§ 2. ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ АККОРДЫ РОССИИ НА ГРАНИ ВЕКОВ

Знакомя читателя с развитием событий в области внешней политики России, вновь вернемся к 1796 г., к тому моменту, когда Екатерина II была готова послать русский корпус во главе с А. В. Суворовым на борьбу революционной Францией. Сменивший ее на троне Павел I, страшась «французской заразы», целиком разделял эти намерения, но тревожная внутриполитическая обстановка, финансовые затруднения, отсутствие единства в антифранцузской коалиции заставили русское правительство на какой-то момент воздержаться от военных действий и даже вступить с Директорией в секретные переговоры. Тем не менее период, когда Россия пыталась остановить волну французских завоеваний чисто дипломатическим путем, закончился почти мгновенно. К тому же при дворе была сильная группировка, считавшая мир с Францией невозможным (в нее входили А. Р. Воронцов, С. Р. Воронцов, Н. П. Панин, А. К. Разумовский и др.). Да и контакты дипломатии были прерваны действиями Франции. Мало того, что Франция господствовала в Северной и Центральной Италии, мало того, что Цизальпийская, Лигурийская, Батавская и Гельветическая республикистали ее сателлитами, французская буржуазия стремилась еще и к завоеванию восточного Средиземноморья. Французские войска оккупировали Ионические острова, усилив возможность неограниченного давления на Турцию — давнего врага России. В 1798 г. Наполеон предпринял поход в Египет и, заняв Каир, двинулся в Сирию. Французами был захвачен остров Мальта, незадолго до этого принявший покровительство России. Следующими объектами агрессии могли стать Константинополь и проливы, а там и Черное море. Разумеется, Россия не могла и не хотела с этим мириться.

Россия вновь стала готовиться к войне с Францией. На просторах Подолии и Волыни разместился семитысячный корпус французских эмигрантов. В России укрылись почти все члены династии Бурбонов. В ответ на захват Мальты Павел I принял сан гроссмейстера Мальтийского ордена иоаннитов, претендуя на влияние в Южной Европе. Против Франции сформировалась и коалиция, куда кроме России и Англии вошла и Австрия, которая не могла примириться с отторжением Францией Швейцарии и Северной Италии. Установив с Австрией фактический союз, Павел I направляет туда в июле 1798 г. корпус генерала А. Г. Розенберга.

Наметилось и прямое сближение с Турцией, которая раздражена была захватом французами Египта. В 1798 г. Турция объявила войну Франции и обратилась к России за помощью.

В сентябре 1798 г. русская Черноморская эскадра под командованием вице-адмирала Федора Федоровича Ушакова прошла проливы и, объединившись с турецким флотом Кадыр-Абдул-бея, взяла курс на Ионические острова. Впереди была тяжелейшая борьба с хорошо оснащенными мощными опорными базами французов, да еще с таким союзником России, как Турция, что делало сомнительными расчеты на поддержку местным населением. Хорошо еще, что султан предписал турецкому адмиралу «почитать нашего вице-адмирала, яко учителя». Ф. Ф. Ушаков быстро (в течение полутора месяцев) захватил с юга все мелкие острова и вскоре подошел к острову Корфу. Это была одна из сильнейших крепостей Европы. Взнесенная высоко на гору, окруженная мощными гранитными стенами, с высеченными в скалах укреплениями, она была поистине неприступна. Ключом к обороне острова Корфу был остров Видо. Гарнизон крепости достигал 3 тыс. человек, а гарнизон острова Видо — около 800 человек. Сильная артиллерия и французские суда под стенами крепости дополнял и систему обороны.

Борьба за остров Корфу. Главные силы русского флота подошли к острову Корфу 9 января 1799 г. Ф. Ф. Ушаков построил ход боя на мощном артиллерийском обстреле и быстром десанте. Но для этого нужно было сконцентрировать все свои силы. Установив блокаду острова, флотоводец ждал подхода всех судов, тренируя тем временем десант и изучая слабости французской обороны. Штурм начался 18 февраля 1799 г. После четырехчасового шквального огня на остров Видо был высажен десант в 2 тыс. человек. «Храбрые войска наши, — доносил Ушаков, — мгновенно бросились во все места острова, и неприятель повсюду был разбит и побежден». Ключ к крепости Корфу был в руках Ушакова. Вечером того же дня французы прислали парламентариев, а 19 февраля была подписана капитуляция.

Республика Семи островов. В Ионической кампании Ф. Ф. Ушаков проявил себя не только как блестящий стратег и флотоводец. Правильно ориентируясь в сложной политической обстановке Средиземноморья, в целях укрепления влияния России он предпринял комплекс мер по разработке политического статуса Ионических островов — созданию Греческой Республики Семи островов. Им была введена довольно прогрессивная конституция нового островного государства. Высшим законодательным органом стал выборный Большой совет. С учетом имущественного ценза в его выборах принимали участие отдельные категории крестьян. Сюзереном республики стал турецкий султан, а покровителем была Россия. Однако все это не понравилось императору, и конституция была изменена, а для Ушакова, хотя его произвели в адмиралы, это явилось началом ухода с ведущих позиций.

Тем временем серией десантов Ф. Ф. Ушаков закрепился на восточном побережье Апеннинского полуострова, а один из десантов захватил с суши Неаполь. Ушаков уже был готов к захвату Рима, но его опередил знаменитый английский флотоводец адмирал Горацио Нельсон.

Успешные действия Ушакова привели к заключению в январе 1799 г. союзного договора с Турцией, к которому присоединилась и Англия. Для России наконец-то были открыты черноморские проливы. К антифранцузской коалиции присоединилось Неаполитанское королевство.

Россия с успехом действовала не только в Средиземноморье. В соответствии с англо-русским договором от 29 декабря 1798 г. при условии английской субсидии в 225 тыс. фунтов стерлингов и ежемесячных взносов по 75 тыс. фунтов стерлингов Павел I должен был отправить против Франции 45-тысячный корпус. По настоянию Англии и Австрии Павел был вынужден поставить во главе его знаменитого русского полководца А. В. Суворова, незадолго до этого отправленного в ссылку за пренебрежение к павловским реформам в армии.

Итальянский поход Суворова. А. В. Суворов тотчас получил звание австрийского фельдмаршала и был назначен главнокомандующим союзных войск. Однако щедрость австрийцев была не без умысла — в качестве австрийского фельдмаршала Суворов подчинялся теперь Высшему военному совету Австрии, а он назначил театр военных действий в Италии (Суворов же полагал воевать в самой Франции). Тем не менее великий полководец выполнил австрийский план за каких-то 10 дней. Не теряя силы и время на захват второстепенных крепостей, он, начав 8 апреля наступление из Вероны, бросил свои войска на главные силы французов (армию генерала Б. Шерера), разбил их при переправе через реку Адду и 18 апреля торжественно вошел в Милан. План австрийцев был выполнен идеально. Ломбардия была свободна от французов. Стремясь к разгрому крупных армий Ж. Макдональда и Ж. В. Моро под Турином с дальнейшим направлением на Париж, А. В. Суворов был неожиданно связан проволочками австрийского военного совета. Фельдмаршал был переполнен возмущением медлительностью австрийского командования: «Его римское императорское величество желает, чтобы, ежели мне завтра баталию давать, я бы отнесся прежде в Вену...» В итоге таких проволочек войска Суворова оказались вскоре под угрозой быть взятыми в клещи теми же Моро с Макдональдом возле Турина. Но русский полководец сумел сконцентрировать свои силы у Александрии и, предупреждая объединение армий Моро и Макдональда, решил разбить их поодиночке. Времени на это было чрезвычайно мало. Риск был огромен. В случае малейшего промедления А. В. Суворов оказался бы перед вдвое превосходящим его противником. Вечером 4 июня 1799 г. русские войска начинают беспримерный марш-бросок, делая за сутки около 50 км перехода. Начавшийся бой австрийцев с Макдональдом заставил суворовских чудо-богатырей последние 20 км почти бежать. Несмотря на изнеможение, казачья кавалерия, а с ней и австрийские драгуны с ходу 6 июня вступили в бой при реке Треббии и потеснили противника. А упорные бои 7 и 8 июня привели к разгрому французов. Из 36 тыс. солдат у Макдональда осталась только половина, хотя это была армия уже нового типа, рожденная в огне революции, армия с новой тактикой боя, с новым генералитетом. Этот факт русской победы был сильнейшим аргументом в пользу суворовского полководческого мастерства и боевых качеств его воинов.

Тем временем армия Моро быстро отступила к Генуэзской ривьере. Путь во Францию был свободен. Но многочисленные распоряжения коварного императора Австрии заставили А. В. Суворова отказаться от наступления на Францию. Вынужденная пауза в боях позволила французам объединить силы под командой генерала Б. Жубера, Его 35-тысячный корпус двинулся к Мантуе навстречу русским. Как только Жубер у города Нови обнаружил главные силы русских, Суворов, не давая Жуберу опомниться, стремительной атакой напал на французов. Длительный бой 4 августа закончился вновь победой А. В. Суворова. Французы отступили, потеряв половину своих солдат. Эта блистательная победа завершила итальянскую кампанию.

Вытеснение Суворова австрийцами из Италии. Теперь австрийцы, стремясь укрепиться в Италии, жаждали вытеснить оттуда русских. Дипломаты из Вены зачастили в Петербург. Австрийский двор убеждал Павла в необходимости переброски А. В. Суворова в Швейцарию, так как именно оттуда якобы лучше всего идти во Францию. И недалекий Павел повелел, несмотря на резкие возражения Суворова, двинуться в Швейцарию. Русский корпус 16 августа получил из Вены (!) приказ о движении через Альпы. А. В. Суворов ярко и кратко резюмировал это решение: «Выдавя из меня сок, нужный для Италии, бросают меня на Альпы». Частичным оправданием похода служила необходимость помочь 28-тысячному русскому корпусу генерала А. М. Римского-Корсакова, брошенному австрийцами один на один с 80-тысячным войском французов. Дорог был каждый день...

Переход через Альпы. А. В. Суворов ведет войска тяжким, но кратчайшим путем через перевал Сен-Готард, где укрепилось 9 тыс. французов. Их в конце концов заставил отступить генерал П. И. Багратион, подошедший к французским позициям с тыла, пробираясь обходом через неприступные обледенелые горы. Но впереди была так называемая Урзернская дыра и Чертов мост через реку Ройс. Дорога от Сен-Готарда на Альтдорф преграждалась отвесными скалами, а проходом сквозь них служил узкий, в рост человека тоннель длиною около 80 шагов. За ним сразу же был мост, перекинутый на огромной высоте через пропасть. В лоб тоннель взять не удалось, и русские воины пошли в обход, карабкаясь по отвесным скалам. После взятия Урзернской дыры армия А. В. Суворова оказалась у полуразрушенного моста. Под непрерывным огнем солдаты закрыли пролом бревнами и досками, связанными поясами и шарфами, и ринулись на другой берег. С боями выйдя к Люцернскому озеру, русские убедились, что далее никакой дороги, вопреки рассказам австрийцев, нет. Пришлось двинуться вместе с мужественным (почти семидесятилетним!) фельдмаршалом по бездорожью, по заснеженным козьим тропам, теряя тысячи людей, бросая пушки, лошадей и амуницию.

Преодолев хребет Росшток, войска Суворова спустились в Муттевскую долину и узнали, что русский корпус Римского-Корсакова и австрийский корпус Готце уже разбиты и отброшены за Рейн. Окруженный войсками врага, Суворов все-таки, вновь теряя людей, лошадей и пушки, уходит через горы к Гларису навстречу австрийцам. Но вновь коварных австрийцев здесь не оказалось. Понимая бессмысленность дальнейших действий, военный совет решает идти в Южную Германию, и 1 октября русская армия была уже вне Швейцарии. Разумеется, героический альпийский поход показал всей Европе беспримерное мужество русского солдата и великий талант его полководца. Однако, начав поход с 20 тыс. солдат, А. В. Суворов окончил его, имея лишь 15 тыс. Едва отдохнув, 14 января 1800 г. суворовские войска по приказу Павла I направились в Россию. 3 февраля уже тяжело больной А. В. Суворов сдал в Польше командование Розенбергу и отправился в Петербург. Капризный и мстительный император вверг его в новую опалу, хотя за швейцарский поход еще ранее А. В. Суворову было присвоено звание генералиссимуса. 6 мая 1800 г. великий полководец скончался.

Конец антифранцузской коалиции. Пришел конец и антифранцузской коалиции. Отдав приказ о возвращении А. В. Суворова, Павел I тут же разрывает дипломатические отношения с Австрией. К тому же шло дело и с Англией. Последнюю никак не устраивало усиление влияния России в Средиземноморье. Более того, в сентябре 1800 г. Англия захватывает остров Мальту. Бесцеремонность поведения англичан дополнялась их морским разбоем и другими действиями британского флота. В декабре 1800 г. Россия быстро объединяет в конвенцию против Англии Данию, Швецию и Пруссию. В русских портах вновь было наложено эмбарго на английские товары. Таков был итог постепенного прозрения Павла I, что в войне с Францией Австрия и Англия руками России просто таскают каштаны из огня. Ведь Австрия фактически стала оберегать Французскую республику от России. Поэтому, когда в Берлине в январе 1800 г. русскому посланнику был сделан намек на желание Наполеона сблизиться с Россией, то в ответ на это между Павлом I и Наполеоном завязалась переписка. В июле 1800 г. Наполеон отпускает из плена 6 тыс. русских солдат в полном обмундировании и с оружием в руках. Павел I не отклонял любезные жесты Наполеона, к тому времени ставшего уже первым консулом, т. е. фактически полным властелином Франции. Более того, он полагал, что «в скором времени водворится король, если не по имени, то по крайней мере по существу, что изменяет положение дела». Зимой 1801 г. был составлен план совместных действий против Англии на Балтике и совместного похода в Индию. Павел уже успел в марте отправить в Индию отряд казаков. Но, как уже говорилось, 11 марта произошел переворот, император был убит, и, видимо, немалую роль сыграла при этом английская дипломатия.


Поделиться: