§ 5. Укрепление династии

Неудача в Смоленской войне не могла остановить поступательного развития Русского государства в XVII в. В 30–40-е гг. был издан царский указ, согласно которому на посад должны были вернуться все тяглецы, покинувшие его за 25 лет до этого. Розыском беглецов занялся приказ Сыскных дел. Это должно было привести к росту городского населения. Одновременно продолжился процесс закрепощения крестьян. В этом же году срок сыска беглых был увеличен до 10 лет, а для вывезенных насильно – до 15 лет. Все это подготавливало закон об окончательном установлении крепостного строя в середине века.

После смерти Филарета Михаил вернул из ссылки всех опальных. Вновь при его дворе оказались двоюродные братья Салтыковы. Они снова вошли в Ближнюю думу Михаила. В то же время значение Боярской думы и Земских соборов начинает падать. Опорой царя становятся его родственники. Долгое время правительство возглавлял двоюродный брат Михаила князь И. Б. Черкасский. Ему подчинялись сразу несколько приказов: Большая казна, Стрелецкий, Аптекарский. После его смерти в 1642 г. главой правительства стал другой родственник царя – Ф. И. Шереметев. Он подчинил себе также несколько приказов: Иноземный, Рейтарский, Оружейный и Новую четверть. Резкое увеличение числа приказных людей заставило царя издать в 1640 г. указ, запрещавший принимать в подьячие выходцев из духовенства, посада или крестьян. Дьяками и подьячими могли быть только дворяне или дети приказных людей.

Продолжился рост территории государства на восток. В 1631 г. на Лену отправилась экспедиция П. Бекетова, в 1634 г. туда же ушла экспедиция В. Шахова. Еще дальше – на восток продвинулись И. Ребров, М. Перфильев. Тихого океана достиг И. Ю. Москвитин. За ними шли промышленники и купцы, осваивавшие сибирские просторы и привозившие оттуда пушные богатства (Н. Светешников, Босой и др.).

Смоленская война изменила расстановку сил на международной арене. Если с Речью Посполитой отношения России нормализовались, то с Турцией и Швецией ухудшились. В то же время началось сближение с Данией. В 1637 г. туда был отправлен гроб с телом жениха царевны Ксении Годуновой принца Иоганна. Между странами начался активный обмен посольствами. Традиционно дружескими оставались отношения с Англией, Голландией, Голштинией, Персией. В 1634 г. Москву посетило посольство А. Олеария из Голштинии, которое даже получило разрешение проехать в Персию. Обычно иностранцам не разрешалось следовать по традиционным купеческо-торговым путям, чтобы не нарушать монополию русских купцов на торговлю восточными товарами. Олеарий подробно описал в обширном сочинении свое путешествие по русским городам и быт и нравы людей того времени.

Сложными были отношения с Крымом. В 1637 г. русское посольство было арестовано ханом под предлогом того, что оно привезло мало подарков. В Москве это известие вызвало возмущение царя и бояр. Одновременно с Дона пришло сообщение о том, что казаки по собственной инициативе захватили турецкую крепость Азов, чтобы уничтожить там невольничий рынок. Казаки предлагали царю взять Азов «под свою руку». Это было очень заманчиво, для России, поскольку через крепость открывался путь в Азовское и Чёрное моря. Но в тоже время присоединение к своим владениям турецкой крепости обостряло отношения царя Михаила с Крымом и Турцией, а к новой войне государство было не готово.

Михаил Федорович решил не вмешиваться в азовский вопрос, но казаков стал регулярно снабжать оружием и продовольствием. Только летом 1641 г. Турция решила вновь вернуть свою крепость. Но взять ее штурмом не удалось. Следующий поход был намечен через год.

Казаки поняли, что им в одиночку не справиться с турецкими полками и запросили помощи от царя. Михаил вновь, уже в 1642 г. собрал Земский собор. На нем стоял один вопрос – судьба Азова. Многие сословия высказались за войну с Турцией. Но жители посадов заявили, что сильно оскудели от прежних «пятин» и новая война приведет их к разорению. Узнав об этом, Михаил посоветовал казакам вернуть Азов Турции. Те так и сделали. Время борьбы за Азов для России еще не пришло, оно наступит только в конце XVII в.

Брак Михаила с Евдокией Стрешневой оказался очень удачным. Через год после свадьбы появился первенец – дочь Ирина (родилась в апреле 1627 г.) Она стала любимицей бабушки, завещавшей ей свое имущество (Марфа умерла 22 января 1631 г.). В марте 1629 г. появился долгожданный наследник – царевич Алексей, будущий царь Алексей Михайлович. С четырех лет его стали обучать всевозможным наукам и готовить к престолу. Его дядьками-воспитателями являлись Б. Морозов и В. Стрешнев. К шести годам царевич освоил букварь, специально изготовленный для него дедом Филаретом, хорошо пел, знал Священное Писание. С юных лет отец приобщал его к управлению государством. Алексей часто присутствовал на заседаниях Боярской думы, на приеме иностранных послов. Б. Морозов старался ознакомить его с европейскими обычаями и даже одевал на западный манер. Для обучения использовались немецкие книги с гравюрами. Полученные в детстве и юности знания, помогли потом молодому монарху при самостоятельном правлении (Алексей вступил на престол в 16 лет).

Михаил, помня опыт своих предшественников, захотел укрепить свой трон династическими связями с одним из европейских королевских домов. Подрастающую дочь Ирину он задумал выдать замуж за датского королевича Вольдемара, который в 1641 г. посетил Москву в составе датского посольства. Переговоры на интересующую его тему было поручено вести купцу П. Марселису, который получил в благодарность за это освобождение от торговых пошлин на 20 лет и право на постройку железоплавильного завода на Ваге.

Деятельность Марселиса принесла результат. В январе 1644 г. Вольдемар со всей пышностью прибыл в Москву уже в качестве жениха Ирины. Царь с царевичем Алексеем приняли его в Грановитой палате. Однако вскоре выяснилось, что на пути планируемого брака стоят непреодолимые преграды. Вольдемар отказывался менять веру, а Михаил не желал иметь зятя-иноверца. Дело кончилось тем, что королевич стал проситься домой, а царь попытался сломить его упорство.

Весь апрель Вольдемара уговаривали не упрямиться, уверяли, что Ирина хороша собой (видеть невесту до свадьбы, по русским обычаям, жениху не дозволялось) и имеет массу добродетелей. Датчанин был непреклонен и даже попытался бежать.

Тогда Михаил стал уговаривать королевича поступить к нему на службу, поскольку очень нуждался в отважных полководцах и европейски образо-ванных людях. Но тот ответил, что он не холоп и насильно не желает служить.

Современники решили, что на принца оказала отрицательное влияние некий протестантский пастор, который был подкуплен шведами, не желавшими русско-датского сближения. Он уверил Вольдемара, что перемена веры – преступление против Бога и величайший грех. Кроме того, свободолюбивый юноша был недоволен своим зависимым положением, строгой регламентацией поведения и чуждыми ему порядками при дворе.

История с Вольдемаром закончилась только после смерти Михаила. В августе 1645 г. новый царь Алексей отпустил его на родину. Ирина же так и не вышла замуж и провела свою жизнь в девичьем тереме.

С юных лет Михаил обладал не самым крепким здоровьем, в зрелые же годы болезни часто стали его одолевать. Окончательно его здоровье подточили не только неудача с браком дочери, но и сведения о появлении за границей новых самозванцев, претендующих на царский престол. В Речи Посполитой якобы объявился сын Марины Мнишек, предъявлявший права на московскую корону. В Константинополе некий «Иван-царевич» назвался сыном Василия Шуйского. Оба могли стать инициаторами походов на Москву новых интервентов.

В апреле 1645 г. придворные доктора констатировали, что у царя малокровие, цинга и проблемы с печенью и желудком. Прописанное лечение не дало результата. 12 июля в свои именины Михаил по обычаю пошел в церковь, но там с ним случился припадок. Едва живого его принесли в палаты. Чувствуя кончину, он призвал сына Алексея и благословил его на царство, затем простился со всеми близкими. Через несколько часов его не стало. В это время царю только исполнилось 50 лет.

Первый царь династии Романовых принял страну в тяжелейшем состо-янии. Казалось, что былая сила и мощь Российской державы никогда не возродится, и ей уготована роль второразрядного государства на окраинах Европы. Однако за время правления Михаила Фёдоровича Россия восстала из руин и вновь начала развиваться и укрепляться. Хотя на Западе установить прежние границы не удалось, продвижение на Восток с лихвой компенсировало территориальные потери. С этого времени Российское государство стало не только европейским, но и азиатским. Это позволило существенно расширить торговые контакты со странами азиатского континента, особенно с Персией, а потом и Индией, и Китаем.

Михаил Фёдорович постарался поднять престиж государства не на полях сражения, как это делали многие его предшественники, а на международных рынках. По производству хлебных культур Россия выходит в Европе на одно из первых мест. По-прежнему ценятся ее меха, мед, льняные ткани, кожи, сало и т. д. Особенно активно развивается промышленность. В стране появляется собственное железо, медь и изделия из них.

Успехи в хозяйственной деятельности были достигнуты, благодаря умелой консолидации всех здоровых сил общества, активному использованию коллективного органа управления – Земского собора. На его заседаниях царь узнавал мнение подданных, и свои решения принимал с его учетом. Это позволило ему снискать всеобщее уважение, и даже любовь. В трудную минуту русские люди с готовностью объединялись вокруг царя и защищали его власть от всех посягательств. Подобного единения с подданными не было ни у Бориса Годунова, ни у Василия Шуйского, поэтому их правление закончилось крахом. Разумная политика Михаила создала прочный фундамент не только для него самого, но и для всей династии Романовых.


Поделиться: