Глава 4

МОСКОВСКОЕ ЦАРСТВО — СОСЛОВНО-ПРЕДСТАВИТЕЛЬНАЯ МОНАРХИЯ (1480-1700)

§ 1. Реформы и контрреформы Ивана Грозного

ИСТОРИЯ В АФОРИЗМАХ

«Царь указал, а бояре приговорили». В соответствии с этой формулой почти два века функционировало верховное управление в Московском царстве. Речь идет не только о роли Боярской думы, в которую входили представители наиболее знатных родов. На протяжении довольно длительного времени Россия была своеобразной «демократической монархией». В ХV-ХVІІ вв. сословно-представительные монархии существовали во многих странах Европы и Азии. Не была исключением и Россия. В ней действовал Земский собор — представительное учреждение парламентского типа.

Сын Ивана III Василий III (1505-1533) продолжал «собирание» русских земель, присоединил к Московскому государству Псков, Смоленск, Рязань. Он правил решительно, самодержавно, «сам третий у постели». Но XVI в. определяется прежде всего личностью его сына Ивана IV. Иван Васильевич родился в 1530 г. В возрасте трех лет, в 1533 г., был провозглашен великим московским князем, в 1547 г. — царем, умер в 1584 г. За свои дела получил прозвище Грозный.

Формально Иван IV находился на престоле самый длительный период — 51 год, так как был провозглашен великим князем московским в возрасте 3 лет, а умер в 54 года. Фактически в 1533-1538 гг. страной управляла его мать Елена Глинская с фаворитом И. Ф. Овчиной-Телепневым-Оболенским, а затем за власть непрерывно боролись боярско-княжеские группировки во главе с князьями Шуйскими, Бельскими и Глинскими.

В 1547 г. Иван принял царский титул и формально сравнялся с западноевропейскими императорами. Совершенствовались церемониал, государственная символика. Наследование осуществлялось по личному желанию самодержца. Иван Грозный рассматривал государство как личную собственность, вотчину, которой можно распоряжаться по своему усмотрению. «Самодержавство Российского царства началось по Божьему изволению от великого князя Владимира... до нас, смиренных скипетродержателей Российского царства... Ведь вольное царское самодержавие наших великих государей — не то, что ваше убогое королевство: нашим государям никто ничего не указывает... потому что наши государи — самодержцы Божьей милостью сидят на престоле... никто их вольных самодержцев не сменяет на престоле, не ставит и не утверждает», — объяснял характер своей власти Иван Грозный в послании польскому королю1. С 1555 г. появился «Государев родословец» — официальный справочник по вопросам родовитости феодальной знати. Он начинался со «Сказания о князьях владимирских», в котором обосновывалось происхождение московских царей от первого римского императора Октавиана Августа (правил с 27 г. до н. э. до 14 г. н. э.). Русское слово «царь» является адаптированным вариантом титула римских императоров — «кесарь», «цезарь». Дело в том, что фактическим основателем римской империи был пожизненный консул Гай Юлий Цезарь1 (102 (100?)—44 г. до н. э.), дядя Октавиана Августа2.

1 В Речи Посполитой (польско-литовском государстве) короля выбирал сейм, состоявший из дворян-шляхтичей. Каждый шляхтич обладал правом «вето», мог наложить запрет на решение сейма.

Нестабильность верховной власти, недовольство населения, необходимость решения трудных внешнеполитических задач обусловили проведение первого в истории России крупного цикла реформ. В их осуществлении молодой царь опирался на группу приближенных лиц, которая получила название Избранная рада (князь А. М. Курбский, дворянин А. Ф. Адашеву духовник царя Сильвестру митрополит Макарий и др.).

С 1549 г. стали собираться Земские соборы — сословно-представительные учреждения наподобие английского парламента, испанских кортесов, французских генеральных штатов и т. д. В Земских соборах участвовали: Боярская дума, верхи духовенства, представители дворянства, купечества, другие приглашаемые лица. Царь вместе с Боярской думой, с Земскими соборами принимал многие важные решения по внешнеполитическим, финансово-хозяйственным, законодательным и другим проблемам. Земские соборы Московского царства за менее чем 150 лет своего существования провели больше «сессий», чем французские генеральные штаты за 300 лет.

В 1550-е гг. появились приказы — органы центрального управления. Они создавались по отраслевому (Посольский, Разбойный, Холопий, Разрядный и др.) и территориальному (Казанский, Сибирский и др.) принципам. Их возглавляли князья и бояре. Дьяков и подьячих, служителей приказов, можно считать родоначальниками российской бюрократии. Приказная система улучшила собираемость налогов, упорядочила управление государством. А. Адашев некоторое время возглавлял Челобитную избу, в которую можно было пожаловаться на бояр, казначеев и дворецких.

В 1552 г. была составлена Дворовая книга. Полный список Государева двора включал в себя около 4 тыс. человек, которых и называли дворовые дети боярские, или дворяне. Их записывали по тем уездам («городам»), где они владели землей. В 1555 г. стали вести Государев разряд (Разрядные книги). Поместный и Разрядный приказы вели записи о службе представителей различных родов, на основе которых регулировались отношения внутри слоя феодальной знати. Тем самым была легализована система местничества, в соответствии с которой должности занимались в зависимости от родовитости и тех мест, которые в свое время занимали на государевой службе предки.

1 Личное имя этого выдающегося государственного деятеля — Цезарь — в русском языке трансформировалось в слово «царь».

2 В русской культуре широко использовалась поговорка «Богу — богово, кесарю — кесарево», которая предостерегала духовенство от вмешательства в дела правителя.

Государство не может существовать без казны, значительную часть которой составляют денежные поступления от населения в виде налогов. Иван III на присоединенных к Москве территориях провел описание земель и платежеспособного городского и сельского населения. Результаты проведенной работы были зафиксированы в специальных книгах, получивших название «писцовых». Эти книги представляли собой государственные описания, в которых фиксировалось распределение земельного фонда между владельцами и учитывалась их платежеспособность для того, чтобы обложить налогами. Единицей обложения была «соха». Она не была унифицирована и в разных уездах включала неодинаковое число крестьянских дворов и различное количество пахотных земель.

Регулярные описания стали проводиться во 2-й половине XV в. и продолжались на протяжении всего XVI в. и 1-й половины XVII в., охватывая огромные территории. Некоторые из них носили всероссийский характер.

Данные писцовых книг велись по уездам, внутри уездов по административным единицам (погостам, волостям) или по видам землепользования (помещики, вотчинники, монастыри и др.). Основу писцовых книг составляли сведения о поселениях (селах, деревнях, починках, пустошах и др.).

Государственные налоги и повинности конца XV — 1-й половины XVI в. были самыми разнообразными и четкой разницы между обязательными и необязательными платежами не существовало.

Основным видом налогов и повинностей государству была дань, представлявшая собой целый комплекс налогов. «Ям» являлся обязательной повинностью населения, включавшей ремонт дорог, заготовку и привоз камня и извести, постройку мостов и др. Иногда вместо «яма» население платило деньги. «Городовое дело» представляло собой работы по строительству городских укреплений, острогов. Посощная служба заключалась в поставке определенного числа людей с каждой сохи на нужды армии для выполнения разного рода вспомогательных работ. Население платило различные таможенные пошлины.

Государственными сборщиками податей являлись «даньщики» и «пошлинники», а также представители царской власти — наместники и городовые приказчики. Вся совокупность платежей в пользу государства и землевладельца называлась тяглом, а крестьяне, платившие их, — тяглецами. Тяглые крестьяне записывались в писцовые книги. Но платили налоги в казну далеко не все. Иногда государство освобождало от уплаты налогов землевладельцев. Больше всего льгот имели монастыри. Такие освобождения оформлялись особыми грамотами. На протяжении XVII в. государство неоднократно прибегало к чрезвычайным налогам, например в связи с войной.

В местном управлении была отменена система кормлений, при которой направляемые из Москвы наместники и волостели за выполнение административных и судебных функций должны были получать «корм». Но они злоупотребляли своим положением. С 50-х гг. XVI в. население само стало выбирать губных старост (в местах с преобладанием феодального землевладения), земских старост (в городах и черносошных волостях), целовальников и голов (сборщиков различных налогов и сборов), дьяков, подьячих, сторожей и других должностных лиц, включая палачей, в губных и земских избах. Выбираемые населением десятские, сотские помогали старостам в борьбе с разбоями, следили за порядком. Органы местного управления действовали под контролем приказов.

Были укреплены вооруженные силы. Порядок обязательной дворянской службы («по отечеству», по происхождению) определялся «Уложением о службе» 1556 г. С определенного количества земли дворянин выходил «конен, люден и оружен», а князья и бояре могли сами лично не служить, но выставляли воинов. Норма обеспечения землей на одного служилого человека — дворянина или помещика — составляла 100 четвертей, или четей. В пересчете на современные единицы площади это означает 50 гектаров. Такой земельный участок обрабатывало обычно 10 семей. Фактически 10 крестьянских дворов должны были экипировать на воинскую службу одного воина. Дворяне, дети боярские становились служилыми людьми «по отечеству» — их служба была наследственной. Дети боярские одного уезда вместе выходили на службу, решали судьбы выморочных поместий, определяли оклады жалованья (поместного и денежного) друг для друга.

«По прибору» (по набору) служили стрельцы, казаки, пушкари, воротники, казенные кузнецы и др., а также иностранцы. В московском войске появились «служилые инородцы» — татары, калмыки, башкиры. Стрельцы, другие воины селились в городах и на границе, получали освобождение от налогов, землю и небольшое жалованье. В вооруженные силы обычно набирали посоха — ополченцев из черносошных и монастырских крестьян, а также из посадских людей. Их набирали от каждой «сохи» для ведения дорожных и фортификационных работ, перевозки грузов и других вспомогательных работ. На время походов отменялось местничество, т. е. порядок замещения должностей в войске в зависимости от знатности. В армии стало широко использоваться огнестрельное оружие, пушки, появилось военно-инженерное дело.

УДИВИТЕЛЬНЫЕ СУДЬБЫ

Государственные реформы конца 40-50-х гг. XVI в., определившие на столетие особенности государственного управления в России, связаны с именем Алексея Федоровича Адашева (? — 1561). Он происходил из костромских дворян и пользовался доверием молодого царя: был постельничим, хранителем личной казны и печати «для скорых и тайных дел». А. Ф. Адашев возглавлял Челобитенный приказ, который фактически являлся личной канцелярией царя (сравните с Администрацией Президента РФ), направлял и контролировал деятельность других учреждений.

А. Ф. Адашев руководил Избранной радой, которую многие исследователи считают первым фактическим правительством в истории России. Адашев вел дипломатическую подготовку присоединения Казанского ханства, ведал вопросами внешней политики вместе с И. М. Висковатовым. Редактировал официальную летопись, руководил составлением официальной разрядной книги и «Государева родословца». Имел чин окольничего. В 1560 г. был воеводой в Ливонии. Умер в Юрьеве (ныне Тарту) в царской опале. Предполагают, что царю не понравилось сопротивление Адашева продолжению Ливонской войны и сыграли свою роль интриги Захарьиных (Романовых), родственников первой жены Ивана IV Анастасии. Брат А. Ф. Адашева — Даниил Федорович Адашев — успешный военачальник, окольничий, начальник артиллерии в Ливонии, был казнен вместе с малолетним сыном и остальными родственниками. Упомянутый выше глава Посольского приказа думный дьяк Иван Михайлович Висковатов также был казнен после страшных истязаний.

«Строй и управление Русским государством так изменилось против прежнего, что можно было назвать это государство совсем новым; все получило другой вид, противоположный старому... Если бы Иван IV не держал правление в жестких и суровых руках, то он не жил бы так долго; против него постоянно составлялись коварные и предательские заговоры; но он всегда открывал их... Царь покорил Полоцк, Смоленск и много других городов и укреплений... в восточной Ливонии, завоевал царства Казанское и Астраханское, земли многочисленных ногаев, черкесских татар и множество других народов, обитавших на расстоянии двух тысяч верст, по берегам знаменитой реки Волги, на юг до самого Каспийского моря... Сверх того, Иоанн покорил царство Сибирское и все прилежащие к северу земли свыше 1500 верст и, таким образом, значительно расширил свои владения и государство на все стороны, старался заселить его и завел обширную торговлю со всеми странами... Иоанн построил в свое время до сорока каменных церквей, богато убранных и украшенных внутри, с позолоченными чистым золотом верхами. Он основал около шестидесяти мужских и женских монастырей... При Иоанне построена среди Кремля башня из тесаного камня... с 30-ю большими колоколами приятного звона...

Кроме подобных дел, царь в свое время построил 155 крепостей в разных частях своего государства и снабдил их орудиями и гарнизоном... Самую Москву царь обвел крепкою, широкою и красивою стеною, снабдив орудиями... Он был хорош собой, стройно сложен, с высоким лбом, с пронзительным голосом, настоящий скиф — остроумен, жесток, кровожаден, безжалостен»1. (Англичанин Джером Горсей жил в Москве с 1572 г. сначала в качестве агента «Русской компании» лондонских купцов, а затем посланника королевы Елизаветы Тюдор.)

В 1550 г. был утвержден царский Судебник. В нем сохранялось право крестьян на переходы от владельца к владельцу. Предусматривались суровые наказания за преступления против государства (бунт, крамола, фальшивомонетничество, взятка и др.). Широко применялись пытки, телесные и членовредительные наказания, заключение в тюрьму. После принятия Судебника 1550 г. все указы и постановления собирались в приказах. Составлялись указные (или уставные) книги приказов, которые представляли собой хронологические сборники новых норм.

В годы своего царствования Иван IV также решал и накопившиеся церковные вопросы. В 1551 г. он созвал Собор, на котором была провозглашена верность древней вере, подтвержден византийский принцип единения Церкви и государства. Собор унифицировал церковные обряды, принял меры по ограничению произвола высших церковных иерархов. На Стоглавом соборе Иван IV обвинил черное духовенство в неблагочинии, выразил недовольство теми, кто стригся в монахи ради наживы и телесного покоя. Собор запретил держать монастырям хмельное, а монахам рекомендовал пить квас. Было запрещено инокам жить в миру, бродяжничать и собирать деньги, играть на музыкальных инструментах, в шахматы, читать книги недостаточно благочинного содержания, общаться с иноземцами, устраивать «скоморошеские» представления. На Соборе говорили о том, что дворянские земли скудеют, а монастырские богатеют; был утвержден закон об ограничении церковного землевладения. Решения Собора представляли собой сто ответов на сто вопросов, адресованных к Церкви царем. Документ получил название Стоглав. Книга постановлений Собора надолго стала кодексом русского церковного права.

1 Хрестоматия... 1989. С. 130-131.

Новые попытки государственной власти ограничить монастырское землевладение и привилегии относятся к середине XVI в. В 1572 г. правительство запретило земельные вклады в крупные монастыри и установило правило «доклада» властям в случае мелких приношений монастырям.

Гроза над монастырями разразилась в 1573 г., когда Иван IV направил в Кирилло-Белозерский монастырь послание, в котором обвинил монахов в многочисленных «послаблениях иноческого жития» — чревоугодии, пьянстве, заносчивости, сребролюбии и лицемерии.

Новая политика секуляризации церковного имущества связана с Собором 1575 г. Ряд высших церковных иерархов обвинили в различных предосудительных для их сана поступках, на них были заведены судебные дела. Отношением царской власти к монастырям воспользовались крестьяне, между ними и монастырями обострилась борьба за землю.

Соборы 1580-1581 гг. подтвердили законность монастырских владений, но впредь монастырям запрещалось получать и приобретать земли. Закон просуществовал недолго.

К сожалению, в 1565 г. была введена опричнина. Ее причинами большинство историков считают: стремление царя установить свою неограниченную власть; борьбу с феодальной аристократией (явной и мнимой оппозицией); желание царя ликвидировать остатки феодальной раздробленности; личные качества царя (жестокость, мнительность, подозрительность и др.).

Иван Грозный разделил страну на земщину, где было свое управление (Дума, приказы и т. д.), и опричнину (от слова «опричь», «кроме»), которой управлял сам Иван Грозный. Он опирался на отборное, опричное войско и проводил в отношении земщины политику террора и грабежа. Были убиты многие видные люди, подвергся настоящему разгрому Новгород и другие местности. По Синодику (поминальному списку) Ивана IV было уничтожено 22 тыс. человек. В ходе карательной экспедиции в Новгороде погибло до 15 тыс. человек. (Число жертв опричного террора является предметом споров историков.) Для 6 тыс. опричников были выделены земли, отобранные у 9 тыс. землевладельцев. Это привело к нарушению организации и комплектованию поместного войска. Были нарушены сложившиеся поземельные отношения. Начался хаос. Многие люди бежали со своих мест.

В 1572 г. опричнина была формально отменена, так как опричники не вышли на войну с Крымским ханством, но методы опричнины применялись и далее.

Опричнину и в целом правление Ивана Грозного оценивают по-разному. В советское время наиболее распространенной была точка зрения, что царь укреплял централизованное государство, продолжал политику отца и деда. Многие считают его тираном, разрушителем с не вполне нормальной психикой. Большинство историков полагают, что опричнина имела ряд последствий:

1. Утверждение деспотического самодержавия, ставшего завидным примером для всех последующих правителей. Из 43 членов Боярской думы были казнены 19, пострижены в монахи — 3 человека.

2. Ликвидация очагов оппозиции и сепаратизма, но не условий, порождавших борьбу за власть в стране.

3. Тяжелый экономический кризис: было разорено 40% крестьянских дворов.

4. Создание в стране обстановки, которая способствовала утверждению крепостного права. Правящий слой страны и впоследствии будет выходить из кризисных ситуаций за счет усиления эксплуатации основных масс населения.

Общий итог правления Ивана IV удручающ: была проиграна Ливонская война (1558-1583), создалось тяжелое хозяйственное положение, намечался кризис престолонаследия, так как старшего сына Ивана царь сам убил, средний Федор и младший Дмитрий в плане психики внушали серьезные опасения.

УДИВИТЕЛЬНЫЕ СУДЬБЫ

Федор Степанович Колычев (1507-1569) был знатным московским боярином. В тридцать лет постригся в монахи Соловецкого монастыря. В качестве игумена превратил Соловки в процветающую обитель, приобрел огромный авторитет суровым и праведным нравом. Царь Иван в начальный период опричнины уговорил Колычева стать митрополитом Московским. Соловецкий игумен согласился при условии, что опричные казни будут прекращены, стать митрополитом Филиппом. Царь продолжал убийства и казни. Во время церковной службы Филипп открыто высказал свое осуждение действий Грозного. Он был заточен в Тверской Отроч монастырь, откуда продолжал направлять царю увещевательные письма. Царь же презрительно называл Филиппа Филькой, а его послания — «Филькиными грамотами». Родные Филиппа подверглись гонениям. Филиппу была принесена отрубленная голова его родного племянника. Затем главарь опричников Малюта Скуратов-Бельский но приказу царя задушил опального главу Русской православной церкви. О судьбе родных Малюты будет рассказано дальше.

Первым в истории России политическим эмигрантом и диссидентом (инакомыслящим) стал князь, воевода, писатель и переводчик Андрей Михайлович Курбский (1528-1583). Именно он назвал «правительство» (под руководством А. Ф. Адашева) Избранной Радой. В 1549-1564 гг. участвовал во многих военных походах (был не раз ранен) и политических событиях. В время Ливонской войны бежал в Литву. Впоследствии его мать, жена и сын, оставленные им, скончались в тюрьме, а земли князя были конфискованы.

Польский король пожаловал перебежчика городом Ковелем с замком и землями (ныне на территории Белоруссии). Андрей Курбский воевал против России на стороне Польши. В Польше после смерти первой жены еще дважды женился, вел борьбу с соседями за землю, считался склочным человеком. В то же время имел репутацию просвещенного человека, знатока риторики, грамматики, диалектики, других наук. Изучил латинский язык.

В историю Курбский вошел своей полемической перепиской с Иваном Грозным и сочинением под названием «История о великом князе Московском». Он осуждал царя за казни воевод, за тиранический образ правления, показывал причины нравственного перерождения и деградации московского самодержца. Он предсказывал Ивану IV гибель вместе со всем царским домом, если царь не вернется к благочестивым делам. Литературное наследство Андрея Михайловича Курбского на протяжении нескольких столетий является предметом изучения и споров.

Опричнина стала периодом фактических контрреформ, которые свели на нет большую часть положительных результатов реформ. Алгоритм «реформы—контрреформы» не раз повторится в российской истории.


Поделиться: