§ 3. Общие тенденции политического развития русских земель в XIV — первой половине XV в.

Политическая консолидация. Осознанная всем обществом необходимость борьбы за свержение власти Орды была мощным фактором, способствовавшим политической консолидации.

Первым шагом на пути к объединению должно было стать единение князей для решения общезначимых военно-политических задач. Но даже такие временные союзы быстро распадались. Признавая в принципе необходимость единения, каждый князь считал, что именно он должен быть лидером. Но как только на роль лидера выходил кто-то другой, любые средства шли в ход, чтобы остановить соперника.

Помимо козней внутренних врагов, каждый претендент на роль политического лидера сталкивался с враждебностью Орды. Историки спорят о том, насколько глубоко правители Орды вникали в русские дела. Однако не приходится сомневаться в том, что ханы понимали простую истину: единение князей создаст реальную угрозу их власти над «русским улусом».

Вместе с тем Орда нуждалась в существовании общерусской верховной власти, ответственной за сбор дани и оборону западных границ.

В конце ΧΙΙΪ в. система баскачества была ликвидирована. Сбор ордынского «выхода» был возложен непосредственно на русских князей. Новые обязанности подразумевали и новые полномочия. Только великий князь Владимирский имел право наличную встречу с ханом и обсуждение с ним всех русских дел. Конечно, «вольный царь», как называли хана русские летописцы, мог делать из общего правила любые исключения. И все же новые полномочия существенно повысили престиж великого князя Владимирского, дали ему дополнительную власть над сородичами.

Миграционные потоки. При необычайной обширности территории, плотность населения в тогдашней Руси была весьма низкой. Считается, что даже в благополучной Киевской Руси проживало не более 5 млн человек. Нашествие монголов и их карательные экспедиции унесли жизни десятков тысяч людей. Периодически повторявшиеся эпидемии бубонной чумы даже в странах Западной Европы уносили от половины до двух третей населения. На Руси эти потери едва ли были меньше. Один московский книжник времен Ивана Калиты с горечью назвал Русь «опустевшей страной». В этих условиях главной ценностью становились люди.

Подвижность людей в условиях ордынского ига чрезвычайно возросла. Карательные походы монголов, особенно частые в конце XIII — первой четверти ХIV в., заставляли людей сниматься с насиженных мест и уходить с восточных и юго-восточных окраин Руси в более безопасные центральные районы. Однако векторы миграционных потоков не были устойчивыми и часто менялись в зависимости от обстоятельств. Большую роль играла способность того или иного князя хорошо принять переселенцев, обеспечить им приемлемые условия жизни, дать возможность поклоняться привычным для них святыням. Многого стоил и личный авторитет правителя: его ум и храбрость, щедрость и благочестие. В маленьком мире, где люди знали друг друга в лицо и вместе стояли на церковной службе, ни одна мелочь в поведении князя не ускользала от всеобщего обсуждения.

Преодоление удельной системы. Уделы дробили не только землю, но и власть. Наследственные уделы со временем превращались в вотчинные княжения различных линий княжеского рода. Их владельцы забывали о семейных, корпоративных интересах, отказывались повиноваться старшему в роде и действовали исходя из личных выгод.

Старший среди князей одной династической ветви, естественно, был недоволен растеканием своей земли и власти по уделам. Однако отказать братьям в уделах и тем самым нарушить последнюю волю отца, гарантом исполнения которой обычно была мать и ближние бояре, он не смел. К тому же такое нарушение немедленно привело бы к мятежу обездоленных братьев.

В долгой практике династической борьбы выработались разнообразные средства, с помощью которых правитель держал под контролем младших сородичей. Диапазон этих средств был весьма широк: от отеческого внушения — до железных цепей в подземной темнице. Видное место в ряду этих средств занимало отцовское завещание. Не случайно князья еще в расцвете сил писали завещания, а при перемене обстоятельств спешили переписать заветный документ.

Желая помочь наследнику держать в узде меньшую братию, завещатель обычно выделял ему самую большую часть территории княжества и самую весомую долю движимого имущества. И эта часть, и эта доля из поколения в поколение возрастали и в конце концов обеспечивали старшему брату абсолютное превосходство над всеми остальными братьями вместе взятыми.

Другим освященным последней волей отца способом сохранить единство наследников было совместное владение столицей княжества. Каждый из братьев получал здесь определенную территорию и часть городских доходов, имел внутри кремля свое подворье. В итоге все они были заинтересованы в обороне столицы от внешних врагов.

Желая заставитъ наследников вместе защищать не только столицу, но и всю территорию княжества, завещатель обычно наделял их землями так, чтобы каждый имел владения на границе. Вместе с тем уделы обычно составлялись из отдельных владений, разбросанных по разным углам княжества. И в этом была скрытая предосторожность. Единый массив удела мог стать основой для сепаратизма.

Завещание считалось сакральным документом. Последняя воля отца была священна для сыновей. Любая недосказанность или неточность могла привести к драматическим последствиям. Известно, что одно спорное выражение в завещании Дмитрия Донского вызвало войну между его потомками.

Великое княжение Владимирское. Со времен Андрея Боголюбского Владимир был столицей Северо-Восточной Руси. Своим богатством и красотой он превосходил все остальные города края.

После кончины Всеволода Большое Гнездо владимирский трон переходил от одного его сына к другому. Так было и в следующем поколении, когда Владимиром поочередно владели сыновья Ярослава Всеволодовича. Тот же порядок, хотя и с некоторыми сбоями, поддерживали и внуки Ярослава Всеволодовича — сыновья Александра Ярославича Невского. Татары признали эту систему и до середины ХIV в. придерживались ее при выдаче ярлыка на великое княжение Владимирское.

Благодаря «лествичной системе» наследования престола во Владимире не сложилось собственной княжеской династии. Город принадлежал самому старшему из потомков Всеволода Большое Гнездо. С начала ХIV в. великие князья Владимирские предпочитали жить в своих удельных столицах и только временами посещали Владимир.

Обладатель титула великого князя Владимирского получал в управление город Владимир и связанные с ним волости. Однако территория великого княжения Владимирского не была постоянной: она то уменьшалась в результате перехода некоторых областей на статус наследственных уделов, то увеличивалась за счет прибавления выморочных княжеств.

В середине ХIV в. сильнейшие из местных князей (тверские, нижегородские, рязанские) присвоили себе титул «великий князь». Этим они подчеркивали свое старшинство в данной династической линии, которое давало им право на прямое общение с Ордой. Московские князья, со времен Ивана Калиты прочно овладевшие великим княжением Владимирским, снисходительно смотрели на этих самопровозглашенных «великих князей». Дмитрий Донской лаконично называл великое княжение Владимирское своей «вотчиной» (то есть неотъемлемым наследственным владением) и, никого не спрашивая, завещал его своему сыну Василию.


Поделиться: