§ 3. Азовские походы

С 1694 г. вся ответственность за судьбы страны легла на плечи молодого царя. Еще в течение года он как бы по инерции продолжал свои юношеские увлечения. Весной этого же года он снова отправляется в Архангельск. Петру не терпелось посмотреть на результаты своей первой поездки и первых усилий по созданию собственного флота. И, о счастье! На верфи его уже ждал новый, только что построенный корабль. По прибытии царя его спустили на воду. Через месяц на водах Северной Двины качался уже второй корабль, а вскоре прибыл заложенный год назад в Голландии третий фрегат. Это был уже флот! Царь придумывает для него флаг – бело-сине-красное полотнище, которое со временем становится флагом российского торгового флота, а сегодня является флагом России.

Петр на яхте и кораблях снова выходит в Белое море, учится управлять судами, попадает в шторм и подвергает свою жизнь опасности. Но на море ему кажется все нипочем.

Однако со всех сторон на царя надвигались старые российские проблемы, которые надо было решать безотлагательно. Союзники по антитурецкой Священной лиге требовали от России активных действий. Пришлось покинуть милый сердцу Архангельск, прекратить «потешные» походы и маневры и готовиться к настоящей большой войне. Петр вынужден был продолжить то дело, которое начал В. В. Голицын своими Крымскими походами.

Но в отличие от прежнего правительства, он не хотел останавливаться лишь на выполнении союзнических обязательств. Петр смотрел дальше. На юге его манила не только перспектива сокрушения векового врага России – Крымского ханства, но и овладение берегами Азовского и Черного морей и тем самым обеспечения России выхода в Южную Европу. Здесь тоже было море. Здесь тоже нужен был флот.

Весной 1695 г. на юг двинулись две русские армии. Дворянская конница под руководством Б. П. Шереметева вместе с запорожскими казаками направилась в низовье Днепра, где стояли опорные в этом крае турецкие крепости. Вторая армия направилась прямо на Азов. В этой армии, которой командовали друзья Петра Ф. Лефорт, Ф. А. Головин и П. Гордон, шел и сам царь. Он командовал бомбардирской ротой под именем Петра Алексеева. Так, уже в этом походе он четко определил свое место и место своих сподвижников как в военной, так в других областях жизни страны: только личные качества, знание, профессионализм дают людям право на ведущие позиции в стране.

С этого времени «порода» еще быстрее, чем прежде, стала уступать под натиском профессионализма, талантов, смекалки, личной храбрости, разума.

Петр начинает первую настоящую войну в своей жизни. Военное время в дальнейшем растянется на всю его жизнь. Из 52 прожитых лет 30 он проведет в нескончаемых войнах. Практически Петр воевал все свое царствование. Так юношеские увлечения переросли в большую политику страны и определили ее судьбу более чем на четверть века.

Петр не стал повторять маршрутов Голицына и вести армию по выжженной солнцем степи на Крым. Шереметев внезапно обрушился на турецкие крепости в низовьях Днепра и овладел двумя из них, а две разрушил.

Другая армия по Дону достигла Азова. Три месяца русские полки осаждали крепость. Они захватили две каланчи, прикрывающие Азов с моря, но на этом успехи и кончились. Три военачальника все время ссорились между собой, турки по морю постоянно подвозили резервы, боеприпасы и продовольствие. Штурмы и подкопы не дали результата. Пришлось отступить.

Неудача не сломила Петра, а лишь заставила его действовать более разумно и решительно. Армию он подчиняет одному командующему – генералиссимусу А. С. Шеину. Всю осень, зиму и весну он проводит то в Москве, то в Воронеже, Козлове, других южных городах, готовя армию, флот к новому походу. Петр широко открыл двери для иноземных инженеров, «подкопных мастеров», готовых помочь в штурме вражеских крепостей, пригласил с Запада корабельных плотников. Именно в эту пору, к началу 1696 г., в России появился и свой южный флот. В Москве построили двадцать две галеры и четыре брандера и в разобранном виде доставили их на Дон. Близ Воронежа тысячи согнанных сюда работных людей за зиму и весну соорудили тысячу триста стругов, триста лодок, сто плотов. Петр принял личное участие в строительстве русского азовского флота. С топором в руках он целые дни проводил на верфи. В апреле 1696 г., по свежей воде русские суда появились в виду Азова, закрыли устье Дона, блокировав крепость с моря. Турецкий флот не смог подойти на помощь. После артиллерийского обстрела Азова и нескольких штурмов, в которых участвовал сам царь, турки сдали крепость Петру. Это был первый большой успех молодого царя. Для опоры нового флота была заложена крепость и гавань Таганрог.

Но одновременно с этими первыми успехами Петр приводит в движение и старую крепостническую систему. Единственным источником его преобразований становится старая подневольная Россия, ее посадский люд, крепостные и государственные крестьяне. Вводятся новые налоги на строительство флота, проходит насильственная мобилизация населения для обживания захваченного Азова и строительства Таганрогской гавани. Тысячи крестьян сгоняют в воронежские леса на постройку флота. Бежавших приводят обратно в оковах и с клеймами раскаленным железом на лице. Открывается печальный список человеческих жизней и человеческих судеб, перемолотых реформаторскими жерновами Петра. Низы общества, «подлый народ», как он говорил, являлся для него лишь инструментом в осуществлении великих свершений. Он начинал трудиться для России, для своей России, какой он ее видел и понимал, но в этой России не было места гуманистическим взглядам и целям, заботам о правах человека, т. е. тем идеям и той практики, которые начинали пробивать себе дорогу на Западе. На Руси еще гремели кандалы, а людей гнали на великие свершения с деревянными колодками на шее.


Поделиться: