§ 5. Влияние ига на культуру и менталитет русских людей

ИСТОРИЯ В АФОРИЗМАХ

«Чтобы свеча не погасла». Слова из духовной грамоты Симеона Гордого на протяжении веков воспринимались как уверенность и надежда на сохранение русской самобытности, русского православия, русского духа, которые находили свое воплощение в многочисленных произведениях русской культуры. В начале XXI в., в эпоху глобализации угроза растворения русской, российской культуры в космополитичном культурном и информационном пространстве снова стала реальной.

Нашествие Батыя и другие монгольские карательные экспедиции XIII в. нанесли колоссальный ущерб не только политическому и экономическому развитию страны, но и тяжелейший удар культурной жизни страны. Были истреблены или уведены в плен ремесленники, забыты многие технические приемы и навыки, некоторые виды ремесла вообще исчезли. Пострадало русское зодчество: разрушению подверглись многие храмы, из-за отсутствия материальных средств и мастеров-строителей на полвека прекратилось каменное строительство. Вместе с храмами погибали мозаики и фрески, иконы. Расхищались библиотеки, уничтожались рукописи. Упадок пережило прикладное искусство. Но, несмотря на столь разрушительные прямые последствия монголо-татарского нашествия, в целом сфера русской духовной культуры устояла, оказалась менее деформированной, чем политическая или социально-экономическая система Руси.

В первые десятилетия ига создавшаяся обстановка почти не оставляла места для художественного творчества. Однако уже со 2-й половины XIII в. положение меняется. Первые военные победы, успехи хозяйственного строительства способствовали оживлению культуры, особенно в городах. Увеличивается удельный вес ремесел, возрождаются многие технические навыки, преданные длительному забвению после монголо-татарского вторжения, совершенствуется мастерство ремесленников и художников. В свою очередь, наметившийся духовный подъем помогал объединению русских людей и, следовательно, положительно влиял на ход военных действий, на экономическое развитие. В сознании порабощенных русских людей никогда не угасала мысль о необходимости борьбы с завоевателями. Постепенно формировалась высокая общенациональная идея, вокруг которой происходила консолидация русского народа. Большое значение для возрождения национального сознания Руси имела победа русского войска на Куликовом поле. Она доказала русским людям не только необходимость, но и возможность вести успешную борьбу за освобождение от ига. Стремление к независимости, объединение Руси, рост национального самосознания, духовный подъем — вот те основные компоненты, которые характеризуют русскую культуру периода золотоордынского ига. Развитие всех отраслей культуры, всех видов искусства в эту эпоху шло от возрождения к расцвету.

Идея объединения древнерусских земель, обращение к историческому прошлому Руси, когда страна была едина, сильна, а потому независима, особенно характерны для раннемосковского искусства. Это объясняется тем, что московские князья, претендуя на роль политического центра такого объединения, стремились поставить себе на службу идеологию, Церковь, все подвластные ей виды искусства. В XV в. Москва выступает уже не только как политическая столица нового крупного государства, но и как культурный центр всех русских земель.

Официальное летописание, литература и устное народное творчество периода золотоордынского ига призывали жителей русских земель к объединению. В начале XV в. при участии митрополита Фотия в Москве был составлен новый летописный свод, главной идеей которого являлся союз московской великокняжеской власти с городским населением феодальных центров в целях политического объединения Руси. Причем новый летописный свод начинался Повестью временных лет с целью подчеркнуть продолжение Москвой традиций киевского и владимиро-суздальского периодов в истории страны.

О нашествии монголо-татар, героическом сопротивлении русских людей сообщают исторические повести, написанные современниками событий («О битве на Калке», «Повесть о разорении Рязани Батыем»). Под воздействием победы на Куликовом поле в 1380 г. возник цикл литературных произведений: «Задонщина», «Летописная повесть о Куликовской битве», «Сказание о Мамаевом побоище». Их объединила одна главная мысль — о единстве русской земли как основе победы над врагом. В этот же период оформляется новый жанр устного народного творчества — жанр исторической песни как непосредственного отклика на конкретные события. В песнях отражены подвиги простых людей, пытавшихся остановить врагов («Повесть об Авдотье-рязаночке», «Песня о Щелкане Дудентьевиче»).

УДИВИТЕЛЬНЫЕ СУДЬБЫ

Варфоломей, сын ростовского боярина Кирилла и его жены Марии, учился с трудом. Родители разорились и перебрались из Ростовской земли в село Радонеж. После смерти родителей Варфоломей вместе с овдовевшим братом Стефаном срубил в лесу келью, принял монашеское имя Сергий и соорудил маленькую Троицкую церковь, положив начало будущей знаменитой Троице-Сергиевой лавре.

Пятьдесят лет Сергий Радонежский (1314-1392) рубил кельи для новых монахов, носил воду, пек хлеб, кроил и шил одежду. Он жил для других, самоотверженно преодолевая все жизненные невзгоды. Сергий приобрел колоссальный нравственный авторитет. Считалось, что он благословил Дмитрия Донского на Куликовскую битву и направил с князем иноков Пересвета и Ослябю, погибших в сражении.

У Сергия было необычайно выразительное скуластое худощавое лицо, обрамленное копной густых рыжеватых волос, и широкая, уже тронутая сединой борода. На шитом покрове в изображении Сергия (конец XIV — начало XV в.) мастер сумел передать отсутствующий, устремленный «внутрь себя» взгляд слегка раскосых глаз. Облик аскета, отшельника подчеркивает длинный коричневый плащ, скрывающий фигуру «старца». Это один из наиболее ранних и, как считается, достоверный портрет человека XIV в.

Над могилой Сергия Радонежского, причисленного к лику святых на следующий год после смерти, был построен собор. На территории Троице-Сергиевой лавры (в 70 км к северу от Москвы, современный г. Сергиев Посад) находятся соборы, построенные в ХV-ХVІІ вв., Московская духовная академия и духовная семинария.

В ХІV-ХV вв. на русских землях начинается процесс возрождения каменной архитектуры. Особенно быстрыми темпами строятся монастыри. Это объясняется тем, что монастыри были освобождены от выплаты дани. В монастырях укрывались от гонений властей, кровопролитных набегов многочисленных врагов, постоянных усобиц князей. В период монголо-татарского ига заметно увеличилось число монастырей и был дан импульс к последующему его увеличению: если в ХІ-ХІІІ вв. на Руси имелось не более 70 монастырей, то к середине XV в. их стало более 180. За последующие полтора столетия было построено около 300 новых монастырей, а лишь в один XVII в. — 220.

Войско Батыя уничтожило, разрушило многие русские города. Уже в конце XIII в. и особенно в ХІV-ХV вв. восстанавливаются, отстраиваются вновь крупные русские центры. Ранее других каменное строительство возобновилось в Новгороде и Пскове. В XIV в. первые каменные храмы появляются и в Московской земле (в Москве, Звенигороде и др.).

Для зодчества второй половины XIV в. характерно усиленное возведение крепостных сооружений, что было вызвано необходимостью обеспечения условий для последующей борьбы с Золотой Ордой. В этой связи на первый план выдвигалась идея укрепления южнорусских рубежей. В 70-е гг. XIV в. сначала в Нижнем Новгороде, а затем в Серпухове строятся каменная и дубовая крепости. Обе крепости должны были стать серьезным препятствием для продвижения ордынцев в глубь страны.

При князе Дмитрии Ивановиче впервые отстраиваются из камня стены Московского кремля. Огромный по своим размерам кремль (протяженность стен достигала почти 2000 м), был построен за очень непродолжительный период: заготовка камня началась в 1366 г., собственно возведение крепости осуществлялось в 1367-1368 гг. Московский каменный кремль стал важнейшим укреплением Северо-Восточной Руси. В XV в., когда большее распространение получили математические знания, практически все крепости на границах Руси строились на основе математически проработанного плана.

В начале XV в. Москва приобретала все большее политическое значение как центр объединения всех русских земель. Московские великие князья, обустраивая свою резиденцию, хотели, чтобы она не уступала во внешнем блеске Владимиру. Потому многие каменные храмы ХІV-ХV вв. строятся по образцам владимиросуздальского зодчества: Успенский, Архангельский, Благовещенский соборы Московского Кремля, Успенский собор в Звенигороде (1400), Троицкий собор Троице-Сергиевого монастыря (1422).

Освобождение Московской Руси от иноземного ига, становление ее как независимого единого государства выдвигало необходимость обустройства столицы с учетом европейского опыта. С этой целью Иван III пригласил в Москву зарубежных, в первую очередь итальянских, мастеров: Аристотеля Фиораванти, Бона Фрязина, Марко Руффо, Пьетро Антонио Солари, Алевиза Нового. Приглашенными, а также русскими зодчими в последней четверти XV в. был создан новый ансамбль Московского Кремля, который в основном сохранился до настоящего времени. Строительство кремлевских соборов итальянскими архитекторами способствовало появлению в русской архитектуре новых технических приемов, которые были заимствованы из зарубежного архитектурного опыта эпохи Возрождения. Так, при возведении Аристотелем Фиораванти Успенского собора впервые на Руси были использованы так называемые железные связи. Новым являлось создание обширного внутреннего пространства храма, установление больших оконных проемов. Архангельский собор (Алевиз Новый) внешне был оформлен в духе итальянского Возрождения.

Помимо реконструированных храмов в ансамбль Московского Кремля вошли также и постройки гражданского значения: Каменная палата для государевой казны, новый великокняжеский дворец, кирпичные кремлевские стены с башнями, мосты через реки Неглинную и Москву. В новом ансамбле Кремля получила воплощение идея величия и силы единого Московского государства.

Особенно ярко духовный подъем второй половины ХІV-ХV вв. выразился в живописном искусстве. Именно этот период считается «золотым веком» средневековой русской живописи. Творчество Феофана Грека, Андрея Рублева, Дионисия, мастеров их школ радовало современников, продолжает восхищать и сегодня. Важно отметить, что появление в 70-е гг. XIV в. такого самобытного, виртуозного византийского иконописца, как Феофан Грек, не привело к слепому подражанию великому мастеру со стороны русских художников. А ведь Феофан попал в Новгород зрелым мастером, уже расписавшим много церквей в Константинополе, Халкидоне и Галате, Кафе и в некоторых других византийских городах. Современники понимали, что Феофан Грек «среди иконописцев отменный живописец» (так о нем отзывался церковный писатель начала XV в. Епифаний Премудрый). Он принимал участие в росписях важнейших храмов сначала Новгорода, затем Москвы. Феофан Грек работал бок о бок с русскими мастерами, воспитал группу талантливых учеников, среди которых был и Андрей Рублев.

УДИВИТЕЛЬНЫЕ СУДЬБЫ

Молодые годы Андрея Рублева (1370(?)-1430) прошли в Троицком монастыре, а иконописцем он стал в Андрониковом монастыре. Впервые имя Рублева упоминается под 1405 г., когда вместе с Феофаном Греком и Прохором из Городца он расписывал Благовещенский собор в Москве. Однако Рублев не стал подражать авторитетному византийскому художнику. Живопись Рублева скорее противоположна по духовному содержанию и цветовой гамме: он окончательно отказывается от византийской суровости и аскетизма.

Наиболее ярким свидетельством духовного взлета периода ига является самое замечательное произведение Андрея Рублева икона «Троица». Она была написана для нового каменного собора Св. Троицы, возведенного над гробом Сергия Радонежского. На картине библейский рассказ о том, как к праведнику Аврааму пришел сам Бог в образе трех путников. Жители города, где жил Авраам, непочтительно отнеслись к юношам. Авраам же усадил их под дубом во дворе своего дома, заколол для них тельца и проявил всевозможное гостеприимство. В картине Рублева видны миротворение, любовь, милосердие, просветление, которые были характерны для русского национального самопознания.

В творчестве Андрея Рублева завершается наметившийся уже в XII в. процесс обособления русской живописи от византийской. Так было положено начало укреплению общерусского стиля живописи, получившего наибольшее распространение в XVI и XVII вв. В живописных произведениях Андрея Рублева и художников его круга возник идеал человека Древней Руси. Искусствоведы находят в произведениях Рублева тему спокойного, уверенного героизма во имя единения в любви и согласии. Андрей Рублев скончался и похоронен в Андрониковом монастыре.

Историография

«Татарщина сказалась у нас не в одном лишь случайном и легком заимствовании некоторых татарских слов, но и в заимствовании некоторой доли самой татарщины; эти заимствованные слова были полным выражением того зверства диких татарских орд, которым сменилась правда, выработанная народом. Татарщина откроется, когда история расскажет нам смену древней русской одежды на ту татарскую, которая покрывала наших предков с головы до ног: башмак, азям, армяк, зипун, чедыш, кафтан, учкур, шлык, башлык, колпак, клобук, тафья, темляк и т. д.; когда увидим, как "правда по закону святу" вытесняется битьем и ругательствами, унаследованными от татар и живущими доселе в словах нам уже близких и родных: дурак, кулак, кулачное право, кандалы (кайданы), кат (палач), катувать, катать, бузовать, башка, карга и т. д.; когда узнаем, как в русские обычаи входят: казна, казначей, караул, сундук, сарай, ям (откуда ямшик), харч (откуда харчевня); обращение права на правеж, заимствованный от татар; установление тархан, ярлыков, чинов, чиновников, тамги (откуда таможня), и, наконец, кабака, сменившего корчму», — перечислял один известный автор1.

Московская Русь, формируя свою государственность в условиях жесткого подчинения Золотой Орде, оказалась отторгнутой от европейской цивилизации. В результате монголо-татарского нашествия и ига, продолжавшегося почти два с половиной столетия, собственные древнерусские социально-политические институты были уничтожены, а зарождение новых происходило при непосредственном участии представителей монгольских ханов, с учетом примера азиатского сюзерена. Именно поэтому существенным структурным изменениям в первую очередь подверглось политическое и социально-экономическое развитие русских земель. Духовная сфера, как уже отмечалось, была деформирована в меньшей степени. Здесь и в условиях ига сохранялись и приумножались древнерусские традиции, позже обогащенные элементами западноевропейского творчества, особенно итальянского Возрождения.

1 Прыжов И. Г. История кабаков в России. М., 1992. С. 62.


Поделиться: