§ 4. Московское княжество в XIV — первой половине XV в.

Начало Москвы. Первое упоминание в летописях о Москве относится к 1147 г. Тогда это было большое село, где находился двор князя Юрия Долгорукого. Сын Юрия Долгорукого князь Андрей Боголюбский в 1156 г. по распоряжению отца построил в Москве первую крепость. С этого времени она из села превращается в «град».

Начало самостоятельному Московскому княжеству положил Александр Невский, наделивший Москвой своего младшего сына Даниила.

Даниил был неприметной политической фигурой своего времени. Он проводил весьма осторожную политику, предпочитая путь переговоров и компромиссов военным столкновениям. Князь хорошо понимал, что именно «тишина», безопасность привлекают в окруженную лесами Москву переселенцев из других земель.

В конце своей недолгой жизни Даниил проявил необычную активность. Он стал претендовать на великое княжение Владимирское, отнял у рязанских князей Коломну, взял под свою власть Переяславль-Залесский, который завещал ему умерший бездетным местный князь. Москва быстро набирает силу и теснит соседей.

После кончины Даниила московский трон получил старший из пяти его сыновей — Юрий (1303—1325). Это был энергичный и воинственный князь. Он присоединил к своим владениям Можайск. Однако главной его целью стало великое княжение Владимирское. В борьбе за первенство Юрию пришлось выдержать тяжелую борьбу с тверским князем Михаилом Ярославичем и его сыновьями. В 1318 г. Юрий получил заветный ярлык на Владимир. Однако уже в 1322 г. хан Узбек передал Владимир тверскому князю Дмитрию. Собравшись с силами, Юрий поехал в Орду отстаивать свои права. Там он был убит своим соперником Дмитрием Тверским.

Иван Калита и его сыновья. Юрий Данилович не имел сыновей. После гибели князя в Орде Москву возглавил его младший брат — Иван Данилович по прозвищу Калита (1325—1340).

Историки часто называют Ивана Калиту «основателем могущества Москвы». Действительно, он очень много сделал для своего родного города. В княжение Юрия, постоянно находившегося в дальних походах, московская земля страдала от безвластия. На дорогах хозяйничали шайки разбойников, бояре чинили произвол и беззаконие, а еретики открыто насмехались над Священным писанием. Иван Калита, по словам летописца, «избавил землю русскую от воров и от разбойников». Суровыми мерами он заставил аристократию уважать закон и исполнять свои обязанности. Еретики притихли, испугавшись тяжелой руки правителя.

Поставив делом своей жизни возвышение Москвы, Иван Калита убеждал главу русской церкви митрополита Петра перенести сюда свою резиденцию. Князь не жалел средств для строительства новых храмов и монастырей. По совету митрополита он выстроил в Кремле собор в честь Успения Божьей Матери. После кончины (1326 г.) митрополит Петр был похоронен в московском Успенском соборе. Вскоре он стал почитаться как святой. Помимо Успенского собора Иван Калита выстроил в Кремле еще три каменных храма, а также дворец для митрополита. Завершением строительных работ стала постройка новой деревянной крепости в 1339 г.

Обездоленные, разоренные татарским набегами и княжеским усобицами люди со всех концов страны тянулись в Москву. Здесь они находили приют и кусок хлеба. Князь Иван раздавал щедрую милостыню нищим. С этой целью он всегда носил на поясе большой кошель — «калигу». Отсюда родилось его оригинальное прозвище — Иван Калита. Впрочем, источники знают и другое его прозвище, раскрывающее смысл первого, — Иван Добрый.

Краеугольным камнем внешней политики Ивана Калиты стало стремление любой ценой сохранить мир. Летописцы рассказывают, что с началом его правления на Руси наступила «великая тишина» и прекратились татарские набеги. В этих условиях быстро поднимается экономика, увеличивается численность населения.

Путь к этой «великой тишине» был нелегким. Тверские князья мечтали о покорении Москвы. Однако судьба готовила им сокрушительный удар. Летом 1327 г. в Твери находился большой татарский отряд. Не выдержав оскорблений от чужеземцев, тверичи взялись за оружие и перебили незваных гостей. Узнав об этом, хан Узбек приказал всем русским князьям принять участие в карательной экспедиции на Тверь. Иван Калита не мог уклониться от исполнения этого приказа. Он ходил с татарами на Тверь и вскоре получил от хана ярлык на великое княжение Владимирское.

Понимая, что только мир с Ордой может спасти Москву и всю Русь от новых погромов, Иван Калита часто ездил к ханскому двору, вовремя платил дань, не жалел денег на богатые подарки хану и его приближенным.

Как и любой правитель, Иван не упускал случая расширить свои владения. Находясь в Орде, он купил у хана право на управление тремя большими, но совершенно разорившимися областями. Центрами этих областей были Углич, Галич Костромской и Белоозеро. Вероятно, Иван Калита присоединил к Москве не только эти территории. Не случайно уже близкие потомки называли его «собирателем земли Русской».

Иван Калита много внимания уделял воспитанию трех своих сыновей — Семена, Ивана и Андрея. Они оказались достойными своего великого отца. Между братьями случались споры, но не возникло той непримиримой вражды, которая стала причиной упадка многих могущественных княжеских домов.

Князь Семен Иванович (1340—1353) твердой рукой продолжил дело отца. Несмотря на происки соперников, он сохранил титул великого князя Владимирского. Семен сумел убедить в своей преданности нового хана Джанибека (1341—1357). Опираясь на поддержку Орды, Семен дал отпор натиску с запада, где в это время быстро усиливается молодое Литовское государство. Смелый до дерзости, беспощадный к врагам, князь Семен вошел в историю с прозвищем Гордый.

В начале 50-х годов ХIV в. русские земли (как и всю Европу) опустошала страшная эпидемия «черной смерти» — бубонной чумы. Жертвой болезни стал великий князь Семен Иванович и все его дети. Власть перешла к другому сыну Ивана Калиты — князю Ивану Красному (1353—1359).

Иван продолжил дело отца и брата. При нем сохранялась «великая тишина» и не было татарских набегов на русские земли. Однако как правитель Иван всё же был слабее своих предшественников. При нем литовцы сильно потеснили московские «сферы влияния», а внутри московского боярства возник острый конфликт, вызвавший отъезд части бояр в Рязань.

Время Дмитрия Донского. После внезапной кончины 33-летнего Ивана Красного осенью 1359 г. московский трон занял его сын Дмитрий. Права 9-летнего отрока на великое княжение Владимирское вызвали сомнение у многих сородичей. Князь Дмитрий Константинович Суздальский отправился в Орду и получил там ярлык на Владимир. Это был тяжелый удар по авторитету Москвы. Пользуясь смутой в Орде, московские бояре раздобыли для своего князя-отрока ярлык на Владимир, обратившись к одному из соперничавших «царей». Московские полки двинулись на Владимир. Местные бояре привыкли сотрудничать с домом Ивана Калиты и не стали защищать интересы Дмитрия Суздальского. Он вынужден был бежать из Владимира. С этого времени великое княжение Владимирское становится «вотчиной» московских князей.

Победа в борьбе за Владимир воодушевила москвичей. Они решили, что охваченная усобицами Орда уже не способна восстановить свой контроль над Русью. В 1367 г. московское правительство, во главе которого фактически стоял митрополит Алексей, предприняло попытку подчинить себе тверской княжеский дом. С этой целью в Москве был вероломно взят под стражу прибывший на переговоры князь Михаил Александрович Тверской. Чудом спасшийся от московского плена Михаил обратился с жалобой к своему зятю — литовскому князю Ольгерду. Тот двинул полки на Москву. Три похода литовцев на Москву (1368, 1370 и 1372 гг.) показали прочность московской обороны, усиленной новой белокаменной крепостью (1367).

Желая наказать Михаила Тверского, приводившего на Москву литовцев, Дмитрий Московский в 1375 г. собрал большое войско с участием многих князей и пошел на Тверь. Осада Твери, окруженной мощными стенами, не имела решительного успеха. Однако и засевший в городе Михаил Тверской не хотел затягивать дело. Он подписал договор, признав себя «младшим братом», то есть вассалом Дмитрия Московского.

Уладив дело с Тверью, Дмитрий Московский начал самую тяжелую из своих кампаний — войну с Ордой. Полагают, что впервые эта мысль возникла на княжеском съезде в Переславле-Залесском осенью 1374 г. Вслед за Дмитрием Московским и Дмитрием Суздальским многие князья выразили готовность выйти из повиновения Орде. Они перестали платить дань и чтить ханских послов.

Сильнейший из тогдашних степных правителей Мамай ответил на замыслы русских карательными экспедициями. Первая из них закончилась поражением московско-нижегородского войска на реке Пьяне (лето 1377 п), вторая была разгромлена московским войском под началом князя Дмитрия в битве на реке Воже (лето 1378 г.). Исход борьбы предстояло решить в третьем сражении. И Русь, и Орда тщательно готовились к войне, искали союзников, рассылали разведчиков.

Куликовская битва. Летом 1380 г. Мамай начал поход на Москву.

Московский князь Дмитрий был не только выдающимся правителем, но и талантливым полководцем. Готовясь к решающему сражению с Мамаем, он принимает целый ряд смелых и дальновидных военно-политических решений.

Первой заботой Дмитрия было поднять как можно больше воинов. Некоторые князья, обещавшие поддержать московского князя в войне с Ордой, забыли свои клятвы. И тогда князь призвал простой народ взяться за оружие. В этом ему оказал большую помощь игумен Сергий Радонежский. Он не только благословил поход на Мамая как «войну за веру», но также, согласно древнему преданию, отправил вместе с войском двух своих иноков — Пересвета и Ослябю. Первый из них в начале сражения вступил в единоборство с татарским богатырем, победил его, но и сам был смертельно ранен.

Князь Дмитрий решил не медля выступить навстречу Мамаю и сразиться с ним в степях верхнего Дона. Важно было успеть разбить Мамая раньше, чем он соединится с литовским князем Ягайло, войско которого приближалось с запада. Местом сбора всех русских сил стала Коломна.

Подойдя к Дону, Дмитрий приказал своим войскам перейти на правый берег реки и разрушить за собой мосты. Теперь им оставалось только победить или погибнуть.

Выбранная Дмитрием позиция на Куликовом поле была выгодна для русских. Глубокие овраги и перелески прикрывали тыл и фланги русской армии. Этот ландшафт не позволяла степнякам применить их обычный маневр — окружение неприятеля и массированный обстрел его из луков с дальней дистанции.

Желая подбодрить своих воинов, Дмитрий поехал сражаться с врагом в рядах передового полка. Этому полку предстояло принять на себя первый, самый страшный вал ордынской конницы.

Поздним утром 8 сентября 1380 г., когда рассеялся туман, началось сражение, исход которого во многом предопределил судьбу Руси. Несколько часов борьба шла с переменным успехом. Исход битвы решил внезапный удар во фланг ордынскому войску засадного полка под командованием князя Владимира Серпуховского — двоюродного брата Дмитрия Московского...

Многие подробности Куликовской битвы — численность и состав войск, соотношение пехоты и конницы, роль руководителей — до сих пор вызывают споры среди историков. Источники не позволяют дать исчерпывающий ответ на все вопросы. Однако общее значение этой победы очевидно. На Куликовом поле окончательно определилась роль Москвы как центра объединения русских земель. Впереди еще было много тяжких испытаний и горьких неудач. Но прошлое стало работать на будущее. Память о славной Куликовской битве воодушевляла многие поколения русских людей на борьбу за независимость.

Победа над Мамаем не привела к полной ликвидации ордынской власти на Руси. Огромные потери в Куликовской битве обескровили московское войско. Распри между князьями не позволили им объединиться перед лицом новой опасности. Летом 1382 г. Москву захватили полчища нового правителя Орды — хана Тохтамыша. Князь Дмитрий вынужден был возобновить уплату дани и отправить своего старшего сына Василия в качестве заложника в Орду. Однако это была уже совсем другая ситуация. После Куликовской битвы роль Москвы как военно-политического и духовного центра русских земель стала общепризнанной. Власть Орды становится все более условной. Русские князья перестают ездить на поклон к ханам и ограничиваются отправкой дани через своих послов. При каждом удобном случае выплата дани приостанавливается. Дальнейший распад Орды как единого государства стимулирует эти процессы. Память о славной победе на Куликовом поле воодушевляет новые поколения русских воинов. В период решающего «стояния на Угре» осенью 1480 г. ростовский архиепископ Вассиан призывал своего духовного сына великого князя Ивана III повторить подвиг прадеда и нанести ордынцам окончательное поражение.

Мирная передышка. На смену драматической эпохе Дмитрия Донского приходит относительно спокойное княжение Василия I (1389-1425).

В вопросах политики Василий был прямым продолжателем своих предшественников. В 1392 г. он отправился в Орду и там купил у хана Тохтамыша ярлык на управление Нижегородским княжеством. Можно отметить, что именно так поступал и его прадед Иван Калита. И хотя местные князья еще долго сопротивлялись московским властям, дело было, по сути, решено. Московское княжество вышло к Волге и перехватило торговлю по главной дороге на восток.

Куликовская битва. 8 сентября 1380 г.

В 1395 г. в степях разразилось грандиозное сражение между Ордой и державой Тимура. Среднеазиатский завоеватель одержал победу и разгромил столицу Орды город Сарай. Преследуя хана Тохтамыша, войска Тимура подошли к южным границам Руси, захватили город Елец. Казалось, еще немного — и Тимур пойдет на Москву. Василий I стал готовить столицу к обороне. Для поднятия духа народа из Владимира в Москву принесли чудотворную икону Владимирской Божьей Матери. И совершилось чудо. Тимур внезапно повернул свои войска и ушел в степи.

Ставленник Тимура Едигей решил укрепить власть Орды в русских землях. Осенью 1408 г. он привел свои тумены под стены Москвы. Василий I укрылся в заволжских лесах. В осажденной Москве остался князь Владимир Андреевич Серпуховской. Он укрепил столицу и приготовился к обороне. Вскоре татары отступил от города, взяв с москвичей большой выкуп. При этом они, как обычно, увели с собой многие тысячи пленных. Доходы от продажи пленных составляли главное вознаграждение татарских воинов.

В то время как татары угрожали Москве с юга и востока, на западе развернул наступление на русские земли литовский князь Витовт. Восстановив свои силы после поражения от татар на реке Ворскле (1399), он в 1404 г. захватил Смоленск. Следующей целью Витовта было подчинение Новгорода и Пскова. Этого Василий не мог допустить. В 1406—1408 гг. произошла московско-литовская война. Она велась довольно вяло и не принесла решающей победы ни одной из сторон. Ситуация осложнялась тем, что московский князь Василий I был женат на единственной дочери Витовта Софье. Это облегчало переговоры, но не снимало конфликта интересов.

В 1410 г. объединенное польско-литовское войско, в которое входили и полки из западнорусских земель, разгромило рыцарей Тевтонского ордена в знаменитой Грюнвальдской битве. Эта победа развязывала руки Витовту для более энергичного наступления на русские земли.

Серьезным препятствием для литовского наступления на Русь была позиция Орды. Едигей не хотел, чтобы власть над «русским улусом» перешла к Витовту. Татарские отряды всегда готовы были придти на помощь Василию в войне с Литвой. Однако в 1411 г. в результате дворцового переворота Едигей потерял власть и бежал из Сарая. На трон правителя Орды сел сын Тохтамыша Джелал-ад-дин.

Все русские князья потянулись в Орду, чтобы выразить свою преданность новому правителю и получить от него какие-нибудь пожалования. В Орде побывал тогда и московский великий князь Василий I, опасавшийся козней своих врагов — тверских и нижегородских князей. Вероятно, он заводил речь с ханом и о совместной борьбе с Литвой. Однако все хлопоты были напрасны. Джелал-ад-дин был вскоре убит своим братом. Орда вновь погрузилась в междоусобные войны. Московский князь был предоставлен самому себе и мог надеяться только на собственную силу.

Московская усобица второй четверти XV в. В 1417 г. неожиданно скончался старший сын Василия I Иван. Наследником московского престола стал ребенок — родившийся в 1415 г. младший сын великого князя Василий. Кончина Василия I в феврале 1425 г. стала началом длительной династической смуты (1425—1453). Потомки Дмитрия Донского и вся московская знать разделились на две «партии». Одна поддерживала малолетнего Василия II (1425—1462), другая отдавала предпочтение его дяде, князю Юрию Звенигородскому. За спиной Василия II стояла его мать, княгиня Софья Витовтовна, а также сам литовский князь Витовт и глава русской церкви митрополит Феогност. Юрий опирался на симпатии своих удельных братьев и значительной части московского боярства. Притязания Юрия разжигали его честолюбивые сыновья — князья Василий Косой, Дмитрий Шемяка и Дмитрий Красный.

То затихая, то разгораясь, московская усобица продолжалась 28 лет. Такая продолжительность конфликта объяснялась тем, что в его развитии были заинтересованы все недруги Москвы, и в первую очередь — Орда, Литва и Новгород. Они готовы были оказать поддержку любому возмутителю спокойствия. Помимо внешних сил мятежники опирались и на значительные людские и финансовые ресурсы своих уделов.

Василий II был слабым правителем и неудачливым полководцем. Летом 1445 г. в битве под Суздалем он попал в плен к татарам. За его освобождение они потребовали огромный выкуп. Чрезвычайные поборы вызвали всеобщее возмущение. Этим воспользовался правивший тогда в Угличе князь Дмитрий Шемяка. Внезапным набегом он захватил Москву, пленил Василия II и приказал своим палачам ослепить его. С этого времени князь всегда носил на изуродованном лице черную повязку, за которую и получил свое прозвище — Темный.

Сосланный в Углич Василий Темный сумел вернуть себе свободу, а в феврале 1447 г. и московский трон. Удельные мятежники не нашли общего языка с московской знатью, которая предпочла им слепого правителя. Шаг за шагом наступая на позиции свои соперников, Василий Темный довел дело до конца. Последний из оставшихся в живых мятежников князь Дмитрий Шемяка был отравлен в Новгороде московскими порученцами в мае 1453 г.

Последние годы жизни Василий Темный правил совместно со своим старшим сыном Иваном (род. в 1440 г.) Он сурово покарал всех, кто так или иначе выступал против его власти в ходе династической войны. Понимая, куда уходят корни усобицы, Василий беспощадно ликвидировал уделы не только своих врагов, но и своих сторонников. Жертвой такой расправы стал шурин великого князя серпуховской князь Василий Ярославич, приговоренный к пожизненному заключению. Незадолго до кончины Василий потряс Москву небывало жестокой казнью сторонников серпуховского князя, пытавшихся вызволить его из заточения.

Московская династическая война наглядно показала, что политическая раздробленность и удельная система неизбежно порождают заговоры, мятежи и войны. Избавить страну от этих бедствий могла только сильная центральная власть. Ясное осознание русским обществом этой истины стало точкой опоры, отталкиваясь от которой молодой великий князь Иван III начал свое суровое и блистательное правление.


Поделиться: