§ 4. Расширение границ государства

После присоединения Новгорода и его северных владений вопрос о собирании Москвой всех русских земель не был закрыт. Оставались независимыми Рязанское и Тверское княжества, Псков и ряд других городов, входивших в состав Древней Руси. Но слияние их с владениями Ивана III было лишь делом времени, поскольку государь объявил себя единственно законным наследником великих князей Киевских. В свой титул он даже включил добавление «государь всея Руси».

Рязанский князь Василий еще во времена Василия Тёмного был взят в Москву и там воспитывался. В 1464 г. Иван III отпустил его на родину, но связи с ним не прервались, поскольку он женился на сестре великого князя Анне. Напротив, молодая чета очень часто приезжала к своим родственникам в столицу. В 1483 г. рязанский князь Василий умер, завещав свое владение старшему сыну Ивану. Тот сразу же заключил договор со своим московским дядей, по которому значился как младший брат великого князя и его сын с правами и обязанностями удельного князя. Во внешних сношениях он не имел никакой самостоятельности и был обязан выполнять указания из Москвы.

После смерти Ивана Рязанского в 1500 г. его сын Иван попал в еще большую зависимость от великого князя. Это предрешило судьбу его владений.

С Тверью отношения складывались сложнее. Пока была жива первая жена Ивана III Мария, сестра тверского князя Михаила Борисовича, связи между двумя княжествами были самые дружественные. Однако с 1484 г. Михаил Борисович стал все больше поглядывать в сторону Литвы и даже вступил в родственные отношения с Казимиром. В итоге был заключен договор, по которому тверской князь обязывался во всех делах помогать новому родственнику. Он явно носил анти московскую направленность. Это сразу же стало ясно Ивану III. В ответ он направил свои войска в Тверскую землю и начал наводить там порядок. Казимир не пришел на помощь Михаилу Борисовичу, и тот был вынужден признать главенство Москвы. По новому договору его права приравнивались к правам удельного князя, и он лишался самостоятельности во внешнеполитических делах.

С потерей независимости Михаил Борисович лишился и ближнего окружения. Все его видные князья и бояре отъехали ко двору Ивана III, который щедро наделил их новыми земельными владениями. В этих условиях Михаил вновь попытался сблизиться с Литвой и даже отправил к Казимиру гонца. Но тот был схвачен и допрошен в Москве. Великому князю стало ясно, что тверскую крамолу следует выжигать огнем и мечом. 8 сентября 1485 г. московское войско окружило Тверь. После того как посады были сожжены, тверская знать в массовом порядке начала переходить на сторону Ивана III и проситься к нему на службу. Под покровом ночи Михаил Борисович был вынужден бежать в Литву, а его владения перешли в распоряжение великого князя. Править Тверью он отправил своего старшего сына Ивана, приходившегося Михаилу Борисовичу племянником. Поэтому формально Тверское княжество еще какое-то время продолжало существовать.

Довольно долго сохранял независимость верейский князь Михаил Андреевич. Он считал себя союзником Ивана III и активно помогал ему в борьбе с ордынцами. Более того, он даже породнился с великим князем через его вторую жену Софью Палеолог. Он, женил своего сына Василия на ее племяннице. В качестве подарков от тетки греческая княжна получила некоторые ювелирные украшения первой жены Ивана III. Узнав об этом, великий князь возмутился, но вместо того, чтобы наказать свою жену, он обрушился с опалой на ни в чем не повинного верейского князя Михаила Андреевича. Когда его сын Василий с женой бежали в Литву, тот лишился своего удела. В духовной грамоте он был вынужден написать, что свою отчину передает «господину и государю великому князю Ивану Васильевичу всея Руси». Этим он признавал права Ивана III считаться властителем всех русских земель.

Удачи в деле собирания земель привели к тому, что дремавшие до этого самодержавные устремления Ивана III стали проявляться все ярче и ярче. Особенно заметно это проявилось в его взаимоотношениях с братьями. В 1472 г., после смерти Юрия Дмитровского, он без всякого совета с остальными братьями присоединил его владения к своим. Среди них были такие стратегически важные и крупные города, как Можайск, Дмитров, Серпухов. Затем он заставил Андрея Угличского и Бориса Волоцкого подписать с ним договоры о том, что после его смерти они не будут искать великое княжение и отнимать его у его детей. Далее он решил наложить свое вето на переход служилых князей и бояр от одного удельного двора к другому. Отныне можно было переходить на службу только ко двору великого князя. Удельные же князья не имели права никого у себя привечать. Это вызвало возмущение у великокняжеских братьев Андрея и Бориса, и они даже задумали отъехать в Литву. Это было как раз накануне «стояния на Угре» против хана Ахмата. Объединившись, вместе с семьями и слугами, удельные князья двинулись в Великие Луки. Оттуда они отправили гонцов к Казимиру, прося помощи в ссоре с братом. Но великий князь литовский и польский король отказался быть посредником и лишь согласился принять княжеских жен и дать им в кормление Витебск. Тогда удельные князья направились в Псков. Там их сначала приняли с радостью в надежде, что они станут защищать горожан от Тефтонского Ордена. Но у братьев были иные планы. Они разрешили своим воинам грабить самих псковичей, отбирая продовольствие и ценные вещи.

В это время Иван III готовился сбросить ордынское иго и очень нуждался в союзниках против Ахмата. Узнав о его затруднениях, Андрей и Борис согласились помочь при условии, что, получат прибавку к своим владениям. Выбора у великого князя не было, и он согласился на уступки. Отряды удельных князей прибыли на Угру и существенно усилили русское войско.

Хотя после «стояния на Угре» Иван III и поделился с братьями своими землями, но тем недолго пришлось ими владеть. После смерти младшего брата Андрея Меньшого великий князь по завещанию получил все его владения. Это заставило его обновить договоры со средними братьями. С 1486 г. те уже не имели права пользоваться уделами кого-либо из умерших братьев, не могли претендовать и на Верейское княжество, Новгород, Псков, Тверь и Кашин, поскольку великий князь получил их «своим промыслом», по старшинству. В договоре вновь подчеркивалось, что удельные князья во всем должны были поддерживать великого князя и предоставлять в его распоряжение свои полки.

Но Андрей и Борис до конца не хотели осознать свою зависимость от старшего брата.

В 1491 г. Иван III приказал братьям послать свои войска на помощь своему союзнику – крымскому хану Менгли-Гирею. Но Андрей не подчинился и не отправил своих воинов, полагая, что русские люди не должны помогать татарам. Этим, как оказалось, он подписал себе приговор. По приказу великого князя его схватили и бросили в тюрьму. В конце 1494 г. в заточении он умер. Его сыновья разделили участь отца.

Борис Волоцкий умер своей смертью и даже смог передать удел сыну. Но тот уже никакой самостоятельной роли не играл и безоговорочно подчинялся Ивану III.

Таким образом, к концу XV в. сформировалась основная территория Русского централизованного государства со столицей в Москве. Иван III сосредоточил в своих руках огромную по тем временам державу, простиравшуюся от Баренцева моря и Северного Ледовитого океана на севере, Балтийского моря на западе, Уральских гор – на востоке, верховий Дона – на юге. Хотя русские земли несколько веков находились под властью Золотой Орды, процесс их объединения в национальное государство был синхронен образованию национальных государств в Западной Европе. К концу XV в. Франция очистила свою территорию от англичан и стала одной из крупнейших стран в своем регионе. Англия покончила с братоубийственной войной Алой и Белой розы и сплотилась вокруг новой династии – Тюдоров. Великое княжество Литовское в унии с Польским королевством успешно отстаивало свои позиции в борьбе с Тевтонским орденом и еще пыталось стать главным объединительным центром для южной части Древнерусского государства. Однако непримиримые противоречия между католиками и православными подрывали внутреннее единство этого государственного образования.

Несомненно, Иван III хорошо знал ситуацию в соседней Литве, поэтому после укрепления своих позиций внутри страны обратил свой взор на ее земли. Ведь он, как потомок Рюрика, считал своей отчиной все земли Киевской Руси. Русские князья, проживавшие на литовских землях и подчинявшиеся Казимиру, с симпатией смотрели на московского великого князя. Его успехи по собиранию земель и в отстаивании независимости своего государства свидетельствовали о силе и мудрости. Поэтому в 1482 г. несколько литовских князей православного вероисповедания, в их числе Михаил Олелькович, которого новгородцы когда-то приглашали оборонять их город, Фёдор Бельский и другие задумали перейти на службу к Ивану III вместе со своими владениями, простиравшимися до Березины. Но Казимиру донесли об их планах, и он решил нанести удар первым. Князю Бельскому пришлось бежать прямо из церкви, где он венчался. В Москве он был принят с ласкою и пожалован новгородскими землями. С этого времени переход на русскую службу литовских князей стал частым явлением. Многим из них не нравилось засилье в Литве польского католического духовенства.

Вместе с тем обострились и русско-польские отношения. Для разрешения конфликта Иван III решил привлечь своего союзника крымского хана. Уже в сентябре 1482 г. древний Киев был им сожжен и разграблен.

Вместо агрессии против Новгорода и Пскова Казимир был вынужден оборонять свои собственные земли и подписать с Москвой мирный договор на 10 лет.

Еще одним союзником Ивана III в борьбе с польским королем Казимиром стал Молдавский господарь Стефан. Его жена была двоюродной сестрой великого князя. Дружеские отношения были закреплены браком Ивана Молодого и дочери Стефана Елены. Свадьба состоялась в самом начале 1483 г.

В 1492 г. срок перемирия Русского государства с Великим княжеством Литовским и Польским королевством истек. Великий князь стал понимать, что война неизбежна. Смерть короля Казимира лишь ее ускорила, поскольку его владения оказались поделенными между двумя его сыновьями. Это ослабило польско-литовское государство. В начале 1483 г. на службу к Ивану III выехали князья Воротынские, Иван и Семен, с отчинами и захваченными городами Серпейск и Мещовск. В это же время великокняжеские воеводы князья Данила Щеня и Василий Патрикеев взяли Вязьму. С отчиной приехал служить и князь М. Р. Мезецкий.

Видя, что его держава тает на глазах, великий князь литовский Александр, сын Казимира, решил упрочить свое положение браком с дочерью Ивана III Еленой. Переговоры по этому поводу тянулись несколько лет, пока в январе 1495 г. Иван III не согласился отдать дочь литовским послам.

Однако этот брак не улучшил отношений между соседями, поскольку Елена постоянно жаловалась отцу на притеснения со стороны мужа из-за того, что она отказывалась принять католичество. Недовольны были правлением Александра и многие русские князья. Вскоре начался их массовый переход на сторону Ивана III. Среди них были: С. И. Бельский, внук Шемяки Василий Иванович, сын И. А. Можайского Семён Иванович, князь Мосальский. Вместе с собой они забирали свои волости: Чернигов, Стародуб, Гомель, Любич, Рыльск, Новгород Северский. Чтобы защитить их владения, великий князь приказал своим воеводам занять города Мценск, Серпейск, Мосальск, Брянск, Путивль, Дорогобуж. Это не понравилось Александру, и он приказал своему гетману К. Острожскому выступить в поход. Решающая битва состоялась 14 июля 1500 г. на реке Ведроша. Русский полководец князь Д. Щеня действовал настолько успешно, что литовцы были разбиты, а гетман попал в плен. Другие воеводы взяли Торопец, Оршу, Мстиславль.

Все это существенно расширило владения великого князя на западе. Великое княжество Литовское ослабло настолько, что реальным соперником Москвы уже быть не могло.

В условиях полного разгрома великий князь литовский Александр был вынужден заключить с Иваном III мир. При посредничестве венгерского посла договорились, что шесть лет будет длится перемирие, во время которого литовская сторона не будет претендовать на владения государя и великого князя всея Руси: земли московские, новгородские, псковские, рязанские, пронские, вотчины князей Семёна Стародубского, Василия Шемячича, Семёна Бельского, князей Трубецких, Мосальских, а также на города – Чернигов, Стародуб, Путивль, Рыльск, Новгород Северский, Гомель, Любеч, Почеп, Трубчевск, Радогощ, Брянск, Мценск, Любутск, Серпейск, Мосальск, Дорогобуж, Белая, Торопец, Острой. Всего 19 городов, 70 волостей, 22 городища, 13 сел.

Договор был подписан 25 марта 1503 г. и действовал до 1509 г. Иван III не ограничился присоединением земель Великого княжества Литовского. Он понимал, что для успешного развития торговли с Западной Европой необходим выход в Балтийское море. Поэтому в 1492 г. на берегу реки Наровы напротив крепости Нарва возвел русское укрепление, названное Иван-городом. Чтобы закрепить успех, в 1495 г. войско великого князя вторглось в шведские владения и вскоре дошло до Выборга. В следующем году была разорена вся Финляндия. В ответ шведы сожгли Иван-город и заставили Ивана III подписать мирный договор на шесть лет. Но для потомков это направление расширения русской территории уже было обозначено.

Следует отметить, что земли Русского государства постепенно расширялись и на восток. С 1487 г. Казанское ханство считало себя вассалом Москвы. Одновременно началось подчинение и присоединение поволжских народов: чувашей, мордовцев, марийцев.

Вятская земля какое-то время пыталась сохранить независимость. Но летом 1489 г. «за неисправление вятчан» Иван III отправил против них рать во главе со своим прославленным полководцем князем Д. В. Щеней. Войско быстрым маршем добралась до главного города Хлынова и окружила его. Горожане не стали ждать штурма и сдались. Чтобы прочно укрепиться в этой земле, великий князь использовал прежнюю тактику переселения наиболее знатных людей с захваченной территории в свои центральные города.

После присоединения Вятки началось освоение этого края. В 1491 г. на реке Цыльма были найдены залежи серебряной и медной руды, туда были отправлены экспедиции промышленников, которые занялись выплавкой металлов. Однако полностью обеспечить все потребности государства в серебре и меди они не смогли. Их приходилось доставлять из Европы.

В конце 90-х годов начинается продвижение на Урал и Зауралье – в бескрайние сибирские просторы. В 1499 г. был даже предпринят поход на земли нижней Оби. Он как бы стал предвестником будущего интенсивного освоения Сибири, начавшегося почти через 100 лет.


Поделиться: