§ 4. ТРАНСФОРМАЦИЯ ПРИДВОРНОГО БЫТА

Новые бытовые формы культуры властной рукою великого царя были жестоко внедрены в жизнь дворянской элиты, да и не только элиты. Как уже говорилось, все началось с новой одежды, с бритья бород и ношения париков. В Москве новые моды «насилу установились за три года». Упорное сопротивление новой одежде оказало старшее поколение, видевшее в новой моде ущемление достоинства. Особенно резкое сопротивление оказало боярство, часть духовенства, да и простые люди тоже сопротивлялись. Жители сибирских городов выпросили освобождение от новой одежды «по скудости» своей. Да и портным было много мороки. В 1700 г. у ворот Кремля были даже выставлены манекены с образцами новой одежды (венгерской, саксонской и французской). В конечном счете дворянство восприняло нововведения: ведь реформы возбудили в первую очередь в дворянстве желание даже внешне выделиться из общей массы.

Оригинальная фигура царя, соблюдавшего поначалу традиционные церемонии лишь на дипломатических приемах, внесла разительные перемены в дворцовый быт. Знаменитая дружеская «компания», состоящая из ближайших сподвижников царя, практически не различала деловые совещания и дружеские пирушки. Внешняя фамильярность обращения «компанейцев» с царем вносила в придворный быт новые черты, хотя придворному быту царя не чужды были и забавы с карликами и юмор шутов. Упрощались традиции, исчезала скованность. С 1718 г. по указу царя введены были «ассамблеи», которые узаконили формы царского общения с нужными и приятными ему людьми. Вскоре «ассамблеи» получили довольно широкое распространение. На этих вечерах все было необычно: гостей не встречали и не провожали, хозяин мог быть, но мог и отсутствовать. Были игры, были танцы, был чай, лимонад, шоколад и т. д. Причем каждый мог уйти в любое время. Конечно, первые годы была скованность, особенно среди женщин, лишь в недавнем прошлом начисто лишенных такого рода общения. По замечанию Ф. В. Берхгольца, на ассамблеях «дамы всегда отдельно от мужчин все сидят, как немые». Но это лишь первые годы. Тот же Берхгольц восхищался светскостью таких русских дам, как княжна Валахская, княжна Трубецкая и др.

Наконец, нельзя не вспомнить и о народных гуляниях, которые устраивались в столицах по торжественным датам, в честь той или иной «виктории» в Северной войне (взятие Азова, победа под Полтавой, годовщина Ништадтского мира и т. п.). В ходе их устраивались торжественные процессии со множеством украшений, макетами замков, кораблей. В моде были красочные фейерверки, грандиозные маскарады. На площадях выставлялись угощения (фонтаны из вина, жареные туши) и т. д. Однако участниками всего этого была лишь ничтожная часть общества.


Поделиться: