§ 9. ПОЛЕМИКА САТИРИЧЕСКИХ ЖУРНАЛОВ

В конце 60-х гг. XVIII в., следуя политике «просвещенного абсолютизма», императрица инициирует «либерализацию» издательского дела, предоставляя полную свободу частной инициативе в издательском деле. Сама Екатерина II основывает сатирический журнал с небрежно-ироническим названием «Всякая всячина». Таким способом августейшая особа решила сама разоблачать пороки общества, нести свет разума «в народные массы». Надо сказать, что в личной жизни Екатерина II была большая охотница до всякого рода шуток, сочиняла эпиграммы, пародии, любила театр, литературу и даже иногда вытачивала тончайшие изделия из камня на токарном станке и т. д. Теперь государыня стала писателем-сатириком. Всего с 1769 г. вышло около 150 номеров журнала. Его форма и характер материалов весьма напоминали лондонские журналы Дж. Аддисона, выходившие в начале XVIII в. Сатира анонимного издателя (т. е. Екатерины II) была легковесной. Речь шла лишь о смешных, курьезных моментах жизни человеческой, о модниках и модницах, о суеверии. Изредка задевались такие пороки, как взяточничество мелких чиновников и т. д. Это была так называемая «улыбательная сатира».

Но, разрешив анонимные издания журналов, Екатерина II очутилась втянутой в игру с огнем. Среди десятков различных журнальчиков, таких же пустых и легких, как и «Всякая всячина», появились и иные журналы, в которых зазвучали нотки гнева против крепостного строя России. В первую очередь ими являлись журналы «Трутень», «Смесь», «Адская почта» и «Живописец». В этих журналах, а особенно в «Трутне» и «Живописце», которые издавал выдающийся русский просветитель Николай Иванович Новиков, была развернута острейшая критика крепостнических порядков. Эпиграфом «Трутня» были многозначительные слова «Они работают, а вы их труд ядите».

Разгневанная жужжанием «Трутня» августейшая писательница резко прикрикнула на Н. И. Новикова со страниц своей «Всякой всячины». Мужественный издатель принял вызов, и началось беспримерное единоборство двух журналов, двух мировоззрений. Новиков поставил себе целью сбросить маску с Екатерины II, скрывавшейся за фасадом «Всякой всячины», сорвать блестящие покровы с ее политики «просвещенного абсолютизма». Отчаянно рискуя, он создает в одном из выпусков «Трутня» прозрачно-сатирический портрет издателя «Всякой всячины», скрывающейся под именем «прабабки». Новиков анализирует стиль произведений «Всякой всячины» и всему миру отчетливо показывает, что «пожилая дама» не знает русского языка, но «так похвалами избалована, что теперь и то почитает за преступление, если кто ее не похвалит». Все узнали в этих намеках портрет государыни императрицы. Полемика обострилась. Тираж «Трутня» постоянно увеличивался. В сентябре 1769 г. Н. И. Новиков уже открыто пишет о некоем коронованном авторе, открыто пародирует этого автора, изображая его как «неограниченного самолюбца». Было более чем очевидно, что полемика с издателем «Трутня» превращается в позор для Екатерины. Больше она во «Всякой всячине» не отвечает. «Всякая всячина» закрылась. Это было признание полного поражения. Но власть имущие так дело не оставили, и в начале 1770 г. «Трутень» был закрыт.

Мужественная полемика Н. И. Новикова в «Трутне» имела большой резонанс. Его открыто поддержали такие журналы, как «Смесь» и «Адская почта». Сам Новиков не сложил оружия, и в 1772 г., незадолго до Крестьянской войны, появляется новый сатирический журнал «Живописец». Может быть, благо даря активному участию Дениса Ивановича Фонвизина критика крепостничества на страницах этого новиковского журнала была более зрелой и более острой, чем в «Трутне». «Живописец» уже не разменивался на описание деталей, подробностей, а давал критику крепостничества в целом. В знаменитых публикациях журнала — «Отрывке из путешествия», «Письмах к Фалалею», «Письмах дяди к племяннику» — показаны гибельность для России господствующего в ней крепостного права, показана его аморальность, бесчеловечность. В конце концов «Живописец» был также, как и «Трутень», закрыт. Однако с обличающей сатирой новиковских журналов ознакомились довольно широкие круги тогдашнего общества. В 1770 г. Н. И. Новикову удалось предпринять второе издание «Трутня», в 1773 г. появилось второе, а в 1773 г. — третье издание «Живописца».

К середине 70-х гг. наиболее крупные акты идеологической политики «просвещенного абсолютизма» были завершены. Разумеется, во всех этих конкурсах, комиссия, дебатах, журнальных перепалках было немало шумихи, пустозвонства и откровенной демагогии. Однако при всем этом «в рамках дозволенного законами» происходила неуклонная трансформация общественного мнения в сторону прямолинейного критического отношения к крепостным российским распорядкам, имеющим тем не менее уходящие в глубину веков объективные и когда-то неизбежные основания.


Поделиться: