызвала противодействие представителей других стран, в том числе Франции. Из этого следовало, что основную ношу военных тягот и в 1916 г. придется нести России. Дальнейшие попытки добиться более согласованных действий реализовать не удалось, так как созыв очередной конференции опередило немецкое наступление в районе Верденского выступа, являвшегося опорой французского фронта. Утром 21 февраля (нов. ст.) началась Верденская битва, названная «мясорубкой». Почти за год боев в ней погибло 600 тыс. немцев и 350 тыс. французов. Это были невиданные до той поры потери в одном сражении. Немцы так и не смогли взять крепость, как и не смогли предотвратить наступление англо-французских войск на реке Сомме. Усилия Антанты поддерживало наступление итальянских войск при Изонцо.

Отвлекающие и притягивающие к себе войска противника операции проводились на Восточном фронте неоднократно. При этом русское Верховное командование решительно отвергло французский план операции на Балканах в районе Добруджи со значительным участием русской армии. Алексеев в феврале 1916 г. писал по этому поводу С. Д. Сазонову: «По долгу службы перед Россией и государем я не имею права доложить Верховному главнокомандующему о необходимости принятия такого плана и присоединения к такой военной авантюре». 5 (18) марта силами Северного и Западного фронтов началась Нарочская операция. Не приведя к реальному успеху, она сковала около полумиллиона германских войск и вынудила их командование на некоторое время прекратить атаки на Верден, перебросив на Восточный фронт часть резервов.

На февральском совещании Антанты по выработке общего стратегического плана были согласованы общие наступательные операции в мае 1916 г. Русская Ставка запланировала на конец апреля главный удар войсками Западного фронта (командующий генерал А. Е. Эверт), а вспомогательные операции — Северного (генерал А. Н. Куропаткин) и Юго-Западного (генерал А. А. Брусилов) фронтов. Нанесение противнику упреждающего удара было важно для успеха операции ввиду невозможности осуществлять быструю переброску войск из-за огромной растянутости русского фронта и недостаточной густоты железнодорожной сети. Наиболее активно подготовка наступления велась командующим Юго-Западного фронта, что существенно изменило основную оперативную идею плана. Русское наступление в Галиции началось 22 мая (4 июня), на 2 недели раньше намеченного срока. Командование в очередной раз учло тяжелое положение союников, возникшее в связи с майским поражением итальянских войск в Трентино. Выбор пал на Юго-Западный фронт как наиболее подготовленный, а главное — направленный против Австро-Венгрии. В ходе боевых действий русским удалось осуществить прорыв сильной позиционной обороны противника на глубину 80—120 км. Не имея общего перевеса над австро-германскими войсками, но использовав фактор внезапности, осуществив одновременные удары на нескольких участках, достигнув большой слаженности действий пехоты и артиллерии, русская армия добилась серьезных успехов. Опасная ситуация для неприятеля была создана на участке прорыва армии генерала А. М. Каледина, где уже 25 мая (7 июня) был занят Луцк, определявшийся Ставкой как центр наступления Юго-Западного фронта. Предпринятый Брусиловым прорыв остался, к сожалению, без поддержки действий других фронтов.

После некоторой передышки, 21 июня (4 июля) армии Юго-Западного фронта возобновили атаки, получив подкрепление за счет частей, снятых наконец с бездействующих фронтов и выделенных резервов Ставки Верховного главнокомандующего. Основные успехи были достигнуты в Южной Галиции и Буковине, где были взяты города Галич, Броды, Станислав. Запоздалые действия в июле Западного фронта в районе Барановичей, натолкнувшиеся на уже хорошо организованную оборону противника, закончились неудачей. Последующие попытки наступления, несмотря на подкрепление фронта двумя армиями, постоянно откладывались Эвертом, а осенью вовсе прекратились. Не помогла необходимая замена Куропаткина на Северном фронте Н. В. Рузским. Из-за возникшей паузы в мощном брусиловском наступлении неприятель смог укрепить свою оборону. В результате попытки овладеть важным железнодорожным узлом Ковелем не дали результата. Постепенно военные действия на Юго-Западном фронте принимали затяжной характер. В ходе общего наступления, получившего в истории название «Брусиловский прорыв», потери противника (1,5 млн человек) в три раза превысили потери русских. При развитии успеха русской армии австро-германское командование должно было перебросить на Восточный фронт свыше 30 пехотных и более 3 кавалерийских дивизий, что облегчало положение союзников во Франции и Италии. Наступление на Юго-Западном фронте продемонстрировало достаточные силу и боеспособность русских войск, что в известной мере подняло моральный дух всей армии. К сожалению, успех Брусиловского прорыва в должной мере не был использован ни на русском фронте, ни командованием Франции и Англии. Наступление их армий на р. Сомме, начавшееся строго по плану, пришлось на время, когда, по признанию начальника Генштаба Германии, «в Галиции опаснейший момент русского наступления был уже пережит».

Вступление в войну на стороне Антанты Румынии быстро показало чрезвычайную слабость и неподготовленность ее армии. Начав 14 (27) августа наступление против Австро-Венгрии, эта «армия» была тут же разбита, без боя сдала Бухарест и отступила к устью Дуная, потеряв более трети своего состава. Спасать нового союзника пришлось опять России, пославшей на помощь 35 пехотных и 13 кавалерийских дивизий и открывшей Южный фронт. В 1916 г. русская армия одержала ряд побед на Кавказе, продвинувшись в глубь территории Турции. Общим итогом кампании 1916 г. было упрочение положения стран Антанты, несмотря на отдельные поражения и разгром Румынии. Потери Центральных держав были более ощутимы, а их ресурсы таяли. В итоге стратегическая инициатива ведения войны переходила к Антанте.

Хотя в предвоенных планах предусматривались активные боевые действия российского флота, однако с первых же дней войны он оказался фактически закупоренным в Черном море и на востоке Балтийского. Примечательным явился бой 19 июня 1915 г. российских и немецких флотов у острова Готланд, в котором успех сопутствовал нашим морякам. Русский флот не допустил немцев в Финский и Ботнический заливы и не позволил им установить свое господство в Рижском. На Черном море действия были еще более ограничены. Русский флот не понес там никаких потерь, потопив 9 турецких судов, а 2 немецких крейсера подорвались на минах.

К концу 1916 г. Россия имела самую многочисленную сухопутную армию из всех воюющих держав, в которой насчитывалось на фронте и в резерве 275 дивизий (из них 228 пехотных), всего около 6,5 млн человек. За время войны в армию было призвано почти 15 млн человек, что составляло 37% всех сил, мобилизованных странами Антанты. К концу 1916 г. протяженность русского Восточного фронта, упиравшегося своими флангами в Балтийское и Черное моря, достигала 1500 км. Он притягивал, по данным Ставки, 134 вражеские дивизии. На турецком фронте Россия сдерживала свыше половины турецкой армии. Под давлением союзников 4 особых бригады общей численностью до 45 тыс. человек находились во Франции и на Салоникском фронте. В Персии успешно действовал казачий корпус Баратова. Русская армия сыграла существенную роль в вооруженной борьбе держав Антанты с германским блоком. На Восточном фронте потери немецкой армии составили 1,7 млн убитыми, ранеными и пленными, а австро-венгерской — 2,6 млн. Боевые операции на Восточном фронте в 1915 г. обеспечили почти полуторагодовую передышку Франции и Англии, что позволило им провести значительное улучшение вооружений своих армий, их полное укомплектование и создать надежные укрепления. Однако к концу 1916 г. в результате больших людских потерь, сохранявшегося недостатка вооружений, а также распространения на фронте сведений о хозяйственном кризисе внутри страны, росте рабочего и оппозиционного движения, слухов об измене в верхах власти в русской армии росло брожение. Для солдатской массы цели войны оставались по-прежнему малопонятны и чужды. В офицерском корпусе недовольство усугублялось слишком частыми ошибками командования в подготовке и проведении военных операций.


Поделиться: