§ 3. Церковь и государство

Неизменной в основных принципах оставалась политика по отношению к церкви. Хотя в первые годы после смерти Петра I в среде высших церковных иерархов возникли надежды на пересмотр церковной реформы и восстановление автономии церкви. Уже в апреле 1725 г. подвергся опале вице-президент Синода Ф. Яновский, единственным сторонником и защитником реформы в Синоде оставался Феофан Прокопович. Ситуация изменилась в царствование Анны Иоанновны, когда многие противники реформы были осуждены как государственные преступники, лишены сана и разосланы по монастырям. При Елизавете Петровны, «благочестивейшей государыне», вновь в церковных кругах стали раздаваться голоса о восстановлении патриаршества или как минимум реорганизации Синода, удалении светских лиц от управления церковными делами. Однако по-прежнему церковь оставалась частью государственного аппарата. Деятельность возглавлявшего ее Синода контролировалась обер-прокурором, назначаемым из числа военных или гражданских чинов. Состоявшие под его главенством, а в период с 1738 по 1744 г. под ведением Сената учреждения (Монастырский приказ, Камер-контора, Коллегия экономии и др.), они управляли церковными землями. Государственная власть свободно расходовала средства, получаемые с церковных и монастырских земель, на государственные нужды.

Отчетливо эта линия политики власти по отношению к церкви и духовенству проявилась в предпринятой еще Петром I попытке введения твердых штатов монастырей и приходского духовенства. В ее русле лежали и меры по ограничению пострижения в монашество, утверждению принципа службы на штатных церковных местах в качестве основного условия принадлежности к духовному сословию. Оказавшиеся без мест священно- и церковнослужители с их детьми подлежали исключению из сословия и записывались в тягло или определялись к военной или гражданской службе. Регулярные «разборы» духовного чина в целях его «упорядочения» продолжались на протяжении всего столетия.

Петровская реформа, уничтожив автономию церкви, позволила власти вторгаться в дела веры и духовной жизни людей. Подданные под угрозой штрафов были обязаны посещать церковь, исповедоваться и причащаться. Эта мера служила как целям выявления «скрытых раскольников», так и политическому контролю за умонастроением населения. Все это приводило к ослаблению авторитета церкви в народе и сказывалось на внутреннем состоянии самой церковной организации.

Серьезные изменения политики в отношении церкви и духовенства начались с воцарением Петра III. Новый император открыто демонстрировал пренебрежительное отношение к православным обрядам. Особое раздражение в русском обществе вызывали его меры по запрещению домовых церквей, намерение отобрать у церкви «лишние» иконы, распятия и другие ценности, изменить внешний облик духовенства. Эти действия создавали общий фон недовольства и были отменены после его свержения. Другие провозглашенные Петром III новации, напротив, были поддержаны Екатериной II и, какие раньше, какие позже, реализованы на практике. В их числе политика веротерпимости, прекращение правового преследования старообрядцев. Другой важной акцией стало объявление о передаче церковных земель в собственность государства (секуляризация) под управлением специального ведомства — Коллегии экономии. В практическую стадию секуляризационный курс правительства, наметившийся еще Петром I, вступил в 1764 г.


Поделиться: