§ 2. ВОЙНА С ТУРЦИЕЙ. ПРУТСКАЯ НЕУДАЧА

Однако эйфория побед на Балтике сменилась новой военной грозой на Юге России. Турецкие правящие круги и крымский хан желали взять реванш за поражение в годы Азовских походов. Немалые усилия прилагал к этому и Карл XII, находившийся в Турции. Приложили здесь руку и Франция, и Англия, да и Австрия, и Венеция... Ведь никто не хотел видеть сильной Россию. Осенью 1710 г. Турция объявила России войну, а российский посол П. А. Толстой был посажен в турецкую тюрьму.

Настал период лихорадочных приготовлений к военным действиям. Не очень благоприятная в этот момент ситуация для русских войск в Польше (в который раз!) заставила российское командование сделать все, чтобы не допустить прорыва Карла XII в Польшу, а турецких войск — в Заднепровскую Украину. С этой целью М. М. Голицын должен был преградить путь татарам в Галиции и Подолии, а И. И. Бутурлин — обеспечить гарнизонными и украинскими полками оборону Украины. Адмирал Ф. М. Апраксин должен был оборонять Азов от огромного турецкого флота и десантных турецких войск. От кубанских татар заслон должен был поставить казанский губернатор П. М. Апраксин.

В январе 1711 г. стремительный рейд крымского хана к Харькову был отбит, как разбиты были силы поляков, татар и части запорожцев в Правобережной Украине.

Рассчитывая на обещанную помощь валашского господаря Бранкована, молдавского господаря Д. Кантемира, на помощь австрийских сербов и Августа II (а это в общей сложности более 80 тыс. человек), русская армия устремилась к югу, надеясь, что полки Б. П. Шереметева к 15 мая из-под Риги будут у Днестра. Однако все планы рухнули. Шереметев опоздал почти на 2 недели, а 120-тысячная турецкая армия в конце мая уже построила через Дунай мосты. Бранкован же выдал русские планы визирю и не пропустил через свои земли отряды сербов. Дмитрий Кантемир пришел к Шереметеву лишь с небольшим отрядом, а Август II не прислал никого. Столь неблагоприятную ситуацию усугубила ошибка Б. П. Шереметева, который не выполнил приказа Петра I оставить главные силы у Днестра, но стремительным броском 15-тысячного соединения пытался предупредить появление турок у Дуная. Узнав, что турки уже на Дунае, Шереметев медленно двинулся вниз вдоль Прута. Вместо Шереметева Петр все же посылает к Дунаю конный корпус К. Э. Ренне, а главные силы русских концентрируются на Днестре возле Сорок лишь к началу июня (только 12 июня был сооружен мост через Днестр).

Таким образом, русские войска потеряли выигрыш и во времени и в маневре. Тем не менее Петр посылает от Сорок к Пруту по уже выжженным голым степям главные силы армии. Это было страшное испытание, так как в голой степи не было ни капли воды. Как писал Юст Юль со слов самого Петра: «У солдат от действия жажды из носу, из глаз и ушей шла кровь». Дойдя до воды, «многие опивались ею и умирали». 29 июня через Прут были наведены мосты, и войска потянулись на правый берег. Однако истощенные русские войска, войдя в Яссы, не обнаружили обещанного Д. Кантемиром провианта (в то лето был сильный неурожай). А ведь войска были без хлеба уже на подходе к Днестру. Молдавский господарь все же смог поставить русским войскам 15 тыс. баранов и 4 тыс. волов, но хлеба так и не было. Решением главного командования русские войска продолжали движение вниз по течению Прута. Но, не попав на Дунай, русские лишили себя поддержки славянских народов, борьба которых могла нарастать лишь при продвижении российских войск в глубь земель, подвластных османам.

Роковую же роль сыграло отсутствие должной разведки. Соединившиеся вместе войска Н. И. Репнина, А. А. Вейде и Б. П. Шереметева численностью в 38 тыс. человек 8 июля обнаружили себя окруженными огромными силами врага (100—120 тыс. человек). 9 июля началось сражение. Вместе с тем в стане врага не было согласия в планах ведения войны. Тамошние шведы предлагали взять русских измором, а визирь начал сражение, в котором османы понесли огромные потери. Утром 10 июля янычары отказались идти в бой. Начались переговоры. Прошло двое суток напряженнейших ожиданий. Наконец, 11 июля из лагеря турок вернулся П. П. Шафиров и доложил Петру I о заключенном мире.

Мир, подписанный Шафировым и визирем, предписывал возврат туркам Азова, разрушение Таганрога, Каменного затона. Россия отныне не должна была вмешиваться в проблемы Польши и обязалась пропустить Карла XII в Швецию (что только разъярило шведского короля).

В целом трагическая неудача Петра I в Прутском походе обошлась России минимумом потерь да сдачей Турции двух заложников (П. П. Шафирова и сына Б. П. Шереметева Михаила). Правда, многочисленные сбои в армейском механизме Петр стал лечить весьма кардинально: число иностранцев в полках было ограничено одной третью, а в дальнейшем подозрительность к ним резко возросла.

Турция еще дважды (в конце 1711 г. и в конце 1712 г.) пыталась объявить России войну, и лишь в 1713 г. был подписан Адрианопольский мир, подтвердивший условия мира на Пруте.


Поделиться: