§ 7. Проблема престолонаследия

Несомненно, Иван III осознавал значимость своих деяний. Поэтому он не хотел оставлять свою могучую и обширную державу недостойному наследнику. Кого же выбрать? – вот вопрос, который стоял перед ним все последние годы жизни. Дело в том, что от первого брака с Марией Тверянкой у него был только один сын – Иван Молодой. Он родился в 1458 г., возмужав, стал верным помощником отца и даже, как и он, назывался великим князем. После присоединения Твери получил ее в управление и стал великим князем Тверским. Формально получалось, что великокняжеский сын получил Тверское княжество по наследству, поскольку его мать была тверской княжной. Она умерла в 1467 г. – либо из-за неправильного лечения, либо была умышленно отравлена. Современники вспоминали, что ее тело было настолько распухшим, что не помещалось в гробу.

Второй женой Ивана III стала Софья Палеолог, когда Ивану Молодому, наследнику престола, было уже 24 года. Его отношения с мачехой, видимо, были довольно напряженными.

Первыми детьми Софьи были девочки, и проблему для престолонаследия они не представляли. Но в 1479 г. родился сын, носивший два имени – Гавриил и Василий, затем еще несколько сыновей: Юрий, Дмитрий, Иван, Симеон, Андрей, Борис. Естественно, что Софья захотела, чтобы престол достался ее сыновьям, поскольку участь удельных князей была незавидной.

Но, пока был жив Иван Молодой, изменить порядок престолонаследия она не могла. Однако в 1490 г. княжич заболел. Казалось, что его недуг не смертелен – на ногах появились непонятные язвы, при ходьбе причинявшие боль и неудобство. Для лечение был выписан из-за границы лекарь Леон. Однако его способ лечения оказался настолько неподходящим, что больной вскоре умер. Казнен был и горе-лекарь. Следует отметить, что Иван Иванович болел камчугой – разновидностью проказы, которую в то время лечить не умели.

Иван Молодой, как уже отмечалось, был женат на дочери Валашского господаря Елене, и у него подрастал сын Дмитрий (родился в 1483 г.). Если бы он получил престол, то законным наследником должен был стать Дмитрий. Традиция передачи власти старшему сыну в роду великих князей уже существовала несколько веков. Но из-за его безвременной кончины наследника перед Иваном III встал вопрос: кому передать власть: внуку Дмитрию или старшему сыну второй супруги Василию?

После передачи Софьей Палеолог драгоценностей из великокняжеской казны своей племяннице, жене верейского князя, Иван III несколько охладел к супруге. Возможно, он опасался, что та пытается приблизить к себе и возвысить греческих родственников, которые были чужды русскому боярству, главной опоре престола. Поэтому в 1497 г. он принял решение передать престол внуку Дмитрию. Чтобы официально закрепить за ним власть, был разработан обряд венчания на великокняжеский престол и записан в особом документе – Чине венчания. Образцом для него, видимо, служили и древние русские обряды посажения на княжение, и аналогичные действа в соседнем Великом княжестве Литовском.

О решении великого князя стало известно окружению Василия, которому уже было 18 лет, и который учился управлять страной. По сообщению Уваровской летописи, княжич задумал организовать заговор, чтобы расправиться с Дмитрием и захватить белозерскую казну для дальнейшей борьбы за власть. Его мать Софья пригласила к себе бабок-ворожей, возможно, для приготовления отравы не только для Дмитрия, но и для самого Ивана III.

Следует отметить, что практика расправы с соперниками с помощью ядов была достаточно распространена в то время. Современники подозревали, что от отравленного пояса умерла первая жена великого князя Мария Тверянка, далеко не лекарственные средства содержались в снадобьях, которыми лечили Ивана Молодого, и т. д.

Иван III очень быстро узнал о готовящихся кознях со стороны жены и сына (Софью при дворе не любили, множество глаз постоянно следило за каждым ее шагом). Тут же начались расправы. Василий был взят под стражу, пять детей боярских и дьяк Ф. Стромилов из его окружения были казнены, Софью поместили в охраняемое помещение подальше от личных покоев государя, а «баб лихих» спустили под лед.

После этого началась подготовка к церемонии венчания на великое княжение Дмитрия-внука. Она состоялась 4 февраля 1498 г. в Успенском соборе Кремля. По многим параметрам все действо было большим новшеством для русского двора. Во-первых, церемония проходила в московском соборе. До этого все официальные акции, связанные с вокняжением, устраивались в Успенском соборе Владимира. Во-вторых, главными участниками должны были стать митрополит Симон и Иван III. До этого церковные иерархи и великие князья в таких церемониях не участвовали. Обряд поставления на великое княжение осуществлял золотоордынский посол.

В составленном описании церемонии – Чине венчания, писалось, что действующий великий князь благословил будущего князя, т. е. Дмитрия, при себе и после себя великим княжением Владимирским и Московским, и Новгородским, и Тверским и возложил на него бармы (оплечия) и княжескую шапку. Позднее она будет названа «шапкой Мономаха», которую византийский император Константин Мономах якобы подарил своему внуку, киевскому князю Владимиру Всеволодовичу, прозванному за это Мономахом.

Все происходившее освящалось митрополитом Симоном, который, кроме того, произнес поучение юному князю. После выхода того из собора сын Ивана III Юрий осыпал его золотыми и серебряными монетами. Затем Дмитрий посетил Архангельский собор, где помолился у гробов родителей и предков, и Благовещенский собор.

Казалось, великий князь навсегда хотел закрепить трон за внуком. О своем решении он оповестил всех своих родственников, написал в Новгород Великий, Рязань, Псков и даже казанскому хану. Однако в ранге официального наследника Дмитрий-внук пробыл совсем недолго.

Источники не дают нам точных сведений о причинах неудовольствия Ивана III внуком. Возможно, в поведении и поступках Дмитрия он не увидел должного почтения к себе и беспрекословного подчинения. Может быть, подросток не показал себя достойным продолжателем великих дел деда. Воспитанный матерью, дочерью молдавского господаря, юный княжич мог иметь существенно более узкий кругозор и приниженное представление о роли государя, чем сын византийской царевны, имевший законные права на императорский трон в Константинополе.

Объяснение может крыться и в самом характере великого князя. Старея, он становился все более мнительным и жестокосердным по отношению к близким людям. Только за собственное мнение по вопросу о взаимоотношении между Русским государством и Великим княжеством Литовским поплатился самый знатный боярин и двоюродный брат государя князь И. Ю. Патрикеев. Почти 40 лет управлял он Боярской думой, входил в самый ближний круг; 27 лет был московским наместником. Однако 31 января 1499 г. он был арестован вместе с сыновьями Василием и Иваном и зятем С. Ряполовским, имевшим один из самых высоких чинов «слуги и боярина». Разгневанный Иван III за «самовольство и высокоумие» даже приказал их казнить. С трудом митрополит вымолил прощение для Патрикеевых – они были пострижены и отправлены в отдаленные монастыри. Ряполовский же был обезглавлен.

В этих условиях попасть в немилость деда для пятнадцатилетнего Дмитрия было несложным, тем более, что яростно боровшаяся за власть «грекиня» каждый его промах могла представить преступлением в глазах мужа.

Династическая борьба кончилась тем, что уже в 1498 г. Василий вновь оказался у отца в чести, получил титул великого князя и был пожалован Новгородом и Псковом. Последний, правда, в состав Русского государства еще не входил и формально сохранял независимость. С этого времени началось падение Дмитрия-внука. В апреле 1502 г. вместе с матерью он оказался в опале. Его лишили титула великого князя и посадили «за приставы». Через короткий срок официально наследником Ивана III был провозглашен Василий.

Судьба Дмитрия и его матери оказалась печальной. Только перед смертью великий князь распорядился выпустить внука из темницы. К этому времени Елена Волошанка уже умерла (18 января 1505 г.), не было в живых и ее соперницы Софьи Палеолог (скончалась в апреле 1503 г.). Но его свобода была совсем недолгой. Получивший престол, Василий навсегда заточил в темнице своего соперника. В 1509 г. Дмитрий умер, возможно, не своей смертью.

Поскольку в источниках нет точных сведений о причинах репрессий в адрес Дмитрия-внука и его матери, некоторые исследователи полагают, что Иван III был вынужден пожертвовать ими для блага государства и сохранения его единства. В противном случае могла бы разгореться новая феодальная война, которая подорвала бы устои с таким трудом возрожденной державы. Все это свело бы на нет великие деяния самого государя.

Великий князь, судя по завещанию, больше всего боялся, что русские земли вновь распадутся. Поэтому он распорядился отдать почти все свои владения старшему сыну Василию. Остальным братьям следовало почитать того вместо отца и во всем слушаться. В итоге Василий унаследовал всю Москву и ее окрестности, великое княжение Тверское, Новгородское, Вятскую землю, Псковскую землю, часть Рязанской. Братья же получили разбросанные по разным местам городá: Юрий – Дмитров, Звенигород, Кашин, Рузу, Брянск и Серпейск; Дмитрий – Углич, Хлепень, Зубцов, Мезецк и Опаков; Семен – Бежецкий верх, Калугу, Козельск; Андрей – Верею, Вышгород, Любутск, Старицу. При этом их права были ограничены. Они не имели права чеканить монету, устраивать ярмарки, вершить суд, собирать торговые пошлины.

В случае их бездетной смерти владения отходили Василию.

В последний год жизни Иван III страдал от смертельного недуга и делами почти не занимался. Он скончался 2 октября 1505 г. в 66 лет, из которых 43 года был на великокняжеском престоле.

Подводя итог долгому правлению Ивана III, следует отметить, что оно имело огромное значение для Русского государства. Ведь именно ему удалось окончательно покончить с золотоордынским игом и удельным междоусобием, собрать большую часть земель воедино и приступить к созданию единого государства со столицей в Москве. При нем сформировалось представление о верховной власти как суверенной и самодержавной, полученной от Бога и ответственной только перед ним. При нем начал формироваться государственный аппарат в центре и на местах, единообразная форма судопроизводства по общему для всех своду законов – Судебнику 1497 г., единообразие в сборе налогов и пошлин. Были отрегулированы взаимоотношения между владельцами земли и крестьянами, между хозяевами и холопами.

Именно Иван III наметил те направления, по которым Русское государство стало расширяться в дальнейшем. Именно он построил Иван-город в Прибалтике, отправил исследовательские экспедиции на Север и в Зауралье, усмирил Казань, установил дипломатические контакты с некоторыми закавказскими государствами, Турцией и Крымским ханством, начал открытую борьбу с Великим княжеством Литовским за исконно русские территории.

В международном масштабе он поставил свое государство на существенно более высокий уровень, чем оно было раньше. Дружбы с ним стали искать и Дания, и император Священной Римской империи, и итальянские города-государства.

Многие исследователи спорят о личности Ивана III. Был ли он великим воином, хорошим дипломатом, умным политиком? Думается, он был в первую очередь человеком с государственным складом ума, умевшим подчинять свои собственные желания и пристрастия государственным интересам. Он умел мыслить и действовать масштабно и с перспективой на будущее. Обозначенный им план развития Русского государства не смогли реализовать не только сын, внук и правнук, но и государи XVII в. Но для всех его заветы служили руководством к действию, а его дела – образцом для подражания.


Поделиться: