§ 3. Международное положение России. в царствование Елизаветы Петровны (1741–1761)

На начало 40-х гг. пришлась очередная перегруппировка сил европейских стран, вызванная борьбой за австрийское наследство. Главным объектом споров стала Германия и прилегающие к ней владения императора Священной Римской империи. Этот титул носил австрийский император Карл VI Габсбург. Смерть в октябре 1740 г. не имевшего сыновей императора послужила сигналом к резкому противостоянию Франции и Австрии в борьбе за ведущее положение в Европе; Пруссии и Австрии – за гегемонию в германских землях.

В последнем случае стороны пренебрегли положениями Прагматической санкции 1713 г., согласно которым престол наследовала старшая дочь Карла VI Мария-Терезия.

Начало военной агрессии положил захват Пруссией, ставшей к этому времени сильным государством, Силезии, входившей в состав Австрийской империи. Незадолго до этого Фридрих II для нейтрализации России (гаранта Прагматической санкции и союзницы Австрии) в Петербурге заключил с ней союзный и оборонительный договор (27 декабря 1740 г.). Идя на это, Остерман и Миних рассчитывали заполучить союзника в условиях обострения отношений со Швецией. Но после силезской акции Пруссии этот не до конца продуманный шаг поставил Россию, де-юре оказавшуюся в союзе с обеими враждующими сторонами, в глупое положение: она не могла выступить ни против прусской агрессии, ни оказать помощь Австрии, хотя именно последнее было в ее интересах. Явный дипломатический промах отчасти сглаживался заключением в апреле 1741 г. в Петербурге давно желанного русско-английского союзного договора на 20 лет, по которому Англия признавала императорский титул за российским государем и продлевала ранее принятые торговые соглашения.

Вскоре выявилось, что на деле Пруссия активно подталкивала Швецию к войне с Россией. Так же поступала и Франция, имея в этом свой интерес – в канун русско-шведского столкновения версальский двор активизировался в попытках склонить Турцию к нападению на Россию. В январе 1741 г. Франция и Пруссия подписали договор, по которому последняя обязывалась не мешать Швеции в ее действиях по возвращению прибалтийских провинций.

Всю весну и начало лета «шведская горячность к войне» усиливалась, – как писал из Стокгольма российский посланник А. П. Бестужев-Рюмин. В июле 1741 г. Швеция объявила войну России. Повод анекдотический – защита интересов наследников Петра I на трон. Ход военных действий сложился для шведов не так, как планировался маршалом К. Э. Левенгауптом. После того как часть 20-тысячного корпуса П. П. Ласси нанесла чувствительное поражение шведам под Вильманстрандом, неудача преследовала их раз за разом. Дворцовый переворот 1741 г., казалось, снял официальный повод для войны, но готовность Елизаветы Петровны пойти на мир не была принята Швецией «без предварительной уступки Россией всего, что она имеет на Балтийском море». Отказ Елизаветы последовал незамедлительно: «…что скажет народ, увидя, что иностранная принцесса (Анна Леопольдовна. – М. Р. ), мало заботившаяся о пользах России и сделавшаяся случайно правительницею, предпочла, однако, войну стыду уступить что-нибудь, а дочь Петра для прекращения той же самой войны соглашается на условия, противные столько же благу России, сколько славе ее отца и всему, что было куплено ценою крови ее подданных для окончания его трудов». В марте в Финляндии (она практически находилась под протекторатом Швеции) был распространен манифест Елизаветы с обещанием независимости и призывом не принимать участия в войне. Ослабленная шведская армия в августе 1742 г. капитулировала перед 36-тысячным войском Ласси. Начавшиеся в январе 1743 г. переговоры в Або завершились подписанием в августе мирного русско-шведского договора. Он подтвердил все условия Ништадтского мира (1721). Казалось, военные успехи России обеспечивали значительные территориальные приобретения, но дальновидный А. П. Бестужев предпочел «длительный мир на сравнительно умеренных условиях, чем договор, вызывающий желание пересмотра его сразу же после подписания», и довольствовался только Кюменегорской провинцией и частью Саволакской. Здравомыслие принесло плоды уже осенью – шведское правительство, опасаясь агрессивных намерений Дании, подписало с Россией Декларацию о военной помощи.

В 1742 г. вновь начались русско-английские переговоры, завершившиеся в декабре подписанием договора на 15 лет. Он подтвердил условия соглашения 1741 г. и на тот же срок продлил торговый трактат 1734 г. Другое примечательное событие случилось в марте 1743 г., когда прусская дипломатия, умело использовав наметившееся ухудшение русско-австрийских отношений, заключила с Россией союзный договор на 18 лет. Но фактического сближения не произошло, ибо статьи договора гарантировали не весь круг интересов сторон. Так, Россия не могла рассчитывать на помощь Пруссии в случае войны с Турцией, Ираном и Крымским ханством. Петербург не гарантировал Пруссии силезские области.

Лето 1744 г. принесло новое обострение положения в Европе. Причиной тому явился захват Фридрихом II части Богемии и вторжение в Саксонию. Весной и летом 1745 г. прусские войска в борьбе за австрийское наследство одержали верх над Австрией и Саксонией, угрожающе для России продвинулись в Прибалтике. Синхронно военным действиям усилились попытки французской и прусской дипломатии рассорить Россию со Швецией, подстрекая последнюю к нарушению условий договора 1743 г., заключенного в Або. Предусмотрительно определенные А. П. Бестужевым умеренные условия этого договора позволили теперь пойти дальше: в июне 1745 г. был заключен русско-шведский оборонительный союз. Это дало возможность Петербургу принять решение о предоставлении Саксонии военной помощи. В октябре 1745 г. в Курляндии была сосредоточена 50-тысячная армия, выступление которой планировалось на весну следующего года. Демарш России вынудил Фридриха II на подписание в декабре 1745 г. Дрезденского мирного договора с Австрией. Однако маскировочный характер договора был настолько очевиден для Петербурга, что тут же начались переговоры о заключении нового русско-австрийского оборонительного союза. Их ход существенно облегчался тем, что обе стороны осознавали угрозу прусской агрессии и хорошо были осведомлены о направленных против них интригах Франции в Польше и Турции.

Переговоры завершились подписанием в Петербурге 2 июня 1746 г. союзного договора на 25 лет. Его секретные статьи предусматривали оказание взаимной военной помощи (60 тыс. солдат) в случае нападения Пруссии и нарушения Турцией Белградского договора 1739 г. Отныне союз с Австрией, своим острием направленный на сдерживание агрессивных намерений Пруссии, стал стержнем внешнеполитического курса А. П. Бестужева.

Одновременно Россия вела переговоры с Англией о заключении Субсидной конвенции, условия которой предусматривали помощь войсками за особую плату. Выгоды обоюдные: Британия рассчитывала на помощь России против Франции в войне за австрийское наследство и защиту своих ганноверских владений от посягательств Франции и Пруссии. Россия надеялась заручиться поддержкой Англии для сдерживания территориальных претензий прусского короля. В итоге союзный договор с Австрией, Субсидная конвенция с Англией сыграли свою роль в окончании войны за австрийское наследство. После того как в январе 1748 г.

37-тысячный корпус под командованием генерал-лейтенанта В. Н. Репнина через германские земли направился на помощь Англии и Голландии, Франция, еще раньше озадаченная отказом Турции безотлагательно принять какие-либо враждебные акции против России, начала искать мира.

В октябре 1748 г. Ахенский мирный договор положил конец войне за австрийское наследство. Договор подтвердил Прагматическую санкцию 1713 г., признав за Марией-Терезией право на австрийский императорский престол. Пруссия получила Силезию. Ахенский договор не только не остановил австро-прусское соперничество, а, загнав вглубь, предопределил его обострение в последующем.

Продемонстрированная Россией решительная поддержка Австрии и Англии в борьбе за австрийское наследство неминуемо вызвала ухудшение, а затем и разрыв отношений с Францией и Пруссией: с первой – в декабре 1749 г., со второй – осенью 1750 г.


Поделиться: