§ 8. Последние годы грозного царя

Первым предвестником будущих неудач стал отказ австрийского императора признать законность приобретений Ивана IV в Ливонии. Он не желал ослабления Речи Посполитой и не согласился разделись с царем ее земли. Максимилиан лишь просил поддержать кандидатуру своего сына на вакантный польский трон. Но это не входило в московские планы. В итоге новым королем польско-литовского государства стал трансильванский князь Стефан Баторий, опытный и энергичный полководец. Он не стал сражаться с царем на чужой территории, т. е. в спорной Ливонии, и свой первый удар нанес по Полоцку. В 1579 г. этот город вновь отошел к Литве. Русский гарнизон оказался в нем слишком слабым, поскольку царю приходилось рассредоточивать свои войска по всем многочисленным ливонским городам.

В следующем году Стефан Баторий нанес удар уже по Великим Лукам. Здесь также войск было мало, и оказать серьезное сопротивление королю было некому. В спешном порядке царь отправил к королю посольства и запросил мира. Он готов был отдать Полоцк, Озерище, Усвят и даже города в Ливонии, но Баторий уже требовал Псков, Новгород и Смоленск. Правда, осенняя осада Смоленска оказалась для короля неудачной, и он вернулся в Вильно.

Ослаблением Русского государства воспользовался шведский король и уже 4 ноября 1580 г. захватил Корелу и ее окрестности.

Чтобы отвлечься от военных неудач, Иван Грозный решил жениться в шестой раз. Четвертая жена, Анна Колтовская, оказалась бесплодной и была в 1572 г. пострижена в монахини. Пятая, Анна Васильчикова, тоже не смогла быстро забеременеть, и была отправлена в 1575 г. в монастырь, где вскоре умерла. Новой избранницей царя в сентябре 1580 г. стала дочь окольничего Ф. Нагого – Мария. С помощью ее многочисленной родни царь, видимо, хотел укрепить свой шатающийся трон. К этому времени царевич Иван уже был женат дважды, детей не имел и готовился к третьему браку с Еленой Шереметевой. Женат был и младший Фёдор на дочери Ф. Годунова Ирине. Ее честолюбивые родственники уже давно входили в ближайшее царское окружение и даже дослужились до боярских чинов.

После свадебных торжеств, по некоторым данным, вновь был созван Земский собор, чтобы решить вопрос о борьбе со Стефаном Баторием. На нем представители всех сословий заявили, что страна разорена и возможности воевать с противником нет. Царю советовали замириться с королем.

Однако вопрос о мире уже не зависел от Ивана Грозного. С. Баторий вновь собрал войско и вознамерился захватить Псков. 18 августа 1581 г. началась его осада. На первом этапе удача была на стороне поляков. Они пробили бреши в стенах и даже захватили одну из башен укреплений. Однако русские воины не пали духом. Воевода князь И. П. Шуйский проявлял чудеса мужественности и изобретательности. Засевшие в башне поляки были вместе с ней взорваны, а русские полки мощной атакой отбросили врагов за реку. В дальнейшем королю не удалось добиться какого-либо успеха. Осада затягивалась, наступили холода, армия стала таять от болезней, вызванных морозами и недоеданием. Первыми ее покинули наемники, не желавшими без жалованья проливать кровь.

Баторию не удалось овладеть не только Псковом, но даже небольшим Псково-Печорским монастырем, который обороняли несколько десятков стрельцов, монастырские слуги и местные крестьяне. Становилось ясным, что продолжение военной кампании не имеет перспектив.

В ноябре 1581 г. в Александровой слободе разыгралась очередная кровавая драма. Старший сын, наследник престола царевич Иван, вдруг осмелился вступить с отцом в спор. В чем была его суть, так и осталось неизвестным. По одним данным, царевич вступился за свою беременную жену, которую свекор хотел поколотить за слишком простой наряд. По другим, что более вероятно, он захотел отправиться в Псков и помочь осажденным жителям. Отца же он обвинил в бездействии и трусости. В ответ тот в гневе схватил жезл и нанес сыну смертельный удар в голову. Через несколько дней в сильной горячке Иван скончался.

Несомненно, что для царя это была большая потеря. Долгие годы именно в лице старшего сына он видел продолжателя своих дел. Иван получил хорошее образование, с ранних лет приобщался к делам, связанным с управлением страной, в возрасте 15 лет стал участником военного похода в Ливонию и с этого времени постоянно сопровождал отца в любых его поездках. Он поддержал его даже при учреждении непопулярной опричнины и стал одним из «кромешников».

После гибели Ивана наследником был объявлен Фёдор, которому уже было 24 года и, будучи женат, он считался взрослым и самостоятельным человеком. Но он, видимо, не был столь близок отцу, как старший сын, поскольку жил своим двором, состоящим из родственников жены, не участвовал в опричных оргиях, отказывался постоянно менять жен, как брат и сам царь. В Речи Посполитой даже распространялись слухи о том, что Фёдор нередко вступал в конфликты с отцом и даже хотел бежать из страны (последнее кажется маловероятным, и в русских источниках подтверждения не находит).

Можно лишь предположить, что смерть старшего сына надломила Ивана Грозного, морально и физически. Поэтому сражаться за Ливонию сразу с двумя противниками он был не в состоянии. Русские дипломаты стали активно склонять Стефана Батория и шведского короля к заключению мирных договоров с царем. Поскольку польский король упрямился, пришлось прибегнуть к посредничеству папы Римского и его посла Антонио Поссевино. В итоге в 1582 г., после жарких споров в местечке Ям-Запольский было заключено перемирие на 10 лет. Полоцк и Ливония отходили к Речи Посполитой, но России возвращались Великие Луки и земли в их окрестностях (кроме Велижа). Через год удалось добиться мира и со Швецией. По Плюсскому перемирию, заключенному на 7 лет, царь отказывался от всех своих приобретений в Эстонии и Карелии. Таким образом, получалось, что двадцатилетняя Ливонская война, истощившая страну, не дала никаких результатов. Были утрачены даже те земли (в районе Иван-города), которые завоевали предки Ивана Грозного.

К 80-м г. XVI в. хозяйственное разорения Русского государства стало катастрофическим. Это зафиксировали новые писцовые книги, которые начали составлять в это время. В центральных уездах запахивалось лишь приблизительно 15 % земли, в районах Новгорода и Пскова, находившихся вблизи полей сражения, положение было еще хуже. Там осваивалось менее 10 % пахотной земли. Все остальное представляло собой пустоши. Становилось ясным, что государственные налоги платить почти некому. Были разорены не только черносошные крестьяне, но и мелкопоместные дворяне. Крупными вотчинниками оставались только представители высшей знати и монастыри, но последние имели много льгот и доходы казне не приносили.

Чтобы улучшить материальное положение дворян, главных воинских людей, правительство было вынуждено дать им льготы по уплате налогов, но при условии, что они будут распахивать всю пашню, расчищать пастбища и сенокосы и привлекать к себе пашенных людей. Для того чтобы крестьяне не меняли господ, стали вводиться «заповедные годы» (с 1581 г.), во время которых был запрещен выход в Юрьев день, правда, пока не на всей территории.

В последние годы правления Ивана Грозного кризис чувствовался повсюду: казна была пуста, армия разваливалась. Боярская дума бездействовала, а сам царь пребывал в состоянии нерешительности и неопределенности. Хотя его мятущаяся душа все время требовала перемен, дряхлеющее тело было на них неспособно.

По царскому требованию постоянно создавались росписи полков для военных походов, но сами походы не осуществлялись. Молодая жена Мария Нагая, родившая в октябре 1582 г. сына Дмитрия, перестала интересовать Ивана, и он задумал жениться снова. На этот раз ему непременно хотелось найти невесту в Англии. С этой страной у России были самые дружеские отношения и были налажены постоянные торговые контакты через порт на Белом море. Царь состоял в переписке с королевой Елизаветой и даже сначала вознамерился попросить ее руки. Но узнав, что она не столь уж молода и красива, передумал. По его просьбе ездившие в Англию дипломаты узнали, что у королевы есть племянница Мария Гастингс, молодая и красивая девушка. Именно ее и решил взять себе в жены стареющий монарх. В данном случае он явно переоценивал свои возможности и свое положение дряхлеющего и женатого в шестой раз мужчины. Правда, хитрые англичане прямо не отказали царю, желая получить от него торговые льготы. К нему даже был отправлен посол для переговоров о возможном браке.

Однако смерть Ивана Грозного, последовавшая 18 марта 1584 г. прервала этот фарс. По традиционным меркам, царь умер рано – в 53 года. Но бурная жизнь уже давно его истощила. По воспоминаниям современников, он выглядел настоящим стариком с не сгибающейся спиной, трясущимися руками, воспаленными и слезящимися глазами и страшно опухшими ногами. Изучавшие его скелет антропологи пришли к мнению, что из-за сильного отложения солей во всех суставах царь Иван был почти неподвижен. Кроме того, они обнаружили в его останках значительное количество ртути, которая и могла стать причиной смерти. Но вряд ли царь был умышленно отравлен. Ртуть могла входить в состав мазей, которыми растирали больные суставы, поскольку об ее ядовитых свойствах в то время еще не знали.

По мнению известного историка С. М. Соловьева, Иван IV умер от отравной болезни, вызвавшей гниение внутри и опухоль снаружи. Некоторые современники, преимущественно иностранцы, предполагали, что царь был убит – либо отравлен, либо задушен. Но эта версия представляется маловероятной, поскольку хорошо известно, что он тяжело болел в последние годы жизни. Чувствуя кончину, монарх разослал по монастырям грамоты, в которых просил отпустить ему все прегрешения, в наиболее крупные обители были сделаны огромные по тем временам вклады.

Подводя итог, следует признать, что Иван IV Васильевич Грозный был выдающимся государственным деятелем и крайне сложной и противоречивой личностью. Несмотря на провал Ливонской войны, он многое сделал для развития и становления Русского государства. Взятие Казани и Астрахани имело громадное значение по нескольким причинам: и потому, что существенно расширяло границы государства, и потому, что ликвидировало остатки Золотой Орды, некогда грозного врага Руси. С уничтожением поволжских ханств открывался свободный путь в страны Востока, приносящий русским купцам и казне большие доходы, создавалась возможность для освоения южных плодородных земель. Русское государство становилось многонациональным, а государь к шапке Мономаха присоединял еще два царских венца. После взятия Казани открывалась перспектива освоения огромных сибирских просторов. Неслучайно, что в самые последние годы правления Ивана туда была направлена экспедиция Ермака, очень удачная поначалу. Казаки смогли нанести ощутимый удар хану Кучуму.

Достижением Ивана Грозного следует считать реформы в государственном управлении и законодательстве. Значимой была и реорганизация армии. В ней появились полки профессионалов, состоящие из стрельцов и иностранных наемников.

Огромное значение для укрепления международного престижа страны и самого государя стало принятие им царского титула, поскольку уравнивало его с европейскими монархами. Но, болезненно цепляясь за свою власть, Иван IV постарался вознести себя на небывалую высоту и уже не разрешал считать себя первым среди равных, как это делали дед и отец. На высоком золотом троне, в сверкающих драгоценными камнями одеждах он возвышался над всеми, как представитель Бога на земле. Придворные же были обязаны буквально пресмыкаться перед ним, демонстрируя покорность и преданность. Оторвавшись от окружающих, царь оказался в самоизоляции, особенно во второй половине своего правления. Это превратило его во мнительного и жестокого тирана, болезненно реагирующего на чужую славу. Многие выдающиеся полководцы и государственные деятели, способные стать опорой трона, были либо казнены (как М. И. Воротынский, разгромивший крымцев при Молодях и спасший Москву от нового разорения), либо постриглись в монахи, чтобы быть подальше от царя (как выдающий полководец И. В. Большой Шереметев, постоянно наводивший ужас на крымцев), либо оказались в ссылке (как А. Адашев). Около трона толпились лишь льстивые царедворцы, малопригодные к самостоятельной деятельности. Они боялись говорить Ивану правду и лишь потакали его низменным прихотям и дурным чертам характера. Все это привело к тому, что царь в последние годы перестал реально и правильно оценивать ситуацию, совершал ошибки и толкал страну в пропасть своими неразумными действиями. В этом отношении самые печальные последствия имело введение кровавой опричнины и продолжение бесперспективной и разорительной Ливонской войны. Своему наследнику он оставил множество проблем, требующих немедленного решения. Федору следовало наладить контакт с деморализованным обществом и примирить бывших врагов, создать условия для восстановления экономики страны, навести порядок в дворцовом хозяйстве, вновь привести «под царскую руку» бунтующие поволжские народы, продолжить политику присоединения Сибири, вернуть утраченный выход в Балтийское море, разрешить все конфликты с польским королем, желательно мирным путем, создать надежный заслон от набегов крымского хана, восстановить разоренные города, в первую очередь столицу, так и не оправившуюся от пожара 1571 г.

Несомненно, что все эти задачи были даже более сложными, чем достались самому Ивану Грозному, поскольку состояние общества и государства в середине 80-х гг. было буквально плачевным. Фёдору предстояло не столько двигаться вперед, сколько разгребать руины и восстанавливать страну.


Поделиться: