Глава 38. Внешняя политика Российской империи во второй половине XVIII века

«Гром пушек», при котором, по определению А. С. Пушкина, Россия вошла в XVIII столетие, то затухая, то усиливаясь, сопровождал «романтический» век Просвещения на всем его протяжении. Преодолевая явное и тайное противодействие ведущих европейских держав, Россия целеустремленно решала две жизненно важные для себя внешнеполитические задачи: добиться выхода к Черному морю и включить в состав империи восточнославянские земли, население которых в большинстве своем состояло из украинцев и белорусов, исповедовавших православие. Причем первостепенное значение имела черноморская проблема, что было обусловлено прежде всего экономическим фактором: увеличением товарной продукции в помещичьих хозяйствах, повышением интереса дворянства к плодородным причерноморским землям.

Отличительная черта расклада сил в Европе второй половины XVIII в. – возросший политический вес России в международных делах. Это стало главным итогом Семилетней войны, когда, как отмечено выше, была достигнута цель российской дипломатии – «ослабя короля прусского, сделать его для России нестрашным и незаботным». Отныне сила и потенциал России таковы, что даже в составе шаткой коалиции стран – Австрии, Франции, Швеции и Саксонии – она могла рассчитывать на успех в противостоянии с поддерживаемой британским кабинетом Пруссией. Но окончательное крушение Пруссии теперь уже не отвечало государственным интересам России. Это привело бы к усилению ее недавних союзников – Австрии и Франции. Екатерина II решает сохранить мир с Пруссией и вывести русские войска из ее владений.

§ 1. Русско-турецкая война 1768–1774 гг. Первый раздел Польши

К принятию Россией предложения Пруссии о мире и союзе побуждало еще одно обстоятельство: дни престарелого короля польского Августа III сочтены, и русское правительство сильно занимал вопрос о том, кто окажется на польском троне. Франция, Австрия и Турция проявляли не меньший интерес. Для русского правительства оставался едва ли не единственный путь – союз с Пруссией, которая, в свою очередь, охотно шла на эту сделку в надежде на территориальные приобретения за счет Речи Посполитой.

Смерть в октябре 1763 г. Августа III ускорила развитие событий, и 11 апреля 1764 г. между Россией и Пруссией был заключен, по существу, военный союзный договор, в случае войны предусматривающий помощь войском или деньгами. Его результат сказался уже в сентябре 1764 г.: последним в истории Речи Посполитой королем стал послушный Екатерине бывший ее фаворит Станислав Понятовский. Здесь проявился прагматизм императрицы. «Из всех претендентов на корону он имеет наименее средств получить ее, следовательно, наиболее будет обязан тем, из чьих рук ее получит», – не раз говорила она.

Характеризуя цели России в этом регионе, следует подчеркнуть, что она больше была заинтересована иметь своим западным соседом всю Польшу, находящуюся в сфере российского влияния, чем приобрести часть ее территории. Екатерина II откровенно писала, что она за «анархию, в которую погружена Польша и которою распоряжаемся мы по своей воле». Но союзный договор 1764 г. уже содержал в себе возможность раздела Польши – договаривающиеся стороны условились сохранить разрушительное для польской государственности liberum veto. Заключение союза с Россией, как отмечал Ф. Энгельс, «обеспечивало Фридриху не только могущественное покровительство, но и давало надежду на присоединение того куска Польши, который отделял Восточную Пруссию от основной части монархии и завоевание которого стало теперь главной целью его жизни».

Добиваясь упрочения своего влияния в польских землях, российское правительство потребовало от Польши (при поддержке Пруссии) уравнивания в правах так называемых «диссидентов», состоявших в большинстве своем из белорусов и украинцев, ориентировавшихся на Россию, с католиками (у православных было отнято свыше 150 церквей). После длительных проволочек в феврале 1768 г. в Варшаве был оформлен договор, согласно которому «диссиденты» уравнивались в правах с католиками, при этом католическая религия признавалась господствующей в Польше.

Россия, со своей стороны, гарантировала Польше незыблемость ее государственного строя и шляхетских привилегий, в числе которых было и исключительное право шляхты занимать государственные должности. Уравнение «диссидентов» в правах с католиками, т. е. возможность занимать любые должности, не могло удовлетворить патриотически настроенные круги польского общества, которые вскоре создали в городе Баре конфедерацию, целью которой стала отмена равноправия «диссидентов». Начались вооруженные столкновения конфедератов с российскими войсками, дислоцированными в Польше. Такое развитие событий было на руку Турции, не желавшей мириться с усилением влияния России в Польше и жаждавшей отторгнуть у последней земли на южных окраинах. Подстрекаемая Австрией и Францией, тоже пекущихся о возвращении своего былого влияния в Польше, Турция решается на войну с Россией.

Осенью 1768 г. она не только потребовала вывода русских войск из Польши, но и отвергла право России на покровительство «диссидентам» и их защиту. Не дожидаясь ответа на нелепые условия, турецкое правительство заточило в подземелье Семибашенного замка российское посольство в Турции во главе с послом А. М. Обресковым. Это означало начало войны.

По расчетам инициаторов войны, она должна была существенно осложнить положение России, вынужденной теперь вести военные действия и с Турцией, и с барскими конфедератами в Польше. Однако все сложилось не по сценарию турецких правителей, выставивших против России 300-тысячную армию, состоявшую главным образом из плохо обученных ополченцев. Потеряли свою былую боеспособность турецкие «стрельцы» – янычары. Военные действия показали не только материально-техническое превосходство 120-тысячной российской армии, но и ее отличную боевую выучку, полководческое искусство военачальников. Полной неожиданностью для турецкой стороны стали выбор главного направления военных действий русских сил в сторону Дунайских княжеств, Молдавии и Валахии, а также снаряжение морской экспедиции в Средиземное море для нанесения удара в тыл туркам и стимулирования борьбы балканских народов против турецкого ига. На главном Днестровско-Бугском театре военных действий были сосредоточены две армии: 1-я – под командованием генерал-аншефа А. М. Голицына, 2-я – под началом графа П. А. Румянцева. Успехи широко задуманных операций не замедлили сказаться: уже в 1769 г. российские войска, несмотря на вялые и безынициативные действия Голицына, заняли Хотин, Яссы, Бухарест, была очищена от турецких войск большая часть Дунайских княжеств. Здесь действия российских войск сильно облегчала помощь коренного населения.

Особенно впечатляющие победы были одержаны в 1770 г. войсками под командованием талантливого полководца П. А. Румянцева. В июне превосходящие силы Турции и Крымского ханства потерпели первое крупное поражение в бою у урочища Рябая Могила. Румянцев атаковал противника с трех сторон, неожиданно для последнего расчленив свой боевой порядок, наведя тем на «неприятеля больше страха, нежели суть моей силы», как писал он. В результате враг, сообщалось в победной реляции, «ужаснувшись со всех сторон веденных на него движений, сорвал свой лагерь и обратился в бег». Не успели турки опомниться от этого поражения, как в июле им был нанесен новый чувствительный удар при впадении реки Ларги в Прут, обернувшийся потерей большей части наиболее боеспособной конницы крымского хана.

Турки решили взять реванш. Подтянув главные силы великого везиря, они сосредоточили у реки Кагул 150-тысячную армию и 150 орудий; у Румянцева, сменившего на посту командующего 1-й армией Голицына, было 27 тыс. солдат и 118 орудий. Успех боя определил блестящий маневр и согласованные наступательные действия всех родов русских войск. Атакующий удар оказался столь ошеломителен, что везирь без раздумий «на всю мочь побежал из лагеря со всеми войски». Победителям достались 138 пушек и весь обоз противника. Потери в живой силе у турок составили около 20 тыс. человек, у русских – 914. За разгром главных сил турецкой армии под Кагулом П. А. Румянцев получил звание фельдмаршала.

Последовательно наступательные действия П. А. Румянцева, направленные на уничтожение живой силы врага и быстрый его разгром, свидетельствовали об утверждении новых тактических методов активной атаки и стратегии войны – окончательном отказе от рутинного затяжного изматывания сил противника, как это было во время Семилетней войны. Новым словом в тактике ведения боя стало расчленение привычных линейных боевых порядков на несколько небольших, более маневренных каре, что позволяло быстро сосредоточивать силы на решающем направлении боя. Новая тактика приносила свои плоды и далее: вскоре пали крепости Измаил, Килия, Аккерман, Браилов, Бендеры.

Успехи явились и на море. В ночь с 25 на 26 июня русский флот под общим командованием А. Г. Орлова полностью уничтожил турецкую эскадру в Чесменской бухте. План победоносного морского сражения, в ходе которого турки лишились более 20 больших и малых кораблей, а личный состав флота почти весь истреблен, был блестяще разработан адмиралом Г. А. Спиридовым. С этого дня в Эгейском море стал господствовать Российский флот.

В кампанию 1771 г. русские войска заняли Крым, Средиземноморская эскадра блокировала Дарданеллы. Казалось, что Турция непременно должна была откликнуться на великодушное предложение русской стороны начать мирные переговоры. Но вмешательство Франции, провал планов которой на Ближнем Востоке становился очевидным, помешало началу переговоров. Франция откровенно толкала Турцию на продолжение войны. Да и предъявленные Россией условия сильно били по амбициям Османской империи: независимость Крыма, свобода плавания российских судов по Черному морю, независимость Валахии и Молдавии, передача России одного из островов на Эгейском море.

Крупные военные успехи России вызвали настороженность и у ее союзника – Пруссии. Фридрих II втайне лелеял мечту столкнуть Россию и Австрию. Последняя, в свою очередь, тоже обеспокоена проникновением России в Дунайские княжества, на которые австрийцы давно претендовали. В результате летом 1771 г. Австрия заключила с Турцией конвенцию, по которой она брала на себя обязательство за крупную субсидию и уступку ей Малой Валахии добиться возвращения туркам занятых русскими войсками земель. Ободренные обещанной поддержкой, турки отказались от переговоров. Война продолжилась.

Осложнение международного положения России поощрило настойчивость Фридриха II в вопросе о разделе Польши. Российское правительство в условиях продолжавшейся войны с Турцией, когда на стороне последней угрожала выступить Австрия, при разразившейся эпидемии чумы в войсках и в самой столице, затяжной борьбе с конфедератами не видело другого выхода, как согласиться с его домогательствами.

По первому разделу Польши в 1772 г. к России отошла Восточная Белоруссия с границей по рекам Западная Двина, Друть и Днепр. Пруссия и Австрия приобрели исконные польские и украинские территории, что в принципе подрывало независимость Польши и являлось уже прямой угрозой существованию польского национального государства.

Раздел Польши негативно повлиял на позицию Австрии в отношении Турции – в Вене отказались ратифицировать конвенцию 1771 г. Турецкое правительство было вынуждено начать переговоры с Россией, хотя, подстрекаемое Францией, проявляло неуступчивость, особенно по вопросу предоставления независимости Крыму. Открывшийся в июле 1772 г. конгресс в Фокшанах провалился. Переговоры продолжились в Бухаресте осенью того же года, и было достигнуто согласие почти по всем пунктам, кроме передачи России Керчи и Еникале. Здесь стороны проявили неуступчивость, и переговоры вновь прервались.

В условиях резкого ухудшения обстановки на Балтике, где появилась опасность нападения Швеции на Россию, П. А. Румянцеву, ставшему к тому времени фельдмаршалом, было предписано добыть мир силой оружия. Однако захватить крепость Шумлу – важнейший опорный пункт противника в предгорьях Балкан – не удалось из-за недостатка наличных сил. В целом вся кампания 1773 г. оказалась для России неудачной, и в Петербурге практически готовы были уже отказаться от претензий на Керчь и Еникале и довольствоваться одним Кинбурном.

Все изменилось в 1774 г., когда русские войска перешли Дунай и в один день, 9 (20) июня одержали две победы: у Туртукая и под Козлуджей. В последнем 10-часовом сражении 8-тысячное русское войско, возглавляемое А. В. Суворовым, разгромило 40-тысячную армию, предводительствуемую самим великим везирем. Воля турецкого командования к продолжению войны сломлена. Успех под Козлуджей был обеспечен воинским искусством Суворова. Новым этапом в разработанных им тактических действиях стал встречный бой, когда войска развертывались в боевые порядки прямо из походных колонн, осуществляя быстрые передвижения отдельных частей в ходе сражения. Неожиданными для врага явились и построенные в две линии малые каре и рассыпной строй. Вскоре русская армия появилась под Шумлой, где располагалась ставка везиря. Турция спешно запросила мира.

Турки приняли все условия, продиктованные фельдмаршалом П. А. Румянцевым, и 10 (21) июля в деревне Кючук-Кайнарджи был подписан мирный договор, ратифицированный обеими сторонами 15 (26) июля.

По условиям договора Россия получила выход к Черному морю, возможность строить там свой флот и право беспрепятственного прохода торговых судов через проливы Босфор и Дарданеллы. К России отошли Керчь, Еникале и Кинбурн, а также Кабарда и ряд районов в междуречье Днепра и Буга. Объявлялось независимым от Турции Крымское ханство, что существенно облегчило в дальнейшем включение полуострова в состав России. Попутно был положен конец систематическим опустошительным набегам крымских орд на южные российские земли. Турция обязывалась уплатить России 4,5 млн руб. за военные издержки.


Поделиться: