§ 6. Социальная борьба и национальные движения

Социально-экономический строй России во второй четверти — середине XVIII в. по своей сути оставался крепостническим, что в целом определяло сохранение свойственного ему типа социальных отношений и соответственно форм социального протеста эксплуатируемого населения. Вместе с тем этот период имел и свои особенности. При отсутствии массовых совместных вооруженных выступлений различных групп населения в эти десятилетия невиданного размаха достигло бегство крестьян и дворовых, посадских и работных людей заводов. Бежали крестьяне всех категорий: помещичьи, монастырские, дворцовые и государственные, бежали в одиночку, семьями и целыми селениями. Так, согласно данным специальной комиссии при Сенате, число беглых крестьян в 1727—1741 гг. превышало 327 тыс. душ мужского пола. Побегом угнетенный люд стремился «избыть» крепостное ярмо или по крайней мере смягчить его, в нем выражался протест против условий, определявших повседневное существование сельских и городских тяглецов.

Рост потока беглых вызывал ответную реакцию правительства. В 1726—1728 гг. за держание беглого мужика с вотчинников полагалось взимать «зажилые деньги» в размере 100—200 руб. в год (за женщину 50—100 руб.). Кроме того, приказчиков и старост следовало бить кнутом и ссылать временно на каторжные работы. Если прием беглых осуществлялся по велению собственника земли, то все его движимое и недвижимое имение передавалось владельцу беглых. За поимку беглого платили по 10 руб. награды. Столь суровые меры были не случайны. Беглых крестьян, особенно сумевших при побеге забрать с собой необходимые для хозяйствования на новом месте инвентарь, домашнюю скотину и утварь, охотно принимали новые владельцы и администрация.

Другой распространенной и также традиционной формой протеста оставалась подача жалоб в местные, центральные и высшие учреждения. Крестьяне не переставали верить в справедливость государственной власти, способной облегчить их участь и восстановить правду. В многочисленных челобитных, обычно составляемых от всего мира, крестьяне жаловались на чрезмерность повинностей и платежей, на захват их земель, на разорение и бедность, на ограничения торгово-промысловой деятельности и отхода на заработки, а также на волокиту и взяточничество в судебных органах. Любопытно, что протест крестьян против тяжести их экономического положения порой выражался в идеализации петровского времени. Петровские указы нередко ими трактовались как забота о народе, как желание «искоренить неправедные всенародные тягости и похищения».

Безрезультатность подобного способа действий побуждала крестьян к активному неповиновению. Они отказывались платить недоимки по налогам, выполнять государственные и владельческие повинности. От неповиновения крестьяне переходили к прямому вооруженному сопротивлению местным властям и управителям. В 50-х годах число вооруженных массовых выступлений возросло, по сравнению с 30-ми годами, в 4—5 раз.

Особого размаха достигли выступления монастырских крестьян, в требованиях которых зазвучали идеи перевода их на положение государственных. В 50-е годы крестьянскими волнениями были охвачены вотчины Ново-Спасского, Иосифо-Волоколамского, Троице-Калязинского, Спасо-Преображенского, Хутынского Новгородского и других монастырей. Массовые выступления монастырских крестьян немало способствовали тому, что в правительственных кругах в конце царствования Елизаветы Петровны вновь стали обсуждаться проекты секуляризации церковных земель, а в 1762 г. появился соответствующий указ Петра III, реализованный уже Екатериной II.

В рассматриваемые десятилетия происходили и массовые волнения работных людей заводов и мануфактур. Особенно они усилились после появления указа 1736 г., навечно закрепившего наемных работников за промышленными предприятиями. «Вечноотданные» работные люди долгое время стремились вернуть себе былое состояние. Во второй четверти XVIII в. не затихали выступления работных людей на Московском суконном дворе, требовавших улучшения условий труда. В конце 50-х — начале 60-х годов волнения охватили приписных крестьян уральских горных заводов. Все эти выступления неизменно жестоко подавлялись.

В рассматриваемые десятилетия продолжался процесс интеграции национальных окраин в социальную, правовую и административную систему Российского государства. Правительственная политика в разных регионах имела свои особенности, а порой приводила к массовым вооруженным выступлениям местного населения. В 1735—1740-е годы мощное восстание произошло в Башкирии. Активное горнозаводское строительство на территории Южного Урала и сооружение Оренбургской пограничной линии сопровождалось притоком населения из других областей России. Увеличение ясачного оклада, изъятие башкирских земель под строительство заводов и крепостей вызвало восстание, которое было жестоко подавлено с помощью военной силы.


Поделиться: