§ 2. КОНЕЧНЫЙ ЭТАП РЕВОЛЮЦИИ

Результатом народной борьбы в осенние месяцы 1905 г., помимо издания Манифеста 17 октября, стало принятие других актов, вносивших изменения в политическую жизнь страны. После публикации 24 ноября «Временных правил о повременных изданиях», упразднявших предварительную цензуру периодики, создались более благоприятные условия для развития российской прессы. В 1906—1907 гг. печать в России стремительно увеличивается по числу, типам, тиражности изданий. Она отличается разнообразием идейно-политических направлений и ориентированностью на различные слои российского общества. Конечно, цензура не отменялась окончательно: продолжалось взимание штрафов, вынесение предупреждений, приостановка и закрытие изданий. Только в 1906 г. таких взысканий в отношении издателей и отдельных журналистов было до 250, а закрылось 370 периодических изданий. Рост периодики был связан также с возникновением политических партий и общественных организаций, которые не могли полноценно функционировать, не имея своих печатных органов.

Создание политических партий существенно ускорилось в годы революции. Одной из особенностей складывающейся системы являлось множество национальных, региональных партий. Из общего приблизительного числа всех партий (около 300), существовавших по 1917 г., более двух третей составляли национальные и региональные. Основной блок наиболее значительных политических объединений, представлявших реальные общественные силы и выражавших интересы определенных классов и социальных групп, был не так велик и составлял не более 30. Их политический спектр включал охранительноконсервативное, оппозиционно-либеральное и революционно-социалистическое направления. Внутри и между основными направлениями находились различные течения, что обусловило существование фракций внутри партий и небольших, мало значимых групп, примыкавших к ним. Исключительную роль в создании и становлении партий сыграла интеллигенция, составляя подавляющее большинство среди их членов. Ее революционные настроения привели к преобладанию во многих партиях радикальных политических течений.

После 17 октября сторонники неприкосновенности основ самодержавия начали создавать по всей стране организации, получившие у современников и в последующей историографии название «черносотенных». В разные годы их насчитывалось до 30. Часто возникновение правых партий было результатом раскола предшествующих объединений или их слияния. Среди них были Партия правого порядка (1905—1906), Монархическая народная партия (1906—1914), Национально-консервативная партия (1907), Русская монархическая партия (1905—1917), «Русский монархический союз» (1911—1915), Патриотическое общество молодежи «Двуглавый орел» и др. Многие организации в отдельных городах и губерниях, имея одно название (например, «Союз русских людей», 1905—1917), действовали разрозненно. Наиболее крупным среди правых партий был «Союз русского народа» (СРН), учрежденный в ноябре 1905 г. и объединивший к весне 1907 г. большинство правых организаций, которые и впоследствии пополняли его ряды. «Союз» поддерживался правительственными лицами и государственными структурами. К концу 1907 г. отделения СPH действовали в 66 губерниях и областях Российской империи. В разное время в них насчитывалось от 60 до 100 тыс. членов. В «Союз» входили представители титулованной знати, высшего чиновничества, помещики, мещане, крестьяне, часть творческой интеллигенции, рабочие, купцы, мелкие лавочники. Членов СРН отличал не просто монархизм, а особая, на уровне ментальности, приверженность государю. Николаю II были близки взгляды черносотенцев, но публично он старался это не показывать. Среди лидеров «Союза» известностью пользовались бессарабский помещик, чиновник особых поручений при МВД В. М. Пуришкевич (вышел из СРН в конце 1907 г.), доктор медицины, публицист и издатель А. И. Дубровин, курский помещик Н. Е. Марков, известный в Думе как Марков—2-й. Председателем Главного совета СРН стал Дубровин.

СРН, возрождая известную триаду: православие, самодержавие, народность, провозглашал необходимость сохранения неограниченной царской власти, отвергал привнесение в государственный строй России начал конституционализма и парламентаризма, выступал за «единую и неделимую Россию», ратовал за господствующее положение РПЦ, отстаивал принцип неприкосновенности частной собственности. Черносотенцы выступали ярыми противниками евреев, проживающих в империи, требуя лишить их всех прав и добиться выдворения в специально созданное еврейское государство. Во многих городах Европейской России возникли боевые дружины «Союза», которые занимались организацией террористических актов против революционеров, включая и кадетов. Самой многочисленной дружиной была одесская «Белая гвардия» (около 300—350 человек). Анахронизм основных идей СРН и воинствующий национализм отпугивали представителей верховной власти и ее окружения.

Наиболее влиятельной среди либеральных партий и претендовавшей на общенациональное лидерство была Конституционно-демократическая партия (кадеты)у впоследствии официально именовавшаяся Партией народной свободы. По своему составу, организационным принципам и методам деятельности она являлась премущественно «интеллигентской» партией. В нее входили ученые, преподаватели высших и средних учебных заведений, врачи, инженеры, адвокаты, писатели, деятели искусства, либерально настроенные помещики и предприниматели, незначительное число ремесленников, рабочих и крестьян. В кадетской партии широко была представлена элита русской интеллигенции начала XX в.: известные ученые (В. И. Вернадский, С. А. Муромцев, П. Н. Милюков, В. М. Гессен, С. А. Котляревский, А. А. Корнилов, А. А. Кизеветтер, М. О. Гершензон, Ю. В. Готье), популярные публицисты П. Б. Струве, А. С. Изгоев, видные деятели земств Ф. И. Родичев, И. И. Петрункевич, А. И. Шингарев. После Учредительного съезда (октябрь 1905 г.) партия быстро развивалась. К концу 1907 г. действовало свыше 300 ее комитетов, а количество членов колебалось в пределах 50—60 тыс. Одним из ведущих кадетских лидеров был видный историк, блестящий оратор и публицист Павел Николаевич Милюков. За свои оппозиционные выступления он был уволен из Московского университета в 1894 г. До 1905 г. занятия наукой, в том числе в европейских университетах и США, чередовались у Милюкова с политическими акциями и следовавшими за ними арестами, ссылками и даже тюремными заключениями. Находясь за рубежом, он встречался с деятелями русской эмиграции различных эпох, от П. А. Кропоткина до В. И. Ленина. Вернувшись в Россию в апреле 1905 г., Милюков сделал выбор в пользу политики.

Кадетское руководство подчеркивало «идейный, внеклассовый» характер своей партии, отмежевываясь от землевладельцев и промышленников. Своей главной целью кадеты определяли введение в России демократической конституции. Ратуя за парламентский строй европейского образца, они умалчивали в своей программе о дальнейшем существовании монархии и определенно не говорили об установлении республики. Кадеты поддерживали специальные требования рабочих о социальном страховании, 8-часовом рабочем дне, отмечая, однако, возможность введения этой нормы не во всех производствах. Они не шли дальше отчуждения 60% крупных помещичьих владений за выкуп, выступали в принципе за частную собственность на землю, высказывались за автономию Польши и Финляндии и за культурную автономию других народов. Кадетская партия объективно выражала интересы российской буржуазии, особенно ее средних слоев, заинтересованных в модернизации российского общества, преодолении его социокультурной отсталости и либерализации политического режима в стране. Однако чрезмерное следование западноевропейским образцам, предпочтительность реформ революционным методам и явная ограниченность социальных требований в программных установках кадетов не привлекали городскую мелкую буржуазию, крестьянство, рабочих, демократическую интеллигенцию, т. е. те социальные слои, которые в годы революции отличались радикализмом.

В октябре 1905 г. возник «Союз 17 октября» (октябристы), организационно оформившийся на I съезде в феврале 1906 г. Само название партии подчеркивало отношение октябристов к принятому Манифесту, предначертавшему, по их мнению, путь России к конституционной монархии. Партия была близка к верхам торгово-промышленной буржуазии и помещиков-предпринимателей, многие из которых были ее членами и руководителями. Возглавил «Союз 17 октября» выходец из купеческой семьи, крупный фабрикант и домовладелец Александр Иванович Гучков. Он был человеком образованным — окончил Московский университет, учился в Берлинском и Гейдельбергском университетах Германии. Яркий оратор и публицист, считавший политику своим призванием, Гучков отличался некоторой экстравагантностью своих поступков, о чем свидетельствуют его переход через Тибет, служба в охране КВЖД во время «боксерского восстания», пребывание в Македонии во время антитурецкого восстания 1903 г., участие добровольцем на стороне буров в англо-бурской войне, нахождение на театре военных действий в годы Русско-японской войны и т. д.

Численность октябристов в годы революции достигала 80 тыс., но не была стабильной, так как местные организации партии активно работали лишь перед выборами в Думу, а потом распадались. Идеалом «Союза» была наследственная конституционная монархия, поэтому они выступали против как неограниченного самодержавия, так и парламентского строя. Октябристы, допуская культурную автономию, придерживались принципа «единой и неделимой России». В аграрном вопросе они не поддерживали требований крестьянства, считая возможным ограничиться возвращением отрезков, частичным отчуждением частновладельческих земель за счет казны, переселением крестьян на «свободные земли». Наиболее прогрессивным и демократичным было их требование уравнения крестьян в правах с другими сословиями. Позиции октябристов по рабочему вопросу отличались большой осторожностью. Меры по ограничению продолжительности рабочего дня, созданию профсоюзов, сокращению налогового обложения трудящихся сопровождались бесчисленными оговорками в отличие от решительно сформулированных ими же требований свободы промышленно-торговой деятельности, права приобретения собственности и охраны ее законом.

В процессе создания ведущих либеральных партий часть земцев не восприняла их программные установки, образовав к июлю 1906 г. в I Государственной думе из правых кадетов и левых октябристов Партию мирного обновления (мирнообновленцы). Ее лидерами были известные земские деятели граф П. А. Гейден, князь Н. Н. Львов, князь Е. Н. Трубецкой и Д. Н. Шипов. Мирнообновленцы стремились к созданию политического центра, который, нейтрализовав силы правых и левых радикалов, обеспечит тем самым мирное, эволюционное развитие России. В аграрном вопросе партия выступала за наделение землей малоземельных и безземельных крестьян, для чего предлагалось использовать казенные, удельные, кабинетские, монастырские владения, а также часть принудительно отчужденных помещичьих земель. Помимо Петербурга и Москвы, организации партии существовали в 12 крупных городах и насчитывали в конце 1906 г. около 2 тыс. членов. К этому времени в руководство партии вошли известные представители русского делового мира — П. П. Рябушинский, С. И. Четвериков, А. С. Вишняков. Партии не удавалось провести в значительном числе своих депутатов ни во II, ни в III Государственные думы, что предопределило ее последующее преобразование.

Социалистическое направление общественного движения в стране в наибольшей степени было плодом вековых иллюзий, сводящихся к тому, что «отсталость» России является итогом лишь субъективных причин, связанных с несправедливостью власти и господствующих слоев российского социума. Оно ратовало за революционно-демократическое разрешение задач русской революции, являлось непримиримым противником самодержавного строя и сторонником уничтожения всех остатков сословно-феодальной системы общества. Это оказалось созвучно осознанному и неосознанному настроению масс крестьянства, пролетариата и интеллигенции. В социалистическом направлении одно из первых мест занимала Российская социал-демократическая рабочая партия (эсдеки), которая сложилась в партийную структуру раньше других общественно-политических движений. Она активно заявила о себе с самого начала революции, что способствовало росту ее рядов. В середине 1905 г. численность РСДРП достигала 26,5 тыс. членов. В партии действовали две фракции, которые различались своими идейно-политическими воззрениями. Большевистская отстаивала идеи революционного марксизма, четкость организационных принципов построения пролетарской партии, решительно выступала против сотрудничества с либералами. Большевиков отличал радикализм в выборе путей ликвидации в России всех пережитков феодализма и демократизации государства. В спорах с меньшевиками они отстаивали идею гегемонии пролетариата в революции. Это предусматривало активное участие рабочих в борьбе за свержение самодержавия, уничтожение остатков крепостничества, наиболее последовательные демократические преобразования.

Большевистская и меньшевистская фракции, отличаясь численно, часто уступали первенство друг другу в зависимости от колебаний настроения рабочего класса. Различия по национальному составу были более стабильны. В годы революции в большевистском крыле (всего — 14 тыс.) доля русских составляла 89%, а в меньшевистском (всего — 12,5 тыс.) — 37% при значительной численности грузин (29%) и евреев (23%). РСДРП много внимания уделяла своей организационной структуре, создавая сеть районных комитетов и партячеек на предприятиях. В России было также 74 тыс. членов национальных социал-демократических партий, из которых выделялись «Бунд» (33 тыс.) и Польская социалистическая партия (28 тыс.).

Среди леворадикальных партий значительную роль играла Партия социалистов-революционеров (эсеров). Возникновение ее относится к 1902 г., а окончательное оформление к рубежу 1905—1906 гг., когда проходил Учредительный съезд партии. К этому времени в стране действовало свыше 40 эсеровских организаций, численность которых составляла около 2—2,5 тыс. членов. Программа эсеров предусматривала использование различных методов распространения своих идей и борьбы с существующим режимом: ведение пропаганды и агитации, организация стачек, демонстраций, вооруженных акций вплоть до восстания, осуществление индивидуального политического террора. В годы революции эсерами было совершенно до 200 террористических актов. Этому способствовали обновление состава и придание большей компактности Боевой организации (от 10 до 30 человек), повышение дисциплины ее членов, проведенные Е. Азефом. Эсеры активно участвовали и инициировали развитие массового рабочего и крестьянского движения. В эсеровской партии постоянно возникали достаточно обособленные группы, с деятельностью которых не было согласно руководство партии и большинство ее членов. Например, еще накануне революции возникло внутрипартийное течение «аграрного терроризма», укрепившееся в ходе разраставшегося крестьянского бунта. Его сторонники усиленно призывали крестьян не только к захвату помещичьих земель, уничтожению имений, но и к расправе с их владельцами. Борьба с подобными явлениями затруднялась слабостью вертикальных и горизонтальных связей в структуре эсеровской партии. Для эсеров не была характерна повседневная кропотливая работа с массами, что приводило к быстрому сокращению рядов партии и ее влияния в моменты спада революции.

Последователи более решительного применения террора, выделившиеся в группу в конце 1904 г., на исходе 1906 г. создали «Союз социалистов-революционеров-максималистов» и сосредоточились на проведении экспроприаций и террористических актов. Казнь лидера «Союза» М. И. Соколова, аресты и полицейские преследования других его членов привели в 1907 г. к фактическому разгрому организации.

В условиях спада революционного движения заявила о себе Трудовая народно-социалистическая партия (народные социалисты, или энесы), окончательно оформившаяся в ноябре 1906 г. Партия имела в 1907 г. 56 местных организаций, но число ее членов (городская интеллигенция, земские служащие, незначительное число крестьян) было невелико — не более 2 тыс. Идеологами партии были известные профессора и публицисты А. В. Пешехонов, В. А. Мякотин, Н. Ф. Анненский, В. И. Семевский, ранее принадлежавшие к левому флангу «легального» народничества. Энесы выступали за особый путь России к социализму, минуя капитализм. Их программа предусматривала ликвидацию монархии и учреждение демократической республики, замену постоянной армии народной милицией, отмену сословного строя и введение демократических свобод. Они ратовали за введение местного самоуправления, за право наций на самоопределение, предлагали конфискацию земель различных форм собственности, за исключением надельной и частновладельческой, на которых «ведется трудовое хозяйство».

На самом левом фланге радикальных политических организаций существовали анархистские объединения и группы, т. е. сторонников уничтожения государства, всякой политической власти как орудия насилия. Их число быстро увеличивалось с начала XX в. В годы революции рост стал еще более значительным: со 125 объединений в 1905 г. до 255 в 1907 г., действовавших в 180 городах в большей части губерний и областей империи. В годы революции для большинства организаций анархистов террор стал главным оружием, хотя «идейные анархисты» во главе с П. А. Кропоткиным пытались этому препятствовать. Политические следствия такой «анархии» были неблагоприятны для революционно-демократического движения, так как теракты, экспроприации, вооруженные нападения и даже грабежи анархистов приписывались вообще социалистическим партиям.

Общественные организации также активно создаются в России в годы революции. Их появление означало вовлечение в исторический процесс различных классов, социальных слоев и групп, что было естественным следствием модернизации общества. Революция многократно ускорила этот процесс, заставив самодержавную власть разрешить создание массовых организаций и упростить процедуру их легализации.

Профессиональные союзы рабочих в России до революции были запрещены. Дозволенные властями общества взаимопомощи, больничные и ссудные кассы на предприятиях действовали под бдительным надзором фабричной инспекции, а иногда полицейских структур, и не могли вести решительной борьбы даже за экономические права пролетариата, как это делали с середины XIX в. профсоюзы в Западной Европе и Америке. Ситуация начала меняться с первых месяцев революции. Для организации борьбы рабочих, защиты их прав перед хозяевами, осуществления помощи бастующим, безработным, семьям арестованных создавались заводские комиссии, фабрично-заводские и стачечные комитеты, делегатские и депутатские собрания, собрания уполномоченных. Профсоюзные организации отдельных железнодорожных узлов объединились во Всероссийский железнодорожный союз (ВЖС). В металлообрабатывающей и текстильной промышленности, где были распространены крупные предприятия, профсоюзы, как правило, действовали в рамках отдельных заводов. Рабочие средних и мелких предприятий тяготели к общегородским объединениям, организовав профсоюзы булочников, официантов, электромонтеров Москвы, рабочих портняжного дела, сапожников, часовщиков Петербурга, табачников Харькова и т. д.

Активизации создания профсоюзов явочным порядком способствовали Октябрьская стачка и проведение в Москве в конце сентября I Всероссийской конференции профсоюзов. После поражения декабрьского восстания рост союзов замедлился и резко сократилась их численность. Оставшиеся организации переходили на нелегальное или полулегальное положение. Состоявшаяся нелегально в феврале 1906 г. в Петербурге II Всероссийская конференция профсоюзов высказалась за создание профсоюзных объединений в городах и общероссийского центра профессионального движения. Принятием 4 марта 1906 г. «Временных правил о профессиональных обществах» правительство легализовало профсоюзы, ограничив их цели выяснением и согласованием экономических интересов. Уставы организаций утверждались губернатором, а на их собраниях требовалось присутствие чинов полиции. Запрещалось объединение союзов в пределах губернии и даже города, создание профсоюзов на железнодорожном транспорте, предприятиях связи, в государственных учреждениях и банках.

Принятие закона вызвало появление новых профсоюзов и рост численности уже существовавших. Наряду с развитием региональных организаций текстильщиков, печатников, булочников, строителей проявилось и дробление организаций по цеховым признакам. Среди металлистов возникли союзы кузнецов, жестянщиков, золотосеребряников, бронзовщиков и др. Попытки предпринимателей и ряда политических партий («Бунд», «Дашнакцутюн») создать профсоюзные организации по национальному признаку потерпели крах. Несмотря на запреты, некоторые профсоюзы принимали участие в избирательной кампании во II Думу, были инициаторами многих забастовок. Так, впервые за время революции в июне 1906 г. выступили под руководством своего союза более 10 тыс. петербургских пекарей. Поддержка других отраслевых профсоюзов, в частности текстильщиков и печатников, позволила им заключить коллективный договор, предусматривавший сокращение рабочего дня до 11 ч, введение обеденного перерыва и воскресного отдыха. За время забастовки профсоюз почти вдвое увеличил свою численность. Профсоюзы организовали материальную помощь безработным, добивались от предпринимателей введения для них временных подрядов.

Политическая активность российских профсоюзов влекла аресты профсоюзных активистов, обыски в помещениях союзов, приостановку издания их газет, закрытие союзов и отказы в регистрации, но это не могло остановить их рост. К началу 1907 г. в европейской части страны (без 3 прибалтийских губерний и Финляндии) действовало не менее 650 союзов. Однако искусственное сдерживание создания профсоюзов, запугивание черносотенцами рабочих угрозой террора привели к низкой численности профсоюзов. Большинство союзов (246) насчитывало по 300 членов в каждом, а крупных, свыше тысячи членов, было всего 30. Поэтому доля рабочих, объединенных в профсоюзы, составляла всего 3,5% численности пролетариата производств, где профсоюзы разрешались законом. К середине 1907 г. в 36 крупных городах России действовали Центральные бюро профессиональных союзов, прошли областные и всероссийские конференции отраслевых союзов текстильщиков, металлистов, печатников, швейников и т. д. Несмотря на законодательный запрет, восстановился и продолжил свою деятельность ВЖС (около 1,5 тыс. членов), но его влияние в рабочей среде упало из-за примиренческой позиции руководства. Одной из самых масштабных акций российских профсоюзов в 1907 г. стала кампания солидарности с жертвами лодзинского локаута. В декабре 1906 г. свыше 20 тыс. польских текстильщиков были выброшены за ворота фабрик, и четыре месяца 60 тыс. членов их семей оставались без всяких средств к существованию. Сбор денег в помощь польским пролетариям шел по всей России. Важным стимулятором роста профсоюзного движения и одновременно просвещения рабочих была периодическая печать профсоюзов, которая в 1905—1907 гг. насчитывала более 100 изданий.

Корпоративные объединения предпринимателей и дворян. Попытки торгово-промышленных кругов в годы революции создать собственную партию заканчивались неудачей. Возникшие партии (Всероссийская торгово-промышленная, Прогрессивно-промышленная, Прогрессивно-экономическая, Торгово-промышленная) были немногочисленны и недолговечны. Гораздо успешнее, особенно после принятия «Временных правил о профессиональных обществах», развивались предпринимательские организации. В начале XX в. их насчитывалось около 150. Они представляли сложную совокупность организаций разного типа и разной степени зависимости от государства. Среди них были полуказенные комитеты торговли и мануфактур (15), купеческие управы (3), биржевые комитеты (85), съезды промышленников и торговцев. Близки к этим организациям по своему составу и характеру деятельности были Общество для содействия русской промышленности и торговле (1867) и Общество для содействия русскому торговому мореходству (1873). В революционную и послереволюционную эпоху шел общий рост числа предпринимательских объединений. Наиболее развитыми выборными организациями стали съезды предпринимателей, к которым представительные функции перешли от биржевых комитетов. Именно съезды явились важнейшим компонентом социальной организации российской буржуазии. Среди первых объединений этого типа были Съезд горнопромышленников Юга России (1874), Съезд горнопромышленников Урала (1880), Съезд бакинских нефтепромышленников (1884), Съезд мукомолов (1888),

Съезд металлозаводчиков Северного и Прибалтийского районов (1899). В начале 1906 г. был создан Съезд представителей промышленности и торговли, имевший статус всероссийской организации. В нем было представлено 48 торгово-промышленных организаций как действительных членов и 101 отдельное предприятие, имевшее право совещательного голоса. Съезд объединял и отражал интересы цензовой буржуазии, о чем свидетельствует очень высокий уровень показателя доходов, позволявший состоять в организации. Другим общероссийским объединением стал Съезд представителей биржевой торговли и сельского хозяйства (1906). В годы революции и после нее возникло более 50 съездов, а к началу Первой мировой войны в России действовало около 70 съездов, в том числе свыше 40 — в сфере промышленности и торговли. Главной их целью стала выработка единой тактики в вопросах давления на правительство для проведения экономической политики, отвечавшей интересам промышленно-торговых и финансовых кругов.

Основной классовой организацией крупного и среднего поместного дворянства оставались дворянские собрания. Начало создания общероссийской организации дворянства относится к сентябрю 1905 г., когда в Саратовской губернии было создано объединение помещиков для защиты своих владений, ставшее основой «Всероссийского союза землевладельцев». Примеру саратовцев последовали помещики в других губерниях Европейской России. Учредительный съезд новой организации (17—20 ноября 1905 г.) прежде всего высказал неодобрение Манифесту 17 октября. Съезд выбрал Совет и принял программу. Ее идейная направленность выражалась в намерении отстаивать православие, самодержавие и народность. В аграрном вопросе съезд призывал окончательно раскрепостить крестьянство, для чего предлагалось ликвидировать общину, так как она «есть та язва, которая делает их [крестьян] положение безвыходным». Абсолютная бескомпромиссность правых была неприемлема для верховной власти в условиях продолжающегося подъема революции. На открывшемся 21 мая 1906 г. I съезде уполномоченных дворянских обществ председателем был избран представитель одной из знатнейших и богатейших фамилий, известный общественный и политический деятель граф А. А. Бобринский. Заявляя, что дворянство идет «навстречу крестьянской нужде», съезд склонился к необходимости разрушения общины, на развалинах которой сформируется крестьянин-собственник. В период отступления революции на каждом очередном съезде представителей объединенного дворянства (ноябрь 1906 г.; март 1907 г.) усиливалось стремление вернуть старые порядки и нежелание учитывать новые тенденции.

Политические нововведения старой власти. Царизм, избрав консервативно-реформаторский курс и стараясь максимально сохранить за собой все прежние властные полномочия, был все-таки вынужден реализовать обещанные нововведения. Законом о выборах в Государственную думу (декабрь 1905 г.) устанавливались землевладельческая, городская, крестьянская, рабочая избирательные курии. Выборы были многоступенчатыми, т. е. избрание депутатов осуществлялось на губернском избирательном собрании уполномоченными (или выборщиками), которых избрали курии. Только 26 крупных городов получили право непосредственного выбора своих депутатов. Избирательными правами наделялись не все подданные империи, в частности их были лишены чины полиции и военные. В рабочей курии преимущества имели более мелкие заведения. Соответствие числа выборщиков и избираемых ими депутатов было неодинаковым для разных сословий: 1 голос помещика приравнивался к 3 голосам городской буржуазии, 15 голосам крестьян и 45 голосам рабочих. В итоге землевладельцы избирали почти 32% депутатов, крестьяне — 43%, горожане — 22%, рабочие — 3%. Вопрос о преобразовании Государственного совета был изложен в Манифесте от 20 февраля 1906 г. Часть Совета формировалась из лиц по высочайшему назначению, список которых объявлялся каждый год 1 января, другая — из выборных. Из 98 членов Совета крупные землевладельцы избирали 74, по 6 членов — духовенство и Академия наук совместно с университетами, 12 — торгово-промышленная буржуазия. Члены Совета избирались на 9 лет, но каждые 3 года треть состава обновлялась.

Важнейшим политическим событием весны 1906 г. стало принятие «Основных государственных законов» (ОГЗ) за четыре дня до открытия 1-й сессии Государственной думы. В них содержались нормы, которые минимально ограничивали самодержавную власть и устанавливали жесткие рамки деятельности представительных учреждений. В главе «О существе верховной самодержавной власти» подтверждалась незыблемость основ самодержавия, но исключалось понятие «неограниченной власти» и перечислялись права императора-самодержца, что устанавливало их пределы. Принятые законы, закрепляя положения о гражданских свободах на основе Манифеста 17 октября, урезали права Государственной думы и Государственного совета. Утверждалось верховенство императора в законодательной инициативе: ему принадлежал «почин по всем предметам законодательства» и «единственно по его почину Основные государственные законы» могли подлежать пересмотру. За монархом оставалось полное право «назначать и увольнять председателя Совета министров, министров и главноуправляющих отдельными частями», что делало правительство неподотчетным Думе. Ст. 86 ОГЗ, по которой «никакой новый закон не может последовать без одобрения Государственного совета и Государственной думы», ограничивалась ст. 87, допускавшей принятие законов императором в перерывах работы Думы.

Ограничением деятельности народного представительства являлось право царя на установление времени ежегодного созыва Государственного совета и Государственной думы, определение продолжительности их занятий и сроков перерыва в течение года, роспуск по императорскому указу Думы «до истечения пятилетнего срока полномочий ее членов».

I Государственная дума начала свою работу 27 апреля 1906 г., просуществовав всего 72 дня. Кадеты получили в ней 35% депутатских мест. В условиях незавершенности процесса создания политических партий мелкие либеральные группировки примкнули к ним, обеспечив устойчивое кадетское большинство в Думе. Поднявшееся на активную борьбу за свои права, прежде всего за землю, русское крестьянство оказалось достаточно широко представленным в I Думе. Большинство избранных крестьян и леворадикальных интеллигентов, среди которых преобладали эсеры, энесы (свыше 20% мест), объединились в Трудовую группу. Большевики бойкотировали выборы в Думу. Торжественное открытие I Государственной думы состоялось в Зимнем дворце. После царского приветствия депутатов как «лучших людей» России и обещания сохранить дарованные установления депутаты на пароходе отправились в Таврический дворец, отведенный для заседаний Думы. Председателем был избран кадет, профессор Сергей Андреевич Муромцев.

В канун открытия Государственной думы был отправлен в отставку С. Ю. Витте, оставшийся членом Государственного совета и Комитета финансов. Проведение премьером политики вынужденного лавирования между по-прежнему влиятельными консервативными силами и набиравшими вес либеральными партиями, череда бесконечных маневров то в сторону реформ, то укрепления прежних основ и порядков привели к известному падению его авторитета в оппозиционных кругах общества и крайне раздражали царя. Верхи терпели Витте, пока он не добился заключения крупного заграничного займа, который должен был спасти Россию от очевидного финансового краха. Председателем Совета министров стал Иван Логгинович Горемыкин, известный как один из наиболее твердых приверженцев сохранения прежних устоев самодержавия и в силу этого не намеренный сотрудничать с Государственной думой. Но власть не учла, что радикально настроенные крестьянские депутаты, политические группы, выражавшие их настроения, и даже кадеты, стремившиеся сыграть роль ведущей политический партии, не могли себя вести в Думе послушно, одобряя любые предложения правительства.

В ответном адресе на «тронную речь» кадеты, не без влияния трудовиков, в весьма осторожных выражениях выразили намерение удовлетворить земельную нужду крестьян с помощью обязательного отчуждения частновладельческих, удельных, монастырских и церковных земель. Однако царь не принял депутацию, избранную для вручения адреса. Еще хуже оказались последствия просьбы кадетов сформировать свое, кадетское правительство. В ответ Горемыкин заявил, что пожелания Думы о составе правительства выходят за рамки ее компетенции. Более решительно поступили трудовики, предложившие вотум недоверия правительству, за который высказалось и кадетское большинство Думы. Горемыкин проигнорировал это постановление. В дальнейшем третирование Государственной думы со стороны правительства выражалось в довольно редком направлении в ее адрес основополагающих законопроектов, а поступавшие выглядели как насмешка. Дума всерьез должна была обсуждать законопроекты об учреждении оранжереи при Юрьевском университете в Дерпте, об освещении дома военного министра и т. п.

Тем не менее сама Государственная дума выдвинула законопроекты по наиболее животрепещущему вопросу российской жизни — аграрному. Внесенный кадетами законопроект предусматривал возможность отчуждения лишь части помещичьих земель с выкупом ее по «справедливой оценке». Трудовики, опираясь на волю крестьян, представили проект, в котором предлагалось принудительное отчуждение всех частнособственнических земель, включая и помещичьи, а затем их бесплатное распределение по установленной «трудовой норме». Дума поручила особой комиссии разработать земельный закон на началах принудительного отчуждения. Допустить обсуждение такого законопроекта власть никак не могла. 8 июля последовал Манифест о роспуске I Думы, обвинявшейся в разжигании смуты. Об окончании своих трудов депутаты узнали на следующий день, обнаружив на закрытых дверях Таврического дворца текст Манифеста. Попытка не подчиниться роспуску Думы как незаконному группой депутатов от кадетов, трудовиков и меньшевиков, уехавших в Выборг и принявших воззвание, не имела реальных политических последствий. Впрочем, 167 депутатов, подписавших «Выборгское воззвание», в декабре 1907 г. приговорили к 3 месяцам тюрьмы. Преследования перводумцев своеобразно отразились на ходе избирательной кампании во II Думу в крестьянской среде. Своих кандидатов, считая их «мучениками за народное дело», крестьяне стали укрывать, имена их заранее не оглашать, чтобы они не подверглись арестам или высылке.

Почувствовав ослабление революционного натиска и убедившись на примере I Думы, что кадеты не в состоянии повести за собой крестьянство, власти избирают более решительную тактику. Вместо отправленного в отставку Горемыкина председателем Совета министров в июле 1906 г. назначается Петр Аркадьевич Столыпин, принадлежавший к старинному дворянскому роду и проявивший себя энергичным управленцем в должности гродненского (1902—1903) и саратовского (1903—1905) губернатора, министра внутренних дел с апреля 1906 г. Преданность самодержавию он доказал решительным подавлением весной—летом 1905 г. крестьянских восстаний на территории вверенной ему губернии, чем заслужил монаршую благодарность. Одновременно Столыпину удалось удержать «в узде» черносотенные губернские организации и устраниться от участия в карательных экспедициях осени 1905 г., за что он даже прослыл либералом. Новый премьер избрал курс на раскол общины и модернизацию жизни русской деревни.

Революционное движение рабочих и крестьян, которое приобрело в 1905 г. значительные масштабы по своей численности, распространенности по территории страны, упорству и отваге участников, не могло прекратиться само собой, и его не сразу удавалось ликвидировать властям. Рабочее движение 1906 — первой половины 1907 г. оставалось еще значительным. В первые месяцы 1906 г. в стачках участвовало от 200 до 220 тыс. человек, а 70% стачек 1906 г. (в предшествующем году — 50%) сопровождались политическими требованиями. Из-за массовых локаутов рабочие прибегали к забастовкам реже и проводили их путем прекращения работы в ведущем цехе, организации бойкота заказов бастующих заводов и пр. В 1905—1906 гг. рабочие добивались полной или частичной победы приблизительно в 70% стачек, в 1907 г. — более чем в 40%. В течение 1906 г. получили распространение формы своего рода партизанской борьбы. Лето 1906 г. ознаменовалось новыми вспышками борьбы в армии и на флоте: беспорядки в крепости Брест-Литовск, в Дешлагаре (Дагестан); выступление артиллеристов крепости Свеаборг (побережье Финляндии), охватившее почти все укрепления на островах вокруг крепости. Свеаборг поддержали отряд Красной гвардии из Гельсингфорса, крейсер «Память Азова» и Кронштадт, где в ночь на 20 июля началось восстание матросов, минеров, саперов и рабочих дружин. Однако власти его подавили.

В 1906 г. вновь обострилось крестьянское движение, приближаясь в отдельные месяцы к самой высокой отметке 1905 г. Подъем крестьянских выступлений в Европейской России относится к маю 1906 г., увеличившись по частоте в сравнении с апрелем почти в 3,5 раза. В июне—июле накал борьбы достигает своего пика — свыше 1400 выступлений. Общее же их число (1843) в июне—сентябре превзошло уровень октября 1905 — января 1906 г. (1769). Достаточно высоким оставалось летом 1906 г. количество уездов (260, или 47,6%), охваченных крестьянским движением. Во второе полугодие 1906 — первую половину 1907 г. движение по-прежнему отличает значительное число крестьянских выступлений, в 2—3 раза превышающее показатель февраля—апреля 1906 г. В 1906—1907 гг. сохранялись такие формы крестьянской борьбы, как захват земель, сенокосов, лугов, скота, фуража, хлеба, продолжался и разгром помещичьих усадеб, большей частью уничтоженных в конце 1905 г. Всего в революцию было разгромлено до 2 тыс. (по новым подсчетам только в Европейской России и Грузии — 3—4 тыс.) имений. Общий размер убытков помещиков, поскольку крестьяне захватывали зерно, орудия труда и другое имущество ненавистных землевладельцев, составил около 29 млн руб. Наибольшее число владений было уничтожено в основных центрах крестьянского движения: в ЦЧО — почти 700, Поволжье и Пензенской губернии — свыше 1200, прибалтийских губерниях — около 650. Разрушая усадьбы, крестьяне стремились изгнать помещиков из деревни, чтобы завладеть землей, которая, по их убеждению, должна принадлежать тем, кто ее обрабатывает. Значительную часть в аграрном движении 1905—1907 гг. составили забастовки сельскохозяйственных рабочих. В 1905 г. они охватили 50% уездов Европейской России, а в прибалтийских губерниях и районах капиталистически организованного свекловичного производства — 70—87% уездов.

«Приговорное движение» было одним из основных проявлений решительной борьбы русского крестьянства за свои права. Инициированное указом 18 февраля, это движение до осени 1905 г. не приобрело значительного размаха, несмотря на усиление интереса крестьянства к событиям внешней жизни, в частности политической. Этот интерес разжигали демократически настроенная сельская интеллигенция (учителя, врачи, земские служащие и др.), рабочие, приезжавшие в родные края. Наиболее восприимчивы к политической агитации были грамотные крестьяне, доносившие затем ее идеи в приемлемой форме до своих односельчан. В приговорах этого времени преобладает описание нищеты, бесправия, невежества и забитости крестьян, высказывается мысль о переходе государственных, удельных, церковных, а также в известной мере и частновладельческих земель в руки крестьян. С октября 1905 г. резко упало число приговоров, адресованных царю и правительству, но возобладали обращения к революционным организациям. Несколько тысяч их поступило в адрес II съезда Крестьянского союза (ноябрь 1905 г.), который настойчиво рекомендовал составление общественных приговоров о крестьянских нуждах. Содержание приговоров свидетельствует о радикализации крестьянских требований, прежде всего политических: созыв Учредительного собрания и Государственной думы, наделенной законодательными правами; расширение прав земства; выборность его и всех властей сверху донизу. Крестьяне высказались за введение демократических свобод, всеобщего бесплатного образования. В большинстве приговоров заявлялось о необходимости уничтожения частной собственности на землю и передачи всех земель крестьянству. На этом этапе проявилось влияние взглядов эсеров и социал-демократов на содержание крестьянских требований. Газеты этих партий публиковали образцы приговоров, агитаторы участвовали в обсуждении и составлении документов на сходах. Выборы в I Думу и ее деятельность были связаны с массовым распространением приговоров вопреки противодействию властей. После речи царя и министерской декларации 13 мая усиливается поток приговоров и телеграмм с выражением поддержки депутатов против министров, требований «свободы», без которой, как подчеркивается, нельзя добиться земли.

II Государственная дума отличалась изменением партийного состава. Кадеты потеряли почти половину своих мест, но увеличилось число депутатов, представлявших октябристов и черносотенцев, а также левые партии. Трудовики, эсеры и энесы получили во II Думе 157 мест вместо прежних 94, социал-демократы — соответственно 65 вместо 18. Полевение Думы означало, что дни ее сочтены. Правительство не могло выйти из кризиса, не прибегая к насилию, а энергия масс, особенно рабочих, была уже на исходе. Забастовочное движение в первой половине 1907 г. отмечено небольшим подъемом в январе и резким всплеском в мае. Открытие II Государственной думы состоялось 20 февраля 1907 г. Председателем был избран известный деятель земского движения и один из основателей кадетской партии Федор Александрович Головин. Кадеты надеялись создать конституционный центр, привлекая фракции народнической ориентации и часть депутатов от октябристов, польского коло и мусульманской группы. Они не допустили голосования о вотуме недоверия правительству и после правительственной декларации высказались за переход к очередным делам. С помощью октябристов и запугивания трудовиков угрозой роспуска Думы кадеты добивались принятия большинства правительственных законопроектов.

Предложенный кадетами новый земельный закон отличался от предыдущего проекта: не все крупные владения подлежали отчуждению; примерно половина расходов по вознаграждению помещиков за отчуждаемую землю возлагалась на крестьян; исчезло признание национализации в виде образования постоянного государственного фонда. Черносотенцы и октябристы выступили против любых предложений о принудительном отчуждении помещичьих земель. Трудовая группа поставила на обсуждение Думы проект «Основных положений земельного закона», воспроизводящий их прежнюю записку. Трудовики и эсеры доказывали принадлежность земель народу и нелепость предложений их покупки теми, чьей собственностью они являются. Они особо подчеркивали, что эти земли — «свои земли», «нами уже десять раз отработаны кровью, потом и деньгами». Критике подвергался принцип неприкосновенности и священности частной собственности на землю. Депутат из Саратовской губернии заявил: «Бог сотворил человека и вручил ему землю, но у нас ее нет, почему это? Я прямо скажу и откровенно: украли у нас ее». Выступивший перед окончанием прений Столыпин ответил на эти требования многомиллионной массы крестьянства, трудом которой обрабатывалось и большинство помещичьих земель, что правительство не позволит «обездолить 130 тыс. владельцев и оторвать их от привычного и полезного для государства труда». Слова премьера привели к выработке всеми левыми фракциями формулы с требованием принудительного отчуждения частновладельческих земель и немедленной отмены столыпинских аграрных законов, утвержденных по ст. 87. Кадеты сорвали обсуждение этой формулы.

Слушания аграрного вопроса показали, что кадетский центр не способен добиться соглашения с левыми фракциями, но распускать Думу в ходе данных дебатов, когда усмирение деревни не закончилось, было рискованно. Власти прибегли к обвинению в «военном заговоре» против государственного строя депутатов РСДРП. Как позднее признавался Ф. А. Головин, «был действительно заговор, но не заговор 55 членов Думы... а заговор Столыпина и К° против народного представительства и основных государственных законов». В ночь на 3 июня 1907 г. был произведен арест социал-демократической фракции, а днем опубликован Манифест о роспуске Думы. Первая российская революция завершилась. Страна вступила в новый период своей истории.

* * *

Революция 1905—1907 гг. имела главными причинами те несоответствия, которые сложились в российском обществе к началу XX в. и определили ее цели — уничтожить остатки феодализма в политическом строе, социальной структуре общества и его экономическом базисе, обеспечив интенсивную модернизацию страны, преодоление ее социокультурной отсталости. Реализация этих целей требовала упразднения неограниченной монархии, уничтожения сословного неравноправия, ликвидации или ограничения помещичьего землевладения, обеспечения свободы предпринимательской деятельности. Однако революция шла в своих требованиях еще дальше, выдвигая демократические лозунги всеобщего равноправия, прямых и тайных выборов при формировании представительных учреждений, установления 8-часового рабочего дня и т. д. Основную борьбу в России вели пролетариат и крестьянство. В 1905—1907 гг., по официальным, вдвое заниженным данным, бастовало 4,7 млн рабочих, т. е. в 4 раза больше, чем в предшествующее десятилетие. Рабочие поднялись и на вооруженное восстание против самодержавия. Пролетариат не раз вставал на защиту тех, кто подвергался преследованию властей, что формировало в обществе представление о нем как основном борце за свободу и демократию. Мощность протестного движения многомиллионного российского крестьянства (26 тыс. различных проявлений) является важнейшим показателем размаха революции. Крестьянская борьба в 1905—1907 гг. проходила под лозунгом ликвидации помещичьей собственности и многочисленных революционно-демократических требований, зафиксированных в тысячах крестьянских приговоров. Необычайно значительную роль в первой русской революции сыграла интеллигенция, активно участвуя в революционных событиях или им сопереживая. Только ее меньшинство оказалось по другую сторону баррикад. Интеллигенция стала основой политических партий России, она активно действовала в возникших новых структурах (профессионально-политические союзы, Государственная дума); расширившимся полем ее деятельности стала журналистика. Революционно-демократическая интеллигенция являлась одним из самых энергичных участников массовых движений. Не осталась в стороне от борьбы учащаяся молодежь, особенно студенчество. Российская буржуазия не стремилась на баррикады, в массовом движении ее представляли в основном средние городские слои. В процессе развития революции усиливалась роль политических партий, привносивших в стихийное движение масс свое понимание задач и свои представления о будущем устройстве российского общества. И все-таки в революции 1905 г. стихийный процесс ее развития и подъемов опережал деятельность политиков и идеологов движения.

Революция 1905—1907 гг. потерпела поражение в том смысле, что попытка уничтожить препятствия на пути модернизации страны не удалась до конца, так как самодержавная власть удержалась, а проведенные под влиянием революции реформы не разрешили тех противоречий, которые вызвали революционный кризис в России. Тем не менее царизму были нанесены такие удары, от которых он уже не смог оправиться. Царская монархия удержалась, пойдя на уступки требованиям революционных сил и отвечая на вызовы процесса модернизации. Попытки после революции отменить ее завоевания были обречены на провал. Россия перешла в другую эпоху, изменились весь ее облик и уклад жизни. Революция пробудила от вековой спячки миллионы крестьянства, резко изменила уровень политической сознательности рабочих. Революция, показав в действии все классы общества и партии, способствовала развитию новых форм политической деятельности, росту политической культуры общества.

Размах революции и продемонстрированное ее участниками многообразие форм борьбы против угнетения и бесправия трудящихся не могли не оказать влияние на развитие массовых народных движений в начале XX в. во многих странах мира.


Поделиться: