§ 7. Возвышение новых русских центров

В послебатыево время разными оказались судьбы русских земель. Южная и Юго-Западная Русь – земли Киевская, Черниговская, Галицко-Волынская – не только подвергались постоянным ордынским набегам, но и давлению со стороны сильных соседей – Литвы, Польши, Венгрии. Пока был жив Даниил Галицкий, южнорусские земли еще пытались сопротивляться врагу. Даниил содействовал централизации власти, возрождению хозяйства, укреплял города, связь с западными странами. Но татарские карательные экспедиции подрывали эти процессы. После смерти Даниила его преемникам не удалось противостоять соседям, и в XIV в. земли Галицко-Волынского княжества были поделены между Венгрией, Польшей и Литвой.

Литва и Польша захватили Киевское и Черниговское княжества.

Таким образом вся Южная и Юго-Западная Русь оказалась оторванной от остальной Руси. С XIV в. эти земли стали называться Малой Русью, или Малороссией.

К концу XIII и в начале XIV в. новые явления в жизни русских земель, приведшие к возрождению Руси, сказались там, где для этого были наиболее благоприятные условия. Закатывалась звезда старых русских центров, и восходили на политическом небосклоне новые звезды. Во-первых, это были западные и центральные русские земли (княжества Полоцкое, Смоленское и др.), которые не пережили татаро-монгольского нашествия и последующих карательных экспедиций, не знали над собой татарского бича и были свободны от ордынского ига.

Во-вторых, к ним относилось Окско-Волжское междуречье, особенно только недавно выделившиеся княжества – Тверское и Московское, которые начали развиваться уже после опустошительного нашествия. Они быстро стали центром притяжения народных сил. Эти небольшие княжества хорошо использовали силу своего местоположения на перекрестках сухопутных и водных торговых путей. Сюда реже доходили татарские рати, которые часто громили владимирские, суздальские, рязанские, нижегородские земли.

В-третьих, это был «господин Великий Новгород». Здесь хотя и ощущалась ордынская зависимость, и давил налоговый пресс Сарая, но новгородская аристократическая республика была менее зависима от Орды, чем княжества Северо-Восточной Руси. Новгород отстоял свою независимость от натиска немцев и шведов, сохранил огромные владения на северо-западе, севере и северо-востоке Руси. К тому же никогда не прерывались связи Новгорода со странами Северной Европы, с немецкими торговыми городами, что усиливало новгородскую экономическую мощь.

Появление Литовско-Русского государства. Западные русские земли связали свою судьбу с Литвой. Поначалу Полоцкое княжество – после утраты своих позиций Киевским и Черниговским княжествами, после завоевания Южной и Юго-Западной Руси татарами, а позднее Венгрией, Польшей и Литвой – осталось, по существу, крупнейшим независимым русским княжеством на западе русских земель. Его единственным сильным соперником в этом крае стали литовские племена, которые в начале XIII в. создали сильный племенной союз. С Литвой боролись полоцкие князья, а также владимиро-суздальские князья Ярослав Всеволодович и Александр Невский. Постоянно отбивал натиск литовских войск и Великий Новгород. Литовцы стремились продвинуть свои владения на восток и старались завоевать смоленские земли. Поэтому Смоленское княжество в союзе с Владимиро-Суздальским княжеством всячески противостояло Литве.

Положение на западных границах Руси резко изменилось после татаро-монгольского нашествия и установления над Северо-Восточной Русью ордынского ига. Теперь, как мы знаем, Владимиро-Суздальская Русь, а вместе с ней и мелкие княжества, входившие в ее состав, в том числе Тверское и Московское, стали «улусом» Золотой Орды, вынуждены были платить дань татарам, а их князья получали ярлык на княжение только с согласия золотоордынских ханов. В этих условиях Полоцкое княжество все чаще шло на союзные отношения с Литвой против опасности со стороны Орды.

Смоленское княжество также предпочитало иметь дело со свободной Литвой, чем с зависимой от Орды Северо-Восточной Русью. К тому же и Литва, и западные русские земли подверглись, как и Новгород, атакам немецких рыцарей. Литовцы и Полоцкое княжество совместно противостояли этому натиску.

Таким образом, поднимающаяся Литва, с одной стороны, стремилась прибрать к рукам русские земли, с другой – давала им защиту от Орды и немецких крестоносцев. С середины XIII в. на этом пути был достигнут компромисс: на полоцком троне утвердилась литовская династия. Однако Полоцкая земля сохранила свою автономию, свой язык, собственные законы, духовную культуру. Православная религия русских сосуществовала здесь с литовским язычеством. Существовало и полное равноправие литовцев и русских. Постепенно в этой части Восточной Европы появилось Литовско-Русское государство, основная часть населения которого оказалась восточными славянами.

С присоединением к этому государству Киевского и Черниговского княжеств, а также части Галицко-Волынской земли оно по своим размерам и составу населения напоминало Древнерусское государство. Особенно это стало очевидным, когда Полоцкая земля вошла полностью в его состав. Образовалась мощная балтославянская держава: 9/10 ее населения называли себя русскими.

Понятно, что и Смоленское княжество стало тяготеть к новому литовско-русскому центру, что обещало защиту от Орды. Не случайно владимиро-суздальские князья по инициативе и при поддержке Орды неоднократно ходили походами на Литву. Однако литовцы и русские отбивали этот натиск. В свою очередь, литовско-русская граница все дальше отодвигалась на восток и все больше русских земель входило в орбиту влияния Литовско-Русского государства.

Тверь становится лидером. На рубеже XIII–XIV вв. лидером среди русских земель становится Тверское княжество. Это случилось после того, как умер последний сын Александра Невского, великий князь владимирский Андрей Александрович. Его наследником по старшинству мог бы быть младший брат Даниил Александрович, князь московский. Но он умер раньше великого князя.

Теперь великокняжеский стол по старшинству переходил к племяннику Александра Невского, сыну его брата Ярослава Ярославича – Михаилу Ярославичу, князю тверскому. Но все зависело от того, признает ли это старшинство Орда и получит ли Михаил Тверской ярлык на великое княжение от ордынского хана.

К этому времени Тверское княжество из безвестного ранее удела стало одним из сильнейших на Руси. А юный тверской князь вырос в умудренного опытом, сильного и хитрого политика, старшего из Рюриковичей, хотя ему было 33 года.

Если Москва располагалась в самом центре Окско-Волжского междуречья, через которое шли пути и на Чернигов, и на Волгу, и далее на юг, и в земли Великого Новгорода, и на польско-литовскую границу, то Тверь контролировала северную часть Волжского пути и дороги, идущие на юг из Новгородского княжества и прибалтийских земель.

Хотя Тверь, расположенная на берегу Волги, была защищена от нападений не так хорошо, как укрытая среди лесов и болот Москва, зато ее водная дорога – Волга – была значительней. Вместе с тем Тверь была наиболее удалена от крупных городов Владимиро-Суздальской Руси, через которые татары регулярно вторгались на Русь.

В Твери, как и в Москве, собирались беженцы из многих других областей, и в первую очередь тянулось население как с юга, так и со всего русского северо-востока, потому что сюда редко добирались татарские каратели.

К концу XIII в. в Тверской земле уже стояли сильные крепости – Кашин и Старица, а сама Тверь была хорошо укреплена и располагала сильной ратью.

Тверь стала городом, где после татаро-монгольского нашествия был построен первый в Северо-Восточной Руси храм Спаса. А это говорило о многом.

Тверь стала играть заметную роль в политической жизни Северо-Восточной Руси уже в первые годы после смерти Александра Невского. Его наследником на Руси великим князем владимирским стал младший брат – Ярослав Ярославич Тверской. Впервые Тверь обрела великокняжеский ярлык.

После смерти Ярослава Ярославича – в период борьбы за титул великого князя сыновей Александра Невского – тверские князья, его племянники, неизменно поддерживали слабейшего с тем, чтобы за счет этого укреплять собственную мощь.

Уже в 80-e гг. XIII в. юный Михаил Ярославич отказывался подчиняться воле своего дяди, великого князя, а когда тот попытался силой заставить тверского князя склонить голову, то Михаил стал «наряжать полки», и великий князь отступился. Успешно отбивала Тверь и натиск литовцев.

Михаил Тверской был известен своими дипломатическими способностями. Так, в начале 90-х гг. благодаря переговорам в Орде он сумел предотвратить появление ордынского войска на территории Тверского княжества, хотя все другие земли Владимиро-Суздальской Руси были разграблены.

Тверской князь был одним из первых, кто начал укрывать от Орды часть дани и использовать ее на усиление собственного княжества.

На рубеже XIII–XIV вв. Тверское княжество практически перестало подчиняться власти великого князя и стало само претендовать на первенство среди других русских земель. В 1305 г. Михаил Ярославич получил от хана ярлык на великое княжение и официально стал носить титул «великий князь владимирский». А это означало, что он стал, как и его отец, первым среди других русских князей.

Формально великому князю владимирскому подчинялись остальные русские земли, в том числе и Новгород. Тверь вышла на ведущие роли среди северо-восточных русских земель.

Первый московский князь – Даниил. В то время как Литовско-Русское государство и Тверское княжество уже набрали силу, Москва представляла собой еще маленькое и незначительное княжество, которое послушно выполняло волю более сильных князей.

В своем завещании Александр Невский оставил Москву своему младшему сыну Даниилу. В момент смерти отца ему было всего два года. А потому воспитателем и опекуном первого московского князя стал его дядя – великий князь Ярослав Ярославич Тверской. Так, едва выделившись в качестве самостоятельного княжества, Москва стала придатком Тверского княжества.

Но время шло, Даниил Александрович вырос, возмужал, а дядя постарел и в 1273 г. умер. Этим временем мы и можем датировать начало самостоятельного правления одиннадцатилетнего князя.

И все равно Москва оставалась в тени других княжеств Северо-Восточной Руси. Титул великого князя переходил по очереди к старшим сыновьям Невского – Дмитрию Переяславскому, потом к Андрею Городецкому. Во время их борьбы между собой Даниил Александрович Московский неизменно выступал в союзе с Тверью то против одного, то против другого.

Позднее, когда Тверь значительно усилилась, Даниил Александрович начал принимать участие в союзах, направленных против Тверского княжества. Уже тогда зародилось будущее соперничество двух поднимающихся к силе и славе молодых русских княжеств.

В ходе противоборства сыновей Александра Невского, в котором принимали участие и ордынские войска, Москва вторично в своей истории была взята и разграблена татарами. Случилось это в 1293 г., в тот самый год, когда Михаил Тверской дипломатическими маневрами сумел уберечь Тверское княжество от очередного ордынского нашествия.

Однако Москва быстро оправилась от разгрома и продолжала играть все возрастающую роль в русских делах. Особенно это стало очевидным, когда умер старший сын Невского Дмитрий. Великим князем стал второй его сын – Андрей Городецкий, а младший – Даниил Московский – неожиданно встал в очередь за ним на ярлык великого князя владимирского. Теперь в постоянно тлеющих противоречиях русских княжеств с великим князем ведущая роль стала принадлежать Даниилу Александровичу. Не случайно Новгород пригласил его княжить в свой город, что стало признанием силы и значения московского князя.

В эти годы первый московский князь сполна наверстал упущенное в молодости, когда он вынужден был зависеть от старших князей и выполнять указания тверского князя. На рубеже XIII–XIV вв. Даниил показал всю силу своего характера. Он проявил себя как решительный, дальновидный и крайне жестокий политик. Кажется, вся сила и мощь человеческих качеств Александра Невского достались его младшему сыну.

В 1300 г. Даниил неожиданно напал на Рязанское княжество и во время переговоров захватил в плен рязанского князя. Это привело к тому, что Москва овладела принадлежавшей Рязани Коломной.

Затем так же вероломно Даниил захватил близлежащий Переяславль, где умер бездетным его племянник. По всем тогдашним правилам, Переяславское княжество, не имея наследника, должно было перейти к великому князю, но Даниил добился от умирающего племянника завещания в свою пользу. И пока старший брат Андрей жаловался в Орде на его самоуправство, Даниил ввел военный отряд в Переяславль.

А вскоре на западной границе княжества Даниил захватил Можайск, принадлежавший ранее Смоленскому княжеству. Теперь все течение Москвы-реки – этой важной торговой артерии – от истоков до устья находилось в руках Москвы.

Все это намного усилило Москву, увеличило экономическую и военную мощь княжества. Но сама судьба поставила предел успехам Даниила: в 1303 г. он скончался в возрасте сорока одного года, так и не дождавшись титула великого князя. Через год этот титул получил в Орде энергичный и удачливый Михаил Ярославич Тверской. Тверь явно брала верх над Москвой.


Поделиться: