§ 3. Вступление России в систему европейских государств. Основные направления и задачи внешней политики

Объединение русских земель в едином государстве существенно изменило всю ситуацию в Восточной Европе. «Московия», как называли за рубежом новое государство, представляла для европейской дипломатии своего рода загадку. Ее цели и возможности были неясны. Каждая страна надеялась при помощи «московитов» решить свои собственные задачи. Священная Римская империя и папская курия увидели в Русском государстве возможного союзника в противостоянии с крепнущей Османской империей. Однако Иван III трезво оценивал положение и ставил в своей внешней политике только те цели, которые соответствовали интересам его государства.

Наиболее опасным соседом Московского княжества в первые годы после вступления Ивана III на престол являлось Казанское ханство — образовавшееся в 1440-е годы на землях древней Волжской Болгарии государство, осколок Золотой Орды. Серьезные боевые действия против Казани начались в 1467 г. Казанская война (1467—1469 гг.) завершилась победно и стала весомым успехом молодого государя. Она позволила не только добиться спокойствия на московско-казанской границе на ближайшее десятилетие, но и высвободить силы для решительного наступления на Новгород в 1470-е годы.

Большая Орда. Отношения Москвы с Большой Ордой, которая считалась наследницей Золотой Орды, носили характер постоянной конфронтации. В 1472 г. хан Ахмат двинулся на Русь военным походом. Орда была остановлена московскими войсками на Оке, близ города Алексина. Убедившись в силе русских войск, орда Ахмата без боя отошла обратно в степи. В Москве результаты этой скоротечной войны расценили как успех и прекратили выплату дани. В московских правящих кругах появляется все больше сторонников достижения полной независимости.

Летом 1480 г. Ахмат решил повторить поход на Русь. Он заключил союз с польским королем Казимиром, который должен был одновременно с татарами напасть на русские земли с запада. Резко обострилась и ситуация внутри страны. Родные братья Ивана III Андрей Угличский и Борис Волоцкий подняли мятеж, требуя увеличения своих уделов и угрожая в противном случае бежать в Литву. Не утихали волнения в Новгороде. Усилилась борьба между боярскими кланами при московском дворе. Церковные иерархи открыто выражали недовольство самовластной политикой великого князя.

В этой сложной ситуации Иван, опасаясь возможного прорыва татар к Москве, отправил жену с меньшими детьми на Бело озеро, старшего сына Ивана Молодого назначил командующим войсками, выступившими навстречу Ахмату, а сам остался в Москве.

Как и в 1472 г., московское войско встретило татар на Оке и не дало им возможности переправиться на левый берег. Ахмат двинулся вдоль Оки на запад, надеясь соединиться с королем Казимиром. Однако польско-литовские войска так и не пришли на помощь татарскому хану. В районе Калуги Ахмат оставил Оку и двинулся дальше вдоль ее левого притока — реки Угры.

Поход Ахмат-хана (1480) и «стояние на Угре»

Но и тут его уже ждали русские войска, возглавляемые Иваном Молодым и опытным воеводой Даниилом Холмским. Попытки ордынцев перейти Угру были пресечены огнем московских пушек. В конце октября Утра покрылась льдом, и прорыв татарской конницы в сторону Москвы стал грозной реальностью. Однако изнуренное холодом и голодом, понесшее серьезные потери войско Ахмата уже не имело сил для наступления. 11 ноября 1480 г. ордынцы начали сворачивать свой лагерь и уходить в степи. Московские воеводы долго шли вслед за Ахматом, опасаясь внезапной перемены его намерений. Однако хан уходил навсегда. Вскоре он был убит в степях своими соплеменниками. А два десятилетия спустя окончила свое существование и сама Большая Орда...

Отражение Ахмата на Угре («стояние на Угре») принято считать завершением более чем двухвекового ордынского ига. С этого времени наследники Золотой Орды прекратили требовать дань с русских земель и считать русских князей своими вассалами. Однако грабительские набеги степняков на южные районы страны продолжались еще очень долго и были полностью прекращены только после присоединения Крыма к России в 1783 г.

Крымское ханство. Еще одним татарским государством, образовавшимся после распада Золотой Орды, было Крымское ханство. В 1474 г. был заключен русско-крымский договор, который определил союзнические отношения между двумя государствами в течение последующих 30 лет. Это отражало взаимные интересы молодых государств, имевших общих врагов — Литву и Большую Орду. Иван III очень дорожил союзом с крымским ханом Менгли-Гиреем, вел с ним дипломатическую переписку, посылал щедрые подарки. Выгоды этого союза для Москвы были велики и разнообразны. Так, например, во время похода Ахмата на Русь в 1480 г. крымский хан по просьбе Ивана двинул войска в южные районы Литвы и тем самым отвлек короля Казимира от войны с Москвой.

Опустошительные набеги крымчаков на южные районы Великого княжества Литовского, особенно тяжелым из которых стал разгром Киева в 1481 г, подрывали уважение аристократии к своему королю. Они стали одной из причин массового «отъезда» православной литовской знати в Москву.

Однако союз Москвы и Крыма был временным и шатким. Ситуация изменилась после того, как в 1502 г. крымским ханом Менгли-Гиреем была окончательно разгромлена Большая Орда. Отныне преемственность традиций Золотой Орды перешла к Крымскому ханству. Менгли-Гирей стал требовать от Московского княжества вассалитета, настаивать на поддержке своей дипломатии и военных предприятий, поднимать финансовые вопросы. Русско-крымское противостояние постепенно набирало силу и достигло своего пика в 1521 г., когда хан Мухаммед-Гирей совершил опустошительный поход на Русь. Южным и центральным районам Московского государства был причинен тяжкий урон.

Казанское ханство. Из всех осколков Золотой Орды Казанское ханство ближе всего располагалось к исконно русским землям и землям народов, вошедших во второй половине XV в. в состав единого Русского государства. Несмотря на мирный договор 1469 г., набеги казанских татар оставались реальной угрозой для восточных районов страны. Стремясь обеспечить безусловную лояльность казанских ханов по отношению к Москве, Иван III летом 1487 г. направил под Казань большое войско во главе с лучшим своим воеводой князем Даниилом Холмским. После тяжелых боев Казань была взята русскими войсками. Результатом военного похода стало заключение мирного договора «на воле великого князя Московского» и установление протектората над ханством, во главе которого утверждается московский ставленник Мухаммед-Эмин.

Вассальное положение Казани сохранялось до 1505 г., когда Мухаммед-Эмин, воспользовавшись сменой власти в Москве, поднял мятеж. Все находившиеся тогда в Казани русские были перебиты. Летописец заметил, что «такова крестьянская кровь не бывала, как и Казань стояла». Затем хан осадил Нижний Новгород.

Молодой московский князь Василий III отправил под Казань войско во главе со своим братом Дмитрием. Нанеся сокрушительное поражение этим силам, Мухаммед-Эмин приступил к созданию коалиции с Крымом и Литвой. Предпринимались попытки привлечь к войне с Москвой Ливонию и Швецию. Однако московская дипломатия сумела сорвать эти планы. Казань постепенно возвращается под протекторат Москвы. На первое место во внешней политике Василия III выходят литовские и крымские дела.

Литовские войны. Со времен Ивана Калиты московская политика по отношению к Литве носила преимущественно оборонительный характер. Потомкам Гедимина удалось захватить огромные территории, ранее входившие в состав Киевской Руси. Иван III стал первым московским правителем, развернувшим «контрнаступление» на Литву. Приняв титул «государь всея Руси», он тем самым открыто заявил о своем намерении собрать под своей властью все территории Древнерусского государства. Понимая это, литовские дипломаты долгое время отказывались называть великого князя столь многозначительным титулом.

Не желая привлекать внимания врагов к своим замыслам, Иван III первую войну с Литвой (1487—1494) осуществил главным образом руками местных правителей, «верховских князей». Поначалу он даже не объявлял войну Литве. Однако в результате этой «странной войны» большие территории в верхнем течении Оки, ранее подчинявшиеся великому князю Литовскому, вошли в состав Московского государства.

Русско-литовский мирный договор был закреплен династическим браком между великим князем Литовским Александром и дочерью Ивана III Еленой. Однако до прочного мира было еще очень далеко. Почувствовав слабость противника, московские правители продолжили наступление. Московско-литовские войны происходили в 1500—1503, 1508 и 1512—1514 гг. В ходе этих войн удалось включить в состав единого Русского государства Северские земли с городами Брянском, Черниговом, Путивлем и др. Самым значительным сражением с литовцами стала битва на р. Ведроши в июле 1500 г. Стоявший во главе московского войска воевода Даниил Щеня наголову разгромил и взял в плен знаменитого литовского полководца князя Константина Острожского. Другим важнейшим успехом Москвы стало взятие Смоленска летом 1514 г.

Последовавшее за взятием Смоленска поражение русских войск в битве под Оршей осенью 1514 г. приостановило московское наступление на Литву. Западная граница Русского государства установилась и оставалась на этих рубежах вплоть до Смутного времени.

Изменение внешнеполитического вектора. После опустошительного похода на Москву крымского хана Мухаммед-Гирея в 1521 г. особое значение приобретают отношениям с Казанью. Смертельной опасностью для Москвы было создание коалиции татарских государств. Реальность этой опасности была очевидна: в начале 1521 г. на казанском престоле утверждается представитель крымской династии хан Сахиб-Гирей.

В отношениях с Казанью Василий III придерживался выработанного еще в правление Ивана III принципа, который заключался в стремлении возвести на казанский престол московских ставленников и поддерживать круги, настроенные на сближение с Москвой. Когда дипломатические усилия терпели неудачу, в поход отправлялись русские воеводы. В качестве плацдарма для наступления на Казань в 1523 г. на р. Суре был основан город Василь-град (современный Васильсурск).

Конфликты в Прибалтике. Еще одним направлением внешнеполитической активности Москвы в этот период являлись отношения с Ливонией. Русские государи преследовали в Ливонии в основном экономические цели. Основанная Иваном III в 1492 г. крепость Ивангород должна была стать крупным портом и обеспечить прямую (без убыточного для русских купцов посредничества ливонских немцев) торговлю на Балтике.

Попытки московских властей изменить устоявшуюся систему отношений в регионе встретили дружный отпор со стороны как Ганзейского союза, объединявшего немецкие торговые города, так и правительств прибалтийских стран. Иван III закрыл Ганзейский двор в Новгороде, а в 1495—1496 гг. попытался осуществить военный нажим на Швецию. В ответ балтийские страны и Ганза начали торговую блокаду России. Прекращение поставок стратегических товаров (драгоценных и цветных металлов) через прибалтийские торговые пути тяжело сказалось на экономике страны. Убедившись в бесперспективности дальнейшей борьбы, Василий III вернулся к прежним отношениям в регионе. Впоследствии российские монархи не раз обращались к балтийской проблеме. Однако в полной мере решить ее сумел лишь Петр Великий.

Германская империя и папство в московской политике. Создание единого Русского государства было осмыслено с прагматических позиций главными участниками европейской политической игры — Священной Римской империей германской нации и папской курией. Необъятная страна сулила поистине безграничные возможности для миссионерской деятельности католической Церкви и, следовательно, дальнейшего расширения ее влияния. Помимо этого, Русское государство расценивалось как потенциальный союзник в борьбе с Османской империей. Формой союза виделась церковная уния и пожалование Ивану III, а затем и Василию III королевского венца. Первая из таких попыток была предпринята имперским посланником Николаем Поппелем в 1489 г. Она не нашла отклика у Ивана III. Неоднократные повторные предложения, обращенные к великим князьям Московским, неизменно получали отказ. Столь же бесплодными были и попытки привлечь Ивана III к участию в антитурецкой лиге христианских держав. Иван III и Василий III подчеркивали свою враждебность к «врагам Христовым», однако от конкретных обязательств уклонялись. Мирные отношения с Османской империей стали особенно важными для Москвы после того, как Крымское ханство признало верховную власть турецкого султана (1475 г.).

Помимо Священной Римской империи и папской курии московскими дипломатами налаживались контакты и с другими европейскими странами: Венгрией, Данией, Молдавией, Миланским герцогством, Венецианской республикой. Московское государство становилось деятельным субъектом международных отношений.


Поделиться: