§ 2. С. Ю. Витте и реформа денежного обращения

В истории России конца XIX – начала XX в. фигура Сергея Юльевича Витте (1849–1915) занимает видное место. Глава Министерства путей сообщения (1892), министр финансов (1892–1903), председатель Комитета министров (1903–1906), первый глава Совета министров (1905–1906) – таковы основные служебные посты, на которых развивалась его деятельность. Этот известнейший сановник оказал заметное, а во многих случаях и определяющее влияние на различные направления внешней, но особенно внутренней политики империи. Значение и масштабы его исторической роли сравнимы только с личностью другого выдающегося администратора-преобразователя периода заката монархии – Петра Аркадьевича Столыпина.

Родился Сергей Юльевич Витте 17 июня 1849 г. в Тифлисе, в небогатой дворянской семье. Его отец Юлий Федорович (потомок выходцев из Голландии) служил в канцелярии Кавказского наместничества. Мать, урожденная Е. А. Фадеева, находилась в родстве с известнейшим княжеским родом Долгоруких. Детские и юношеские годы С. Ю. Витте провел в доме своего дяди, известного военного писателя и адъютанта кавказского наместника князя А. И. Барятинского генерала Р. А. Фадеева, близкого к славянофильским кругам. Сдав экстерном экзамен за гимназический курс, С. Ю. Витте поступил на физико-математический факультет Новороссийского университета (Одесса). В 1869 г. начал службу в канцелярии одесского генерал-губернатора, где занимался учетом железнодорожного движения, а через год был назначен начальником службы движения казенной Одесской железной дороги.

Вскоре эта линия акционировалась, а затем стала частью одной из крупнейших российских железнодорожных компаний – Общества Юго-Западных железных дорог, где молодой выпускник университета занял пост начальника эксплуатации.

Государственная карьера С. Ю. Витте началась в 1888 г. Именно тогда он стал лично известен Александру III, предупредив об опасности проводить тяжелые царские поезда с той скоростью, которая требовалась царской свитой, и этим вызвал неудовольствие влиятельных придворных. Этот эпизод мог бы так и остаться лишь курьезным случаем недопустимой строптивости, если бы не последовавшие затем события. 17 октября 1888 г. около местечка Борки под Харьковом императорский поезд потерпел страшное крушение, в результате которого погибло несколько десятков человек. Хотя сама царская семья отделалась лишь ушибами и испугом, но «инцидент с гнилой шпалой» напомнил Александру III о личности дальновидного железнодорожного служащего и его предостережениях.

Безвестность С. Ю. Витте, отсутствие знатного происхождения, чиновных заслуг и влиятельных связей в сановных сферах не стали помехой для взлета его служебной карьеры «по царскому благоволению». В начале 1889 г. Сергею Юльевичу был предложен важный пост директора Департамента железнодорожных дел Министерства финансов, причем Александр III распорядился резко повысить ему оклад по должности, чтобы тот не испытывал «материальных неудобств» (ответственные служащие в ведущих акционерных компаниях получали значительно больше, чем в госаппарате).

В феврале 1892 г. Витте стал министром путей сообщения, а в августе того же года возглавил Министерство финансов. Это было огромное ведомство, в компетенцию которого входили все вопросы торговли, промышленности, кредита, налогообложения. В конце XIX в. оно включало одиннадцать подразделений. Ему подчинялся Государственный банк, Дворянский земельный банк, Крестьянский поземельный банк, Монетный двор. Только в центральном аппарате министерства работало свыше тысячи чиновников. Министр финансов имел собственных официальных агентов в крупнейших странах мира. На этом влиятельном посту С. Ю. Витте оставался бессменно одиннадцать лет, вплоть до августа 1903 г. С его именем связано осуществление ряда важных экономических преобразований.

При ближайшем участии С. Ю. Витте в империи были проведены крупные экономические преобразования, укрепившие государственные финансы и ускорившие промышленное развитие России. В их числе введение казенной винной монополии (1894), строительство Великой Сибирской (Транссибирской) железнодорожной магистрали, заключение таможенных договоров с Германией (1894 и 1904 гг.), развитие сети технических и профессиональных училищ. Узловым же пунктом экономической программы Витте стало введение в середине 90-х гг. в обращение золотого рубля. Это привело к стабилизации русской денежной единицы и стимулировало крупные инвестиции из-за границы в ведущие отрасли промышленности.

С молодых лет С. Ю. Витте считал, что важнейшей задачей государства является поощрение развития отечественной промышленности, при слабом развитии которой общий экономический прогресс невозможен. Ко времени занятия должности министра финансов С. Ю. Витте уже не сомневался в необходимости ускоренного промышленного развития России. В этом он видел залог государственной стабильности. Для осуществления этой стратегической цели необходимо было решить важнейшие задачи: увеличить приток капитала в промышленность, создать надежную систему кредита и обеспечить гарантии иностранным вкладчикам. Зарубежным финансовым центрам в деле индустриализации России С. Ю. Витте придавал огромное значение, так как внутренние источники представлялись ему недостаточными. Однако добиться сколько-нибудь благоприятных результатов было невозможно, пока русская денежная единица не была надежно обеспечена и не являлась твердой.

Кредитный (бумажный) рубль стал основой денежного обращения еще в середине XIX в. (до того имели широкое хождение золотые, серебряные и медные деньги). Не имея собственной стоимости (металл всегда дороже бумаги), кредитный рубль был подвержен колебаниям цены. Он постепенно обесценивался. Люди хотели иметь металлические деньги, доверяя больше золоту и серебру, чем «красивым бумажкам с гербами». В конце 80-х гг. XIX в. бумажный рубль в среднем стоил 64,3 коп. золотом.

Государство пыталось изменить положение, издавало строгие распоряжения о «равной стоимости» денег, но ничто не менялось. Законы рынка ломали все предписания, а металлические деньги неизменно стоили дороже бумажных. Это вело к экономической неразберихе, тормозило экономическое развитие. Положение складывалось ненормальное. Витте решил исправить положение и ввести свободный размер бумажных денег на золото по твердому курсу. К этому уже готовились предшественники Витте на посту министра финансов, ими много было сделано, в первую очередь это касалось накопления золотого запаса. Эту идею полностью поддерживал и Николай II, что и позволило министру финансов осуществить преобразование.

Однако сильным было и противодействие. Если фигура Витте и раньше не пользовалась симпатией в аристократическо-сановных кругах, где его воспринимали как «выскочку», то намерение ввести в обращение золотую валюту резко усилило нападки. Речь уже шла не просто о симпатиях: здесь существенно затрагивались имущественные интересы тех, кто всегда считался в России хозяином положения – крупнейших земельных собственников.

Укрепление положения рубля переходом на универсальный золотой паритет отвечало главным образом задачам развития промышленности. Аграрному же сектору реформа не сулила никаких особых выгод, и даже наоборот – стабилизация отечественной денежной единицы, повышение ее курсовой стоимости неизбежно вели к удорожанию экспорта, главными предметами которого традиционно служили продукты сельского хозяйства. Намечаемые преобразования непосредственно ущемляли экспортные выгоды землевладельцев. Именно их противодействие было одной из главнейших причин, затягивавших давно назревшую реформу. Влиятельные силы из кругов Государственного совета неоднократно пытались торпедировать законодательные предложения министра финансов. Реализация узловых пунктов виттевской программы, превращение идей в законы происходили прямыми царскими указами, что и гарантировало успех.

В 1896 г. Государственное казначейство приступило к изготовлению золотой монеты нового образца. Министерство финансов считало, что выпускать монеты 5– и 10-рублевого номинала (какие существовали раньше), при том, что они стоили на 50 % дороже, неэффективно (за 10-рублевую золотую монету давали 15 рублей бумажных). Было решено чеканить новую монету с надписью на империале «15 рублей» и на полуимпериале «7 рублей 50 копеек» (первые золотые империалы достоинством 10 рублей и полуимпериалы 5 рублей появились в России еще в 1755 г.). Закон обязывал обменивать бумажные деньги на золотые без ограничения, по реально сложившемуся рыночному курсу: один новый кредитный рубль равен 66 ⅔ копейки золотом.

Решающий этап реформы денежного обращения наступил в 1897 г., когда серией именных высочайших указов законодательно были закреплены важнейшие элементы новой финансовой системы. 3 января последовал указ о выпуске в обращение золотой империальной монеты в 15 руб. и полуимпериальной – в 7 руб. 50 коп., 29 августа – об установлении твердого основания для эмиссии кредитных билетов. Государственный банк обязывался выпускать дензнаки в соответствии с потребностями денежного обращения, но непременно под обеспечение золотом, не менее чем в половине суммы, пока общий размер эмиссии не достигнет 600 млн руб. Сверх этой нормы кредитные билеты должны обеспечиваться в пропорции рубль за рубль (один империал равен пятнадцати рублям кредитным).

Затем последовало распоряжение (14 ноября) о чеканке и выпуске в обращение 5-рублевой золотой монеты, равной ⅓ империала. В этот же день появился и еще один указ, касавшийся надписи на кредитных билетах: на них указывалось обязательство государства в лице Государственного банка непременно разменивать кредитные билеты на золото. Было установлено и соответствие новой монеты главной денежной единице: 1 рубль = 1/15 империала. Преобразование денежной системы на основе золотого обращения потребовало изменить монетный устав, новая редакция которого была утверждена Николаем II 7 июня 1899 г. Основные положения его сводились к следующему.

Государственной денежной единицей России являлся рубль. Золотая монета могла чеканиться как из золота, принадлежащего казне, так и из металла, представляемого частными лицами. Полноценная золотая монета была обязательна к приему во всех платежах на неограниченную сумму. Серебряные и медные монеты изготовлялись только из металла казны и являлись вспомогательными в обращении, обязательными к приему в платежах до 25 рублей.

Очень быстро стали заметны результаты денежной реформы.

В отчете Государственного контролера за 1897 г. говорилось: «Судя по отзывам, какими она встречена повсюду за границей, не может быть никакого сомнения в плодотворном ее значении как доказательстве финансовой силы России, которую начали признавать даже явные наши недоброжелатели. О влиянии же реформы на внутреннюю жизнь страны можно судить по тому, что количество выпущенных в народное обращение кредитных билетов сократилось за время с января 1897 г. по 1 мая 1898 г. на 221 млн руб. (с 1121 до 900 млн руб.). Взамен этого торговый и промышленный рынок внутри страны насыщался золотой и серебряной монетой, которой уже выпущено в обращение свыше 250 млн руб. (в том числе свыше 170 млн руб. золотом). Факт этот свидетельствовал о том, что золотое обращение не только расширяет круг своего распространения, но уже проникло в отдаленные местности нашего обширного Отечества, входя в повседневную практику народа».

К началу XX в. денежное обращение выглядело следующим образом. Монетною единицей служил рубль, разделенный на 100 копеек. Главной монетой являлась золотая, выпуск которой не был ограничен, и владелец золотого слитка мог свободно представить его для чеканки монеты. Она изготавливалась обязательно 900-й пробы, а достоинство определялось в 15 рублей (империал), в 10 рублей, в 7 руб. 50 коп. и в 5 рублей.

Вспомогательной монетой в платежах служили серебряная и медная монеты; первая изготавливалась двоякой пробы: 900-й – достоинством в рубль, 50 и 25 коп., и 500-й, в 20, 15, 10 и 5 коп. Медная же монета чеканилась достоинством 5, 3, 2, 1, ½ и ¼ коп. Чеканка серебряной монеты за счет частных лиц не допускалась, и выпуск ее был ограничен определенным пределом: количество ее в обращении не должно было превышать суммы в 3 руб. на каждого жителя империи.

Закон требовал производить все расчеты на золотую монету и счетную единицу (рубль) и устанавливал обязательный прием полновесной золотой монеты во всех платежах на неограниченную сумму. Монетное дело в империи находилось в ведении Министерства финансов, а сама монета чеканилась на Монетном дворе в Петербурге.

Бумажные банкноты выпускались Государственным банком в размере, ограниченном потребностями денежного обращения, но непременно под обеспечение золотом. Государственный банк разменивал кредитные билеты на золотую монету без ограничения суммы. Размен билетов как государственных денежных знаков обеспечивался независимо от металлического покрытия выпусков всем достоянием государства, а кредитные билеты обращались на тех же основаниях, что и золотая монета, символом которой они служили. Достоинства кредитных билетов установлены были в 500, 100, 25, 10 рублей, а также в 5, 3 и 1 рубль. На 1 января 1900 г. металлическое обеспечение составляло 189 % суммы кредитных билетов, а на золотую монету уже приходилось 46,2 % всего денежного обращения.

Введение золотой валюты укрепило государственные финансы и стимулировало экономическое развитие. Так, из 1292 русских акционерных компаний, действовавших в 1903 г., 794 были учреждены в 1892–1902 гг., а из 241 иностранной компании 205 появились в России в указанное десятилетие. В 90-е гг. прокладывалось ежегодно в среднем 2,5 тысячи верст новых железнодорожных магистралей (этот показатель никогда не был впоследствии превышен). За время министерства Витте (1892–1903) в русскую экономику было инвестировано из-за границы более миллиарда рублей. В конце XIX в. по темпам роста промышленного производства Россия обгоняла все европейские страны.

В частновладельческом секторе наблюдалась бурная деловая активность, подтверждавшая правильность проводимого экономического курса. Однако на рубеже веков ситуация резко ухудшилась. Изменение мировой экономической конъюнктуры привело сначала к спаду, а с начала 1900 г. – к кризису в ведущих отраслях производства: металлургии, тяжелом машиностроении, добыче минерального сырья. Иностранные фирмы одна за другой терпели банкротства. В российских деловых кругах царили уныние и растерянность, усугублявшиеся громкими крахами нескольких ведущих отечественных промышленных и финансовых групп: П. П. фон Дервиза, С. И. Мамонтова, А. К. Алчевского.

Это активизировало противников министра финансов, во весь голос заговоривших о том, что его политика – «авантюра». Особенно большой общественный резонанс вызвало крушение промышленного дела Саввы Мамонтова, известнейшего предпринимателя и мецената. Беспощадная молва приписывала его падение не экономическим факторам, а исключительно злой воле министра финансов и якобы стоявших за ним «еврейских банкиров». Но нападки ничего изменить не могли. Золотая валюта стала фактом, позволившим России избежать финансового крушения в годы Русско-японской войны и последовавших затем продолжительных социальных волнений.


Поделиться: