К ГЛАВЕ II. ПРОБЛЕМА ПРОИСХОЖДЕНИЯ СЛАВЯН

Иллюстративный материал в данном случае открывается извлечением из «Повести временных лет» — наиболее раннем собственно славянским осмыслением своего происхождения. Древний летописец брал за основу византийскую хронику Георгия Амартола, в которой славяне, конечно, не упоминались, поскольку они не упоминались в библейском тексте. Русский летописец поместил их рядом с иллирийцами, а затем отождествил с нориками — населением области (или римской провинции), соседней с Иллирией. Введение к собственно летописи неоднократно редактировалось, из-за чего текст изобилует вставками и не лишен противоречий. Так, отождествление славян с нориками записано в другой редакции рассказа о расселении народов после смешения языков. Не исключено поэтому, что уточнение принадлежит другому летописцу. Следующий затем рассказ о расселении славян предполагает демографический взрыв эпохи Великого переселения, когда славяне выходят к побережью Балтики, проникают на северо-запад Европы, заселяют Балканский полуостров, средиземноморские острова, некоторые районы Северной Африки и Испании, а на востоке доход до Северного Кавказа. Отличительная черта этих расселений и переселений — славяне легко ассимилируют различные племена и ассимилируются сами, не стремясь нигде утвердить свое господство. В этом проявляется специфика территориальной общины, и сами названия племен, как это отмечалось в литературе, чаще всего носят географический характер. Перечень же славянских племен в составе будущей Руси отражает эпоху X века, когда кривичи и некоторые другие племена в состав Руси еще не входили, а с Дуная в середине X века пришла новая волна переселенцев славянских или ославяненных.

Из «Повести временных лет».

В переводе А.Г. Кузьмина по изданию «Се Повести временных лет» (Лаврентьевская летопись) (Арзамас, 1993)

По потопе трое сыновей Ноя разделили землю, Сим, Хам, Иафет. И достался Симу Восток...

Хаму же достался Юг...

Иафету же достались северные страны и западные: Мидия, Албания, Армения Малая и Великая, Каппадокия, Пафлагония, Галатия, Колхис, Босфор, Меотия, Деревня, Сарматия, Таврия, Скифия, Фракия, Македония, Далматия, Малосия, Фессалия, Локрида, Пеления, называемая также Пелопоннес, Аркадия, Ипиротия, Иллирия, Словене, Лихнития, Адриакия, Адриатическое море...

Много времени спустя расселились славяне по Дунаю, где ныне земля Венгерская и Болгарская. И от этих славян разошлись славяне по земле и прозвались своими именами, где кто на каком месте поселился. Так, одни, придя, поселились по реке именем Морава и прозвались моравами, а другие прозвались чехами. И еще те же славяне: белые хорваты, и сербы, и хорутане. Когда волохи напали на славян дунайских и поселились среди них, притесняя их, эти славяне перешли и поселились на Висле. И прозвались ляхами, а от тех ляхов пошли поляки, другие ляхи — лютичи, иные — мазовшане, иные — поморяне. Так же эти славяне пришли и поселились по Днепру и назвались полянами, а другие — древлянами, поскольку селились в лесах, а еще другие поселились между Припятью и Двиной и назвались дреговичами, иные расселились по Двине и назвались полочанами по речке, которая впадает в Двину и называется Полотой. Те же славяне, которые поселились около Ильменя, прозвались своим именем — словенами, и построили город и назвали его Новгородом. А другие расселились по Десне, и по Сейму, и по Суле, и назвались северянами. И так разошелся славянский народ и грамота его прозвалась славянской...

Вот лишь кто славяне на Руси: поляне, древляне, новгородцы, полочане, дреговичи, северяне, бужане, прозванные так потому, что сидели по Бугу, а после названные волынянами. А вот другие племена, дающие дань Руси: чудь, весь, мурома, черемисы, мордва, пермь, печера, емь, литва, зимигола, корсь, нарова, либь — эти имеют свои языки. Они — колено Иафета, живущее в северных странах.

Из книги В.В. Седова

«Происхождение и ранняя история славян» (М., 1979)

Возможности различных наук в освещении славянского этногенеза

История ранних славян может быть изучена при широком сотрудничестве разных наук — лингвистики, археологии, антропологии, этнографии и фольклористики. Любая из этих наук в отдельности не располагает и вряд ли когда-нибудь будет располагать достаточным количеством фактов для решения проблемы славянского этногенеза в целом.

Ныне все признают, что проблему происхождения славян нужно решать общими усилиями историков, лингвистов, археологов и представителей других смежных дисциплин. Однако содружество разных специалистов... иногда понимается ошибочно... Совместные решения этногенетических проблем представителями разных наук возможны только при том условии, что выводы каждой отрасли науки покоятся на собственных материалах, а не навеяны данными смежной науки...

Славянский языковой материал для истории праславянских племен дает очень немного... На основе праславянской лексики можно утверждать, что славяне (в I тысячелетии до н. э. и в первых веках нашей эры) заселяли лесные земли с умеренным климатом и обилием рек, озер и болот, в стороне от степей, гор и морей. Неоднократно предпринимаемые попытки использовать для более конкретной локализации раннеславянского региона ботаническую и зоологическую терминологию оказались несостоятельными. Изменения географических зон в исторические периоды, миграции животных и растений, малочисленность и эпохальные изменения флористической и фаунистической лексики делают любые этногенетические выводы, основанные на анализе зооботанических терминов, малодоказательными. Из зоотерминологии для определения прародины славян важны, пожалуй, только названия проходных рыб — лосося и угря. Поскольку эти термины восходят к праславянcкому языку, нужно допустить, что славянский регион древнейшей поры находился в пределах обитания этих рыб, т.е. в бассейнах рек, впадающих в Балтийское море...

(И «лосось», и «угорь», занимающие важное место в концепции автора, на самом деле не славянские, а балтские названия рыб, заимствованные славянами, продвинувшимися к Балтийскому морю едва ли ранее VI в. — А. К.).

Археология и этногенез славян

...На первых этапах этногенетических исследований археологи должны решать вопросы самостоятельно, независимо от данных лингвистики или других смежных наук. Археологу прежде всего необходимо приложить максимум усилий для этнического определения той или иной археологической культуры по данным своей науки, и только потом допустимы сопоставления полученных результатов с выводами других наук.

Непременным условием для заключения о единстве этноса должна быть генетическая преемственность при смене одной археологической культуры другой. Если полной преемственности не обнаруживается, то неизбежен вывод о смене одного этноса другим или о наслоении одной этноязыковой единицы на другую. Поэтому ведущая роль в этногенетических построениях археологов принадлежит ретроспективному методу исследования, заключающемуся в поэтапном прослеживании истоков основных элементов археологических культур. От культур достоверно славянских, относящихся к раннему средневековью, надлежит продвигаться в глубь столетий к тем древностям, которые генетически связаны с раннесредневековыми, а от них — еще на ступень глубже и т.д.

На заре славянской государствености и письменности славянские народы обладали довольно однородной культурой, распространение которой хорошо совпадает с границами расселения славян, устанавливаемыми по многочисленным письменным источникам. Спустившись на ступеньку ниже, обнаруживаем славянскую культуру VI—VII вв., по всем указателям генетически связанную со славянскими древностями VIII—IX вв. А на следующей ступеньке цепочка обрывается — археологических культур первой половины I тысячелетия н.э., из которых можно было бы вывести славянские культуры VI—VII вв., не существует.

Славянским древностям третьей четверти I тысячелетия н.э. всюду территориально предшествуют или полиэтничные археологические культуры, или культуры, явно неславянские. Очевидно, нужно допустить, что в римское время славяне территориально в значительной степени смешались с иноязычными племенами...

Посредством ретроспекции славянские этнографические элементы выявляются в погребальном обряде, домостроительстве и керамических материалах пшеворской и Черняховской культур римского времени. Определив культурные особенности славян римского времени, можно спуститься еще на одну ступеньку, а затем еще ниже в глубь веков. Настоящее исследование начальной истории славянства выполнено именно таким путем... Все историко-археологические выводы и построения в работе обосновываются исключительно материалами археологии и не зависят от данных других наук...

Начало славян

Нижним звеном в цепи археологических культур... оказывается культура подклошевых погребений, распространенная в V — II вв. до н.э. в междуречье Вислы и Одера. Формируется она в результате взаимодействия двух культур — лужицкой и поморской, вызванного миграцией племен поморской культуры в восточные районы лужицкого ареала. Однако ни лужицкую, ни поморскую культуру нельзя относить к славянам...

Из книги О.Н. Трубачева

«Этногенез и культура древних славян» (М., 1991)

Глава 3

Нет ничего удивительного в том, что исследование особо сложной проблемы этногенеза славян в наше время синтеза наук протекает в духе

острой дискуссии и пересмотра очень многого из того, что сделано предшественниками. Тем выше наша благодарность классикам славяноведения — именно тем из них, с которым пришлось коренным образом разойтись по основным положениям, потому что, перечитывая их труды, мы встречаем мысли, покоряющие нас глубиной и dерностью видения именно в современных аспектах науки: «...не существует народа, происхождение и генезис которого удалось бы в достаточной степени выяснить на основании непосредственно сохранившихся источников...» «Этнографические факты констатируют, что уже в «первобытных» условиях жизни и даже при очень редкой заселенности взаимное перекрещивание культурных влияний было очень сильным либо благодаря интенсивному обмену культурными ценностями посредством примитивной, но порой удивительно интенсивной меновой торговли, либо благодаря постоянным войнам, приводимым к обмену женщинами». (Автор ссылается на польских авторов Т. Лер-Сплавинского и Т. Мочинского, придерживавшихся концепции изначального балто-славянского единства. — А. К.).

...Мы уже обращали внимание на бесспорное знакомство славян с (Средним) Дунаем, на методологическую уязвимость традиционных разысканий о прародине славян, под которой в них неоправданно понималось первоначально ограниченное стабильное пространство, будто бы обязательно свободное от других этносов и первоначально бездиалектное; самоограничение исследователей внутренней реконструкцией приводило к воссозданию «непротиворечивой» модели праязыка, по-видимому, весьма отдаленной от реального, некогда живого праславянского языка с внутренним диалектным членением и собственными индоевропейскими истоками, что весьма затемнялось разными балто-славянскими теориями, в том числе той из них, по которой праславянская языковая модель производна от балтийской...

Против прямолинейных заключений

Европейская карта бронзового века обычно представляется археологу расчерченной миграцией и походами, которые как будто документируются этнически характерной керамической посудой. Не зная подлинных имен этих этносов, археологи привычно обозначают их... носители культуры шнуровой керамики и т. д. Шнуровая керамика встречается от Северного Причерноморья до Скандинавии, но для того, чтобы совершать такие дальние походы и миграции, надо отличаться особой воинственностью и подвижностью, короче говоря, надо вести кочевую жизнь, а нам указывают с другой стороны, что кочевой образ жизни и производство керамики плохо совместимы по причине хрупкости глиняной посуды!.. Поэтому время от времени раздаются голоса, рекомендующие видеть в распространении изделий именно распространение изделий (через торговлю, заимствование, культурное влияние и моду и т.д.), а не делать поспешных выводов о распространении людей... К сожалению, и сейчас авторы этих здравых суждений остаются пока в меньшинстве, и до сих пор говорят больше о нашествии носителей лужицкой культуры на балтийскую территорию с Запада... чем о лужицком культурном влиянии... Таким образом, культурные влияния, культурный обмен, столь важный для человечества во все времена, скорее преуменьшаются, отчего картина древних этнических отношений невольно подвергается искажению.


Поделиться: