Глава 3

ПЕРВАЯ РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1905—1907 гг. И МОДЕРНИЗАЦИЯ РОССИИ

§ 1. НАРОД И ВЛАСТЬ НА НАЧАЛЬНОМ ЭТАПЕ РЕВОЛЮЦИИ. НАРАСТАНИЕ РЕВОЛЮЦИОННОГО НАТИСКА В СЕНТЯБРЕ—ДЕКАБРЕ 1905 г.

Весь 1904 г. отмечен усилением массового движения рабочего люда и крестьянства по всей стране. Прокатившаяся осенью волна стачек улеглась ненадолго. В декабре в бакинской всеобщей забастовке участвовало до 25 тыс. человек. Рабочие держались стойко и впервые в российской истории добились заключения коллективного договора с предпринимателями, по которому устанавливался 9-часовой рабочий день, а заработная плата увеличивалась на 20%. 3 января 1905 г. началась стачка на Путиловском заводе, к 8 января она стала всеобщей. В стремлении погасить разгоравшийся пожар Г. Гапон активизировал подготовку петиции рабочих к царю. Выработанный в ходе обсуждений документ сочетал искреннюю веру в милость и заботу монарха о народе с выражением недовольства своим положением и требованием демократических реформ. «Государь! Мы, рабочие и жители города С.-Петербурга разных сословий, наши жены, и дети, и беспомощные старцы-родители, пришли к тебе, государь, искать правды и защиты. Мы обнищали, нас угнетают, обременяют непосильным трудом, над нами надругаются, в нас не признают людей, к нам относятся как к рабам, которые должны терпеть свою горькую участь и молчать», — говорилось в петиции. Помимо созыва Учредительного собрания путем «всеобщей, тайной и равной подачи голосов», в ней предлагалось введение демократических свобод — слова, собраний, совести, неприкосновенности личности. Конец петиции звучал с некоторой угрозой: «Не отзовешься на нашу мольбу — умрем здесь на этой площади, перед твоим дворцом... У нас только два пути: или к свободе и счастью, или в могилу».

Социал-демократам не удалось убедить питерцев отказаться от гапоновского замысла и оставалось только быть вместе с рабочими. Комитет РСДРП выпустил листовку «К солдатам», призывая не стрелять в рабочих. От имени обеспокоенных деятелей культуры М. Горький испрашивал приема у министра внутренних дел, но получил отказ. Открыто власти не препятствовали обсуждению петиции, подготовке шествия, намеченного на воскресенье 9 января, но на собраниях у петербургского градоначальника 7 и 8 января была определена детальная диспозиция войск. О принимаемых мерах П. Д. Святополк-Мирский доложил царю, уехавшему потом в Царское Село. Ранним, по-зимнему темным утром возглавляемые Гапоном 140-тысячные колонны с иконами, хоругвями, портретами царя, с пением молитв и гимна двинулись с рабочих окраин в центр города. На площади перед Зимним дворцом манифестантов встретили цепи солдат, которые после первых холостых залпов начали стрелять по безоружным. Рабочие колонны, направлявшиеся в центр, расстреливали и в других районах города. Охваченные паникой люди избивались казаками, не щадившими ни старого, ни малого. Число убитых и раненых достигало 5 тыс. Очевидная бессмысленность и жестокость расправы с беззащитными, мирно настроенными людьми, среди которых было много детей, стариков, женщин, вызвали взрыв возмущения в различных кругах русского общества и за границей. Утверждения, что Николай II отсутствовал в столице и не отдавал приказ стрелять, не могли вернуть прежних иллюзий. Рабочие, которые утром шли просить царя о помощи, вечером 9 января строили баррикады. Началось разоружение городовых, нападение на полицейские участки, захват оружейных магазинов. Первые баррикады появились на Васильевском острове еще днем. Протест так стремительно развивался, что стало ясно — в России началась революция.

Массовые движения зимой—летом 1905 г. и тактика власти. На кровавое злодеяние властей ответом были стачки протеста, в которых участвовало до 440 тыс. человек. За один месяц бастовало больше, чем за все предшествующее десятилетие. Стачки сопровождали массовые демонстрации под лозунгом «Долой самодержавие!». В авангарде движения были металлисты. На их долю в первом квартале 1905 г. приходилось 3/4 всего числа политических стачечников. Брожение перекинулось и в деревню. В феврале отмечены волнения в Курской, Орловской и Черниговской губерниях, а к апрелю 1905 г. они охватили более 20% уездов Европейской России. В первомайских стачках приняло участие свыше 200 тыс. рабочих. В движение включился самый многочисленный отряд российского пролетариата — текстильщики. Большую роль в событиях мая—июня 1905 г. сыграла всеобщая стачка в крупном индустриальном центре — Иваново-Вознесенске. Она длилась с 12 мая по 23 июля; в ней участвовало до 70 тыс. человек. По инициативе рабочих в городе создали особый орган, названный Советом уполномоченных. Он взял на себя поддержание порядка, сбор денег в пользу бастующих и снабжение забастовщиков и их семей.

Стремительно росло число крестьянских выступлений: в январе — 17, феврале — уже 109, апреле — 144. В мае эта цифра более чем удвоилась, а в июне приближалась к 500. Всего до сентября 1905 г. только в Европейской России произошло свыше 1600 выступлений крестьян, т. е. в среднем по 200 в месяц против 240 за весь 1904 г. Основными очагами борьбы стали Черноземный центр, Поволжье, прибалтийские губернии и Кавказ. Крестьяне захватывали и запахивали помещичьи земли. В Курской, Черниговской, Орловской губерниях участились разгромы и поджоги дворянских усадеб. На усмирение восстаний бросили войска. Крестьян пороли, заставляли часами стоять на коленях в снегу, отбирали захваченное добро, сжигали дома зачинщиков. В районах, больше затронутых аграрной капитализацией (Правобережная Украина, Новороссия), крестьянские выступления соединялись со стачками сельскохозяйственных рабочих. В Лифляндии и Курляндии крестьяне и батраки выступали против засилья немецких баронов и богатых хуторян. В Эстляндии в стачках объединялись мызные рабочие, батраки и арендаторы. В Гурии крестьяне весной поделили захваченные земли. Организованные в Озургетском районе комитеты выставили политические требования — созыв Учредительного собрания, введение демократических свобод. После появления указа от 18 февраля 1905 г., дозволившего всем подданным обращаться к верховной власти по вопросам своего бедственного положения, повсеместно стали проходить сельские сходы, на которых принимались «приговоры» с изложением крестьянских требований. Попытки правительства запретить обсуждение общегосударственных вопросов не удались.

Брожение затронуло и армию. Знаменательным событием стало восстание 14 июня 1905 г. на броненосце «Князь Потемкин-Таврический». Поводом послужил протест матроса Вакуленко против некачественной пищи. Его избиение и попытка ареста привели к возмущению команды — Вакуленко освободили из-под стражи, а наиболее ненавистных офицеров перебили. «Потемкин» направился в Одессу, охваченную всеобщей забастовкой. Однако матросам и рабочим не удалось объединиться. Отправленная на подавление восставшего корабля эскадра Черноморского флота 17 июня появилась вблизи Одессы, но матросы отказались стрелять в мятежников, а броненосец «Георгий Победоносец» присоединился к ним. Командование поспешило увести эскадру. К этому времени власти в Одессе, овладев положением, захватили «Георгия Победоносца». Сосредоточение на берегу войск и артиллерии не позволяло «Потемкину» подходить к порту, хотя у него заканчивались запасы угля, воды, продовольствия. Вечером 18 июня восставший корабль направился к западным берегам и в конце июня бросил якорь в румынском порту Констанца. «Потемкин» был сдан местным властям, а матросы сошли на берег в качестве политэмигрантов.

В начале революции самодержавие надеялось на быстрое подавление народного бунта. С уступками в ответ на требования революционных сил власть не спешила. Несмотря на очевидную необходимость скорейшего решения вопроса о созыве народных представителей, только в середине февраля Николай II поручил новому министру внутренних дел А. Г. Булыгину составить соответствующий проект. Его предваряли обнародованные 18 февраля Манифест, призывавший власти и население содействовать правительству в искоренении крамолы, и указ, разрешавший представление на имя царя от частных лиц и учреждений предложений об усовершенствовании государственного устройства и улучшении народного благосостояния. Подписанный в тот же день Николаем II рескрипт на имя Булыгина объявлял о намерении «привлекать достойнейших, доверием народа облеченных людей к участию в предварительной разработке и обсуждении законодательных предположений».

Нарастание открытого сопротивления народа способствовало возникновению и активизации деятельности политических организаций. Накал этой борьбы заставлял либералов делать шаги навстречу требованиям масс. В программе «Союза освобождения», принятой на III съезде (март 1905 г.), предусматривалось создание народного представительства (без указания: в условиях монархии или республики), введение буржуазно-демократических свобод и осуществление социальных реформ. Общеземский съезд (апрель 1905 г.) высказался за монархию с двухпалатным народным представительством. Гораздо радикальнее выступали организации, возникшие в условиях революции. В марте—апреле 1905 г. появились имевшие политическую окраску профессиональные союзы демократической интеллигенции: академический союз профессоров, союзы писателей и журналистов, инженеров, учителей, адвокатов, врачей, агрономов, статистиков, конторщиков, железнодорожных служащих и пр. На учредительном съезде «Союза союзов» (май, Москва), хотя и подчеркивалась нейтральность, беспартийность союзов, большинством голосов было признано, что их целью является мобилизация общественности для борьбы с существующим режимом. В начале июля III съезд «Союза союзов» признал проект Булыгина о законосовещательном представительстве «дерзким вызовом со стороны правительства всем народам России» и счел недопустимым какое-либо участие в нем. Созданный летом 1905 г. Всероссийский крестьянский союз (ВКС) высказался за немедленный созыв Учредительного собрания на основе всеобщих, равных, тайных и прямых выборов; введение политических свобод и амнистию политическим заключенным; уничтожение частной собственности на землю и отобрание без всякого выкупа монастырских, церковных, удельных, кабинетских и государственных земель. Съезд РСДРП (Лондон, апрель 1905 г.) призвал к вооруженному восстанию с целью свержения самодержавия и установления демократической республики.

Активная борьба народа весной—летом 1905 г. и нарастание оппозиционных выступлений заставили самодержавие 6 августа опубликовать законоположение о Государственной думе, которая по своим правам и составу не могла рассматриваться как реальное народное представительство. Думу, прозванную «булыгинской» по имени автора ее проекта, поддержало консервативное дворянство. Сентябрьский съезд земских и городских деятелей признал желательным участие в думских выборах. За бойкот высказались социал-демократы, эсеры и левый фланг либерализма в лице «Союза союзов», что делало булыгинскую думу мертворожденным созданием.

* * *

Осенью 1905 г. основным очагом революционной борьбы в стране стал крупнейший по численности пролетарский центр — Москва. Начало сентябрьским стачкам положили печатники типографии И. Д. Сытина. 23 сентября забастовка охватила все московские типографии. Очень быстро в движение вовлекались рабочие других профессий, занятые в крупных и мелких заведениях, — текстильщики, металлисты, трамвайщики, деревообделочники, булочники, кондитеры, строители и пр. Стачки, начинавшиеся как экономические, стремительно перерастали в политические. После прекращения полугодовой забастовки открывшиеся учебные аудитории, особенно Московского университета, стали использоваться для проведения многотысячных митингов. Принятое правительством при согласии либеральной профессуры решение снова закрыть университет привело к росту активности демократически настроенных студентов и расширению уличной борьбы. Действия властей по разгону демонстраций, митингов рабочих и студентов приводили к настоящим сражениям.

Всероссийская Октябрьская политическая стачка и Манифест 17 октября. Выступления рабочих и студентов Москвы поддержали Петербург и другие города. От Москвы как крупнейшего промышленно-торгового центра железнодорожные линии тянулись во все уголки страны, поэтому вступление в борьбу рабочих-железнодорожников резко изменило характер стачки. Предложение МК РСДРП объявить всеобщую стачку на железных дорогах, в депо, железнодорожных мастерских было поддержано Центральным бюро железнодорожного союза, в состав которого входили эсеры и либералы. 7 октября в Москве забастовали Казанская и Ярославская железные дороги. В последующие три дня прекратилось движение на остальных 6 линиях Московского железнодорожного узла. К 10 октября забастовка охватила почти все дороги страны, что парализовало жизнь империи не только в экономическом, но и в управленческом отношении. С 11 октября стачка в Москве перерастает во всеобщую.

Забастовка в Петербурге тоже сопровождалась уличными демонстрациями, столкновениями с полицией и войсками. 11 октября на 10-тысячном митинге рабочих, служащих, студентов возле Петербургского университета прозвучал призыв к всеобщей стачке. К 15 октября в городе остановились практически все крупные предприятия и железные дороги. Примеру столиц последовали другие регионы. Политическая стачка быстро охватила промышленные губернии вокруг Москвы и стала распространяться на Поволжье, Урал, Юг России, Украину, Закавказье, Белоруссию, Литву, Прибалтику, Польшу, перекинулась в Сибирь и Туркестан. Во многих городах выступления рабочих сопровождались сооружением баррикад, стычками с войсками и полицией (Харьков, Екатеринослав, Одесса, Полтава, Ревель, Саратов, Самара и др.). К стачке присоединились учащиеся, мелкие служащие, учителя, инженеры, адвокаты, врачи. По всей стране не работало свыше 2,5 тыс. предприятий, бастовали железные дороги, почта и телеграф; прекратили работу городской транспорт, коммунальные службы, учебные заведения, магазины, вынужденно закрывались административные учреждения, конторы Государственного банка и частных коммерческих обществ. В Октябрьской стачке участвовало около 1 млн промышленных рабочих, свыше 700 тыс. железнодорожников, а общее число бастующих с учетом учащихся и служащих превышало 2 млн человек. Стачка сопровождалась массовыми митингами, шествиями, политическими демонстрациями. В различных регионах России создаются новые органы борьбы — Советы рабочих депутатов, избиравшихся на фабриках и заводах. Помимо Петербурга и Москвы, в октябре—декабре 1905 г. Советы рабочих депутатов действовали более чем в 50 городах и рабочих поселках.

В октябрьские дни 1905 г. страна стояла на пороге вооруженного восстания. Получивший диктаторские полномочия петербургский генерал-губернатор Д. Ф. Трепов разослал всем генерал-губернаторам, губернаторам и градоначальникам телеграмму, предписывавшую не останавливаться перед применением вооруженной силы. Его приказ от 14 октября гласил: «Холостых залпов не давать и патронов не жалеть». Однако приступить к реализации этого замысла у царских властей не было сил. Но и у бастующих их было недостаточно для решающего удара. В условиях зыбкого равновесия верховная власть искала и другие выходы из ситуации. С 14 по 17 октября в Петергофе шли непрерывные совещания по разработке новых актов. Поручив написать один из вариантов манифеста С. Ю. Витте, император прибегал к разным уловкам и вынуждал его максимально уменьшить предоставляемые права и свободы, урезать полномочия будущей Государственной думы. Узнав, что Николай II в принципе готов принять его текст, Витте решительно заявил об уходе в отставку, вынуждая тем самым царя дать согласие. Отступать больше было некуда и некогда. Даже переписывать набело проект нового акта не стали. Вечером 17 октября Николай II его подписал. Манифест даровал «незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы слова, собраний и союзов», заявлял о предоставлении Думе законодательных прав, привлечении к участию в ней «по мере возможности» тех «классов населения», «которые ныне совсем лишены избирательных прав».

Обнародование Манифеста вызвало ликование масс, добившихся первой победы в ходе упорной борьбы. Во многих городах России проходили грандиозные митинги и шествия, вынудившие власть пойти на новые уступки. 21 октября была объявлена, хотя и в урезанном виде, политическая амнистия. В отставку со своих постов был отправлен Трепов. Николай II ускоряет решение вопроса о создании правительственного кабинета с целью «объединить деятельность министров» и «восстановить порядок повсеместно». Председателем Совета министров, превращенного в постоянно действующее высшее правительственное учреждение, был назначен С. Ю. Витте. Этот выбор объяснялся умением Витте находить общий язык с деловыми кругами и либеральной оппозицией, расположением к нему иностранных банкиров, у которых требовалось получить заем на подавление революции.

Будучи не в силах открыто расправиться с волнениями, царизм попытался направить против них монархически настроенные слои населения. Выходцы из мещан, мелких торговцев, городских низов привлекались в отряды «черной сотни», руководители которых возбуждали их ненависть против представителей революционных партий, особенно евреев, якобы заставивших царя внести изменения в прежние устои. Волна погромов, избиений и убийств прокатилась по стране. Такие действия властей нередко вызывали новый протест. Похороны большевика Н. Э. Баумана, убитого в Москве, превратились в грандиозное шествие по центральным улицам города рабочих, студентов и представителей творческой интеллигенции.

Октябрьская стачка оказала стимулирующее влияние на рост освободительного движения на национальных окраинах. В ходе всеобщей стачки в Финляндии рабочие создали свою Красную гвардию. Волнения вынудили генерал-губернатора бежать на военном корабле, а царя подписать 22 октября Манифест о восстановлении автономии Финляндии. Продолжили всероссийскую стачку польские рабочие, еще в начале июня поднимавшиеся в Лодзи на вооруженное восстание. Осенью 1905 г. массовые митинги и демонстрации в промышленных центрах Польши часто заканчивались кровавыми столкновениями с полицией. 28 октября правительство объявило военное положение на всей территории Царства Польского. Однако в 1905—1907 гг. этно-конфессиональные противоречия в большинстве национальных регионов России заслонялись социальными, и сепаратистские настроения проявлялись в слабо выраженной тенденции.

События всероссийской стачки повлекли резкий подъем крестьянского движения, пик которого приходится на ноябрь—декабрь 1905 г., когда в Европейской России произошло почти 1400 выступлений. Начавшись в Саратовской и Черниговской губерниях, крестьянские восстания вскоре охватили другие губернии ЦЧО (Тамбовская, Воронежская, Курская, Харьковская, Полтавская) и Поволжья (Симбирская, Пензенская), распространились на Прибалтику, Литву, Белоруссию, Грузию и Польшу. Движение не обошло сравнительно многоземельные регионы (Приуралье, Сибирь, Степной край). Осенью крестьянские выступления отмечены в половине уездов (240) Европейской России, исключая Кавказ и Прибалтику. Существенным импульсом для роста движения послужил Манифест 17 октября, в котором даже не упоминался земельный вопрос. В эти месяцы особенно распространились разгромы и поджоги помещичьих имений, вооруженные столкновения с войсками. В Балашовском уезде Саратовской губернии уничтожили все помещичьи усадьбы. В Курляндии и Лифляндии сожгли и разгромили почти 500 имений немецких баронов (43%), а их общие убытки составили 9 млн руб. Проявлением крестьянской решимости и инициативы стали смещение руководства сельских и волостных сходов, организация комитетов по распределению захваченной земли и народных судов, создание в ходе восстаний революционных комитетов и боевых дружин. Направляемые на село воинские отряды вешали и расстреливали крестьян, осуществляли массовые порки. Одновременно власть пошла на важнейший шаг — отмену выкупных платежей с 1 января 1907 г. Однако достичь краткого спада крестьянской борьбы удалось лишь в феврале—апреле 1906 г.

Свидетельством развития политического сознания крестьянства стал быстрый рост Всероссийского крестьянского союза. К концу 1905 г. он объединил не менее 200 тыс. членов и имел на местах, по неполным данным, 470 волостных и сельских организаций. В ряде регионов местные комитеты ВКС, в которые входили эсеры и социал-демократы, возглавляли вооруженные восстания и при их победе брали власть в свои руки. Настроения крестьянства отразил съезд ВКС (ноябрь, Москва). Помимо требования созыва Учредительного собрания, он высказался за ликвидацию частной собственности на землю и всю ее передачу, в первую очередь помещичьей, в собственность всего народа.

В октябре—декабре 1905 г. вновь усилились революционные выступления в армии и на флоте (всего их было около 200), которые очень быстро подавлялись. Наиболее дерзким явилось восстание в Севастополе, где был создан Совет матросских, солдатских и рабочих депутатов, выдвинувший требование немедленного созыва Учредительного собрания. Военное руководство восстанием осуществлял капитан 2-го ранга П. П. Шмидт, завоевавший симпатии матросов и рабочих как создатель «Союза офицеров — друзей народа» (1905) и одной из первых профсоюзных организаций на морском транспорте. Прибыв 14 ноября на крейсер «Очаков», Шмидт поднял на нем красный флаг и вымпел командующего. Восстание охватило большинство военных судов и частей севастопольского гарнизона. Властям удалось стянуть к городу верные войска и расстрелять «Очаков». Шмидт, не покинувший крейсер, вместе с активными участниками предстал перед военным судом. В феврале 1906 г. его и ряд руководителей восстания расстреляли.

С конца октября 1905 г. губернии, охваченные крестьянскими волнениями, стали объявляться на чрезвычайном или военном положении. К декабрю их число превысило 40. В важнейшие центры борьбы крестьянства направлялись карательные экспедиции под командованием царских генерал-адъютантов. В начале ноября в ответ на требование петербургских рабочих о введении 8-часового рабочего дня закрываются сначала казенные, а затем частные заводы, что вызвало увольнение около 100 тыс. рабочих. Вскоре появляются указы о применении чрезвычайных мер против забастовок на железных дорогах, почте, телеграфе и лиц, ведущих пропаганду в армии, об уголовном преследовании забастовщиков; производится закрытие 8 столичных газет и арест Петербургского Совета рабочих депутатов.

Московское восстание. Известия о репрессиях были получены в Москве в разгар волнений солдат гарнизона города, начатых 2 декабря Ростовским гренадерским полком. По предложению Московского Совета 5 декабря на заводах и фабриках прошли митинги и собрания, на которых рабочие решительно заявили, что не желают расставаться с завоеваниями революции и не сдадутся без боя. Начавшаяся вечером в училище Фидлера у Чистых прудов городская конференция РСДРП высказалась за проведение всеобщей политической стачки и подготовку восстания. Ее решение поддержали делегаты железных дорог. Большевики, меньшевики и эсеры договорились о единстве действий в предстоящих выступлениях. 6 декабря Московский Совет единогласно постановил начать в 12 часов 7 декабря всеобщую политическую забастовку, возложив руководство борьбой на Исполнительный комитет.

На следующий день остановилось большинство фабрик и заводов города. Началась забастовка железнодорожников, хотя продолжала работать под усиленной охраной войск Николаевская дорога, связывавшая обе столицы. Возможности боевых дружин оценивались военными специалистами невысоко. К началу стачки волнения в московском гарнизоне были подавлены, а неустойчивые части московский генерал-губернатор Ф. В. Дубасов разоружил и изолировал в казармах. 7 декабря он ввел в городе военное положение и, воспользовавшись пассивностью забастовщиков, стал наносить удары. 9 декабря пулеметным огнем была расстреляна, а затем разогнана драгунами демонстрация на Страстной площади. Вечером артиллерийскому обстрелу подверглось училище Фидлера. В ночь на 10 декабря по городу развернулось строительство баррикад, а днем столкновения с войсками происходили уже в разных районах. Рабочие сопротивлялись отчаянно и часто успешно. Войска, пытаясь расколоть восставших, вытесняли их за Садовое кольцо, в сторону рабочих окраин. Дубасов настойчиво требовал подкрепления из столицы, но там войска удерживали на заставах 100 тыс. бастущих, охраняя вокзалы и другие стратегические пункты города.

12—15 декабря борьба в Москве достигла наивысшего напряжения. Восставшие потеснили войска в районе Арбата. Боевые дружины пытались перекрыть движение по Николаевской дороге. 13 декабря газета «Право» сообщала: «Канонада не смолкает. Грохочут пушки, трещат пулеметы, в воздухе свистит шрапнель... В бою уже пали сотни, а может быть и тысячи жертв... Быстро редеющие ряды революционеров, расстреливаемых буквально, как птицы, ежеминутно пополняются новыми и новыми силами... Замечательное мужество обнаруживают, между прочим, женщины». 13-го вечером Николай II решил послать подкрепление. Утром 16 декабря в Москву прибыли гвардейский Семеновский и Ладожский полки, что позволяло властям начать решительное наступление. Последним очагом борьбы оставалась Пресня. В ночь с 18 на 19 декабря Московский Совет принял решение о прекращении восстания.

Известие о московских событиях побудило к вооруженным выступлениям рабочих других городов. 10—13 декабря начались восстания в Харькове, Екатеринославе, Ростове-на-Дону, Новороссийске, рабочем районе Нижнего Новгорода Сормове и на Мотовилихинском заводе близ Перми. Волна восстаний прокатилась по станциям и городам, расположенным вдоль Сибирской магистрали. В ряде мест создавались «рабочие республики». В Новороссийске и Красноярске они просуществовали 2 недели, а в Чите — почти 2 месяца.


Поделиться: