§ 3. Реформы отца и сына

По Деулинскому перемирию, на родину возвращался отец Михаила Филарет. Вместе с ним приехали брат царя Василия И. И. Шуйский, смоленский воевода М. Б. Шеин с семьей, известный дьяк Т. Луговской и много других людей. Второй глава Смоленского посольства В. В. Голицын и Д. И. Шуйский с женой умерли в плену.

После смерти Гермогена в Москве не было патриарха, поскольку Михаил желал видеть на этом посту только своего отца. Для его рукоположения был специально приглашен иерусалимский патриарх Феофан. Возможно, царь опасался, что русское духовенство не изберет Филарета, запятнавшего себя связями с самозванцами (первый возвел его в ростовские митрополиты, второй сделал тушинским патриархом, правда, предварительно пленив). 22 июня 1619 г. Филарет стал патриархом Московским и всея Руси. С 1622 г. он официально был объявлен соправителем сына с титулом Великого государя. С мая 1625 г. он даже получил право судить представителей духовенства и собирать доходы с церковных и монастырских земель.

Мать царя, великая государыня старица Марфа Ивановна, с этого времени меньше влияла на сына. Она стала игуменьей Вознесенского монастыря и также руководила работой золотошвейной мастерской, шившей одежду для царя, патриарха, покровы на гробницы в Архангельском соборе и для подарков монастырям. Своей важной обязанностью Марфа считала помощь одной из жен Ивана Грозного – Анне Колтовской, а также вдовам царевича Ивана и Василия Шуйского. Всем она оказывала денежную помощь и посылала к праздникам подарки.

После заключения мирных договоров со Швецией и Речью Посполитой перед правительством Михаила Фёдоровича встала проблема налаживания экономики. В июле 1619 г. был созван представительный Земский собор (на него прислали по 4 человека от городов), на котором следовало решить вопрос о новом налогообложении, поскольку «запросные и пятинные деньги» были чрезвычайными налогами и для мирного времени не подходили.

Но для сбора обычных налогов необходимо было составить новые писцовые книги, поскольку старые уже не соответствовали действительности. Для этого по царскому указу в не разоренные в Смуту уезды отправились писцы, в пострадавшие и еще не оправившиеся от прежних бед местности – только дозорщики. Они должны были изучить на месте состояние хозяйственной жизни и все описать в дозорных книгах.

Второй вопрос, стоявший на соборе, касался «белых слобод», т. е. жителей тех слобод, которые не платили налоги в казну, а жили «в закладе» у «сильных людей». Было решено создать сыскной приказ во главе с князьями И. Б. Черкасским и Д. И. Мезецким и вернуть всех тяглецов на прежнее местожительство. Следует отметить, что и при правительстве Фёдора Ивановича одним из первых был принят закон о ликвидации тарханов (земель и имущества, освобожденных от уплаты налогов).

После Земского собора 1619 г. была реформирована и приказная система. 25 приказов стали постоянными. Их функции были схожи с современными министерствами. Например, Посольский приказ занимался международными сношениями, Аптекарский приказ ведал медицинскими вопросами: наймом докторов, лекарей, аптекарей, их материальным обеспечением, выращиванием лекарственных растений, изготовлением снадобий и даже отправкой за границу молодых людей для обучения медицине. Несколько приказов носило временный характер и занималось текущими проблемами, например Сыскной. Пять приказов было дворовыми. Так, Казенный двор покупал для царя различные изделия и хранил их. Три приказа находилось в ведении патриарха и занималось его делами. Вновь был возрожден Челобитный приказ, но в него подавали уже не жалобы на чиновников, а предложения по улучшению управления страной, описание всевозможных изобретений. Жалобы же стали собирать в другом приказе – «Что на сильных бьют челом».

Новые функции появились у Земского приказа – с 1629 г. он стал отвечать за пожарную безопасность городов. Для этого под его началом были созданы дежурные команды пожарных.

Однако четкого разграничения функций между всеми приказами еще не было (видимо, сказывался прежний территориальный принцип осуществления власти). Одни и те же административно-полицейские функции были и у Разрядного, и у Разбойного, и у Стрелецкого, и у Земского приказов.

Дробной и запутанной была и система судопроизводства. Верховным судьей считался царь, высшей судебной инстанцией – Боярская дума, но правом суда обладали все приказы. Их руководители даже назывались судьями.

Основным законодательным документом считался Судебник 1550 г., но в дополнение к нему было издано множество законов, которые хранились в разных приказах и иногда друг другу противоречили. К концу царствования Михаила вопрос о новом своде законов стал насущной потребностью государства.

Новое законодательство коснулось землевладения и землепользования. Оно стало более единообразным и зависело от занимаемой должности служилого человека. В 1619–1620 гг. для наделения землей новиков, т. е. вновь поступивших на службу, проводилась массовая раздача дворцовой земли. К 1627 г. она прекратилась, и начался длительный процесс (до 1714 г.) перевода поместий в вотчины, т. е. земли, выдаваемые только за службу, стали переходить в собственность семьи служилого человека. Но при этом администрация следила за тем, чтобы пожалованные земли обрабатывались, нерадивых хозяев даже могли побить кнутом. За неявку на службу поместье вовсе могли отобрать.

После составления писцовых и дозорных книг взимание налогов упорядочилось. Постоянные налоги делились на две группы: окладные и косвенные налоги. Были еще неокладные пошлины и пени. Основным окладным налогом являлось тягло – плата за землю, которая использовалась («живущая четверть»), косвенными налогами были таможенные сборы, кабацкие и стрелецкие деньги, хлебные запасы, ямская гоньба, городовое и мостовое дело и др. Они обычно собирались со всего города.

Неокладными налогами считались различные пени, штрафы, плата за судейство и многое другое. Кроме того, все население было обязано при необходимости принимать на своих дворах иностранных послов, ратных людей, царских гонцов, кормить их самих, слуг и лошадей.

В 1627 г. был принят закон о подводах для государственных перевозок. По нему все категории населения обязаны были поставлять определенное количество подвод в случае государственной необходимости. Больше всего подвод должны были выделять митрополиты и бояре – по 20 штук.

Один из новых законов касался бесчестья. Теперь обидчик не выдавался «головой» тому, кого он обидел, а платил большой денежный штраф. Несколько законов касалось пьянства. На гостиных дворах и в крупных торговых городах было запрещено открывать корчмы. Пить разрешалось только несколько раз в году по большим праздникам. Пьяниц сажали в тюрьмы, били кнутом или с позором водили по городским улицам. Также запрещено было и курение табака, из-за которого часто случались пожары.

Проводимые Михаилом реформы укрепляли государственную власть, улучшали его управление, судопроизводство и поднимали морально-нравственное состояние общества.

Вернувшийся из плена Филарет в первую очередь занялся очень запущенными церковными делами. Он разрешил конфликт, связанный с исправлением троицкими старцами богослужебных книг. Архимандрит Дионисий был оправдан, а знаменитый келарь Авраамий Палицын отправился на покаяние на Соловки. Не остался без внимания патриарха и царский двор. Там хозяйничали царские родственники, часто злоупотреблявшие властью.

В 1623 г. опале подверглись двоюродные братья царя по линии матери – Борис и Михаил Салтыковы. Выяснилось, что именно они оговорили невесту царя Михаила Марию Хлопову и отправили ее вместе с родственниками в ссылку. Когда у Марии случилось небольшое недомогание из-за злоупотребления сладостями, они заявили, что она имеет «порчу», которую родственники скрыли. Из-за этого дефекта, по утверждению Салтыковых, царская невеста, была бесплодной.

Происки Салтыковых привели к тому, что царь Михаил долгое время не мог жениться. Ему было трудно забыть красивую и бойкую Марию, с которой он был знаком с детства. (Известно, что Хлопова была дочерью одного из приставов, которые надзирали за Романовыми в Клину). Расследовавшие «Дело Марии Хлоповой» бояре расценили действия Салтыковых, как государственное преступление. За него они лишились званий, имений и были высланы в отдаленные города.

Несомненно, Филарет был обеспокоен тем, что его взрослый сын все еще не был женат и не имел наследников. Он предложил поискать невесту в дружественных странах. К этому времени у России сложились добрососедские отношения с Англией, Голландией, Францией, Данией, германскими государствами, и даже со Швецией. Хотя на многих королевских дворах были невесты, разница в вероисповедании с Михаилом сразу же становилась непреодолимым препятствием.

Поэтому в 1624 г. царской невестой была объявлена дочь боярина князя В. Т. Долгорукого Мария. Данный брак позволял царю породниться с Рюриковичами. Но на следующий день после свадьбы, состоявшейся 19 сентября, молодая жена тяжело заболела. Через несколько месяцев, 1 января 1625 г., она умерла. Вероятно, что и в этом случае не обошлось без «супостатов», не желавших терять свое влияние на царя. Известно, что незадолго до свадьбы отец невесты поссорился с видным боярином и царским родственником Ф. И. Шереметевым. Именно он и мог отомстить князю таким жестоким образом. Смерть молодой царицы Марии Владимировны показала, что борьба у царского престола Михаила Федоровича шла «не на жизнь, а на смерть». Поэтому даже жениться ему было очень сложно.

В январе 1626 г. были устроены смотрины новых невест. 60 наиболее знатных девушек страны прибыли в царский дворец. Выбор Михаила удивил всех – вместо княжны или боярышни царь объявил своей невестой прислужницу Е. Ф. Шереметевой Евдокию Лукьяновну Стрешневу. Ее отец был мелкопоместным дворянином и сам занимался сельскохозяйственными работами в своем небольшом имении. Дочь же с раннего возраста жила на боярском дворе. Следует отметить, что, даже возвысившись, Евдокия и ее отец оставались скромными людьми и явных врагов среди остальных царских родственников не имели. С Марфой Ивановной у молодой царицы сложились самые теплые отношения. Вместе они неоднократно отправлялись в богомольные поездки по монастырям и занимались благотворительностью.

Вскоре царская казна пополнилась не только за счет налогов, но и за счет доходов, которые приносила торговля. По царскому указу только двор имел право торговать хлебом, шелком-сырцом, медью, икрой, ревенем. Торговые операции осуществляли купцы Гостиной сотни. Доходы от продажи шелка равнялись 13500 руб., икры – 30000 руб., ревеня – 500 руб., хлеба – до 1 млн. руб. Кроме того, продавались все излишки дворцового хозяйства: холсты, масло, орехи, овощи, фрукты. За оказанные царю услуги гости получали жалованные грамоты, освобождались от налогов и повинностей.

Следует отметить, что царь Михаил проявлял интерес к сельскому хозяйству, в частности к виноградарству, садоводству, огородничеству и цветоводству. По его инициативе около Астрахани начали возделывать виноградники и поставлять ко двору вино. В Кремле были разбиты красивые сады, в которых росли чудесные яблоки с такой тонкой кожурой, что просвечивали семечки Были там сливы, вишни, грецкие орехи, груши, ягодные кусты. Экзотические южные растения выращивали на крышах погребов в особых помещениях – зимних садах. На ветвях деревьев развешивали клетки с певчими птицами. Впервые, по указанию царя, стали выращивать всевозможные цветы, привозимые из-за границы: лилии, махровые розы, нарциссы, гвоздики. Их семена Михаил лично выписывал для себя. В садах были построены красивые беседки, вырыты пруды, по которым плавали лебеди и потешные лодки для катания детей.

В царских огородах выращивали много овощей: огурцы, морковь, свеклу и даже очень сладкие дыни и арбузы, используя для них навозные ямы. Это позволяло существенно разнообразить питание царской семьи. В погребах стали хранить не только самые простые продукты, но и виноград, свежие и в патоке яблоки, сливы, груши, оливы, смоквы, финики, орехи, разнообразные приправы.

Постепенно возродилось и скотоводство. Особенно многочисленны были стада, пасшиеся на заливных лунах Северной Двины. Здесь были высокоудойные коровы, тонкорунные овцы романовской породы, крепкие и выносливые лошади особой русской породы.

Рыболовство, как и прежде, было хорошо развито. В Переславском озере (Плещеевом)добывалась жирная сельдь, в Ростовском – щуки, с Волги везли стерлядей, осетров, белуг. Иногда для царского обихода рыбу разводили в искусственных прудах. Население особых рыбных слобод было освобождено от многих денежных налогов и платило подати натурой.

В царствование Михаила появляются первые промышленные предприятия. Сначала они были только дворцовыми: Пушечный двор, Оружейная палата, Золотая и Серебряная палаты (изготавливали ювелирные украшения), Монетный двор (чеканил монеты), Хамовный двор (занимался ткачеством), Бархатный двор (изготавливал шелковые ткани). Но затем царь разрешил иностранным промышленникам, которых постоянно зазывал в свою страну, открыть собственное производство. Так, А. Виниус получил право на строительство в Туле завода по выплавке железа из руды. В 1634 г. на пустошах у Москвы началось строительство стеклянного завода, рядом действовал кожевенный завод по выработке лосиных шкур. В 1644 г. П. Марселис начал выплавлять железо около Костромы, полученный металл шел на Пушечный двор, где кроме оружия стали делать замки, сабли, подковы, посуду.

Как и его предшественники, Михаил приглашал к себе рудознатцев. В 1618 г. Дж. Ваттер обнаружил различные руды на Урале. С 1630 г. там началась выплавка металлов: меди и железа. Продолжали действовать и старые промыслы. В Туле изготавливали оружие, в Устюжне плавили железо. В Москве был восстановлен Печатный двор, который вновь стал выпускать богослужебные книги, доведя тиражи до 1000 экземпляров.

Продолжались добыча соли, варка смолы и дегтя, изготовление пороха и селитры. Этим занимались монастыри, посадские люди и стрельцы. В Архангельске местное население производило канаты. Для нужд двора Михаил выписывал из-за границы часовщиков, ювелиров, архитекторов, органистов и других специалистов.

Уже к 1614 г. царский дворец был восстановлен. В следующем году иконописцы Иван и Андрей Моисеевы расписали его палаты, и еще через год Михаил смог справить новоселье. В 1616 г. он собирался жениться на Марии Хлоповой, которая даже переехала в верхние покои нового дворца. Но, как отмечалось выше, брак не состоялся.

В 1626 г. страшный пожар опустошил Кремль. Сильно пострадал и царский дворец. В 1627–1628 гг. его пришлось заново отстраивать и расширять. Для постоянно растущих строительных нужд в Даниловой слободе был построен кирпичный завод. В 1636–1637 гг. Теремной дворец существенно расширился, поскольку к этому времени царская семья постоянно увеличивалась. Для каждого ребенка стали строить особые избы, соединяющиеся переходами с остальными помещениями дворца. В них, как правило, были сени и несколько небольших комнат: приемная, спальня (покои), крестовая (для молитв). Расширялись и всевозможные хозяйственные постройки: Сытный и Кормовой дворцы, Поварня, водопровод (в Свибловой башне). Был надстроен верх Спасской башни, в котором поместили часы. Михаил питал к часам особую страсть и размещал их буквально повсюду. Иностранные послы, зная об этом, привозили царю в качестве подарков часы самых причудливых форм: в виде экзотических животных, мельниц, карет, фонтанов и т. д.

После пожара был заново отстроен Китай-город, но не хаотично, а по особому плану. Теперь каждый вид товара продавался в особых рядах. Всего было построено более 40 тысяч каменных лавок.

Активная строительная деятельность велась по всей стране. Были вос-становлены каменные крепости в Коломне, Туле, Серпухове, Пскове, Новгороде, Гдове. Новые укрепления появляются в Орле, Ярославле, Астрахани. Земляные валы были насыпаны во всех приграничных городках. В 20-х г. ремонтируется старая Заокская оборонительная черта. В 1635–1653 гг. завершается возведение Белгородской линии укреплений, имевшей в длину 800 верст. Все это грандиозное строительство велось за счет казны. Мастера нанимались в плотничьих и кирпичных слободах, которые были во всех крупных городах.

Если до начала 20-х гг. XVII в. страна лишь возрождалась из руин, то затем начинается экономический подъем во всех отраслях хозяйственной деятельности: сельском хозяйстве, в ремесленном производство (оно расширяется, совершенствуется и даже появляются первые мануфактуры со 100 и более работниками), в торговле, строительстве.

Царское правительство уделяло большое внимание торговле, поскольку она приносила казне основные доходы и в виде налогов, и в виде монопольного права на реализацию определенных видов товаров. Поэтому во время переговоров царских дипломатов с различными странами вопросы торговли всегда были в ряду основных. В 20–30-х гг. в Европе были неурожаи, поэтому закупка хлеба в России стала для многих стран очень важной. Русская дипломатия умело использовало это для создания анти польского союза. Право на закупку зерна получили лишь союзные России державы: Швеция, Дания, Англия, Голландия, Франция.

Многие иностранные купцы были заинтересованы в проникновении на внутренние российские рынки, но отечественной торговле это наносило урон. С 20-х гг. русские купцы начинают активно бороться за свои права, используя для этого Земские соборы. В челобитных царю они требовали запретить иностранцам торговать во внутренних городах и разрешить им осуществлять оптовые торговые операции только в нескольких приграничных пунктах.

Царь Михаил пошел навстречу их просьбам и в 1627 г. издал указ, запрещающий иностранцем вести розничную торговлю в крупных городах центральных районов. Открытыми городами для северной торговли объявлялись: Архангельск, Новгород и Псков, для южной – Астрахань, отчасти Казань и Нижний Новгород. Однако на практике этот указ постоянно нарушался. Иностранные купцы подкупали должностных лиц и получали всевозможные льготы и привилегии. Поэтому вопрос об ограничении иностранной торговли стоял и в 1635, и в 1637 гг., и в 1639, и в 1642 гг. Только в конце 40-х гг. уже при сыне Михаила Алексее все иностранные льготы и привилегии были окончательно отменены.

При царе Михаиле продолжилось освоение Приуралья и Западной Сибири. Там по инициативе правительства строились новые города-крепости, туда направлялись отряды землепроходцев, а на освоенные территории – рудознатцы и крестьяне-землепашцы. Особое внимание уделялось поиску земель, пригодных для сельского хозяйства, поскольку сибирские города были вынуждены завозить продовольствие из Европейской части. Вскоре хорошие земельные угодья были найдены в бассейне реки Лена. Туда были посланы крестьянские семьи, снабженные за счет казны семенами и инвентарем. На первое время их освободили от всех налогов.

Царь заботился о том, чтобы местное население Сибири не угнеталось и численно не уменьшалось. Ясак следовало брать с лаской и приветливостью, больных и увечных освобождать от всех налогов. Запрещено было вывозить людей из родных мест. Никого нельзя было насильно крестить, но принявших православную веру добровольно, следовало принимать на царскую службу.

В 1621 г. в Тобольске была учреждена архиепископия. Первым сибирским архиепископом стал бывший хутынский архимандрит Киприан. Он проводил активную просветительскую деятельность, собирал сведения о Ермаке и первых покорителях Сибири и даже составил Синодик погибших казаков. Позднее все эти данные он использовал в Новгороде при написании «Нового летописца».


Поделиться: