§ 4. СОЗДАНИЕ СЕВЕРНОГО СОЮЗА И ОСАДА НАРВЫ

Петр и Северный союз. В период «великого посольства» Петр I довольно четко осознал ситуацию и расстановку сил в Европе. Главная неприятность для него — явный отход от совместных действий против турок Австрии, которую Франция втягивала в готовящуюся войну за «испанское наследство» против Голландии и Англии. А без этого серьезного союзника Россия не могла воевать с Османской империей. Таким образом, принятая было стратегия выхода к южным морям, несмотря на огромные усилия, становилась нереальной.

Вместе с тем Петр I выявил иные возможности усиления России и стимулирования развития ее экономики. Они заключались в возвращении северо-западных земель, утраченных по несчастливому Столбовскому миру. Однако война с такой военной державой, как Швеция, в одиночку была также нереальной. Дипломатическое зондирование позволило Петру I определить возможных союзников. Так, курфюрст Бранденбургский предлагал России оборонительный союз. Переговоры в галицийском местечке Раве с Августом II позволили договориться о совместных действиях против Швеции.

С конца 1698 г. Август II, опираясь на договоренность с Петром, вступил в переговоры с Данией, имевшей к Швеции явные земельные притязания из-за отторгнутых территорий. Немало средств потратил Август II и для привлечения на свою сторону политических верхов Польши (ведь Август II вел переговоры от имени Саксонии), убедив их в выгодах возможного присоединения к Польше Лифляндии. Предстоящие переговоры с Россией были наиболее трудными, ибо курфюрст саксонский Август II и лидер лифляндского рыцарства Иоганн фон Паткуль желали сильно ограничить выгоды России в будущей победе, суля ей только Карелию и Ингерманландию (чтобы русский царь «не шел дальше Наровы и Пейпуса»).

В первую очередь Петр I провел переговоры с Данией и уже в апреле 1699 г., по сути, был заключен договор о действиях против Швеции. Дело оставалось лишь за ратификацией. В сентябре 1699 г. в Москву от Августа II прибыли генерал-майор Г. К. Карлович и И. фон Паткуль под именем Киндлера. Начались довольно длительные переговоры. Одновременно через датского посла П. Гейнса шли заключительные переговоры с Данией. Все беседы проходили в селе Преображенском в самом узком кругу полномочных лиц (Ф. А. Головин, переводчик П. П. Шафиров, Карлович и Гейнс). Бывал на заседаниях и Петр I. Сохранение полнейшей тайны было крайне необходимым, ибо тогда же в Москву прибыла большая делегация шведов для получения подтверждения Россией условий Кардисского мира 1661 г., который, в свою очередь, закреплял пораженческие условия Столбовского мира, отдавшего Швеции российские земли по Неве и побережью Финского залива. Русские дипломаты и сам царь проявили недюжинную изворотливость и хладнокровие, приветливо встречая шведское посольство. Наиболее жаркие дебаты касались довольно пикантного момента: шведы требовали от русского царя закрепления договора крестоцелованием, т. е. присягой. Но Петр I отказался это сделать. После длительных споров шведскую сторону убедили в том, что, поскольку Петр I дал клятву еще в 1684 г., при короле Карле XI, то сейчас необходимости в этом нет, хотя вместо Карла XI на шведском престоле теперь Карл XII. Более того, русским дипломатам удалось вставить в документы для Карла XII очень важную деталь: прямое указание на то, что при посещении русским царем Риги шведские власти своим поведением оскорбили честь Петра I, входившего, хотя и полуинкогнито, в состав «великого посольства». Это был весьма многозначительный момент. В итоге в ноябре 1699 г. Россия имела против Швеции договоры и с Саксонией, и с Данией.

Исполняя условия договора, войска Саксонии (без согласия Полыни!) в феврале 1700 г. вступили в Ливонию и, взяв Динабург, неудачно осадили Ригу. Еще раньше Дания открыла военные действия против Голштинии, союзницы Швеции. Заняв несколько крепостей, датчане застряли на осаде сильнейшей крепости Теннинген. Тут против них уже выступили и шведы.

Август II требовал от Петра I вступления в войну. Но русский царь не мог этого сделать до заключения мира с Турцией и проявлял заурядное лицемерие в неизбежных напряженных разговорах со шведским посланником Книперкроном.

Мир с Турцией и начало Северной войны. В отношениях с Турцией усилия России заключить мир начались еще с участия думного советника Прокопия Богдановича Возницына в конгрессе в Карловице близ Белграда в октябре 1698 г., где при содействии Англии и Голландии Австрия быстро договорилась на выгодных ей условиях о мире с Турцией. На конгрессе добилась мира с Турцией и Польша. России предстояла еще нелегкая дипломатическая борьба. Усилия Возницына, несмотря на увещевания и подношения, были тщетными. В конце концов переход к России Азова османы признали и согласились с существованием новых городков — Таганрога и Павлова. В свою очередь Возницын уступил Керчь, но о принадлежности нижнеднепровских городков страны не договорились. И все же 14 (24) января 1699 г. было подписано двухлетнее перемирие.

Стремясь закрепить приобретенное в мирном договоре с Турцией, Петр отправил в Константинополь нового полномочного представителя, думного дьяка, главу Посольского приказа Емельяна Украинцева и дьяка Ивана Чередеева. Чтобы воздействовать на османов психологически, послы отправились из Азова на 46-пушечном корабле «Крепость» в сопровождении эскадры из 10 кораблей, и на одном из них был сам Петр. Турки всполошились и пытались, правда, безуспешно, остановить в Керчи посольство, требуя следовать сухим путем. Но требование было отклонено, и военно-дипломатическая демонстрация состоялась.

Начались долгие девятимесячные переговоры. В итоге Россия сохранила Азов и приазовские земли по реке Миус. С кубанской стороны к России перешла территория с границей в 10 часах конной езды от Азова. Нижнеднепровские городки все-таки отошли к Турции с условием разрушения всех укреплений. Ежегодные платежи Крыму (позорные для России, но убедительно доказывавшие постоянную опасность крымского хана) были отменены. Русские корабли могли торговать только в Керчи. Все это Е. И. Украинцев утвердил, памятуя наказ Петра: «Только конечьно учини мир: зело, зело нужно». Примерно через месяц, 8 августа 1700 г. весть о 30-летнем мире с Турцией достигла Москвы, и уже 9 августа, сообщив Августу II, Петр приказал новгородскому воеводе двинуть войска к шведским границам. Война была объявлена «за многие неправды шведского короля» и «рижское оскорбление».

Осада Нарвы. Первоочередной целью царя был захват Нотебурга (Орешка) и Нарвы (Ругодива). Посланники Дании и Польши в России всячески стремились отвлечь Петра I от нарвского направления действий. Опасность этого для союзников четко обрисовал И. фон Паткуль: «В Нарве он (русский царь. — Л. М.) получит такое место, откуда может захватить Ревель, Дерпт и Пернау прежде, чем узнают об этом в Варшаве, а потом и Ригу и всю Ливонию». В принципе этот лифляндец четко прогнозировал стратегию Петра. Однако на практике сложилось все далеко не столь просто. Предстояла долгая, тяжелая для России и ее народа война.

Фактическая численность войск, осадивших Нарву, была чуть более 40 тысяч человек. Причем около 11 тыс. человек составляло дворянское конное ополчение. Наиболее подготовленными были лишь три полка (Преображенский, Семеновский и бывший Лефортов полк).

Все войска разделены были на три группы («генеральства») с тремя командующими (А. М. Головин, А. А. Вейде и Н. И. Репнин). Общее, правда, чисто формальное, руководство было за А. М. Головиным.

Города Ям, Копорье и Сыренау сразу добровольно сдались русским, и 22 сентября передовой отряд вместе с Петром I появился под Нарвой.

Крепостные сооружения Нарвы имели пять смыкающихся бастионов и каменную стену, ограждавшую город с юга. Перед ней был частокол из вертикальных бревен (палисад). Дополнял этот комплекс блокгауз у реки и крепость Иван-город на другом берегу. Это очень осложняло задачу русских войск.

Лагерь осаждавших крепость охватил ее полукругом на левом берегу реки. Однако напротив средней, основной линии укреплений в крепости находилась высокая гора, откуда легко было расстрелять русский лагерь, левая часть которого плохо сообщалась с правой. Поскольку вся линия осадного лагеря была слишком растянута, то плотность огня резко упала. И это было большой ошибкой русского командования. Под Нарвой выяснилась слабость и разнокалиберность русской артиллерии. За два месяца осады не создано было ни одной бреши в крепостных укреплениях. Не подвели и траншеи к стенам. Желая иметь хоть какой-то успех, Петр пытался взять Иван-город, но не удалось и это. Значительная часть русских войск (в том числе и казаков-запорожцев) не прибыла к Нарве даже к злосчастному ноябрю 1700 г.

А тем временем беспечный Август II 15 сентября снял безуспешную осаду Риги. Карл XII неожиданно (при поддержке английских и голландских кораблей) высадился у Копенгагена в то время, когда датское войско было в Голштинии под Теннингеном. Копенгаген вынужден был сдаться, а король Фредерик IV заключил мир со Швецией и расторг союз с Августом II. Впрочем, еще на пути к Нарве Петр I понял, что датский король сдался шведам, но иного выбора уже не было. Ситуацию усугубляло и другое: посланный к Ревелю Б. П. Шереметев под угрозой превосходящего войска 18-летнего Карла XII быстро отступал к Нарве.

Самое печальное под Нарвой стряслось при неожиданной контратаке шведов 19 ноября (Петра I в это время в лагере не было, он отправился за войсками к Новгороду). Имея от перебежчика-лифляндца точные данные о расположении осаждающих, шведы Карла XII, скрытые от русских завесой пошедшего снега, пробили тонкую, растянутую на 7 верст линию осаждающих и ворвались в лагерь. Тотчас началась массовая измена офицеров-иностранцев, включая и главнокомандующего в тот момент войсками герцога фон Круи. В панике конница во главе с Б. П. Шереметевым бросилась обратно через реку. Оборону стойко держали лишь бывшие потешные полки. Однако на другой день русские генералы капитулировали с условием свободного, с сохранением оружия и знамен (но без артиллерии), перехода на правый берег Нарвы. При отходе шведы, нарушив договоренность, напали на переправлявшихся и ограбили их. Это было полное поражение, принесшее около 6 тыс. погибших. Главное — армия лишилась всей огромным трудом созданной артиллерии.


Поделиться: