§ 3. Ордынское иго

Возникновение Монгольской империи. Ядро будущей империи Чингизхана составили монгольские кочевые племена, обитавшие в Центральной Азии и занимавшиеся либо скотоводством, либо лесной охотой. В Европе монголы и покоренные ими кочевники-тюрки стали известны под именем одного из таких племен — «татары».

В XII в. монгольские племена находились на стадии разложения родовых отношений. Сила вождей росла, и они начали конфликтовать друг с другом за земли и лидерство. На рубеже XII—XIII вв. племенной вождь Темучжин сумел сплотить монголов под своей властью. В 1206 г. он был избран предводителем всех монголов и получил новое имя — Чингисхан («океан-хан», владыка мира). Вскоре начались масштабные завоевания. Их причины коренились как в самом укладе жизни кочевников, предполагавшем захваты все новых пастбищ и набеги на оседлое население, так и в быстро сформировавшейся в среде монгольской знати идее о том, что их вождю самим Небом уготовано стать повелителем мира. Успеху завоеваний способствовала подвижность, выносливость и четкая организация монгольской армии с ее железной дисциплиной, основанной на суровом принципе коллективной ответственности за индивидуальный проступок. Монголы охотно заимствовали военные знания и военную технику у покоренных народов (особенно многому они научились в Китае), а также принуждали эти народы к участию в своих войнах. Молва о крайней жестокости монголов по отношению к тем, кто пытается сопротивляться их натиску, сама по себе была грозной силой, действовавшей на врагов. Наконец, следует отметить несомненный военный талант «потрясателя Вселенной», как называли Чингисхана.

С 1206 по 1227 г. (когда Чингисхан умер) власть монголов распространилась на огромную территорию от Тихого океана до порога христианской Европы. Были захвачены земли бурятов, эвенков, якутов, енисейских киргизов, завоеваны Китай (частично) и Средняя Азия, началось покорение Ирана, Кавказа, Крыма и Половецкой степи. Во многих местах установление власти монголов сопровождалось массовой резней, уничтожением культурных ценностей и разрушением традиционных форм хозяйства (особенно сильно в этом смысле пострадала Средняя Азия, где была нарушена система ирригации).

Еще при жизни Чингисхана произошла первая битва его войск с русскими полками. В 1222 г. монгольская армия под командованием Джебе и Субедея после завоевательного похода по Северному Ирану и Кавказу вышла в степи Северного Причерноморья, занятые половцами. Оценив угрозу, половецкие ханы обратились к русским князьям за помощью. В результате было сформировано русско-половецкое войско, в которое вошли полки от всех южных русских земель, а также Смоленска. Подкрепление было послано и из Суздальской земли, но оно не успело вовремя добраться до места сбора. Во главе похода встали киевский князь Мстислав Романович, черниговский Мстислав Святославич и галицкий Мстислав Мстиславич по прозвищу Удатный (удачливый). После первой стычки монголы начали отступать, заманивая князей в степи. Решающая битва произошла 31 мая 1223 г. у р. Калки (в Приазовье) и закончилась страшным поражением русско-половецких дружин. Причинами такого исхода были не только сила монгольских войск, но и несогласованность действия князей, а также внезапное бегство с поля боя половцев. Из руководителей похода сумел спастись только Мстислав Удатный, а на Русь из каждых десяти воинов вернулся лишь один. Уничтожив пленных и совершив рейд по южной границе Руси, монголы повернули на восток и надолго исчезли в степях.

Завоевательный поход Батыя 1236—1242 гг. В 1235 г. курултай (съезд) монгольской знати, проходивший в имперской столице Каракоруме, принял решение о походе дальше на запад (к этому времени монголам уже принадлежали земли вплоть до Нижней Волги). Поскольку западную часть (улус) империи Чингисхан передал своему сыну Джучи, а от того она перешла его сыну Батыю (Багу), то последний и возглавил поход.

В 1236 г. монголами была разгромлена Волжская Булгария. В 1237 г. они обрушились на половцев. В результате половецкая знать была подчинена или уничтожена, а рядовые кочевники влились в армию Батыя.

С конца 1237 г. начался завоевательный поход на Русь. По своим масштабам он несоизмеримо превосходил описанные выше военные события в Прибалтике и кардинально изменил все течение отечественной истории.

Батый привел огромное войско. Главным воеводой при нем состоял прославленный Субедей. Первый удар приняла на себя Рязанская земля и ее столица. Остатки рязанских войск, соединившись с суздальскими полками, дали монголам бой под Коломной, но были вновь разбиты. Упорно защищалась маленькая тогда еще Москва. Взяв ее, монголы по своему обычаю город сожгли, а население перебили: «избиша от старьца и до сущаго младенца, а град и церкви святыя огневи предали». После этого, разделившись на несколько отрядов, кочевники принялись разорять Суздальскую землю. Стольный Владимир и другие города края были захвачены и преданы огню. Великий князь Юрий Всеволодич, отправившийся на северо-запад земли для сбора войск, был застигнут врасплох монгольским отрядом и 4 марта 1238 г. погиб вместе со своим войском в отчаянной битве на р. Сить (притоке р. Мологи, впадающей в Волгу). Незадолго до этого он получил известие, что при взятии Владимира приняла смерть вся его семья — жена, дети и внуки. После завоевания Суздальской земли Батый двинулся на Новгород. Однако двухнедельное сопротивление пограничной новгородской крепости Торжок спутало хану все планы. Город был взят, но наступающая весенняя распутица заставила Батыя отвернуть на юг. Пройдя по восточным районам Смоленской и Черниговской земель, кочевники вышли в половецкие степи, уводя с собой толпы пленных и унося богатую добычу. Их шествие было омрачено лишь семинедельным сопротивлением черниговского города Козельск, взять который монголам удалось большой кровью.

В 1239 г. основной удар завоевателей пришелся по Черниговской и Переяславской землям. Осенью следующего года Батый пошел дальше на запад. После упорного сопротивления 19 ноября 1240 г. пал и был разорен Киев. После этого настал черед Галицко-Волынского княжества. Князь Даниил Галицкий, следуя примеру черниговского князя Михаила, бежал за рубеж, не дожидаясь неприятеля.

В 1241 г. монгольские войска, оставляя за собой сожженную и обезлюдевшую Русь, вышли на территорию Польши и Венгрии. Армии старшего среди польских князей Генриха II и венгерского короля Белы IV были разгромлены, подверглись разграблению и сожжению многие польские и венгерские города. Преследуя отступающего Белу IV, монголы двинулись дальше на Балканы. Поход был остановлен Батыем лишь в 1242 г. на берегах Адриатического моря, когда волна ужаса перед «чудовищными тартарами» докатилась уже до самого края Европы — Британских островов.

Одной из причин прекращения завоевательного похода на запад была смерть великого хана Угедея. Начавшаяся схватка за верховную власть в империи заставила Батыя, имевшего свои интересы в этой борьбе, поскорее вернуться обратно в степи. Свою роль, без сомнения, сыграло и то, что его армия была утомлена многолетней кампанией и потеряла в ее ходе немало воинов. Взвесив все обстоятельства, хан повел свои орды к низовьям Волги, где впоследствии основал столицу своего разросшегося улуса — город Сарай-Бату.

Установление ига над Русью. Дальнейшая судьба земель, подвергшихся нашествию Батыя, сложилась по-разному.

На той их части, которая по своим природным особенностям подходила для кочевого хозяйства, была установлена непосредственная власть монгольских ханов (Половецкая степь от Нижней Волги до низовий Дуная, Северный Кавказ, Крым, а также некоторые степные пространства на юге Руси). В состав империи вошла и территория бывшего Булгарского государства с примыкающими землями Среднего Поволжья.

Страны Центральной Европы, испытавшие на себе мощь кочевых армий, в силу географического положения и отсутствия дальнейших попыток завоевания, напротив, смогли избежать установления какой-либо зависимости от «тартарских» ханов.

В промежуточном положении оказалась Русь. Раздробленная и ослабленная нашествием, непосредственно граничившая с империей и потому открытая для новых нападений, она попала в политическую зависимость от монгольских правителей. Зависимость выражалась в том, что русские князья, сохранившие власть над своими землями, становились вассалами ханов и должны были получать от них подтверждение своих княжеских прав («ярлыки»). В качестве вассалов князья были обязаны ханам военной службой и уплачивали со своих волостей регулярную дань («выход»), а также некоторые чрезвычайные сборы. Дань рассчитывалась, исходя из количества жилых дворов. Освобождалось от нее, по обычной практике монголов, только духовенство. При этом ни ханской администрации, ни монгольских воинских контингентов на Руси не создавалось. Исключение составляли баскаки — ханские представители, которые, как позволяют заключить сохранившиеся источники, осуществляли контрольные функции. В случае нелояльности или невыплаты дани князь мог навлечь на себя и свою землю карательную экспедицию («рать»).

Зависимость Руси от монголов принято называть «игом». Это терминологически-неопределенное понятие (впервые использованное в XV в. польским хронистом Длугошем) прижилось в науке потому, что господство монголов на Руси имело неоднозначный характер, сочетая в себе черты сюзеренитета и завоевания. Эволюционируя, степное иго над Русью просуществовало более двух столетий.

Оформление ига происходило в середине 40-х — 50-е годы XIII в. После возвращения на Волгу Батый начал вызывать русских князей к себе, принимать от них вассальные клятвы и выдавать «ярлыки» на княжение. Некоторых князей он направлял дальше на восток — к великим ханам в Каракорум (с которыми до начала 1250-х годов сам был в напряженных отношениях). Для великого князя Ярослава Всеволодича, занявшего стол во Владимире после гибели брата Юрия в 1238 г., такая поездка закончилась трагически. Получив подтверждение своей власти в 1243 г. у Батыя, в 1246 г. он был отравлен в Каракоруме. В тот же год казнью завершился визит к Батыю черниговского князя Михаила Всеволодыча, приказавшего во время нашествия убить монгольских послов. Видимо, именно за эту тяжкую провинность князя предали мучительной смерти, которую он принял с достоинством настоящего христианина. Приветливо был принят Батыем Даниил Галицкий, по поводу чего придворный летописец князя горько заметил: «О, злее зла честь татарьская!». После гибели Ярослава Всеволодыча в степь отправился и его сын Александр Невский. Как и отец, он считал, что до тех пор, пока степная империя сохраняет свою военную мощь, прямое противоборство с ней может принести лишь к новым погромам и еще большему ослаблению разобщенной страны. Тем более, что в отличие от крестоносцев, которых он не раз побеждал на поле боя, монголы не посягали ни на земли Руси (за исключением южных степей), ни на ее веру — заветом язычника-Чингисхана была строгая веротерпимость.

Оправданность курса на лояльность к ханам (удачно названного одним историком «политикой выживания») подтвердили события 1250-х годов. В 1252 г. великий князь Андрей Ярославин — брат Александра Невского, получивший в 1249 г. в Каракоруме ярлык на Владимирское княжение — после смены власти в имперской столице отказался ехать к Батыю для подтверждения ярлыка. В результате на него была послана «рать» под началом военачальника Неврюя. Полк Андрея был разбит, сам он едва спасся бегством. Страшному опустошению подвергся Переяславль Залесский и округа. Уходя, монголы увели с собой «людей безчисла». Попытку занять по отношению к Орде более независимую позицию предпринял и Даниил Галицкий, надеявшийся получить помощь западных соседей. Несколько лет он воевал с небольшими монгольскими отрядами, пока в его землю не явились в 1258 г. крупные силы кочевников во главе со «злым» Бурундаем. По требованию Бурундая местные князья сами уничтожили укрепления почти всех городов княжества и даже сравняли с землей валы, на которых стояли эти укрепления. Даниил был вынужден вновь подчиниться хану.

Важным моментом в становлении ига были переписи населения, которые устраивали монгольские власти для организации полноценного налогообложения. Первые подобные мероприятия, коснувшиеся отдельных территорий, происходили вскоре после нашествия. Перепись, охватившая едва ли не всю Русь, была осуществлена в конце 1250-х годов. Не испытавшие на себе жестокости монгольского войска новгородцы при появлении «численников» едва не растерзали их. Успокоить готовых к восстанию горожан, намерения которых были чреваты новой «ратью», сумел Александр Невский, специально приехавший тогда в Новгород. Роль своеобразного буфера между Ордой и Новгородом сохранялась за великими князьями и далее.

При Батые (умершем в 1255 г.) и его ближайших преемниках верховным сюзереном русских князей считался монгольский император — великий хан. В 60-е годы XIII в. в правление брата Батыя хана Берке западный улус империи, именуемый в русских источниках Ордой, обрел независимость. Русь оказалась в полном подчинении у ордынского хана. В то время Орда представляла собой огромное и могущественное степное государство, простиравшееся от Западной Сибири и Средней Азии до Дуная.

Русь и Орда во второй половине XIII в. В 1252 г. ярлык на великое княжение Владимирское получил Александр Невский. В годы его правления (1252—1263) укрепился авторитет великокняжеской власти, в поле влияния которой окончательно перешел Новгород, а также был включен Смоленск. В Суздальской земле сохранялся внутренний мир, она ни разу не подверглась нападению ордынских «ратей». Все это способствовало постепенному восстановлению края после Батыева погрома.

В 1262 г. на Суздальщине произошли события, грозившие серьезным осложнением отношений с Ордой. Сбор дани в регионе тогда осуществляли откупщики-мусульмане (видимо, среднеазиатские купцы), которые начали «творить людям велику пагубу», обращая недоимщиков в долговое рабство. В результате во многих городах (Ростове, Суздале, Ярославле, а также, возможно, во Владимире, Переяславле и Устюге) произошли вечевые собрания и откупщики были изгнаны. Улаживать дело к хану Берке отправился Александр Невский. Его задача осложнялась тем, что хан требовал, чтобы русские князья приняли участие в его войне за обладание Персией. Александру удалось выполнить непростую дипломатическую миссию. В результате против бунтовавших суздальских городов «рать» послана не была, а русские полки под предлогом обострения новгородско-ливонских отношений уклонились от гибельного похода в Закавказье. На обратном пути из Орды Александр скоропостижно скончался. На его похоронах киевский митрополит Кирилл II сказал ставшие знаменитыми слова: «Чада моя, разумейте, уже заиде солнце земли Суздальской!».

После смерти Александра положение в Северо-Восточной Руси начало ухудшаться. На фоне ослабления политической роли Владимира усилились центробежные тенденции. Особенно тяжелым было время великого княжения сыновей Александра — Дмитрия Переяславского (1277—1294) и Андрея Городецкого (1294—1304). Последний неоднократно начинал усобицы и приводил на Русь ордынцев. Положение усугублялось двоевластием в самой Орде (80—90-е годы XIII в.), что еще более запутывало отношения между князьями. Однако именно в последней четверти XIII в. началось постепенное укрепление и возвышение новых политических центров в Суздальской земле, которым суждено было сыграть первостепенную роль в истории РусиЭто были Тверь и Москва.

При всех политических и экономических сложностях Суздальская земля, а вместе с ней Галицко-Волынская и Новгородская во второй половине XIII в. оставались важными центрами силы на территории Руси. Правда, по воле монголов Новгород превратился в вассала великого князя Владимирского и потому утратил прежнюю возможность лавировать между сильнейшими землями. Однако при этом он сохранил и даже упрочил свои республиканские вольности. Наиболее разрушительными результаты Батыева нашествия и ханской власти оказались для политической судьбы южнорусских земель — Киевской, Переяславской и Черниговской, переставших играть заметную роль в делах Руси. Черниговская земля подверглась во второй половине XIII в. глубокой политической дезинтеграции. Переяславская, судя по всему, подпала под прямой контроль монголов. Что же касается запустевшего после нашествия Киева, то он окончательно потерял статус старшего княжеского стола. Даже русский митрополит покинул его и в 1299 г. перебрался в Суздальскую землю. Уменьшился политический вес и Смоленской земли, еще недавно входившей в число самых влиятельных на Руси, а теперь признавшей над собой гегемонию великих князей Владимирских. Причины таких перемен в исторической судьбе Смоленска, мало пострадавшего от монголов, до конца не ясны. Слабые Полоцкая и Пинская земли также избежали разгрома во время нашествия Батыя, но остались без помощи и покровительства других Русских земель. В результате уже в 1240-е годы формирующемуся Литовскому государству во главе с его создателем князем Миндовгом (ум. в 1263) удалось захватить часть ослабевшего Полоцкого княжества — прежнего сюзерена некоторых литовских племен. В начале ХIV в. под власть Литвы попали и пинские волости.

Первые экономические и политические последствия монгольского владычества. Батыево нашествие и последующие десятилетия ордынского господства нанесли сильнейший удар по экономике Руси. Большинство городов в тех землях, по которым прокатилась монгольская лавина, были сожжены дотла. Красноречиво об этом свидетельствуют материалы археологии: из числа исследованных городов той поры две трети были разрушены кочевниками хана Батыя. Согласно тем же данным, около четверти этих пострадавших городов так уже никогда и не возродились из пепла. В этот скорбный ряд попала даже столица одной из земель — Старая Рязань. Некоторые города после нашествия превратились в поселки.

Население городов было частично уничтожено, частично уведено в плен, причем объектом особой «охоты» кочевников становились ремесленники — дорогой товар на невольничьих рынках. Это приводило к дефициту умелых кадров и к разрыву преемственности в отдельных специальностях. Урон ремеслу наносило и резкое сокращение спроса на качественную ремесленную продукцию, что было неизбежно при ухудшении материального положения многих людей, в том числе принадлежавших к социальной элите. Археологи свидетельствуют, что целый ряд ремесленных специальностей, характерных для домонгольской Руси, во второй половине XIII в. бесследно исчезает. Восстановлению страны после нашествия препятствовала и тяжелая ордынская дань, изымавшая средства из экономики. Ее бремя давило как на городское, так и на сельское население (страдающее, как говорилось выше, и от последствий климатических изменений). Еще одним неблагоприятным фактором стало ухудшение условий международной торговли для русского купечества, произошедшее из-за перехода контроля над важнейшими торговыми путями к Орде и западным прибалтийским соседям Руси. Лишь отдельные города и сельские районы смогли во второй половине XIII в. продолжить свое развитие.

Не менее серьезными были и политические последствия. Изменилось соотношение сил между землями Руси, а некоторые из них стремительно ослабли. Углубилась политическая разобщенность земель. Внутри исторических областей страны усилились центробежные тенденции. Некоторые старые политические центры начали увядать, и одновременно зародились и стали развиваться молодые — Тверь, Москва, Брянск, Переяславль-Рязанский. Привычные формы отношений между князьями были нарушены вмешательством в эту сферу ханов. В частности, появился такой новый инструмент княжеской политики, как оказание влияния на правителя Орды и его окружение (пользуясь им, некоторым князьям удавалось даже наводить на своих политических противников ордынские «рати»). Наметился процесс перераспределения волостей между различными ветвями правящей династии. Все эти явления ломали политический порядок прежнего времени и подготавливали условия для глубокой перестройки политико-географической структуры Русских земель в последующий период.


Поделиться: