§ 5. Во главе единого государства

Присоединение к бывшему Московскому княжеству, ставшему ядром единого Русского государства, новых земель привело к тому, что под властью Ивана III оказались весьма разнородные по своему устройству территории. Удельные княжества ранее управлялись их владельцами, новгородские земли – вечем и посадниками, Северские города – литовской знатью, и т. д. Необходимо было все это разнообразие привести к единому образцу и установить единовластие и единый для всех закон.

Прежде всего, Иван III, как уже отмечалось, принял новый титул «государя и великого князя всея Руси». Отныне при переписке с ним внутри страны все были обязаны обращаться к нему только в такой форме. Более того, он назвал себя самодержцем и объявил, что волен в своих великих княжествах: кому хочет, тому их и отдает. Вновь присоединенные земли он стал считать своей собственностью и раздавал служилым людям за их службу в поместье. Данная форма землевладения была новой временной формой землепользования, поскольку не была наследуемой. После смерти служилого человека его поместье могло вновь отойти в казну. Отписывались в казну и имения лиц, попавших в опалу.

Таким образом, Иван III провозгласил себя не только верховным правителем, но и собственником территории, входящей в его государство. Когда имперский посол предложил ему принять от германского императора королевский титул, Иван заявил, что его предки сами владели своей державой, поэтому ни в каком «поставлении» он не нуждается.

Еще одним новшеством стало то, что удельные князья полностью потеряли свою самостоятельность. Они были обязаны служить и подчиняться государю. Князья Рюриковичи и Гедиминовичи, хотя и заняли в придворной иерархии первое место, но все больше и больше стали сливаться с боярством. Лишь наиболее знатные из них считались служилыми князьями и сохраняли при великом князе некоторую независимость и достаточно высокое положение. Например, долгое время князь И. Ю. Патрикеев, из рода Гедиминовичей, считался московским наместником и главой правительства. Князь В. Д. Холмский, потомок тверских князей, даже смог жениться на великокняжеской дочери Феодосии. Но если при деде и отце Ивана III даже дети боярские могли служить тому, кому хотели, то отныне никто не имел права покидать по своему усмотрению великокняжескую службу. Ослушников ждало суровое наказание. Уже с 1474 г. стала вводиться практика крестоцелования. Она заключалась в том, что служилый князь или боярин давал на себя крестоцеловальную запись, в которой обязывался служить государю и великому князю до самой своей смерти. Поручителями по нему выступали церковные иерархи и представители знати. В случае измены их поручника они обязывались заплатить крупный штраф Ивану III. Получалось, что такие записи превращали служилых людей в кабальных холопов великого князя.

Не только сами удельные князья потеряли независимость, но их дворы в случае необходимости должны были сливаться с великокняжескими. Главным совещательным органом при государе оставалась Боярская дума. Но число бояр существенно возросло. В нее влились князья присоединенных земель. Из них назначались наместники в крупные города, главные воеводы. Непосредственно при Иване III находилась Ближняя дума, состоящая из четырех бояр. Став государем, он еще не вознес себя не небывалую высоту и часто устраивал совместные пиры со своими боярами.

Изменение статуса великого князя сказалось и на его дворе. Растет число обслуги, среди которой появляются новые должности: постельничего, постельного дьяка, занимавшихся охраной и обустройством постельных покоев, сокольничего и ясельничего. Первый ведал ловчими птицами, второй – кормом для лошадей.

Некоторые исследователи (С. М. Соловьёв и другие) предполагают, что при Иване III появились первые приказы: Разрядный, Холопий, Житный.

Однако в источниках сведений о них нет. Возможно, существовали лишь определенные лица, занимавшиеся формированием войска, сбором продовольствия для великокняжеского дворца. Несомненно, должна была быть служба, ведавшая сбором налогов, т. е. казна. Ведь в виде дани они собирались с конца XIII в. Известно, что сбор налогов осуществлялся по территориям называвшимися четвертями. Их было четыре: Московская, Владимирская, Новгородская и Рязанская. Со всех земель центральных областей собирался единый налог – по полгривны с сохи. Однако размер сохи был разным: хорошей земли – 800 четвертей, средней – 1000, худой – 1200. В городах соху составляли несколько дворов, при этом учитывался достаток их владельца. Так, средних дворов входило в два раза больше, чем лучших, а младших – в четыре раза больше. Это было сделано для того, чтобы облегчить тяжесть налогов для беднейшего населения.

Кроме посошного обложения, налогами и пошлинами облагались все торговые операции по купле и продаже товара, осуществляемые в крупных городах.

В итоге казна великого князя собиралась не только в Москве, но и в Твери, где этим занимался дворецкий, в Новгороде – наместник, а также на Белоозере и в Вологде. Доходы великого князя были неизмеримо больше, чем у его предков.

Определенные изменения произошли и в армии. Для широкомасштабных походов Ивана III прежние старшая и младшая дружины уже были недостаточны. Полков становится пять: Большой, Правой и Левой руки, Передовой, Сторожевой. Общее число воинов в них могло достигать 180 000 человек (во время стояния на Угре). Во время отдельных походов численность войска колебалась от 20 000 до 40 000. Рост войска произошел как за счет новых владельцев поместий – детей боярских, так и за счет обязательной воинской повинности. В некоторых местностях с четырех сотен жители обязаны были поставлять в войско одного воина на коне, в других – с десяти сотен.

На воинскую службу принимали также «охотчих» людей, представителей купеческого сословия, казаков и даже татар, состоящих на службе у татарских царевичей. Все это свидетельствует о том, что старое дружинное начало формирования войска начинает отмирать.

Главным свидетельством создания единого государства стал свод законов – Судебник 1497 г., который ввел одинаковые судебно-процессуальные нормы во всех частях страны. Отныне судить спорные и уголовные дела должны были великокняжеские наместники и волостели вместе с дьяками. Особо сложные дела выносились на суд самого государя. При этом право суда имели не все бояре, окольничие и т. д., а лишь те, кто получал его от великого князя.

Целый ряд преступлений предусматривал смертную казнь: убийство господина, крамола, воровство церковного имущества, похищение людей, поджог, многократное воровство или иное тяжкое преступление.

Для доказательства вины использовались свидетельские показания, арест с поличным, судебный поединок и клятва (крестоцелование).

Статьи Судебника относились не только к уголовным преступлениям, но и регулировали взаимоотношения между людьми во время торговых операций, наследственные вопросы. В нем было зафиксировано право крестьян переходить от одного владельца земли к другому один раз в год: за неделю до Юрьева дня (праздника в честь святого Георгия, 26 ноября) и неделю после. При этом крестьяне были обязаны заплатить «пожилое», размер которого зависел от числа прожитых у данного хозяина лет.

Новым в Судебнике Ивана III по сравнению с Русской Правдой было то, что месть и самосуд не допускались, истец вознаграждался за потери и обиды частью имущества обвиненного. Кроме того, в Судебнике четко регламенти-ровалось кому и как осуществлять судебный процесс.

Ко времени Ивана III относится появление на гербе русского государства изображения двуглавого орла. Исследователи до сих пор спорят, под чьим влиянием он возник, поскольку его изображение было не только на гербе Византийской империи, но и на гербах Болгарии, Венгрии, Священной Римской империи. Думается, что истоки этого изображения находятся все же в Византии. Остальные страны, считавшие себя наследниками погибшей империи, лишь заимствовали его. К их числу следует отнести и Русское государство, провозгласившее себя «Третьим Римом». Кроме того, некоторые иностранные дипломаты, пытаясь вовлечь Ивана III в антитурецкую коалицию, убеждали его, что через жену, византийскую принцессу Софью Палеолог, он может претендовать на византийский престол.

Печать Ивана III имела не только изображение двуглавого орла, но и изображение на другой стороне всадника, поражающего копьем дракона. Всадник был на древнем гербе Московского княжества.

Создание единого государства было ознаменовано и другим важным событием – принятием нового календаря. Ранее год начинался с 1 марта, а с 1492 г. (по летосчислению от сотворения мира это был 7000 г., и некоторые церковники даже предсказывали конец света) началом года стало 1 сентября. Получалось, что новое вторгалось во все стороны жизни русских людей.

Изменился и статус Москвы. Теперь она была столицей обширного государства. Иван III с самого начала своего самостоятельного правления интересовался строительной деятельностью. В 1462 г. он поручил известному строителю Василию Ермолину отремонтировать часть обветшавшей стены белокаменного Кремля (от Свибловой стрельницы до Боровицких ворот) и Фроловские ворота.

После реконструкции с наружной стороны Фроловские ворота стал украшать резной горельеф с изображением Георгия Победоносца на коне, поражающим дракона, который представлял собой герб Московского княжества. С внутренней стороны ворот был изображен святой Дмитрий, покровитель Москвы.

В 1467 г. по просьбе матери великого князя Марии Ярославны Ермолин достроил собор Вознесенского монастыря – место погребения великих княгинь.

Иван III знал, что главным украшением любого города считался собор, где проходили праздничная служба, зачитывались важнейшие правительственные указы, объявлялись государевы распоряжения, сообщались всевозможные сведения и т. д. Прежний московский собор, возведенный еще при Иване Калите, был мал и сильно обветшал. Поэтому государь распорядился найти подходящих мастеров и возвести большой храм, похожий на Успенский собор во Владимире. В 1472 г. митрополит Филипп нашел двух русских мастеров, которые подрядились выполнить великокняжеский заказ. Строительство шло три года, но закончилось полным провалом – здание рухнуло, когда попытались перекрыть его сводами. Тогда пригласили мастеров из Пскова. Они заявили, что причина неудачи русских мастеров была в плохом качестве извести. Сами они, видимо, не взялись поправить дело, поэтому по совету жены Софьи Палеолог Иван III приказал своему послу в Италии подыскать там подходящего архитектора. Из многочисленных мастеров согласился отправиться в далекую Русь только один – Аристотель Фиораванти с сыном и учеником Петром.

Итальянский архитектор также сделал вывод, что русским мастерам не удалось возвести Успенский собор не из-за просчетов в проекте, а из-за плохого качества материала. Поэтому он приказал полностью разрушить все сооружение и под своим присмотром начал обжиг новых кирпичей. Строительство шло с 1475 по 1479 гг. С этого времени Аристотель стал любимейшим мастером великого князя. Он отливал пушки и колокола, чеканил монету, возводил мосты во время походов русского войска.

На этом строительная деятельность в Кремле не закончилась. Великий князь стал активнейшим образом выписывать в Москву всевозможных мастеров. В 1491 г. венецианский архитектор Марко Фрязин закончил строительство Грановитой палаты, предназначенной для торжеств. Старый деревянный дворец уже не сочетался с этой красивой постройкой, поэтому было решено возвести новый, каменный. Однако в 1493 г. новый дворец сгорел, и великокняжеской семье пришлось несколько лет ютиться в домах придворных. Только в 1493 г. был заложен новый дворец, с погребами и ледниками, поскольку до этого интенсивно отстраивались кремлевские стены и башни. Этой работой занимались итальянские мастера: Алевиз, Антон Трязин, Марко Фрязин. Не остались без дела и псковские мастера. Им была поручена постройка на великокняжеском дворе Благовещенского собора. В последние годы жизни Ивана III началась перестройка и Архангельского собора. Таким образом, все основные грандиозные постройки Кремля возникли именно тогда, когда формировалось русское национальное государство.

По приказу государя русские послы нанимали в европейских странах самых разнообразных специалистов: рудознатцев, литейщиков, ювелиров, лекарей, оружейников и даже органного игреца. В их задачу ставилось отыскивать полезные ископаемые (серебряная и медная руды были найдены в бассейне р. Цымли), возводить здания и крепостные стены, отливать пушки, колокола, изготавливать украшения и дорогую посуду, лечить членов великокняжеской семьи.

Приглашая разнообразных специалистов к своему двору, Иван III стремился к тому, чтобы во всем походить на просвещенных европейских монархов, и организовывал свой быт по их образцу. Несомненно, что главной его советчицей была вторая жена – византийская принцесса Софья Палеолог (первое ее имя было Зоя), оказавшаяся в Риме под покровительством римского папы после захвата Константинополя турками. Брак русского государя и принцессы был заключен в ноябре 1472 г. при непосредственном участии Римского папы, планировавшего вовлечь Русское государство в анти турецкую коалицию. Но Иван III всегда действовал только в своих интересах. С помощью супруги он существенно расширил свои международные контакты. Ведь Софья была племянницей последнего византийского императора, ее отец Фома был Морейским деспотом, мать – знатной гречанкой, старшая сестра Елена – сербской королевой, младший брат Мануил принял мусульманство и жил в Константинополе при дворе турецкого султана, второй брат, Андрей находился под покровительством Римского папы, иногда навещал сестру и выполнял ее поручения.

Иван III, несомненно, понимал, что его жена очень знатного происхождения, получила европейское образование и обладает широким кругозором. Поэтому он позволил ей иметь собственный двор, состоящий из ее дальних родственников и знатных греков, принимать иностранных послов. До этого великие княгини были заняты преимущественно домашними делами и в управление государством не вмешивались. При Софье дипломатические сношения с папой Римским и итальянскими государствами становятся весьма частыми. Москву посещают европейские дипломаты, которые ярко и образно описывают свои впечатления в записках и сообщениях. Эти сведения распространяются в европейских странах и знакомят общественность с Русским государством. К числу таких записок можно отнести «Путешествие в Персию» венецианского посла А. Контарини и «Сообщение о России» грека Г. Перкамота.

Контарини отметил, что в Москве в 1477–1478 гг. было много греков и итальянцев. Часть из них приехала с Софьей, часть была приглашена на службу великим князем. Свои впечатления от Ивана III и его семьи он описал так: «Государю от роду лет 35. Он высок, но худощав. Вообще, он очень красивый человек. У него есть два брата и мать, которая еще жива. Есть у него и сын от первой жены, но он в немилости у отца, т. к. нехорошо ведет себя с деспотиней (Софьей). Кроме того, у него есть две дочери, говорят, что деспотина беременна». (В данном случае упоминаются дочери великого князя Елена и Феодосия).

Грек Перкамот свое сообщение записал в 1487 г. и в нем также сообщил об Иване III и его семье. Он отметил, что «у великого князя два брата и четверо сыновей. Все они имеют свои дворцы и земельные владения. В качестве главных советников при государе состоят четыре боярина. За свою службу они наделены землями, поэтому содержат пышные дворы. Всего же при великом князе находится до 3000 дворян. Государь очень любим и почитаем своими подданными. Обращается с ними с большой простотой и щедростью, иногда с ними пирует и развлекается тем, что заставляет всех много пить. При дворе содержатся большие собачьи своры, поскольку любимым занятием является охота».

Оба иностранца сообщили много сведений о торговле. Контарини описал огромный рынок на льду реки Москва, на котором можно было купить зерно, говядину и свинину целыми тушами, кур, гусей, зайцев рыбу, дрова и сено за очень небольшую цену. Торговля на нем шла до середины дня. Потом торговцы и покупатели отправлялись в таверны, где ели и пили. После обеда все отдыхали. Перкамот заметил, что русские люди одеты зимой в великолепные меха – лис, соболей, горностаев, белок. Летом – в шерстяные ткани, шелк, парчу, лен.

Все эти сведения свидетельствовали о процветании государства.

Действительно, объединение русских земель способствовало активному развитию торговли, ремесла, росту городов, увеличению количества пашенной земли. Подчинение Казани привело к тому, что Волжский торговый путь со странами Востока стал более спокойным и безопасным для русских купцов. Новгород, хотя и потерял независимость, но оказался под охраной великокняжеского войска. Строительство Иван-города открывало выход в Балтийское море. Присоединение Северских земель способствовало развитию товарооборота между западными и центральными районами.

Обширные международные связи Ивана III способствовали развитию торговли с различными странами. Так, московские купцы ежегодно отправлялись в Астрахань за солью. Ее везли по Волге, Оке и Москва-реке. Кроме того, они ездили в Кафу, Константинополь, Азов, Токату, откуда привозили шелк, всевозможные ткани, бумагу, кушаки, сафьян, сабли, луки, гребни, ожерелья, драгоценные камни, губки, ковры, жемчуг, ладан, мыло, орехи, имбирь, перец, миндаль, ревень, шафран, мускус, краски. Эти товары они возили потом в Киев, Полоцк, Вильно, Путивль. В Европе русскими товарами считались: меха белок, лис, бобров, горностаев, рысей, выдр, воск, мед, шелковые ткани, шубы, кожухи, епанчи, шапки, однорядки, овчины, щиты, бубны, некоторые москательные товары.

Приезжали в Москву и иностранцы, обычно, из германских государств и Польши. Они в большом количестве скупали великолепные меха и продовольствие, особенно зерно. Ногайцы и ордынцы привозили лошадей, которые активно использовались в быту. Иван III покровительствовал торговле, но наказывал купцам не ездить в одиночку, а присоединяться к его посольствам. Во время дипломатических переговоров в Крыму и Турции он постоянно рекомендовал послам защищать интересы русских торговых людей.

Внутри страны великий князь всегда интересовался устройством ярмарок. Иногда по его указанию место их проведения менялось. Его заинтересованность в торговле была связана не только с тем, что она приносила большие доходы казне в виде всевозможных пошлин, но и потому, что его собственное хозяйство имело излишки, которые становились товаром.

Рост торговли способствовал расцвету городов. Г. Перкамот сообщал, что в одном только Владимире было 60 тысяч очагов, т. е. домов. Число же жителей должно было достигать 200 тысяч и более. Москва, по его сведениям, была меньше – 30 тысяч очагов. Такими же были Новгород и Псков. Но были города, в которых средний же размер очагов колебался от 4 тысяч до 10 тысяч. Эти данные свидетельствуют о том, что население в городах было достаточно большим, и Русское государство не было малолюдным.


Поделиться: