Глава 7

Завершающий этап образования единого Русского государства (вторая половина XV — первая треть XVI в.)

Этот период ознаменовался коренными изменениями в жизни русских земель. После нескольких столетий политической раздробленности было создано единое Русское государство. Оно стало крупнейшей по территории страной в Европе, единственным независимым православным государством. Произойти значительные перемены в социально-экономической и духовной сферах.

Главными лицами, которые определяли течение государственной жизни в этот период, стали великие князья Иван III (1462—1505) и Василий III (1505—1533).

Сын Василия Темного Иван вступил на престол в возрасте 22 лет. Он родился в 1440 г. и с 8 лет был соправителем своего слепого отца. В этой роли он приобрел большой опыт в искусстве управления. Очень рано проявились и его незаурядные личные качества: сила воли, настойчивость, смелость — и вместе с тем хитрость и осторожность. За долгие 43 года своего правления Иван успел сделать очень много. Он положил конец ордынскому игу, вывел молодое Русское государство на международные пути, наметил стратегические задачи на несколько веков вперед. Признавая заслуги Ивана, современники называли его Великим и Державным.

В области внутренних отношений Иван III стоял у истоков той системы политических отношений, которую принято называть самодержавием. «Россия нынешняя образована Иоанном», — говорил историк Н.М. Карамзин.

Иван III оставил богатое политическое наследство. Благодаря его установлениям верховная власть опиралась уже не только на непререкаемый авторитет правителя, но и на формирующуюся систему государственных учреждений. Во многом благодаря этому сын Ивана, великий князь Василий III, не имея блестящих дарований отца, сумел сохранить и приумножить его достижения. Московская монархия становится все более могущественной. «Властью, которую он имеет над своими подданными, он далеко превосходит всех монархов целого мира», — писал о Василии III австрийский дипломат Сигизмунд Герберштейн, посетивший Москву в первой трети XVI в.

§ 1. Создание единого Русского государства в эпоху Ивана III

К началу правления Ивана III в Северо-Восточной Руси и сопредельных русских землях помимо великого княжества Московского существовали великие княжества Тверское и Рязанское, а также княжества Ярославское и Ростовское. На северо-западе сохраняли независимость Новгородская и Псковская боярские республики, а на северо-востоке — Вятская земля. В стране сохранялась удельная система, в соответствии с которой внутри княжеств существовали более или менее самостоятельные области — уделы, которые принадлежали членам княжеских семей. Большинство всех этих политических образований либо формально признавало великого князя Московского верховным правителем, либо молчаливо уступало ему первенство. Однако действительного единства русских земель не было. Кроме того, огромная часть территорий на западе, где искони говорили по-русски и исповедовали православие, находилась в разных формах зависимости от Великого княжества Литовского.

Золотая Орда как единое государство к этому времени уже перестала существовать. Однако ее прямой наследницей выступала Большая Орда, правители которой требовали выплачивать ежегодную дань — «ордынский выход».

Иван III уже в 1470-е годы приказал в дипломатической переписке именовать себя «государем всея Руси». В его ведении находилось решение большинства политических вопросов. Он продолжал объединительную политику московских князей, которая еще в XIV в. была осознана ими как особая религиозная миссия. Главной целью являлось собирание всех земель, на которых говорят по-русски и исповедуют православие, под скипетром могущественного и благочестивого правителя.

Методы и успехи московской экспансии. Деятельность по политическому объединению страны во времена Ивана III и Василия III имела несколько основных «сценариев»: установление мирными средствами контроля над той или иной территорией при сохранении ее формальной независимости (Псков и Рязань); приобретение земель княжества и владельческих прав по частям, во взаимодействии с местной знатью (Ярославль и Ростов); единовременная силовая акция, цель которой — непосредственное включение территории в состав великого княжества Московского (Новгород, Тверь, Вятка). Выбор пути в каждом случае определялся многими обстоятельствами и допускал сочетание различных приемов.

Примером реализации первого варианта — мирного включения — может служить подчинение Пскова и Рязани.

Московские князья издавна искали прямых контактов с Псковом, младшей «боярской республикой», надеясь использовать его в качестве союзника в борьбе с Великим Новгородом. Псковичи со своей стороны нуждались в союзе с Москвой для укрепления независимости от могущественного «старшего брата». Однако московско-псковские дружественные отношения со временем приняли форму вассальной зависимости. По требованию Ивана III псковичи выставляли войско во время конфликтов Москвы с Новгородом и Швецией, москвичи же помогали Пскову в борьбе с Литвой и Орденом. Признавая Ивана III своим великим князем, псковичи на практике имели дело с присланными из Москвы наместниками, которые чинили в городе произвол и насилие. Иван либо оставлял без внимания постоянные жалобы псковичей, либо отвечал на них насмешкой.

Агония псковской независимости была долгой и тяжелой. Только в 1510 г. великий князь Василий III включил Псков в состав своих владений, а из Пскова были выселены многие боярские семьи и «гости». Причиной этого промедления была особая роль Пскова в качестве краеугольного камня русской торговли в Прибалтике. Через него осуществлялся ввоз в страну остро необходимых ей черных и цветных металлов, оружия, соли. Самостоятельный выход Москвы на эту сцену сильно осложнил бы и без того не простые отношения в регионе.

Вполне реальные политические причины имела и сравнительно долгая независимость Рязанского княжества. Граничившая со степью Рязань была своего рода «часовым», сторожившим Русь от внезапных татарских набегов. Присоединение Рязани к Москве означало бы резкое увеличение протяженности московских границ и соответственно потребовало бы дополнительного напряжения военных сил на юго-востоке. Учитывая это, московские князья до времени оставили Рязань в покое.

Но такое положение не могло сохраняться вечно. Местные князья, находившиеся «под дамокловым мечом» Москвы, пытались искать союза с соседними государствами. Последний рязанский князь Иван Иванович, поддержанный частью боярства, тайно налаживал отношения с крымским ханом. Узнав об этом, Василий III вызвал его в Москву и заточил в темницу. В рязанские города отправились московские наместники. Воспользовавшись суматохой, вызванной нашествием на Москву крымского хана Мухаммед-Гирея летом 1521 г., рязанский князь бежал из заточения и попытался восстановить свою власть в Рязани. Потерпев неудачу, он скрылся в Литве. Там он и умер несколько лет спустя.

Частями, постепенно осваивали потомки Ивана Калиты земли Ярославля и Ростова. Ко второй половине XV в. они обладали здесь уже значительными владениями. Из родословцев известно, что великий князь Александр Федорович продал Ярославль Ивану III. В город был направлен московский наместник Иван Стрига Оболенский. Методы управления этого воеводы были настолько жесткими, что в одной из летописей он удостоился имени «сущего дьявола». В марте 1464 г. Иван III выдал первую из известных грамот на земли «в моей отчине, великого князя, в Ярославле». Однако до смерти Александра Федоровича в 1471 г. в Ярославском княжестве существовало своего рода «двоевластие». Видимо, этот князь сохранял какие-то владельческие права. Только с 1473 г. Ярославль начинает упоминаться в договорных грамотах как частъ Великого княжества Московского.

В те же годы происходит окончательное подчинение Ростовского княжества. К началу правления Ивана III большая часть ростовских земель уже давно была во власти великих князей Московских. По завещанию Василия Темного, эти земли переходили его жене Марии Ярославне, которая любила жить в Ростове. В 1474 г. измельчавшие ростовские князья продали Ивану III последние остававшиеся в их распоряжении территории.

Примерами силового, военного объединения страны стало падение независимости Новгорода, Твери и Вятки.

Во второй половине XV в. новгородская политическая система, основанная на вечевом строе, ослабела и переродилась в боярскую олигархию. В городе усилилось социальное напряжение. За развитием кризиса в Новгороде внимательно следили его сильные соседи — Москва и Литва. Богатства огромных новгородских земель были крупной ставкой в начавшейся политической игре.

Уже с первых лет правления Иван III называл Новгород своей «отчиной» и «дединой», то есть наследственным владением. Эту идею московский государь настойчиво проводил в жизнь. В 1463 г. Иван вмешался в псковско-ливонский конфликт, что было расценено в Новгороде как покушение Москвы на традиционные сферы новгородского влияния. (Псков считался «младшим братом» Новгорода и в церковном отношении подчинялся новгородскому архиепископу.) В 1465 г. великокняжеские войска совершили поход на Югру (Северный Урал и нижнее течение Оби), которая уже давно была колонизована новгородцами.

После первых успешных атак на новгородские права Иван решил «взять паузу» и заняться более насущной проблемой — отношениями с Казанским ханством. Успешно завершив первую казанскую войну (1467—1469), великий князь вернулся к новгородской проблеме. Поводом для наступления стала развернувшаяся в Новгороде борьба по вопросу о том, какой митрополит, московский или литовский, должен совершать поставление в сан новгородского архиепископа. Эти споры расценивались в Москве как «измена православию». Прибытие в Новгород по приглашению веча литовского князя Михаила Александровича позволило Ивану обвинить новгородцев не только в религиозной, но и в политической измене.

Иван III часто вел разрушение прежней политической системы под знаменем верности старине и «правде». Создатель московского самодержавия, свои важнейшие решения он утверждал коллегиально, заручившись поддержкой правящего класса.

Весной 1471 г. в Москве был созван «церковно-служилый собор» — новое явление в тогдашней политической практике. Иваном III были разосланы приглашения к участию архиереям, «и по князи, и по бояре свои, и по воеводы, и по вся воя своя». Собор поддержал великого князя в его намерении начать войну с Новгородом.

Летом 1471 г. из Москвы по трем дорогам двинулись на Новгород рати. Благодаря засушливому лету новгородские болота высохли, и московские полки беспрепятственно подошли к озеру Ильмень. Решающее сражение состоялось 14 июля на р. Шел они в 30 верстах к западу от Новгорода. Новгородское ополчение было наголову разбито московским войском под началом талантливого полководца князя Даниила Холмского. Попавшим в плен новгородским боярам по приказу великого князя отрубили головы. Прежние московско-новгородские конфликты не знали подобных расправ...

В битве на Шел они участвовала лишь малая часть московского войска. Князь Иван мог бы продолжить войну до полной победы. Однако он понимал, что новгородский вопрос еще не созрел для окончательного решения: удержать власть над огромной, привыкшей к самостоятельности областью, ему вряд ли удастся. В результате начавшихся переговоров в селе Коростынь на берегу озера Ильмень был заключен мирный договор, согласно которому самостоятельность Новгорода во внешней и внутренней политике существенно ограничивалась.

В борьбе с Новгородом Иван использовал самые различные методы. Реализуя свои великокняжеские права, он в 1475 г. приехал в город и устроил «суд» — разбор жалоб новгородцев на произвол бояр. Признанных виновными бояр отправляли в заточение. Все они были противниками Москвы и сторонниками новгородско-литовского сближения. Так, при помощи традиционного великокняжеского суда, Иван III устранял своих политических противников и приобретал сторонников.

Борьба между «московской» и «литовской» группировками вновь вспыхнула весной 1477 г; волнения в городе вылились в погромы усадеб бояр, выступавших за Москву. Это стало поводом для нового похода московского князя. 30 сентября 1477 г. Иван III отправил новгородцам «складную грамоту» — извещение о начале войны.

На сей раз новгородцы решили сесть в осаду, надеясь на мощь своих крепостных стен и скорую помощь внешних сил — польского короля Казимира IV и хана Большой Орды Ахмата. Вскоре положение Новгорода стало критическим. Каменные стены сокрушала московская артиллерия, которой командовал знаменитый итальянский мастер Аристотель Фиораванти. В осажденном городе начались голод и эпидемия. Обещанная помощь так и не пришла.

13 января 1478 г. город был сдан. Новгородские власти приняли все условия победителя, главным из которых была ликвидация Новгородского государства и включение его территории в состав великого княжества Московского. Еще целый месяц провел Иван III в Новгороде, приводя его жителей к присяге, наказывая самых стойких своих противников и ликвидируя основные вечевые институты. По его приказу сняли со звонницы и на огромных санях увезли в Москву главный трофей — новгородский вечевой колокол.

Освоение «новгородского наследства» продолжалось до самого конца правления Ивана III. В Москву тянулись обозы, груженные сокровищами новгородской казны. За ними шли скованные цепями переселенцы. Из Новгородской земли были «выведены» семьи многих бояр, «житьих людей» и «гостей». Их усадьбы занимали московские купцы и «помещики». Иван конфисковал обширные вотчины новгородской знати и часть земельных владений церкви. Эти земли он раздавал своим служилым людям в качестве поместий — временного и условного держания. На развалинах новгородской вольности возникло поместное землевладение и поднялось дворянство — военнополитическая основа московского самодержавия.

После падения независимости Новгорода Тверь оказалась практически со всех сторон окруженной территориями, принадлежащими Москве. Только юго-западные рубежи Тверского княжества граничили с Литвой. Последний тверской князь Михаил Борисович помогал Ивану III в его военных предприятиях. Однако покорение Новгорода и свержение ордынского ига заставили Ивана подумать о полном подчинении Твери, земли которой вклинивались вглубь московских территорий, что создавало угрозу в случае осложнения московско-литовских отношений. Догадавшись о планах своего могущественного соседа, Михаил Борисович стал искать союза с великим князем литовским и королем польским Казимиром IV. Эти сношения вскоре стали известны Ивану III, который обвинил Тверь в «измене».

Московско-тверская война началась в августе 1485 г. Походу на Тверь был придан общерусский характер. После нескольких дней осады тверской князь бежал в Литву. Преследовавшим его московским воеводам досталась лишь брошенная в спешке тверская казна.

Образование единого Российского государства 1462—1533 гг.

Тверские бояре сами отворили московскому государю ворота города. На тверской стол Иван посадил своего старшего сына Ивана Молодого, который по линии матери происходил из тверского княжеского дома. Интеграция Тверской земли в состав Московского государства происходила постепенно и заняла еще около двух десятилетий. Местная знать перешла на службу к Ивану III и сохранила свои вотчины.

После включения в состав великого княжества Московского Новгородской земли, политическое влияние которой простиралось вплоть до Северного Урала, появилась возможность окончательно подчинить Вятку и Пермь Великую. Эти территории граничили на юге с Казанским ханством и потому представляли для Москвы не только податной, но и военно-стратегический интерес. Формально признавшая верховную власть Москвы в середине XV в., Вятка на деле была включена в состав единого Русского государства только в результате успешного похода московского воеводы Даниила Щени в 1489 г. Пермь Великая подчинилась гораздо раньше, в 1472 г, но великокняжеский наместник утвердился там только около 1506 г.

Ликвидация уделов. Важным направлением «собирания русских земель» было преодоление удельной системы, которая являлась не только главным источником усобиц, но и серьезным препятствием экономическому и политическому единству страны. Иван III нарушил старую традицию, согласно которой любое территориальное приобретение следовало разделить между членами московского княжеского дома. Младшие родственники великого князя участвовали в его завоевательных походах, но награды в виде новых земель не получали. Владения же великого князя неуклонно росли.

Иногда уделы уничтожались силовыми методами (например, арест брата Ивана III Андрея Угличского и его семьи в 1491 г. или новгород-северского князя Василия Шемячича в 1523 г). Но чаще это происходило естественным путем: уделы князей, умерших бездетными, присоединялись к великому княжению. Эта бездетность иногда была вынужденной: великий князь не позволял своим младшим братьям вступать в брак и иметь законных наследников.

Окончательно преодолеть удельное дробление было нелегко в силу традиции. Иван III своим завещанием, по сути, восстанавливает почти уничтоженную в его правление удельную систему, оставляя уделы младшим сыновьям. Но это уже была качественно иная система. Большая часть владений Ивана III перешла наследнику престола Василию: 66 городов против 30, доставшихся остальным четырем сыновьям. Москва, которая прежде всегда дробилась между наследниками, теперь целиком переходила молодому великому князю. После смерти Василия III в 1533 г. сохранялись уделы его братьев Юрия Дмитровского и Андрея Старицкого. Оставалось и несколько уделов «Верховских князей», располагавшихся в верхнем течении Оки. Положение, по статусу близкое к удельному княжеству, занимало татарское Касимовское царство (ханство) — политическое образование в Мещере, возникшее при Василии Темном и просуществовавшее до 1681 г. Касимовские ханы считались служилыми по отношению к московским государям и участвовали в их военных предприятиях.


Поделиться: