§ 2. КУЛЬТУРА ПОРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ

Школьное дело и народная грамотность. В пореформенное время значительно выросла потребность в грамотных и образованных людях. Начала создаваться достаточно стройная система народного образования, которое должно было охватить значительные слои населения. Народная неграмотность служила препятствием для экономического и политического развития страны, она ставила под вопрос возможность ее модернизации. Пореформенная эпоха заложила реальное основание начальной сельской школе. В сельских школах, земских и церковно-приходских, к концу 1890-х гг. обучалось около 3,5 млн учащихся, из них около четверти составляли девочки. За сорок лет после отмены крепостного права уровень грамотности населения заметно повысился. Если к 1860 г. доля грамотных во всей массе жителей составляла не более 7%, то к 1897 г. она поднялась выше 21%. При этом процент грамотных, находящихся в активном трудовом возрасте, в возрастной категории от 10 до 39 лет, был выше и достигал примерно 25—33%. Грамотность городского населения к концу XIX в. превышала грамотность сельского примерно в два с половиной раза. В деревне грамотных мужчин было в два с половиной раза больше, чем женщин. В городах среди молодых мужчин грамотных было больше половины, среди женщин — более трети. Вместе с тем только треть крестьянских детей училась в школе, среднее образование имело 4% населения, а доля лиц с высшим образованием не превышало одного процента. Большую роль в повышении уровня грамотности сыграла военная реформа, в основе которой лежало убеждение, что солдат должен уметь читать, писать и считать.

Среди населения росло убеждение в необходимости быть грамотным, и значительная часть деревенских жителей приобретала грамотность и начатки знаний путем самообразования. В эпоху 1860-х гг. возникла сеть воскресных школ для взрослых, что отвечало народной тяге к знаниям. В деревню все активнее стала проникать книга. В общем потоке книг, шедших к сельскому населению, наряду с лубочными и религиозными изданиями заметное место стала занимать художественная и образовательная литература. Массовые передвижения населения после реформы 1861 г., отходничество, перемещение сельских жителей в город и обратно в деревню размывали разобщенность между отдельными местностями, постепенно меняли культурные привычки и потребности основной массы населения — крестьянства.

Общая динамика преодоления неграмотности, внимание, которое уделялось народной школе, средства, которые выделялись на развитие школьного дела правительством, земскими учреждениями, церковью и частными лицами, давали основание говорить о том, что в области народного образования происходили кардинальные перемены. К концу века успехи в деле народного обучения были очевидны.

Правительство и общество были одинаково заинтересованы в преодолении неграмотности. Была проведена реформа школьного дела, усовершенствована система подготовки учителей для народных школ. Теоретическое и практическое значение имели труды знаменитого педагога К. Д. Ушинского. В 1860—1880-е гг. в два с половиной — три раза возросло число учащихся гимназий. К середине 1890-х гг. в мужских средних школах всех ведомств было более 150 тыс. учащихся.

Высшее и среднее образование. Развитие промышленности диктовало необходимость серьезных изменений в народном образовании, создании реальных училищ, торгово-коммерческих и профессиональных школ. Развивается сеть высших специальных учебных заведений, где готовились горные и путейские инженеры, инженеры-механики, агрономы и землеустроители. Под давлением общественности правительство пошло на создание средних, а затем и частных высших учебных заведений для женщин. В период крестьянской реформы стали появляться открытые женские училища, преобразованные затем в гимназии. К середине 1890-х гг. в стране насчитывалось около 200 женских гимназий, 30 женских институтов и около 60 епархиальных училищ. В общей сложности в них обучалось более 75 тыс. учащихся. Первые зародыши высшего женского образования появились на рубеже 1860—1870-х гг. Особо выдающуюся роль в становлении высшей школы для женщин сыграли петербургские Бестужевские женские курсы. И. М. Сеченов по праву называл их «настоящим женским университетом». Высшие женские курсы открывались также в Москве, Киеве, Казани.

Число студентов университетов в среднем за период между 1862 и 1895 г. возросло примерно втрое, и к 1900 г. их насчитывалось около 17 тыс. При этом менялся социальный состав студенчества. Так, по данным журнала «Образование» за 1897 г., в Петербургском университете доля детей дворян и чиновников составляла около 70%, в Харьковском — около 40%. Университеты стали существенным фактором культурной и научной жизни. Крупную роль в общественном и научном прогрессе играли не только столичные университеты, но и университеты Киевский, Харьковский, Новороссийский (в Одессе), Казанский, Юрьевский (Дерптский); в конце 1880-х гг. был основан университет в Томске.

Интеллигенция как фактор российской культуры. В пореформенное время в России возник и сложился особый слой образованных людей, который получил название «интеллигенция». Первоначально так называли представителей радикального разночинства, стремясь противопоставить их традиционным носителям культуры — крестьянству и дворянству. Одним из первых это возникшее на русской почве слово стал употреблять славянофильский публицист И. С. Аксаков, когда он писал о людях, оторванных от народа и проникнутых преклонением перед западными культурными и общественными ценностями. Со временем под интеллигенцией стали понимать лиц умственного труда, потребность в котором возрастала по мере модернизации России. Интеллигенция была всесословна, что во многом определяло демократизм ее убеждений. К ней относились земская, техническая, творческая, научная интеллигенция, педагоги, врачи, адвокаты и журналисты. Пореформенная интеллигенция, руководствуясь народническими представлениями о необходимости «возвращения долгу» народу, много сделала для народного образования и просвещения, для нее работа в деревне нередко была внутренней необходимостью.

Представители демократической интеллигенции претендовали на роль выразителей интересов народа, на представление его нужд и чаяний в литературе и культуре. Интеллигенция активно участвовала в освободительном движении, где ее демократизм часто принимал крайние формы революционной жертвенности. Для интеллигентского сознания было характерно непременное наличие «властителей дум», чьи идеи были путеводной звездой в служении народу и в повседневной жизни. В разные годы в роли «властителей дум» выступали Н. Г. Чернышевский, Д. И. Писарев, П. Л. Лавров, Л. Н. Толстой, Н. К. Михайловский. Демократизация культуры в пореформенное время, утрата ею специфически дворянских черт во многом была связана с ростом роли и влияния интеллигенции. Отныне именно интеллигенция была как главным создателем, так и потребителем культурных ценностей: художественной и научной литературы, журналов и газет, посетителями выставок, музеев, театров, концертов.

Особое место занимала народная интеллигенция, куда входили грамотные, тянувшиеся к знаниям и культуре представители крестьянства и фабрично-заводских рабочих. Часто именно они были посредниками между «господской» культурой образованных сословий и традиционной культурой народных масс.

Книжное дело. В конце XIX в. Россия стала третьей страной в мире по количеству названий выпускаемой литературы. Важнейшими предпосылками для развития книгоиздательства были рост бумажной промышленности и распространение типографий по всей стране. Книги стали печататься не только в столицах, но и Киеве, Казани, Тифлисе, Риге, Одессе. В стране было свыше 1000 типографий, где выходило до 10 000 названий книг в год, что в 5,5—6 раз превышало среднегодовой выпуск книг в период 1861—1865 гг. В 1895 г. появилось около 11,5 тыс. книг, из них три четверти на русском языке; к концу века заметно увеличился выпуск книг на латышском, эстонском, грузинском, еврейском, армянском языке. Не редкостью были тиражи в 3—5 тыс. экземпляров. Книги издавались правительственными учреждениями (главным образом это были официальные издания), научными учреждениями и высшими учебными заведениями, общественными организациями и органами местного самоуправления. Главное место в издательском деле принадлежало частным фирмам. Крупными книгоиздателями были И. Д. Сытин и А. С. Суворин. Книгоиздательская фирма А. Ф. Маркса стремилась монополизировать издание и торговлю произведениями русской литературы. Большим спросом пользовалась учебная и естественно-научная литература. Долгие годы ее крупнейшим издателем был Ф. Ф. Павленков. Он ввел в круг читательских интересов целые серии: «Жизнь замечательных людей»; «Популярно-научную библиотеку»; «Пушкинскую библиотеку», дешевую серию произведений классической литературы. Видную роль в книгоиздательском деле России играли также М. О. Вольф, М. М. Стасюлевич, товарищество «Издатель» О. Поповой.

Книги поставлялись читателям разными путями. В городах росла сеть книжных лавок и магазинов. Со второй половины 1860-х гг. до конца 1890-х гг. их число увеличилось почти в шесть раз и составило около 3 тыс. В Петербурге открылся книжный склад «Посредник», чьей задачей было провозглашено распространение в народе книг «возможно лучшего содержания по удешевленной цене». В 1890-е гг. улучшенные и дешевые народные издания заметно обгоняют выпуск лубочных изданий.

В сельской местности книгами торговали земские книжные склады. Долгие десятилетия сохраняли значение странствующие продавцы-разносчики, торговавшие в розницу, так называемые офени. Снабжали деревню книгами и общественные организации, такие, как состоявший при «Вольном экономическом обществе» Петербургский комитет грамотности.

Развивалось библиотечное дело. К концу XIX в. в России была создана широкая библиотечная сеть. Она включала народные библиотеки-читальни, земские библиотеки, библиотеки при книжных складах и магазинах. В начале 1890-х гг. число городских библиотек и читален, учрежденных общественными организациями и органами самоуправления, достигало 700—800. В деревнях земства и крестьянские общества открывали небольшие библиотечки, которых к концу XIX в. насчитывалось несколько тысяч. Пользование библиотеками было по большей части бесплатным. Выдающееся место в культурной и научной жизни России занимали крупнейшие книгохранилища — Публичная библиотека и Библиотека Академии наук в Петербурге и Библиотека Румянцевского музея в Москве.

Появление новых полиграфических машин удешевило издание газет и журналов, способствовало повышению их тиражей. К началу 1870-х гг. выходило около 350 периодических изданий, к 1900 г. их число превысило тысячу. В пореформенное время все более растет издание, распространение и влияние газет. Роль общероссийских газет играли «Московские ведомости» М. Н. Каткова и особенно «Новое время» А. С. Суворина, который обладал монополией на торговлю газетами на станциях железной дороги. В среде либеральной интеллигенции были популярны московские «Русские ведомости». Широкое распространение получила провинциальная печать. Профессия журналиста стала рядовым занятием «интеллигентного труженика».

Периодическая печать. К середине XIX в. окончательно определился специфически русский тип журналов, рассчитанных на вкусы образованного читателя, так называемые толстые журналы, обычно ежемесячные, общественно-политическое направление которых не менялось десятилетиями. Там помещались литературно-художественные, публицистические, научные, критико-библиографические материалы. В 1866 г. возобновился либерально-профессорский «Вестник Европы», выходивший под редакцией М. М. Стасюлевича. Издаваемый Катковым «Русский вестник» печатал на своих страницах ведущих русских писателей, его редактор твердо отстаивал ценности единой и великой самодержавной России. Традиции демократической журналистики поддерживали «Отечественные записки», которые редактировал М. Е. Салтыков-Щедрин, и «Русское богатство», которое издавала артель писателей народнического направления. Периодические издания выходили не только на русском, но и на языках ряда других народов.

Наука. Развитие науки в пореформенной России в значительной степени определялось потребностями промышленности. Наряду с Академией наук и университетами серьезный вклад в ее развитие вносили научные общества, которые существовали на частные и общественные средства. Одним из главных направлений их работы была популяризация естественно-научных знаний, что определялось огромной в те годы верой в могущество науки, в безграничные возможности человека. Активизировался обмен опытом между российской наукой, которая, по словам К. А. Тимирязева, вступила в полосу «блестящего расцвета естествознания», и западноевропейской наукой.

Высшим научным учреждением оставалась Академия наук. В ее состав входили выдающиеся исследователи разных областей знаний, такие, как математики В. Я. Буняковский, П. Л. Чебышев, А. А. Марков, химик Н. Н. Бекетов, астроном Ф. А Бредихин, биолог А. О. Ковалевский, геолог А. П. Карпинский. Важными центрами научной мысли были университеты. «Современник» в середине 1860-х гг. утверждал, что «во многих отраслях науки представители нашей университетской учености не только не уступают, но даже превосходят своими достоинствами представителей учености академической». Крупную роль в развитии фундаментальной науки играли специальные высшие школы — Медико-хирургическая (Военно-медицинская) академия, Технологический и Горный институты в Петербурге, Петровская сельскохозяйственная академия под Москвой и Московское высшее техническое училище, Харьковский технологический институт, Рижский политехникум и др.

Большую роль в развитии естественно-научной и технической мысли и в пропаганде технических знаний играли научные общества. В дореформенное время их число было невелико: Вольное экономическое общество, Минералогическое и Русское географическое общества, Московское общество испытателей природы, Общество любителей российской словесности при Московском университете. В пореформенную эпоху работа ранее созданных обществ оживилась, одновременно создавались новые. Одно из ведущих мест занимало основанное в 1866 г. Русское техническое общество, имевшее многочисленные отделения. Оно организовывало технические выставки, его члены читали лекции в столицах и в провинциях. В Обществе в разные годы работали Д. И. Менделеев, В. В. Морковников, А. С. Попов, П. Н. Яблочков, Н. Е. Жуковский.

Серьезный вклад в науку внесли Русское химическое общество, Русское астрономическое общество; целый ряд естественно-научных обществ появился на Урале и в Поволжье; в Сибири, Средней Азии и на Кавказе были открыты отделения Географического общества.

Одним из старейших математических обществ Европы было московское Математическое общество, основанное в 1864 г. Мировое признание получили труды математика П. Л. Чебышева, который сделал важнейшие открытия в математическом анализе, теории чисел, теории вероятности. Он одним из первых оформил характерную особенность русской науки — стремление к тесному взаимодействию теории и практики. Чебышев положил начало выдающейся петербургской математической школе, из которой вышли такие прославленные математики, как А. А. Марков, А. М. Ляпунов; с его школой была связана Софья Ковалевская.

В области физических исследований всемирную известность получили труды А. Г. Столетова, автора исследований фотоэлектрических явлений, заложивших основу современной электроники, и Н. А. Умова, который занимался проблемой движения энергии. Ф. А. Бредихин известен как автор учения о кометных формах.

Крупные достижения были достигнуты в области геологии. Следствием необходимости освоения огромных пространств России было последовательное и планомерное изучение русскими учеными различных регионов страны. Так, А. А. Иностранцев составил подробные описания Донецкого бассейна, Урала, Кавказа; И. В. Мушкетов — Средней Азии; И. Д. Черский — Сибири. Геологическим прошлым Европейской России и Урала занимался А. П. Карпинский. Крупнейшим минералогом был В. И. Вернадский, положивший начало новой науке — геохимии. Классический труд его учителя В. В. Докучаева — «Русский чернозем», вышедший в 1883 г., лег в основу новой дисциплины — научного почвоведения. Докучаев разработал учение о географических зонах, дал научную классификацию почв. Неоценимое практическое значение имели предложенные им меры борьбы с засухой. Разработка методики постоянных сейсмологических наблюдений, создание сейсмологии как науки связаны с именем Б. Б. Голицына.

В пореформенное время была продолжена традиция крупных географических экспедиций. Несколько из них — на Урал, Тянь-Шань и Памир — возглавлял Г. Н. Потанин. Исследование Центральной Азии принесло известность Н. М. Пржевальскому, который был первым европейцем, побывавшим во многих районах Тибетского нагорья. Составленные им описания его экспедиций 1867—1883 гг. демонстрируют, кроме богатейших научных результатов, незаурядные литературные достоинства. П. А. Кропоткин занимался географическим и геологическим изучением Сибири. Антропологические и этнографические исследования в Юго-Восточной Азии вел Н. Н. Миклухо-Маклай; собранный им материал об Океании и ее населении он трактовал в духе единства видов и родства рас. К числу наиболее крупных деятелей географических наук относится А. И. Воейков, автор капитального исследования «Климаты земного шара, в особенности России», заложившего основы мировой климатологии.

1860—1870-е гг. считаются золотым веком российской химии. Профессорами Казанского университета Н. Н. Зининым и А. М. Бутлеровым была создана научная школа в исследованиях по органической химии. Зинин был первым президентом Русского химического общества, открытого в 1868 г., которое позднее преобразовалось в Русское физико-химическое общество. В 1869 г. великим Д. И. Менделеевым был сформулирован один из фундаментальных законов естествознания, на основе которого создана знаменитая периодическая таблица. Круг исследований Менделеева был энциклопедически разнообразен: он занимался учением о растворах, проблемами воздухоплавания, метрологии и др. Как писал С. И. Вавилов, химия в трудах Менделеева «получила новую основу, реформировавшую все химическое мышление ».

Уровень биологической науки определялся трудами И. М. Сеченова и И. П. Павлова, которые получили мировое признание. «Отец русской физиологии» Сеченов напечатал в 1863 г. капитальный труд «Рефлексы головного мозга». Первоначальное название исследования — «Попытка ввести физиологические основы в психические процессы» — было изменено по цензурным соображениям и объясняет его огромный не только научный, но и общественный резонанс. Павлов, крупнейший физиолог, чья деятельность началась в 1870—1880-х гг., был учеником и единомышленником Сеченова. Ему первому из русских ученых была присуждена в 1904 г. Нобелевская премия. В области зоологии прославились А. О. Ковалевский и И. И. Мечников, создавшие сравнительную эволюционную эмбриологию. Позже Мечников стал заниматься сравнительной патологией и микробиологией, достигнув в них выдающихся результатов. Он стал основоположником иммунологии, открыв явление фагоцитоза и обосновав учение о защитных свойствах организма. Эти труды принесли ему Нобелевскую премию. Выдающуюся роль в изучении физиологии растений имели работы К. А. Тимирязева, исследователя процесса фотосинтеза, заложившего основы научной агрономии.

В 1893 г. А. С. Попов на заседании Русского физико-химического общества сообщил об изобретении им радиотелеграфа. Выдающимися электротехниками были П. Н. Яблочков, создавший дуговую лампу и первым осуществивший трансформацию переменного тока, и А. Н. Ладыгин, который изобрел лампу накаливания.

Большое научное значение играли съезды специалистов в различных областях знаний. В 1861 г. по инициативе К. Ф. Кесслера и Н. И. Пирогова состоялся съезд естествоиспытателей, а зимой 1867/68 г. — всероссийский съезд естествоиспытателей и врачей. До конца 1890-х гг. подобных съездов прошло более десяти. Если в первых съездах принимали участие сотни приглашенных, то позднейшие собирали до нескольких тысяч ученых. С 1885 г. проходили медицинские «Пироговские съезды», имевшие большой общественный резонанс. Регулярно созывались археологические съезды, которых с 1869 по 1899 г. состоялось 11. Значительное распространение получили местные и всероссийские сельскохозяйственные съезды, на которые собирались практики земледелия и скотоводства, агрономы, землемеры, мелиораторы, биологи. Съезды периодически издавали «Записки», «Труды», «Протоколы», сообщавшие научной общественности о достижениях науки.

Рост мирового рынка, усложнение народно-хозяйственных связей сопровождался развитием не только экономических, но и научных контактов. Русские ученые совершали длительные поездки в зарубежные научные центры, участвовали в лабораторных и экспериментальных исследованиях, выступали с научными речами и курсами лекций, печатали свои труды в зарубежной научной литературе, где пользовались значительной популярностью. К. Н. Тимирязев говорил в 1894 г.: «Возьмите теперь любую книгу иностранного научного журнала, и вы почти наверное встретите русское имя». Россия не раз становилась местом международных научных съездов, ее представители участвовали в международных конгрессах за границей.

В области гуманитарных наук важное научное и общественно-культурное значение имела публикация составленного В. И. Далем «Толкового словаря живого великорусского языка», над которым он работал почти полвека. В России была сильная школа общего и сравнительного языкознания, представленная именами А. А. Потебни, Ф. Ф. Фортунатова, В. Ф. Миллера, И. А. Бодуэна де Куртенэ, А. А. Шахматова, оставивших ценные труды по грамматике и синтаксису русского языка, по истории русского народного эпоса, по изучению фольклора и языков народов Прибалтики, Кавказа, Украины.

Сравнительно-историческим литературоведением занимались многие известные русские ученые. Во второй половине XIX в. продолжали исследования древнерусской литературы Ф. И. Буслаев и И. И. Срезневский, а также Н. С. Тихонравов, занимавшийся также изданием сочинений Гоголя. Изучению творчества Пушкина и изданию его произведений посвятил себя П. В. Анненков. Большую известность получили работы С. А. Венгерова, библиографа, который также занимался пушкиноведением. Труды в области сравнительно-исторического литературоведения были созданы А. Н. Веселовским. Литературовед и фольклорист А. Н. Афанасьев, публиковавший в 1850—1860-х гг. знаменитый сборник «Народные русские сказки», а также сборник «Народные русские легенды», в конце 1860-х гг. выпустил трехтомный труд «Поэтические воззрения славян на природу».

Вторая половина XIX в. была необычайно богата историческими исследованиями. Наиболее крупным явлением в пореформенной историографии были труды по русской истории С. М. Соловьева, чья 29-томная «История России с древнейших времен» была наивысшим достижением дореволюционной исторической науки и навсегда вошла в российскую науку и культуру. Ученик и преемник Соловьева на кафедре русской истории Московского университета, В. О. Ключевский занимался проблемами социальной и экономической истории, историей крепостного права и крестьянства, процессом хозяйственного освоения земель. Разнообразные проблемы русской истории разрабатывали Н. И. Костомаров, К. Н. Бестужев-Рюмин, С. Ф. Платонов, В. И. Семевский. Русская наука выдвинула крупных исследователей Древнего мира — египтолога В. С. Голенищева, ассириолога М. В. Никольского, историков античности Ф. Ф. Соколова, В. В. Латышева. Большие достижения мирового уровня были достигнуты в разнообразных вопросах всеобщей истории. Первостепенную роль играл профессор Московского университета В. И. Герье, его учеником был Н. И. Кареев, занимавшийся аграрными отношениями средневековой Франции. Его труды, как и исследования В. И. Лучицкого, получили высочайшую оценку во французской историографии. Целую школу в Англии создал другой ученик Герье, П. Г. Виноградов. Мировое признание получили византинисты В. Г. Васильевский, Ф. И. Успенский; И. П. Минаев стал основателем выдающейся русской индологической школы. В. П. Васильев и Н. Я. Бичурин заложили основы китаеведения.

Особое внимание научной и широкой общественности привлекали работы экономистов и статистиков. Громадный материал был собран Скалдиным (Ф. П. Еленев) в очерках «В захолустье и в столицах», в книге В. В. Берви-Флеровского «Положение рабочего класса в России», Ю. Э. Янсона «Опыт статистического исследования о крестьянских наделах и платежах».

С расширением научной деятельности увеличивалось число периодических научных изданий. Если в 1855 г. в стране выходило 61 научное или специализированное издание, из них 44 в Петербурге, 10 в Москве и 7 в провинции, то к 1900 г.‘ общее их число выросло до 525: 263 в Петербурге, 83 в Москве, 179 в провинции.

Урбанизация. Промышленное развитие ускорило процесс урбанизации. Город стал постоянной средой обитания значительных масс населения, скученность городской жизни и ее ускоренный ритм вели к созданию особой городской культуры, которая до определенной степени противопоставляла себя дворянской усадебной культуре и традиционной народной культуре. Городская жизнь стала заметно отличаться от жизни деревенской. В крупных городах стал развиваться общественный транспорт, первоначально это были конки, линии конно-железной дороги, в конце XIX в. их стал вытеснять трамвай. В таких городах, как Петербург, Москва, Варшава, Рига, Одесса, Баку, строились доходные дома в 5—6 этажей, появились водопровод, канализация, электрическое освещение.

В 1880-е гг. начали создаваться городские телефонные станции. С 1855 г. стали осуществлять прием и передачу частных телеграмм. Телеграфная сеть быстро распространилась по стране, охватывая прежде всего крупные города и промышленные центры. Телеграфное сообщение ускоряло передачу информации, служило преодолению огромных расстояний. Благодаря ему происходила утрата населением эпистолярной культуры, со временем появился особый телеграфный стиль устного и письменного общения. Города были средоточием учреждений науки и культуры, в них проживало большинство грамотного населения страны. Горожанам была прежде всего адресована книгоиздательская продукция, на их внимание была рассчитана периодическая печать.

Делу народного просвещения служили музеи и разнообразные выставки. В 1860-е гг. появились первые общедоступные естественно-научные музеи и выставки. В 1872 г. в Москве были открыты Исторический и Политехнический музеи, первоначальные собрания которых составили материалы проводившейся в тот год Всероссийской политехнической выставки, развернувшие большую научно-просветительскую работу. Промышленные и сельскохозяйственные выставки — всероссийские, в Петербурге, Москве, Нижнем Новгороде, и местные — организовывались регулярно и привлекали громадное число посетителей. Основные музеи были сосредоточены в Петербурге (в частности музеи Академии наук) и в Москве. Вместе с тем почти во всех губернских и во многих уездных городах появились местные музеи, экспонаты которых давали представление о природных богатствах края и его истории. Были созданы крупные военно-исторические музеи: Артиллерийский, Кавказский, Инженерный, Музей оружия в Туле. В 1898 г. в Петербурге в Михайловском дворце был открыт Русский музей императора Александра III, где была собрана богатейшая коллекция русского искусства.

Возрастает роль крупных и средних предпринимателей и купцов в развитии культуры. К началу 1880-х гг. «Вестник Европы» отмечал появление нового типа буржуа, который начинает поддерживать своими капиталами «умственные и художественные» интересы, учреждает стипендии, покровительствует ученым обществам и культурным объектам. В 1880-е гг. была открыта для посещения Художественная галерея П. М. и С. М. Третьяковых, которая затем была передана в дар Москве. На средства и по инициативе купца А. А. Бахрушина был создан Литературно-театральный музей. Много сделали для развития искусства и культуры С. И. Мамонтов, М. П. Беляев, К. Т. Солдатенков, Н. А. Варгунин.

Театр. Развитие русской сцены определялось творчеством А. Н. Островского, который начинал еще в николаевское время. Островский создал национальный репертуар, он выступал как новатор-драматург, воспитатель актеров, как организатор театрального дела. Его драмы и комедии играли актеры императорских театров, они шли повсюду в провинции. Оригинальные пьесы Островского, яркие по форме, глубокие по содержанию, впервые многогранно отражавшие русскую жизнь, увлекали и зрителей, и актеров. С 1853 г., когда на сцене впервые проявилась драматургия Островского, началась новая эра русского театра. Островский создал русскую актерскую школу, совершенным воплощением которой был Малый театр. Этот «Дом Щепкина и Островского» занимал ведущее положение в русском драматическом искусстве. Значительная часть крупнейших русских драматических актеров связали свою жизнь с Малым театром. Его называли театром актера. Целую эпоху в истории русского театра составило творчество М. Н. Ермоловой, «героической симфонии русского театра», как назвал ее К. С. Станиславский. Она была величайшей трагической актрисой, актрисой героического пафоса и могучих порывов. Ее игра воспринималась разночинной интеллигенцией как отголосок гражданственных идей. Навсегда вошли в историю театра А. И. Южин-Сумбатов, создававший героико-романтические образы; П. М. Садовский, чье имя неотделимо от имени Островского и о котором «Современник» писал: «Счастлив писатель, нашедший такого истолкователя и исполнителя своих произведений, счастлив и актер, нашедший писателя, доставившего ему возможность обнаружить всю силу, великость и разнообразие своего таланта»; Г. Н. Федотова, выдающаяся актриса высокой комедии и одновременно трагедии и драмы; О. О. Садовская, А. П. Ленский, многие другие. Это был театр демократической интеллигенции, лучшие актеры России считали честью выступить на его подмостках.

В Петербурге крупнейшим драматическим театром был Александринский. Его столичное местоположение несколько сковывало связи с общественностью, но и на его подмостках блистали замечательные актеры. Самые последние предреформенные годы были временем триумфа крупнейшего драматического актера А. Е. Мартынова, прославившегося исполнением ролей в пьесах Островского и Тургенева. Он оставил целую школу петербургских актеров — М. Г. Савину, величайшую комедийную актрису, прославившуюся одновременно и в ряде драматических ролей; П. А. Стрепетову, о которой Островский, считая ее феноменальной исполнительницей, писал: «Ее среда — женщина низшего и среднего классов общества, ее пафос — простые, сильные страсти». Особое место в театре занимали великие актеры К. А. Варламов, переигравший более тысячи комических и драматических ролей, артист интуиции, и В. Н. Давыдов, в котором видели достойного наследника Щепкина и Мартынова.

Малый и Александринский театры сыграли крупную роль в утверждении национального репертуара, в развитии русской сценической культуры.

В пореформенное время окрепла и оживилась провинциальная сцена. Этому способствовало как развитие антрепренерской деятельности, так и возрастающие культурные запросы публики. Одновременно повышался общественный престиж актерской профессии. Быстро росло число тех, кто посвятил себя служению сцене. Важную роль в развитии театрального дела играли актерские биржи в Москве и некоторых других городах, куда ежегодно стекались служители театра в поисках более выгодных контрактов. Уже в первые пореформенные годы в стране было более 100 городов, где гастролировали театральные труппы. Большинство торгово-промышленных губернских городов к концу XIX в. имело более или менее постоянные театры в зимний сезон. Хорошими устойчивыми театрами славились Харьков, Киев, Тифлис, Ростов-на-Дону, Воронеж, Казань, Самара. На провинциальной сцене не было равных Н. X. Рыбакову, замечательному трагику, блестящему исполнителю пьес Шекспира и Островского. Выдающимися актерами были В. Н. Андреев-Бурлак, М. Т. Иванов-Козельский, Н. П. Рощин-Инсаров, Е. Я. Неделин.

Значительную культурную роль играли театральные общества. В Москве с конца 1860-х гг. серьезное значение приобрела деятельность театра при «Артистическом кружке» — объединении деятелей искусства, которое возникло по инициативе А. Н. Островского и Н. Г. Рубинштейна. Широко известны были «Народный театр», устроенный в 1872 г. при Всероссийской политехнической выставке в Москве; «Пушкинский» театр А. А. Бренко, актрисы Малого театра, основавшей театральное товарищество, его преемник, «Русский драматический театр» Ф. А. Корша. В 1888 г. состоялся первый спектакль любительской труппы «Общества искусства и литературы», организатором и режиссером которого был К. С. Станиславский. В первые годы 1890-х гг. началась преподавательская деятельность В. И. Немировича-Данченко, который вместе со Станиславским, руководствуясь идеей новаторства театра и актерского творчества, на исходе XIX в. создали Московский Художественный театр, открывший новый этап в развитии мирового театрального искусства.

Национальный музыкальный театр развивался несколько медленнее драматического. В Петербурге до конца 1880-х гг. первенствовала постоянная итальянская опера. Русская оперная музыка при поддержке нового пореформенного зрителя завоевывала себе место постепенно, но неуклонно. Два крупнейших театра — Большой в Москве и Мариинский в Петербурге — живо привлекали общественное мнение своими постановками опер Римского-Корсакова, Даргомыжского, Мусоргского, Рубинштейна. В Петербурге блистали О. А. Петров (бас), Д. М. Леонова (контральто), Ф. П. Комисаржевский (тенор), Ф. И. Стравинский (бас), многие другие. Гордостью Москвы второй половины XIX в. были А. Д. Александрова-Кочетова и ее ученица Е. П. Кадмина, в 1860—1870-е гг. несшие на себе почти весь репертуар Большого театра. Публика и критики любили и ценили П. А. Хохлова и Б. Б. Корсова (оба — баритон). Одновременно как антипод казенного оперного театра возникло новое музыкальное объединение — «Московская русская частная опера» под покровительством мецената С. И. Морозова и при участии художников В. М. Васнецова, В. Д. Поленова, В. А. Серова, К. А. Коровина и др. Труппа формировалась из восприимчивой к новаторству молодежи, на сцене мамонтовской оперы были открыты таланты Ф. И. Шаляпина, Н. И. Забелы-Врубель, А. В. Секара-Рожанского.

Со второй половины XIX в. заметно активизировалась провинциальная оперная сцена. Прекрасные оперные спектакли пользовались громадной популярностью в Киеве («третьей музыкальной столице России»), Одессе, Харькове, Тифлисе, Риге, Саратове.

Музыкальное искусство. Вторая половина XIX в. стала вершиной творчества русских композиторов, развития музыкальной критики и теории музыки. Наступил перелом в организации музыкального образования в России, и поддержке национальной музыки служила деятельность Русского музыкального общества, основанного в Петербурге в 1859 г. по инициативе А. Г. Рубинштейна. В пореформенное время отделения Общества были открыты в Москве, Киеве и других городах. В 1862 г. была создана Петербургская консерватория, в 1866 г. — Московская. Музыкальная культура пореформенного времени определялась композиторами Могучей кучки, кружком, где ведущую роль играл М. А. Балакирев. С ним были тесно связаны М. П. Мусоргский, Ц. А. Кюи, Н. А. Римский-Корсаков, А. П. Бородин. Продолжая традиции Глинки, они утвердили национальную школу в музыке. Ими были созданы такие великие произведения, как «Борис Годунов» и «Хованщина» Мусоргского, «Князь Игорь» Бородина, «Снегурочка» Римского-Корсакова. Новая русская музыкальная школа (Могучая кучка) исповедовала, по словам Стасова, «отсутствие предрассудков и слепой веры, стремление к национальности и крайнюю наклонность к программной музыке». Она призывала обращаться к народному мелосу, к сюжетам и мотивам из отечественной истории и современного народного быта. В определенной оппозиции к Могучей кучке стоял А. Г. Рубинштейн, который отвергал крайности новаторских дерзаний и указывал на необходимость преемственного развития музыки, считая русскую музыку составной частью общеевропейской.

Вершиной мировой музыкальной культуры стало творчество П. И. Чайковского. Он был гениальным художником-реалистом, порой не чуждым романтических мотивов. Ему принадлежали шедевры балетного, оперного, симфонического и камерного музыкального искусства. Классикой лирической оперы явились «Евгений Онегин» и «Пиковая дама», балеты «Лебединое озеро», «Спящая красавица» и «Щелкунчик», поставленные главным балетмейстером петербургского Императорского театра М. И. Петипа, стали образцами хореографического искусства.

Уровень музыкальной культуры в России в значительной степени определялся той легкостью, с какой давали согласие на гастроли крупнейшие европейские дирижеры и исполнители. Охотно и подолгу в России выступал И. Штраус.

Реалистическая литература. В пореформенное время литература по-прежнему продолжала играть первенствующую роль в национальной культуре. Господствующим идейным и художественным направлением в культуре пореформенной России был реализм. Реалистическое отображение действительности было тем требованием, которое интеллигенция предъявляла искусству. В разночинной среде господствовало убеждение, что искусство должно следовать за жизнью, непосредственно служить делу улучшения материальных условий жизни людей и совершенствованию социальных отношений. Упрощенное, утилитарное понимание роли искусства проповедовалось Д. И. Писаревым и охотно принималось нигилистами. Борясь с таким толкованием искусства, Достоевский имел основание сказать, что его апологеты ставят «сапоги выше Шекспира». Как противовес утилитарному направлению возникло «чистое искусство», поклонники которого провозглашали примат эстетики над социальностью.

Стремление к объективному отображению жизни в сочетании с высокими идеалами нравственности и общественного служения определяло художественное творчество великих реалистов и вело к созданию произведений мирового значения. Русский роман, русская опера и балет во второй половине XIX в. определяли уровень европейского искусства.

Творчество И. С. Тургенева, Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого, И. А. Гончарова вызывало всеобщий интерес, находилось в самом ядре общественных споров. Образы, созданные великими реалистами, вошли в читательское сознание. Русские писатели умели соединять жизненную достоверность изображения с глубокой силой художественного обобщения. Их творчество было тесным образом связано с постановкой и решением общественных задач. Они осуждали обломовщину и нигилизм, обличали зло и неправду русской жизни, отстаивали идеалы прогресса и христианскую нравственность. Тургенев находился в центре европейской художественной жизни, его творчество воспринимали как эталон Г. Флобер, Г. Джеймс, Г. Мопассан, для которых он являлся признанным авторитетом и учителем. Тургенев был блестящим мастером построения сюжета, поэтичности речи, жизненности характеристик и лиричности героев. Он заявил о себе как великий мастер социально-психологического романа и близкой к роману большой повести, где неповторимо яркими штрихами отражена судьба дворянской и разночинной интеллигенции 1840—1870-х гг.

Выдающимся мастером реалистического романа был И. А. Гончаров. Первый роман его своеобразной трилогии, связанной, по мысли автора, с идеей перехода «от одной эпохи русской жизни к другой», — «Обыкновенная история», — появился еще в конце 1840-х гг. и нанес, как говорил Белинский, страшный удар по романтизму, мечтательности, сентиментализму, провинциализму. «Обломов», вышедший в 1859 г., и «Обрыв» (1869) звучали как беспощадный приговор феодально-крепостнической России, но одновременно противопоставляли порочную мораль новых людей старой дворянской морали.

Напряженный психологизм Достоевского, мастера социально-философского романа, предопределил развитие европейской прозы XX в. Исповедуемое Л. Н. Толстым учение о непротивлении злу насилием вышло далеко за пределы России и Европы, ему следовали в Индии, Китае и Японии. Под влияние Толстого подпало творчество многих западных литераторов, таких, как Р. Роллан, А. Франс, Т. Манн, Д. Голсуорси, Б. Прус.

Рядом с великими реалистами были такие художники слова, как Н. С. Лесков и А. Ф. Писемский, которые в эпоху 60-х гг. активно противостояли «новой морали» Н. Г. Чернышевского и его героев. Создателем новой формы литературного произведения стал А. И. Герцен, «Былое и думы» которого во многом предвосхитили поиски М. Пруста.

Последняя четверть XIX в. стала временем расцвета малой литературной формы. В это время выдвинулись Д. Н. Мамин-Сибиряк, В. М. Гаршин, В. Г. Короленко, А. П. Чехов. В 1890-е гг. наряду с реалистическим направлением в литературе стало развиваться новое, непривычное массовому демократическому читателю, получившее название «символизм» и окончательно оформившееся в начале XX в.

Живопись и скульптура. После Федотова реализм стал определять развитие изобразительного искусства. В эпоху шестидесятых годов завершилось формирование национальной школы живописи. Общественный отклик получил «бунт 14-ти»: выпускников Императорской академии художеств, которые в 1863 г. отказались писать работу на заданную тему. Молодое поколение художников начало борьбу с парадной живописью академизма, с превалированием библейских и мифологических сюжетов, за свободу творчества. Возглавляемые И. Н. Крамским, они пошли на разрыв с академическим искусством. Уйдя из Академии, они объединились в «Артель петербургских художников», которая стала профессиональным обществом, выполнявшим разнообразные заказы, и одновременно подобием трудовых коммун, которые возникали в то время под влиянием идей Чернышевского. В 1870 г. «Артель» составила основу Товарищества передвижных художественных выставок, целью которого была демонстрация в городах России реалистических полотен. Масштабы деятельности Товарищества расширялись год от года, к 1886 г. 13-я выставка передвижников объездила 14 городов. Наиболее удачные передвижные выставки становились крупными общественными событиями. Среди первых передвижников выделялись В. Г. Перов, Н. Н. Ге, Г. Г. Мясоедов. Для передвижников было характерно внимание к социально-бытовому жанру, сочувственная трактовка крестьянской тематики. Многие художники работали в городском жанре, уделяли пристальное внимание судьбе «маленького человека», — В. Е. Маковский, Н. А. Ярошенко.

Частью национального сознания стала пейзажная живопись передвижников, представленная работами И. И. Шишкина, Ф. А. Васильева, А. К. Саврасова, И. И. Левитана. В трактовке передвижников пейзаж достиг подлинного реализма, утверждал национальную тему, раскрывал красоту родины. Особое место в русской живописи занимал И. К. Айвазовский. Более полувека он изображал на своих романтических полотнах море и морскую стихию, достигнув в этом непревзойденного совершенства.

Подлинным новатором, автором монументальных полотен и психологически изощренных портретов был И. И. Репин. Великолепное мастерство сочеталось у художника с вниманием к запросам современности. Всемирную славу принесла ему картина «Бурлаки на Волге», впервые выставленная в 1872 г. Она была воспринята обществом как подлинно народное эпическое полотно. Громадный психологический дар Репина проявился в обширной галерее созданных им портретов Стасова, Писемского, Толстого, Мусоргского и др.

В области исторической живописи прославился В. И. Суриков, для которого было характерно внимание к переломным моментам русской истории — «Утро стрелецкой казни», «Боярыня Морозова», «Покорение Сибири Ермаком». Мастером батальной живописи был В. В. Верещагин, создавший цикл картин о русско-турецкой войне. Его творчество отметило новый этап в русской и мировой батальной живописи, он отрицал парадное изображение войны, его неприкрашенная истина демонстрировала явную антивоенную направленность. Особый тип исторической живописи создал В. М. Васнецов, художник русского народного эпоса, былины, сказки. Его работы неизменно привлекали внимание публики, отвечали ее потребности знать русское прошлое и предлагали ответ на вопрос о роли народа в истории.

Замечательным мастером портрета был В. А. Серов, «Девочка с персиками» которого поражала жизненной свежестью, богатством колорита и предвосхищала отход от подчеркнуто прозаической манеры письма передвижников.

Борьба за преодоление академических канонов велась и в скульптуре. Одним из первых обратился к жанровым темам Ф. Ф. Каменский, создавший еще в 1860-х гг. «Мальчика-скульптора», «Вдову с ребенком». Крупнейшим скульптором пореформенного времени был М. М. Антокольский, чьи работы находились в русле реалистической традиции передвижничества. Произведением «Иван Грозный» (1871), которое Тургенев назвал шедевром по историческому проникновению, психологии и выполнению, Антокольский начал серию скульптурных очерков русской истории: «Петр I», «Нестор-летописец», «Ермак» и др. Автор утверждал, что в своих произведениях он воспевает будущность России.

В 1880 г. в Москве был открыт памятник Пушкину, созданный А. М. Опекушиным. Пушкинские торжества, сопровождавшие открытие памятника, собрали в Москве Достоевского, Тургенева, Островского, Аксакова и стали важным общественным событием. С речью на празднике выступил Достоевский, призыв которого смириться, отказаться от противостояния власти и послужить родной земле, привлек всеобщее внимание, но был отвергнут демократической интеллигенцией. Памятник Пушкину стал высшим достижением творчества Опекушина, но ему принадлежат и другие великолепные скульптуры: Суворов, Державин, Румянцев. Прекрасные памятники создал М. О. Микешин, автор «Тысячелетия России» в Великом Новгороде, Богдану Хмельницкому в Киеве.

К концу XIX в. русская наука, литература и искусство в лучших своих проявлениях вышли на мировой уровень, стали неотъемлемой составной частью общеевропейского культурного процесса, их успешное развитие во многом определялось давними устойчивыми традициями служения России и ее народу.


Поделиться: