§ 5. Взятие Казани и Астрахани

После смерти Василия III отношения с Казанским ханством окончательно испортились. Пришедший к власти в 1535 г. Сафа-Гирей проводил явную анти московскую политику. Он поощрял набеги своих подданных на Вятскую землю и окрестности Нижнего Новгорода. Себя же признавать вассалом малолетнего великого князя отказывался. В итоге правительство было вынуждено постоянно посылать во Владимир заградительные полки. Это очень обременяло русские войска, поскольку приходилось оборонять южные подступы к центральным районам от крымцев, а западные границы от литовцев.

За десятилетие правления Сафы-Гирея тысячи русских людей оказались в татарском плену, нижегородские земли запустели. Волжский торговый путь в страны Востока стал исключительно опасным, и лишь немногие русские купцы рисковали по нему плыть. Все это подталкивало московское правительство к решительным действиям против Казани.

Первые Казанские походы предпринимались еще по инициативе боярского правительства. Но, как отмечали современники, из-за распрей между Шуйскими и Бельскими никаких результатов не принесли. Возмужавшему Ивану IV стало ясно, что он сам должен возглавить войско и добиться успеха. Этим он докажет всем, что является достойным наследником деда и отца, постоянно расширявшим границы государства.

Первый самостоятельный поход царь предпринял глубокой осенью 1548 г. Он рассчитывал, что зимой на Волге станет лед и удастся по нему перейти к городу. Но расчет не оправдался. Зима оказалась теплой, снег таял, делая дороги непроходимыми для подвод с орудиями. Таким же неудачным оказался и поход 1550 г.

Иван понял, что причина провала военных кампаний не только в плохой погоде, но и в самом войске, и приступил к его реорганизации. До этого оно состояло из дворянской конницы, пестрой по своему составу, поскольку воины экипировались за свой счет. На одних были надеты кольчуги, на других, парчовые кафтаны, на третьих – стеганые фуфайки, не было однородности и в вооружении. Кто сражался саблями, кто – копьями, кто стрелял из лука. У полководцев не было ни стратегии, ни тактики. Все скопом бросались на врага, стараясь лишь показать личную доблесть и храбрость.

С лета 1550 г. начались реформы. Первым был обнародован приговор о местничестве, который должен был упорядочить взаимоотношения между воеводами, часто устраивавшими местнические тяжбы друг с другом и этим срывавшим службу. Отныне главным стал считаться Большой полк, а его воевода – главнокомандующим. Далее шли равные по значимости Передовой полк Правой руки, ниже – полк Левой руки и Сторожевой. Местничество разрешилось только в мирное время. Во время военных походов оно было запрещено.

Далее для упорядочения военных назначений был составлен список наиболее знатных князей и дворян – «Избранная тысяча». Главные воеводы отныне должны были назначаться из их числа. Все они получили поместья в окрестностях столицы, и по первому зову царя им следовало прибыть на службу. В 1551 г. была составлена «Дворовая тетрадь», в которую записали всех дворян, обязанных нести воинскую службу. Каждые 2–3 года следовало составлять новую перепись.

Таким образом, удалось довести состав дворянской конницы до 200–300 тысяч воинов. Но она собиралась только в особых случаях. Регулярные полки были существенно меньше. Они состояли из 3 тысяч тяжелой кавалерии и 10 тысяч легкой. Первые были одеты в кольчуги и шлемы из металлических пластин и были вооружены мечами, копьями и палицами. Вторые – в обычных легких кольчугах, с саблями и луками. Позднее к ним добавились конные стрелки из мушкетов, численность которых доходила до 20 тысяч. Более мощным подразделением стала и пехота. Стрелецкое войско, вооруженное пищалями, доходило до 30 тысяч. Даже в мирное время регулярное войско занималось учениями и совершенствовало свое мастерство под руководством иностранных офицеров, которых царь активно зазывал к себе на службу.

Вооружение и экипировка регулярного войска осуществлялась за счет казны, воины получали жалованье и были освобождены от налогов.

Оклад стрельца равнялся 4 рублям в год. Он выплачивался за счёт особого налога – «пищальных денег». Офицеры получали в несколько раз больше. Дворянам же за службу выделялись только земельные владения. В их обязанность входило не только участвовать в военных походах царя, но и нести пограничную службу на берегах Оки (там стояло до 60 тысяч воинов), либо на западных рубежах у Смоленска. Кроме того, охранные функции осуществляли все жители небольших приграничных городков.

Готовясь к Казанским походам, царь Иван особое внимание уделил артиллерии, поскольку без нее взять хорошо укрепленный город было нельзя. Он выписал иностранных мастеров литейного дела и поручил им устройство Пушечного двора. Там через некоторое время было отлито более 2 тысяч пушек и налажено производство пищалей.

В ходе двух первых Казанских походов Иван понял, что для успешной атаки на Казань необходимо иметь поблизости опорный пункт. Поэтому в мае 1551 г. в устье реки Свияга (впадает в Волгу в 20 км от Казани) был отправлен отряд под руководством московского союзника – хана Шигалея (Шаха-Али), изгнанного из Казани. Одновременно у Углича под началом опытного зодчего И. Г. Выродкова был подготовлен строительный материал для крепости с семью башнями. По Волге его сплавили к Свияге, где русские мастера за 4 недели возвели город-крепость Свияжск.

Внезапное появление русского укрепления произвело сильное впечатление на чувашей, которые согласились присягнуть на верность Ивану IV и помочь ему в новом походе на Казань. Казанцы тоже испугались и прислали к царю послов, которые заявили о готовности посадить на свой престол Шигалея. Однако вскоре они вновь изменили, надеясь на помощь крымского хана. Решительная схватка становилась неизбежной.

В мае 1552 г. начался сбор русского войска. В июне на лугах Москвы-реки был устроен смотр полков. Общая их численность достигала 150 тысяч.

1 июня во главе с царем войско двинулось к Казани. В пути пришла весть, что крымский хан Девлет-Гирей осадил Рязань и Тулу. В помощь городам был отправлен Дворовый полк под руководством царского шурина Д. Р. Юрьева, который быстро отогнал крымцев.

Тем временем 23 августа царское войско подошло к Казани и стало готовиться к штурму. Город был хорошо укреплен с толстыми двойными дубовыми стенами. Вскоре выяснилось, что даже мощные артиллерийские атаки результата не дают. Поэтому под главные Арские ворота был сделан подкоп, и в день решающего штурма 30 сентября они были взорваны. В пролом устремились русские полки, и после ожесточенных боев 2 октября город пал. Казанское ханство перестало существовать.

Для управления городом и краем были назначены царские наместники. Встретивший в Москве победителей митрополит Макарий возложил на голову царя новый венец – Казанский. В 1554 г. к нему добавился еще один – Астраханский. Взятие последнего оплота Большой Орды оказалось довольно несложным делом. Раздираемое междоусобной борьбой Астраханское ханство было очень слабо. К тому же соседняя Ногайская Орда вошла в союзнические отношения с царем Иваном и помогла 30-тысячному русскому войску взять город почти без сопротивления. Отряды последнего хана Ямгурчея были окончательно разгромлены.

Взятие Казани и Астрахани имело большое значение для Русского государства. Во-первых, прекратились захватнические набеги на восточные территории, они начали успешно осваиваться русскими поселенцами. Во-вторых, в состав страны вошли многие поволжские народы (чуваши, марийцы, мордовцы, некоторые башкирские племена), и она стала многонациональной. Народы Поволжья и Среднего Приуралья получили возможность для более успешного экономического и культурного развития, избавившись от ханского гнета. В-третьих, Россия отныне могла контролировать весь Волжский торговый путь со странами Востока. Именно по нему доставлялись в Европу предметы роскоши, шёлк, оружие, кони и т. д. Продажа восточных товаров приносила огромные прибыли и казне, и русским купцам.

Кроме того, ликвидация остатков Золотой Орды позволила Русскому государству активизировать свою политику в юго-восточном направлении: установить дружеские отношения с Персией, закавказскими княжествами и позднее – с Грузией. Менее грозным стал и Крым. В 50-х годах была построена Тульская засечная полоса, состоящая из системы городов-крепостей, между которыми возводились остроги и лесные завалы. Она шла от Тулы на Рязань. Потом были созданы новые засечные линии от Казани до Козельска и даже южнее.

Реорганизация армии, походы на Казань и Астрахань, строительство оборонительных укреплений требовали много средств. Поэтому царь начал политику по ограничению церковно-монастырского землевладения, поскольку из-за его роста ухудшалось экономическое положение дворянства (размер поместий и вотчин уменьшался за счет пожертвований духовенству).

В сентябре 1550 г. был принят приговор, запрещавший духовным феодалам создавать новые слободы и ставить новые дворы в старых слободах. В январе 1551 г. царь созвал церковный собор, на котором изложил свою программу реформирования церкви. Она состояла из 100 глав, поэтому зафиксировавший ее памятник получил название «Стоглав». Главное, к чему стремился Иван, это – ликвидировать церковно-монастырское землевладение, чтобы увеличить размер раздаваемой служилым людям земли. Но митрополит Макарий это царское начинание не поддержал, и реформа не состоялась, новшеством стала только регламентация церковных служб и монастырского быта. Для подготовки священнослужителей было решено основать несколько специальных училищ в Москве и крупных городах.

В целом же церковный Собор провозгласил незыблемость православных догматов и согласился лишь слегка видоизменить обрядовую сторону и укрепить церковную дисциплину.

Но все же царю Ивану удалось несколько ограничить монастырское землевладение. В мае 1551 г. был принят приговор, по которому монастырям запрещалось без согласования с царем покупать боярские вотчины, забирать земли дворян за долги, а также они должны были вернуть все земли, пожалованные им во время малолетства государя.

Земельный вопрос был одним из наиболее животрепещущих для Ивана IV, ведь основные собираемые в казну налоги были поземельными, земля служила платой за службу и воинских людей, и чиновников. Поэтому в середине XVI в. начались поземельная перепись и составление новых писцовых книг. Они позволили ввести единую окладную поземельную единицу – большую соху. Но ее размер не был одинаковым для всех сословий и разных видов почвы. Для служилых дворян она платилась с 800 четвертей «доброй земли» (в одном поле при трехпольной системе), для духовенства – с 600 четвертей, для крестьян – с 500. Сохранялись и прежние подати и повинности: «ямские деньги», «городовое дело», «пищальные деньги», «полоняничные» (для выкупа пленных).

Новый порядок сбора налогов потребовал изменений в центральных и местных органах управления. Они были связаны с тем, что территория государства росла, и управленческие функции «изб» все более расширялись и осложнялись. Со временем они стали называться приказами. В них сосредоточивалась вся делопроизводственная деятельность соответствующих ведомств. Так, в Посольском приказе велась вся дипломатическая документация, в Разрядном приказе составлялись росписи полков и разбирались местнические дела, в Земском – контролировался сбор налогов с городов, в Поместном – решались вопросы дворянского землепользования и т. д. Приказы, кроме того, начинают осуществлять судебные функции и строить свою деятельность не по территориальному принципу, как было до этого, а по ведомственному. Правда, вновь приобретенные земли сначала управлялись отдельными дворцами (Казанским, потом – Сибирским).

В 50-е годы появляются новые приказы: Стрелецкий, ведавший вопросами, связанными со Стрелецким войском, Челобитный, возглавляемый А. Адашевым и осуществлявший функции контроля над другими государственными учреждениями и боровшийся со злоупотреблениями властью воевод и дьяков.

Новшества появились и в местном управлении. «Кормления» наместников постепенно отменяются, поскольку они были связаны с большими злоупотреблениями властью. Суд на местах переходит к выборным губным старостам. Они подчинялись непосредственно Разбойному приказу. Такие суды губных старост появились не только в центральных городах, но и в Поволжье.

Правда, некоторые татарские князьки долго не могли смириться со своим поражением и неоднократно подталкивали поволжские народы к восстаниям. Для усмирения их приходилось посылать войска в 1552–1557 гг., в 1571–1574 и даже в 1584 г.


Поделиться: