§ 4. Православная церковь

В XIV–XV вв. православная церковь сохраняла определенную независи-мость от московского князя. Это было, во-первых, связано с тем, что она подчинялась константинопольскому патриарху. Во-вторых, территория митрополии была существенно больше, чем собственные владения великого князя. Ведь митрополиту подчинялись до XV в. многие земли бывшей Киевской Руси, а сам он считался, в первую, очередь, Киевским, а потом Владимирским и Московским. В третьих, власть московского и великого владимирского князя не освящалась Церковью, поскольку тот получал ее от золотоордынского хана.

Однако и великий князь, и митрополит нуждались друг в друге. Московский князь, претендуя на власть во всех русских землях, должен был подкреплять ее авторитетом церковного иерарха. Поэтому он стремился сделать Москву не только административным центром, но и религиозным. Здесь обустраивается резиденция митрополита, здесь возводятся каменные соборы, сюда переносятся святыни (икона Владимирской Богоматери), здесь появляются свои святые (первый московский митрополит Петр, затем Алексий и позднее Иона; князь Даниил и другие).

Митрополиты нуждались в князьях как защитниках своего имущества и своих владений. Например, сменивший митрополита Киприана Фотий обнаружил, что все митрополичье имущество разграблено и для его собственного существования средств нет. Только с помощью великого князя все было возвращено и митрополия восстановлена.

Без помощи великого князя вряд ли московским митрополитам удалось бы сохранить свое владычество над всей своей огромной епархией. К примеру, в середине XV в. новгородский архиепископ Евфимий явно стал тяготиться своим подчиненным положением и стал стремиться к сепаратизму. В условиях междоусобия в великокняжеской семье ему почти удалось отделиться от московской митрополии. Но с помощью власти московского князя «заблудшие овцы» были возвращены в лоно официальной церкви.

Фактически московскому митрополиту подчинились девять епископий: Новгородская, Рязанская, Ростовская, Суздальская, Тверская, Коломенская, Пермская, Сарская и Подонская (с середины XV в. она стала базироваться в Крутицах на окраине Москвы).

В материальном отношении Церковь считалась независимой от вели-кокняжеской власти. Ее доходы складывались из пожертвований верующих, платы за отправление церковных обрядов и судебные разбирательства по духовным вопросам, а также средств, получаемых от земельных владений собственно церквей и монастырей. Однако, несомненно, что вклады великого князя и членов его семьи составляли немалую их часть.

Золотоордынское владычество, опустошительные набеги и тяготы по уплате дани подталкивали многих людей к тому, чтобы уйти подальше от мирской суеты в монастыри. В данном случае характерен пример Сергия Радонежского. Его родители жили в Ростове и окончательно разорились. Для себя и своих детей они выбрали один путь – в монастырь. Но, вероятно, без средств стать иноком какого-нибудь монастыря было невозможно, поэтому юноша (в миру Варфоломей) поселился в уединенном месте в лесу и стал вести там монашеский образ жизни. Поскольку его жилище было недалеко от Ростовской дороги, многие узнали о нем и стали приходить и селиться рядом. Так возник Троице-Сергиев монастырь.

Примеру Сергия последовали многие его ученики и стали в XV в. активно осваивать бескрайние северные просторы. Там были основаны Кирилло-Белозерский монастырь, Ферапонтов, Соловецкий, Антониево-Сийский и многие другие. Пока это были лишь небольшие скиты с малочисленной и скромной братией. Но со временем они превратятся в крупнейших и богатейших землевладельцев (и путем пожертвований, и путем покупок), в центры духовной мысли и книгописания.

С середины XV в. положение православной церкви начинает меняться. После взятия в 1453 г. Константинополя турками московская митрополия становится фактически независимой. Свои внутренние дела иерархи начинают решать самостоятельно на совместном соборе. Даже вопрос о новом митрополите становится его прерогативой, правда, при одобрении кандидатуры великим князем. Позднее именно великий князь, а затем и царь будет называть его имя. Первым избранным митрополитом стал Иона (в 1448 г.). После его смерти таким же образом на митрополию был возведен Филипп, затем Геронтий и т. д.

Однако, став самостоятельной (от Константинополя), попав под влияние великого князя, московская митрополия потеряла часть своих владений. В 1459 г. Казимир IV поставил в Киеве своего митрополита, и территория Великого княжества Литовского перестала подчиняться московскому митрополиту. В этих условиях церковные иерархи еще больше осознали свою зависимость от великого князя и теснее стали сплачиваться вокруг его трона. Хотя до полной гармонии в отношениях светских и духовных властей было еще далеко.

Подводя итог состоянию Московского княжества во второй половине XV в., следует отметить, что в нем создались все предпосылки к тому, чтобы стать ядром формирующегося русского национального государства. Власть московского князя упрочилась настолько, что право на великое владимирское княжение он стал передавать по наследству. Сама территория Владимирского княжества превратилась в наследуемое владение. Без особого труда были присоединены Нижний Новгород, Муром, Суздаль, Вологда и Белоозеро.

Расширение владений, усиление власти и увеличение материального благосостояния московского князя привели к тому, что именно к нему на службу устремились бояре и воины (дети боярские) из других княжеств. На его землях стали охотно селиться пашенные люди. Московское княжество становится самым многолюдным, хотя вряд ли его население было больше нескольких миллионов (считается, что около 6).

Одновременно процессу усиления Московского княжества шел процесс ослабления и распада Золотой Орды. Смуты второй половины XIV в. привели к тому, что на месте единого государства образовалось несколько самостоятельных ханств. При впадении Камы в Волгу появилось Казанское ханство. После разгрома Тимуром городов в Нижнем и Среднем Поволжье Тохтамыш бежал в Киев, потом в Крым, и там сформировалось Крымское ханство. Новые ханства соперничали с Большой Ордой и этим еще больше ее ослабляли.

Московские князья пристально следили за ситуацией в Орде и ловко использовали в своих целях. Собранная ежегодная дань очень часто оседала в их казне. Отправленные в Новгород и Псков наместники действовали в интересах Москвы, готовя почву для их окончательного присоединения.

Получалось, что, поступая по указке Золотой Орды, великие князья создавали условия для будущего объединения русских земель в централизованное государство. Ведь после свержения ига сам князь становился государем всея Руси, его наместники – чиновниками, дань – государственным налогом. Оставалось только одно – сбросить ордынское иго.


Поделиться: