§ 2. ВОЙНА ЗА «ПОЛЬСКОЕ НАСЛЕДСТВО»

Французская дипломатия, потерпев временное поражение в попытке обострить шведско-русские отношения, сосредоточилась на Польше. В начале 30-х гг. XVIII в. европейские державы активно обсуждали вопрос о наследнике польского короля Августа II Сильного. Австрия и Россия довольно единодушно выступали по польскому вопросу еще с 20-х гг. XVIII в. Обе державы были заинтересованы в сохранении безудержной шляхетской «демократии» в Польше, гарантировавшей положение Польши в качестве слабой державы. Правда, Австрия, равно как и Пруссия, была не прочь устроить «раздел» Польши. Однако Россия, несмотря на свои претензии к Польше по невыполнению условий договора 1686 г. о гарантии свободы вероисповедания протестантов и православных, была против подобного раздела.

В числе претендентов на польский престол фигурировали прусско-австрийская кандидатура португальского принца Эммануила, французская — тестя Людовика XV Станислава Лещинского и русский кандидат — саксонский курфюрст Август-Фридерик, сын польского короля Августа II. С 1733 г., после смерти польского короля, европейские державы активизировались в своих действиях. На дипломатических приемах в Варшаве шли откровенные торги. Франция на расходы прислала более миллиона ливров, Австрия — более 100 тыс. червонных и т. д.

Австрия и Россия заключили с саксонским курфюрстом оборонительный союз на 18 лет. При этом Август обязывался, в частности, ликвидировать польские претензии на Лифляндию и признать от имени Польши императорский титул Анны Ивановны и, разумеется, сохранить «образ правления» Польши.

Тем временем Франция лихорадочно возбуждала Швецию вступить в войну за Станислава Лещинского. Швеция вновь колебалась, боясь прогадать. Правда, военные закупки в Стокгольме Франция все же сделала. Обильные подкупы (что было широко распространено в дипломатии XVIII в.) сделали свое дело. В сентябре 1733 г. в широком поле под Варшавой, где собралось до 60 тыс. шляхты на конях, под проливным дождем, в течение 8 часов примас Федор Потоцкий объезжал ряды шляхты, громкими криками выражавшие свою волю. Большинством был избран С. Лещинский. Но меньшинство, пользуясь знаменитым правилом «liberum veto», требующим полного единогласия в делах сейма, тем временем отправило в Россию оригинальнейший документ, так называемую Декларацию доброжелательности с призывом защитить «форму правления» в Польше. В числе «доброжелательных» были: великий маршалок Мнишек, епископ Краковский Липский, Радзивиллы, Любомирские, Сапеги и т. д. Россия получила таким образом реальный повод для вмешательства, чем и не замедлила воспользоваться. Началась так называемая война за «Польское наследство».

Русский 20-тысячный корпус под командой генерала П. П. Ласси занял предместье Варшавы — Прагу. Тем временем в Грохове, что также под Варшавой, польским королем «конфедерация» избрала Августа III Фридерика (саксонского курфюрста).

Лещинский был вынужден удалиться в Гданьск, надеясь целиком на военную помощь Франции. В январе 1734 г. после взятия Торна русские войска осадили Гданьск. Началась многодневная бомбардировка. Помощь Лещинскому все же пришла — в апреле 1734 г. прибыла в Гданьск французская эскадра, но русский флот обратил ее в бегство. В плен был взят и двухтысячный десант. Гданьск сдался и признал Августа III. Станислав же Лещинский, прибывший в Польшу инкогнито в платье приказчика, теперь уже в крестьянском платье тайно бежал во Францию. Таким образом, русские войска утвердили своего кандидата на польский трон.

Австрия практически не участвовала в военных действиях, так как была вовлечена в скоропалительную войну с Францией (1733—1735 гг.). Верная австро-русскому союзу, Россия успела оказать помощь и Австрии. Появление русских войск на Рейне произвело большое впечатление и способствовало окончанию этой войны.

Победив в борьбе за «Польское наследство», Россия ухудшила свое положение в отношениях с Англией. Примирительная политика России по отношению к Англии должна была завершиться союзным договором. Но дело испортил Бирон, поспешно заключивший (разумеется, за огромную мзду со стороны английских купцов) выгоднейший для английской торговли договор на 15 лет, отдалив тем самым заключение необходимого России политического трактата.

Французская дипломатия, проиграв в Польше, тем временем перенесла свои усилия на южное звено антирусского «восточного барьера» — на Турцию.


Поделиться: