Тема: Становление думской монархии и многопартийности в России

План:

1. Становление думской (дуалистической) монархии.

   а) Законодательная база российского парламентаризма.

   б) Партийный состав и деятельность I―IV Государственных дум.

2. Становление многопартийности.

   а) Классификация политических партий.

   б) Крупнейшие политические партии Российской империи.

1. Становление думской (дуалистической) монархии

а) Законодательная база российского парламентаризма

Вскоре после издания Манифеста 17 октября по указанию Николая II было создано «Особое совещание» под председательством министра юстиции Михаила Григорьевича Акимова, которому было поручено разработать «Свод основных законов Российской империи» и другие законодательные акты, необходимые для реализации основных положений данного манифеста.

20 февраля 1906 г. были опубликованы два законодательных акта — «Учреждение Государственной думы» и «О переустройстве учреждений Государственного совета» которые, по мнению одних авторов (И. Исаев), заложили основы российского парламентаризма и знаменовали собой превращение Российской империи в дуалистическую (конституционную) монархию, а по мнению других авторов (А. Степанский), были существенным откатом от тех принципов парламентаризма, которые провозгласил царский Манифест 17 октября.

В соответствии с этими законодательными актами впервые в истории России создавался законодательный орган государственной власти, состоящий из двух палат — Государственной думы и Государственного совета.

Согласно первому законодательному акту, нижняя палата российского парламента — Государственная дума, максимальный срок полномочий которой устанавливался в пять лет, формировалась исключительно на выборной основе. Выборы, в соответствии с новой редакцией избирательного закона, утвержденной 11 декабря 1905 г., были многоступенчатыми и проходили по сословно-куриальной системе. Это означало, что:

• в ходе избирательной кампании выбирались не сами 524 депутата нижней палаты, а их выборщики;

• в соответствии с имущественным цензом все избиратели делились на четыре курии — землевладельческую (31%), городскую (14%), рабочую (13%) и крестьянскую (42%), которые на основе установленных квот делегировали разное количество своих представителей в законодательный орган страны.

По этому закону только император определял продолжительность работы парламентских сессий и сроки перерыва в их работе, а также обладал исключительным правом роспуска Государственной думы и назначения новых выборов.

Второй нормативный акт реформировал прежний Государственный совет, который, как и Государственная дума, становился законодательным органом власти, но наделялся полномочиями верхней палаты российского парламента, т. е. обладал правом вотирования всех законов, принимаемых Государственной думой.

23 апреля 1905 г. был издан новый, дополняющий прежний, законодательный акт — «Учреждение Государственного совета», который изменял прежний порядок формирования верхней палаты, поскольку:

• количество членов Государственного совета увеличивалось с 60 до 190 членов;

• половина его членов по-прежнему назначалась лично царем, а половина — избиралась на основе высокого имущественного ценза губернскими земскими и дворянскими собраниями и купеческими управами;

• максимальный срок полномочий избранных членов Государственного совета составлял девять лет, причем каждые три года треть его членов проходила процедуру ротации;

• председатель Государственного совета, как и прежде, назначался на должность лично царем.

Тогда же, 23 апреля 1906 г., Николай II утвердил новую редакцию свода «Основных государственных законов Российской империи» (223 статьи), в котором гарантировались основные гражданские и политические права и свободы подданных российской короны, уточнялись права и компетенция всех ветвей власти, их взаимодействие в процессе законодательной работы и т. д. В частности, статья 7 «Основных законов» определяла процедуру принятия всех нормативно-правовых актов: любой законопроект сначала должен быть одобрен Государственной думой, затем Государственным советом, и только после прохождения этого «чистилища» он поступал на рассмотрение царю. Император мог либо придать этому проекту силу закона, скрепив его своей личной подписью, либо, используя право отлагательного вето, отправить его на новое рассмотрение в нижнюю палату российского парламента. Кроме того, статья 87 «Основных законов» устанавливала, что император мог единолично издавать нормативно-правовые акты в форме именных указов, но при обязательном соблюдении двух условий:

1) воспользоваться этим правом монарх мог только в период перерыва в работе Государственной думы;

2) императорский указ терял юридическую силу, если он вносился позднее двухмесячного срока со дня возобновления работы Государственной думы, или отклонялся одной из палат российского парламента.

Согласно своду «Основных законов», вся полнота исполнительной власти по-прежнему сохранялась в руках императора и формируемого им Совета министров, который наделялся правом законодательной инициативы. Глава правительства и все руководители центральных министерств и ведомств назначались и снимались с должности только царем.

Таким образом, новая форма государственного правления России представляла собой особый тип монархического конституционализма, который, по мнению ряда авторов (А. Медушевский), был мнимым конституционализмом, занимавшим промежуточное положение между развитыми формами монархического конституционализма европейских держав и традиционалистскими режимами азиатских государств.

Кроме того, Правительствующий сенат наделялся функциями «конституционного надзора», поскольку должен был контролировать соответствие законодательных актов, принимаемых парламентом, своду «Основных государственных законов Российской империи».

б) Партийный состав и деятельность I―IV Государственных дум

• I Государственная дума (27 апреля ― 9 июля 1906)

В марте — апреле 1906 г. прошли выборы в I Государственную думу, в которых приняли участие практически все политические партии и движения страны, за исключением эсеров и большевиков, которые бойкотировали эти выборы. В ходе избирательной кампании в парламент было избрано 478 депутатов, представлявших в основном либерально-буржуазные и социалистические партии.

Партийно-фракционный состав I Государственной думы выглядел следующим образом: кадеты получили 176 мандатов, трудовики — 97 мандатов, социал-демократы (меньшевики) — 18 мандатов, октябристы (прогрессисты) — 16 мандатов и автономисты — 63 мандата. Остальные депутаты нижней палаты парламента не примыкали ни к одной из фракций, составляя так называемое политическое болото. На первом заседании Государственной думы, которое состоялось 27 апреля 1906 г., ее председателем был избран известный русский юрист и адвокат, профессор Московского университета кадет Сергей Андреевич Муромцев.

Весь период работы Государственной думы в центре ее внимания был аграрный вопрос. 8 мая 1906 г. кадетская фракция внесла на рассмотрение своих коллег собственный проект аграрной реформы за подписью 42-х депутатов. Согласно этому проекту, предлагалось из казенных, удельных, монастырских и части помещичьих земель создать государственный земельный фонд для наделения пахотной землей всех безземельных и малоземельных крестьян. С этой целью предлагалось начать процедуру возмездного отчуждения той части помещичьих земель, которая сдавалась в аренду. Однако 13 мая 1906 г. новый председатель Совета министров И.Л. Горемыкин выступил с правительственной декларацией, в которой заявил о недопустимости решения аграрного вопроса за счет принудительного отчуждения помещичьих земель.

19 мая 1906 г. в Государственную думу был внесен еще один проект аграрной реформы, подписанный 104 депутатами фракции трудовиков. По своей сути он походил на кадетский «проект 42-х», но в нем более радикально решалась проблема помещичьего землевладения, поскольку предлагалось полностью конфисковать все монастырские, удельные и помещичьи земли и ввести так называемое уравнительно-трудовое землепользование. Кроме того, фракция трудовиков выдвинула ряд принципиальных политических требований: упразднить Государственный совет, расширить законодательные права Государственной думы и установить ответственность правительства перед парламентом.

Обсуждение «проекта 104-х» резко обострило обстановку в стране и в правящих кругах империи. В этой ситуации ряд членов правительства, в частности министр финансов В.Н. Коковцов, министр иностранных дел А.П. Извольский и министр народного просвещения П.М. Кауфман выступили с неожиданной идеей включения представителей либеральной оппозиции в состав Совета министров. Более того, в середине июня 1906 г. дворцовый комендант генерал Д.Ф. Трепов, который пользовался особым расположением царя, провел тайные переговоры с П.Н. Милюковым и дал согласие на создание коалиционного правительства с участием кадетов.

Эта идея не пришлась по вкусу консервативно настроенным членам кабинета, прежде всего И.Л. Горемыкину и В.Б. Фредериксу, и после тяжких раздумий и колебаний император принял соломоново решение: 6 июля 1906 г. он отправил в отставку И.Л. Горемыкина и назначил новым главой правительства министра внутренних дел П.А. Столыпина, а 8 июля 1906 г. подписал манифест о роспуске I Государственной думы.

10 июля 1906 г. 178 депутатов распущенной Государственной думы, принадлежавших к кадетской фракции, выехали на территорию Финляндии, где подписали знаменитое «Выборгское воззвание», в котором призвали подданных российской короны к акциям гражданского неповиновения и пассивному сопротивлению режиму. 14 июля 1906 г. в Гельсингфорсе (Хельсинки) прошло совещание членов фракций трудовиков и эсдеков, а также руководства партий эсеров, большевиков и меньшевиков, на котором было принято решение начать кампанию за созыв всероссийского Учредительного собрания.

Подстрекательская деятельность левых радикалов (прежде всего, эсеров и большевиков) возымела свое действие: при их непосредственном участии 16―20 июля 1906 г. произошли вооруженные восстания матросов и солдат в Свеаборге, Ревеле и Кронштадте, которые, правда, были быстро подавлены правительственными войсками. В этой кризисной ситуации правительство П.А. Столыпина пошло на вполне адекватные меры и для пресечения новых беспорядков в армии и на флоте, 19 августа 1906 г. инициировало издание указа о введении военно-полевых судов с упрощенной системой судопроизводства. За восемь месяцев своего существования военно-полевые суды вынесли всего 1102 смертных приговора, однако реально было казнено и того меньше, всего лишь 683 человека, что на фоне эсеровского террора выглядело более чем гуманно.

• II Государственная дума (20 февраля ― 3 июня 1907)

После относительной стабилизации обстановки в стране в начале февраля 1907 г. были проведены выборы во II Государственную думу. 20 февраля она приступила к работе. В ходе избирательной кампании было избрано 518 депутатов. По своему партийно-фракционному составу II Государственная дума оказалась еще более левой, чем прежняя: кадеты получили 98 мандатов, октябристы — 32 мандата, трудовики — 104 мандата, социал-демократы (меньшевики и большевики) — 65 мандатов, эсеры — 37 мандатов, энесы — 16 мандатов и т. д. Председателем II Государственной думы вновь был избран представитель кадетской партии, профессор-юрист Федор Александрович Головин.

Центральное место в работе II Государственной думы вновь занял аграрный вопрос. В марте 1907 г. трудовики внесли на рассмотрение своих коллег «Проект основных положений земельного закона», который в точности воспроизводил их прежний «проект 104-х». В апреле 1907 г. альтернативный проект аграрной реформы предложили кадеты, которые, взяв на вооружение «тактику бережения Думы от разгона», пошли на ряд существенных уступок правительству.

10 мая 1907 г. на пленарном заседании Государственной думы с правительственной программой аграрной реформы выступил премьер-министр П.А. Столыпин, который предложил депутатам утвердить императорский указ от 9 ноября 1906 г. Левое думское большинство (трудовики, эсеры, энесы, эсдеки), блокируя любые предложения правительства по этому вопросу, фактически парализовало работу всего законодательного органа страны. В этой ситуации 1 июня 1907 г. П.А. Столыпин вновь выступил на пленарном заседании Думы и потребовал отстранения от участия в ее работе 55 депутатов социал-демократической фракции и лишения 16 из них депутатской неприкосновенности для привлечения к суду за подготовку военного заговора. Левое большинство отвергло этот ультиматум премьера и постановило создать специальную следственную комиссию по данному вопросу.

Своим вызывающим поведением думцы подписали себе «смертный приговор», и 3 июня 1907 г. были опубликованы царский манифест «О роспуске II Государственной думы» и новая редакция избирательного закона, в соответствии с которой: 1) существенно сокращалось количество депутатских мандатов с 524 до 442; 2) значительно менялась пропорция сословного представительства в пользу помещиков и буржуазии.

В советской историографии (А. Аврех, В. Дякин, В. Шелохаев), опираясь на известную ленинскую оценку, события 3 июня 1907 г. традиционно оценивали как «государственный переворот», положивший конец Первой русской революции и установивший бонапартистский режим «третьеиюньской монархии». В современной историографии (К. Соколов, А. Дворниченко) подобная оценка признается не вполне правомерной.

• III Государственная дума (1 ноября 1907 ― 9 июня 1912).

На основе новой редакции избирательного закона в сентябре 1907 г. прошли выборы в III Государственно думу, и 1 ноября она приступила к своей работе. В III Государственную думу было избранно 442 депутата. Наиболее крупными и влиятельными фракциями нового думского состава были октябристы, получившие 154 мандата, «правые» и «националисты» — 147 мандатов, кадеты и прогрессисты — 108 мандатов. Трудовики получили всего 14 мандатов, а социал-демократы — 19 мандатов. Весь период работы III Государственной думы ее председателями были видные представители партии октябристов Николай Алексеевич Хомяков (1907―1910), Александр Иванович Гучков (1910―1911) и Михаил Владимирович Родзянко (1911―1912).

Практически в самом начале работы III Государственной думы сложилось два думских большинства, которые принято называть правооктябристским (301 мандат) и октябристско-кадетским (262 мандата). Эти два партийно-политических блока и определяли характер работы всей Государственной думы и ее отношения с правительством: при обсуждении либеральных законопроектов правительство опиралось на октябристско-кадетское большинство, а при прохождении консервативных законопроектов — на правооктябристское большинство.

Весь период работы III Государственной думы в центре ее внимания были аграрный, рабочий и национальный вопросы. При обсуждении аграрного вопроса думцы узаконили все прежние нормативные акты, которые стали законодательной базой для проведения столыпинской аграрной реформы (1910―1911). В ходе обсуждении рабочего вопроса в центре внимания депутатов были законопроекты так называемой «комиссии В.Н. Коковцова» «О создании конфликтных комиссий на предприятиях», «О страховании рабочих» и «О сокращении продолжительности рабочего дня», которые после бурных и продолжительных дебатов в 1912 г. приобрели силу закона. При обсуждении национального вопроса центральное место заняли польский (1910―1912), финляндский (1910) и холмский (1912) вопросы, а также проблема введения земского самоуправления в западных губерниях Российской империи (1911).

В период работы III Государственной думы, 1 сентября 1911 г. произошла национальная трагедия — в Киеве был смертельно ранен председатель Совета министров Российской империи Петр Аркадьевич Столыпин. Покушение на главу правительства совершил эсер-террорист Д.Г. Богров, который, по версии ряда советских и либеральных историков (Л. Ган, Б. Струмилло, А. Аврех), был платным агентом царской охранки и орудием в руках товарища министра внутренних дел и шефа Отдельного корпуса жандармов генерала П.Г. Курлова, который и стал главным организатором этого убийства. Против этой версии категорически выступил профессор О.А. Платонов, который в своей работе «Терновый венец России» (1996), заявил, что генерал П.Г. Курлов, бывший ближайшим соратником премьера, стал жертвой оговора, и прямо обвинил в гибели П.А. Столыпина масонов. После смерти П.А. Столыпина, которая последовала 5 сентября 1911 г., новым главой российского правительства был назначен министр финансов Владимир Николаевич Коковцов, проработавший на этом посту до января 1914 г.

• IV Государственная дума (15 ноября 1912 ― 1 сентября 1917).

Выборы в IV Государственную думу прошли в октябре 1912 г., а 15 ноября она приступила к работе. В ее состав было избрано 438 депутатов, партийно-фракционная принадлежность которых практически не изменилась: призовые места по-прежнему занимали «правые» и «националисты», у которых было 185 мандатов, октябристы получили 98 мандатов, а кадеты и прогрессисты стали обладателями 128 мандатов. Трудовики и социал-демократы (большевики и меньшевики), имевшие всего 24 мандата, практически никак не влияли на работу этой Государственной думы.

В IV Государственной думе, как и в предыдущем составе парламента, существовало два думских большинства — правооктябристское (284 мандата) и октябристско-кадетское (227 мандатов). По мнению целого ряда историков (В. Старцев, B. Брачев), этот состав Государственной думы был более либеральным, поскольку часть октябристов, кадетов и прогрессистов, ведомые двумя масонами — А.И. Гучковым и М.М. Ковалевским, уже весной 1915 г. перешли в жесткую оппозицию к правительству и ближайшему окружению царя. Более того, по мнению ряда советских ученых (А. Аврех), образование в недрах думского большинства Прогрессивного блока (июль ― август 1915 г.) не только лишило русский царизм прочной думской опоры, но и стало крахом той третьеиюньской политической системы, которая была создана П.А. Столыпиным в 1907 г.

Весь период работы IV Государственной думы ее председателем был один из лидеров октябристов Михаил Владимирович Родзянко, про которого остроумный C. Ю. Витте как-то иронично заметил, что «все-таки главное качество Родзянки не в его уме, а в его голосе — у него отличный бас».

IV Государственная дума проработала до 25 февраля 1917 г. и после Февральской революции фактически прекратила свое существование, хотя формально она была распущена только 6 октября 1917 г. в связи с подготовкой к выборам в Учредительное собрание Российской республики. Окончательно Государственная дума была упразднена декретом СНК РСФСР 18 декабря 1917 г.

В отечественной исторической науке существует две основных точки зрения на роль и значение Государственной думы. Одни историки (В. Демин, П. Ерошкин, В. Тюкавкин, В. Федоров) утверждают, что хотя Государственная дума и не являлась полноценным парламентом, недооценивать ее роль не следует, поскольку она утверждала государственный бюджет и активно участвовала в законотворческом процессе. Другие историки (М. Покровский, А. Аврех) считали, что Государственная дума была «фиговым листком» самодержавия, и ее реальная роль в управлении страной была ничтожна.

2. Становление многопартийности

а) Классификация политических партий

Манифест 17 октября 1905 г., даровавший политические свободы подданным российской короны, стал отправной точкой становления многопартийной системы в стране. В 1905–1913 гг. в России возникло огромное количество политических партий самой разной идейной и классовой направленности, и уже тогда была предпринята первая попытка их классификации.

Лидер российских большевиков В.И. Ульянов (Ленин) в целом ряде своих работ («Опыт классификации русских политических партий» (1906), «Политические партии в России» (1912), опираясь на своей тезис, что «борьба партий есть концентрированное выражение борьбы классов», предлагал следующую классификацию русских политических партий:

• помещичье-монархические («черносотенцы»);

• буржуазные (октябристы, кадеты);

• мелкобуржуазные (эсеры, меньшевики);

• пролетарские (большевики).

Лидер кадетской партии П.Н. Милюков в своей брошюре «Политические партии в стране и Думе» (1909), напротив, утверждал, что партии создаются не на основе классовых интересов, а на основе общих идей. Опираясь на свой базовый тезис, он предлагал следующую классификацию русских политических партий:

• монархические («черносотенцы»);

• буржуазно-консервативные (октябристы);

• конституционно-демократические, или либеральные (кадеты);

• социалистические (эсеры, эсдеки).

Лидер меньшевиков Ю.О. Цедербаум (Мартов) в своей работе «Политические партии в России» (1917), утверждал, что классифицировать русские политические партии необходимо по их отношению к существующей власти:

• реакционно-консервативные («черносотенцы»);

• умеренно-консервативные (октябристы);

• либерально-демократические (кадеты);

• революционные (эсеры, социал-демократы).

В современной политической науке существуют два основных подхода к данной проблеме.

В зависимости от политических целей, средств и методов достижения своих целей, одни авторы (В.А. Федоров) делят русские политические партии того периода на:

• консервативно-охранительные (черносотенцы, клерикалы);

• либерально-оппозиционные (октябристы, кадеты, прогрессисты);

• революционно-демократические (эсеры, энесы, эсдеки).

А их оппоненты (Н.А. Шабельникова) на:

• монархические («черносотенцы»);

• либеральные (кадеты);

• консервативные (октябристы);

• левые (меньшевики, большевики, эсеры);

• анархистские (анархо-синдикалисты, анархо-индивидуалисты).

б) Крупнейшие политические партии Российской империи (1905―1914)

• «Союз русского народа» (СРН) — одна из крупнейших национально-монархических партий консервативного толка возникла в ноябре 1905 г., когда в Петербурге состоялся ее I Учредительный съезд и были избраны руководящие органы партии, в том числе Главный совет, председателем которого был избран известный русский педиатр, доктор медицины Александр Иванович Дубровин. Первоначально Главный совет состоял из 30 членов, среди которых был крупный бессарабский помещик, действительный статский советник Владимир Митрофанович Пуришкевич, редактор «Московских ведомостей» Владимир Александрович Грингмут, богатый курский помещик, статский советник Николай Евгеньевич Марков, которого за потрясающее сходство с Петром I называли «Медный всадник», выдающийся филолог академик Александр Иванович Соболевский, известный историк и автор блестящих гимназических учебников по русской истории профессор Дмитрий Иванович Иловайский и другие. Центральным печатным органом партии была газета «Русское знамя», издателем которой был сам А.И. Дубровин.

В августе 1906 г. Главным советом партии был утвержден партийный устав и принята программа партии, идейной основой которой стала «теория официальной народности», разработанная графом С.С. Уваровым еще в 1832 г. — «самодержавие, православие, народность». Основные программные установки СРН включали в себя следующие положения:

1) сохранение самодержавной формы правления, безусловный роспуск Государственной думы и созыв законосовещательного Земского собора;

2) отказ от любых форм государственного и культурного федерализма и сохранение единой и неделимой России;

3) законодательное закрепление особого статуса Русской православной церкви;

4) приоритетное развитие русской нации — великороссов, малороссов и белорусов, и т. д.

Тогда же под эгидой партии было создано широкое народное движение «Черная сотня», которую первоначально возглавил один из идеологов русского православного монархизма В.А. Грингмут. За основу создания этой организации были взята древняя форма русского общинного (сельского и посадского) самоуправления в виде сотенной организации. А само название «Черная сотня» проистекало из того обстоятельства, что все сельские и посадские общины на Руси были податными, т. е. «черными», сотнями. Именно такие «черные сотни» составили костяк знаменитого Второго ополчения К.З. Минина и князя Д.М. Пожарского, которое спасло страну в 1612 г.

В 1907 г. среди руководителей СРН стали нарастать острые противоречия. В частности, товарищ (заместитель) председателя Главного совета В.М. Пуришкевич, обладавший незаурядной харизмой, стал постепенно оттеснять А.И. Дубровина на второй план. Поэтому в июле 1907 г. в Москве был срочно созван II съезд «Союза русского народа», на котором сторонники А.И. Дубровина приняли постановление, направленное против неуемного самоуправства В.М. Пуришкевича, который в знак протеста против данного решения вышел из состава партии. История с этим расколом не закончилась и получила дальнейшее развитие на III съезде СРН, который состоялся в феврале 1908 г. в Петербурге. На сей раз группа именитых монархистов, в частности В.Л. Воронков и В.А. Андреев, недовольных политикой А.Н. Дубровина, обратились с жалобой к члену Главного совета графу А.И. Коновницыну, что привело к новому расколу не только в самом центральном руководстве, но и в ее региональных отделах: московском, киевском, одесском и других. В результате в ноябре 1908 г. В.М. Пуришкевич и его сторонники, в числе которых были ректор Московской духовной академии Антоний Волынский, томский архиепископ Питирим и тамбовский епископ Иннокентий, вышедшие из состава СРН, создали новую организацию — «Русский народный союз имени Михаила Архангела».

Обстановка внутри СНР стала еще больше обостряться, что привело к новому расколу в партии. Теперь «камнем преткновения» стало отношение к Государственной думе и Манифесту 17 октября. Лидер СРН А.Н. Дубровин был ярым противником всяких нововведений, считая, что любое ограничение самодержавной власти принесет крайне негативные последствия для России, в то время как другой видный монархист Н.Е. Марков считал, что манифест и Государственная дума созданы по воле государя, а значит, долг каждого истинного монархиста не рассуждать на сей счет, а подчиниться воле законного монарха.

По мнению ряда современных историков (А. Степанов, О. Платонов), такое развитие событий стало возможным потому, что в ослаблении всего СРН и лидерских позиций А.И. Дубровина был лично заинтересован премьер-министр П.А. Столыпин, стремившийся создать в III Государственной думе лояльное правительству центристское большинство, состоящее из умеренных националистов и конституционалистов (октябристов, прогрессистов и части кадетов). Одним из главных препятствий для осуществления этого плана как раз и был СРН, поскольку и сам А.И. Дубровин, и его сторонники негативно относились ко всем «трем китам» столыпинской внутренней политики:

1) они не принимали его заигрывания с конституционными парламентскими партиями и подвергали беспощадной критике главную «правительственную» партию — Всероссийский национальный союз во главе с С.В. Рухловым, П.Н. Балашовым и В.В. Шульгиным;

2) для них был абсолютно неприемлем курс на превращение России в конституционную монархию путем преобразования Государственной думы и Государственного совета в реальные законодательные органы власти, и они требовали восстановления неограниченного самодержавия;

3) наконец, они были противниками разрушения крестьянской поземельной общины и всех аграрных преобразований П.А. Столыпина.

В декабре 1909 г., пока лидер СРН пребывал на отдыхе и лечении в Ялте, в Петербурге произошел «тихий переворот» и к власти пришел его новый заместитель граф Э.И. Коновницын. А.Н. Дубровину поступило предложение ограничить свою власть в качестве почетного председателя и основателя СРН, с чем он категорически не согласился. Однако вернуть прежнее влияние в партии он так и не смог, и в 1911 г. она окончательно раскололась на «Союз русского народа» во главе с Н.Е. Марковым, который стал издавать новые газету «Земщина» и журнал «Вестник Союза русского народа», и «Всероссийский дубровинский союз русского народа» во главе с А.И. Дубровиным, главным рупором которого осталась газета «Русское знамя». Таким образом, политика П.А. Столыпина в отношении СРН привела к тому, что из самой мощной и многочисленной партии, в рядах которой состояло до 400 тыс. членов, он превратился в конгломерат различных политических организаций, лидеры которых подозревали друг друга в тайных кознях и постоянно враждовали между собой. Неслучайно один из ближайших сподвижников П.А. Столыпина, бывший одесский градоначальник генерал И.Н. Толмачев в декабре 1911 г. с горечью писал: «Меня угнетает мысль о полном развале правых. Столыпин достиг своего, плоды его политики мы пожинаем теперь, все ополчились друг на друга».

Позднее предпринимались неоднократные попытки воссоздания единой монархической организации, но решить эту важную задачу так и не удалось. В 1915 г. был создан Совет монархических съездов, который смог несколько сгладить противоречия между сторонниками Н.Е. Маркова, А.И. Дубровина и В.М. Пуришкевича, объединившихся против растущей роли антимонархических сил, но воссоздать единую организацию они так и не успели.

Многолетними стараниями всех либеральных и советских историков и публицистов (И. Минц, А. Аврех, В. Шелохаев, А. Рогинский), которые всегда в этом вопросе выступали единым фронтом, в общественном сознании был вполне сознательно сформирован абсолютно лживый и кровожадный образ «Союза русского народа» и «Черной сотни», который до сих пор формирует крайне негативное отношение ко всему русскому патриотическому лагерю. Основные черты этого демонизированного образа заключались в том, что именно русские монархические партии:

• были маргинальными организациями, состоявшими сплошь и рядом из люмпенов и городских сумасшедших;

• использовались реакционными кругами русского дворянства в своих узкоклассовых корыстных интересах;

• выступали организаторами массовых еврейских погромов и не гнушались массовым убийством своих политических оппонентов и т. д.

Как установили многие историки (О. Платонов, В. Кожинов, А. Степанов), на совести «Черной сотни» было всего три политических убийства, тогда как на совести левых радикалов десятки тысяч человек. О низком интеллектуальном уровне русских черносотенцев говорить просто смешно, поскольку среди членов и сторонников этого движения были такие великие русские ученые и деятели русской культуры, как химик Д.И. Менделеев, филолог А.И. Соболевский, историки Д.И. Иловайский и И.Е. Забелин, философы Л.А. Тихомиров и В.В. Розанов, художники М.В. Нестеров и А.М. Васнецов и многие другие.

Историки и политологи давно задаются сакраментальным вопросом, почему произошел крах СРН и других патриотических партий. Кому-то ответ может показаться парадоксальным, но именно русское черносотенство стало первой реальной попыткой построить в Российской империи то, что сейчас принято называть «гражданским обществом». А это совершенно было не нужно ни имперской бюрократии, ни радикальным революционерам, ни либералам-западникам всех мастей. «Черную сотню» надо было немедленно остановить, и ее остановили. Ведь не случайно самый проницательный политик той поры, В.И. Ульянов (Ленин) с большой опаской, но с поразительной откровенностью писал: «В нашем черносотенстве есть одна чрезвычайно оригинальная и чрезвычайно важная черта, на которую обращено недостаточно внимания. Это — темный мужицкий демократизм, самый грубый, но и самый глубокий».

Черносотенцев надо было остановить потому, что именно они:

1) главным своим врагом считали отнюдь не евреев, а продажную российскую бюрократию;

2) исповедуя «мужицкий демократизм», считали, что первичной единицей местного самоуправления необходимо сделать всесословные церковные приходы, а не либеральные земства, где засилье столбовых дворян и либеральных разночинцев было вопиющим;

3) черносотенцы считали, что правящие классы Российской империи искусственно создают непроходимую стену между большинством народа и монархом, поэтому мечтали уничтожить эту стену и создать всесословное государство, без привилегий для олигархической аристократии и буржуазии;

4) наконец, черносотенцы искренне защищали русскую национальную культуру, что также было преступлением для всего европейски образованного элитарного слоя.

• «Союз 17 октября», или «октябристы» — одна из крупнейших и влиятельных партий праволиберального толка была основана в октябре 1905 г. П.А. Гейденом, Д.Н. Шиповым, А.И. Гучковым, М.В. Родзянко и другими представителями крупной русской буржуазии и либеральной части дворянства. На ее Учредительном съезде, который состоялся в феврале 1906 г., были приняты устав и программа партии, а также выбраны руководящие органы. Первоначально председателем партии был Дмитрий Николаевич Шипов, затем с октября 1906 г. ее возглавил Александр Иванович Гучков, а с марта 1910 г. лидером партии стал Михаил Владимирович Родзянко. По мнению ряда историков (В. Дякин, В. Шелохаев), в рамках партии октябристов всегда существовало три основных течения:

1) дворянско-земское, лидером которого был Д.Н. Шипов;

2) торгово-промышленное во главе с А.И. Гучковым;

3) дворянско-бюрократическое, лидерами которого были барон П.Л. Корф и М.В. Красовский.

Общая численность партии составляла 75 тысяч человек, среди которых были такие видные персоны, как князь Николай Сергеевич Волконский, известный русский юрист и адвокат Федор Никифорович Плевако, выдающийся русский историк и юрист Василий Иванович Сергеевич, известный русский архитектор Леонтий Николаевич Бенуа, крупнейший русский банкир и предприниматель Павел Павлович Рябушинский, выдающийся русский философ князь Евгений Николаевич Трубецкой, владелец знаменитой ювелирной фирмы Карл Густавович Фаберже и другие. Центральными печатными органами партии были газеты «Голос Москвы», «Утро России» и «Новое время».

Основные программные установки октябристов выглядели следующим образом:

1) превращение России в наследственную конституционную монархию с сохранением двухпалатного парламента в составе Государственной думы и Государственного совета;

2) отрицание парламентского строя, т. е. права формирования правительства партией парламентского большинства;

3) отказ от любых форм автономий и государственного федерализма, сохранение единой и неделимой России;

4) законодательное закрепление гражданских и политических прав и свобод, введение цензового избирательного права;

5) проведение аграрной реформы и решение проблемы крестьянского землевладения через передачу крестьянским комитетам пустующих казенных и удельных земель, разрушение крестьянской поземельной общины и введение частной собственности на землю.

За время своего недолгого существования партия октябристов пережила два серьезных раскола. Первый раскол произошел в июле 1906 г., когда из ее рядов вышли видные земцы Д.Н. Шипов, П.А. Гейден, Е.Н. Трубецкой, Н.Н. Львов и другие октябристы, основавшие более левую Партию мирного обновления, которая заняла промежуточное положение между октябристами и кадетами. В конце 1907 г. в III Государственной думе Партия мирного обновления объединилась с близкой ей по духу Партией демократических реформ, которую возглавлял влиятельный масон М.М. Ковалевский, во фракцию «прогрессистов», ставшую в 1912 г. ядром новой Партии прогрессистов во главе с А.И. Коноваловым и И.Н. Ефремовым. Второй раскол в рядах октябристов произошел в конце 1913 г., когда в рамках думской фракции возникли три постоянно конкурирующих группировки, которые условно можно обозначить как земцев-октябристов, правых октябристов и политического центра.

Партия октябристов всегда имела свое представительство в Государственной думе. Если в I и II Государственных думах ее фракция насчитывала от 16 до 32 членов, то после изменения избирательного закона и сокращения числа депутатских мандатов ее представительство в III и IV Государственных думах резко возросло: сначала их партийная фракция увеличилась до 154 членов, а после раскола партии — сократилась до 98 членов. Тем не менее, именно фракция октябристов фактически определяла характер всей законодательной работы российского парламента вплоть до начала Первой мировой войны (1907–1914). Обладая бесценной «золотой акцией», фракция октябристов попеременно блокировалась то с кадетами (П.Н. Милюков), то умеренными националистами (В.В. Шульгин). Весь период работы III Государственной думы ее возглавляли именно октябристы: Николай Алексеевич Хомяков (1907―1910), Александр Иванович Гучков (1910―1911) и Михаил Владимирович Родзянко (1911―1912). Последний был и бессменным председателем IV Государственной думы (1912―1917).

В августе 1915 г., после создания «Прогрессивного блока», партия октябристов фактически растворилась в этом блоке, и теперь ее политический курс во многом определялся не членами русского правительства и лидерами самой партии, а руководством объединенной масонской ложи «Великий Восток народов России» (ВВНР), где первую скрипку играла руководящая «масонская пятерка», в составе А.Ф. Керенского (трудовик), Н.В. Некрасова (кадет), А.И. Коновалова (прогрессист), М.И. Терещенко (прогрессист) и И.Н. Ефремова (прогрессист).

• Партия конституционных демократов — Партия народной свободы (кадеты) ― крупнейшая партия либеральной интеллигенции и буржуазии оформилась на базе «Союза земцев-конституционалистов» и «Союза освобождения» в середине октября 1905 г., когда в Петербурге прошел ее I Учредительный съезд, на котором были утверждены устав и программные тезисы партии, а также избран временный ЦК. Окончательно партия кадетов сформировалась в ходе II партийного съезда, который прошел в январе 1906 г. На этом съезде была утверждена программа партии и избран постоянный ЦК. Председателем партии был избран князь Павел Дмитриевич Долгоруков, а ее секретарем стал князь Дмитрий Иванович Шаховской, но фактическим лидером партии, который в 1907 г. официально возглавил ее ЦК, был известный русский историк Павел Николаевич Милюков. В состав ЦК и думской фракции партии кадетов входили многие видные представители русской интеллигенции: известные русские историки, либеральные профессора Василий Осипович Ключевский, Александр Александрович Корнилов и Александр Александрович Кизиветтер, академик Владимир Иванович Вернадский, известные русские юристы, профессора Сергей Андреевич Муромцев, Лев Иосифович Петражицкий и Василий Алексеевич Маклаков, видные представители земского движения Иван Илларионович Петрункевич, Федор Измаилович Родичев и Андрей Иванович Шингарев и многие другие известные персоны. Поэтому часто партию кадетов называли «профессорской партией». Центральными печатными органами партии являлась газета «Речь» и еженедельник «Вестник Партии народной свободы».

Основные программные установки кадетов выглядели следующим образом:

1) принятие конституции и законодательное закрепление принципа разделения властей;

2) установление конституционно-парламентской монархии, где парламент должен обладать исключительным правом формирования правительства, ответственного перед думским большинством;

3) сохранение унитарного государства, но предоставление компактно проживающим «инородцам» права на создание своих культурно-национальных автономий;

4) законодательное закрепление основных гражданских и политических прав и свобод и цензового избирательного права;

5) проведение аграрной реформы и решение проблемы крестьянского землевладения за счет частичной конфискации помещичьих земель и безвозмездной передачи в государственный земельный фонд казенных, удельных и монастырских земель.

Партия кадетов всегда была представлена собственной фракцией во все четырех составах Государственной думы. Но, если изначально она занимала лидирующие позиции в русском парламенте, а ее представители — профессора-юристы С.А. Муромцев и Ф.А. Головин возглавляли I и II Государственные думы, то в последующем она уступила первенство правым и октябристам. Часто в III и IV Государственных думах, где их фракция в союзе с прогрессистами насчитывала более 100 членов, она блокировалась с октябристами по тем вопросам, которые инициировались царским правительством.

В целом тактика кадетов всегда носила чисто конъюнктурный характер и резко менялась в зависимости от политической ситуации в стране. Например, сразу после разгона I Государственной думы, когда почти все члены кадетской фракции подписали знаменитое «Выборгское воззвание», они открыто встали в оппозицию к самодержавному режиму, поскольку надеялись еще «половить рыбку в мутной воде» в условиях продолжавшейся революции. Однако гораздо чаще, по образному выражению самого П.Н. Милюкова, кадеты были«оппозицией его величества, а не его величеству».

В августе 1915 г. лидер кадетов П.Н. Милюков стал инициатором создания в IV Государственной думе либерального «Прогрессивного блока», в состав которого вошли шесть думских фракций: кадеты, «прогрессисты», левые октябристы, часть правых октябристов-земцев, центристы и левые националисты. Вне пределов блока остались только правые монархисты и националисты, а также социал-демократы-меньшевики и трудовики. Последние две фракции левого толка, хотя и называли этот фракционный союз «желтым блоком», фактически были солидарны с ним, поскольку реально «Прогрессивным блоком» управлял не П.М. Милюков или С.И. Шидловский, а «масонская пятерка», о существовании которой мало кто подозревал, в том числе и сам лидер кадетской партии.

• Партия социалистов-революционеров (ПСР), или эсеры — самая крупная крестьянская партия народнического толка возникла еще в 1901 г. Первые годы своего существования, до проведения I Учредительного съезда, который состоялся только в декабре 1905 г., эсеры не имели ни общепринятой программы, ни устава, а ее основные программные установки и тактику борьбы с самодержавным режимом отражали два печатных органа — газета «Революционная Россия» и журнал «Вестник русской революции». Но уже тогда Г.А. Гершуни, Е.Ф. Азеф и Б.В. Савинков создали внутри партии строго законспирированную и не зависящую от ЦК «Боевую организацию партии эсеров» (БО ПСР), которая, по уточненным данным историков (Р.А. Городницкий), в период своего расцвета в 1901―1906 гг., когда в ее состав входило более 70 боевиков, совершила более 2000 террористических актов, потрясших всю страну. В частности, именно тогда от рук эсеровских боевиков погибли министр народного просвещения Николай Павлович Боголепов (1901), министры внутренних дел Дмитрий Сергеевич Сипягин (1902) и Вячеслав Константинович Плеве (1904), уфимский генерал-губернатор Николай Модестович Богданович (1903), московский генерал-губернатор великий князь Сергей Александрович (1905), военный министр Виктор Викторович Сахаров (1905), московский градоначальник Павел Павлович Шувалов (1905), член Государственного совета Алексей Павлович Игнатьев (1906), тверской губернатор Павел Александрович Слепцов (1906), пензенский губернатор Сергей Алексеевич Хвостов (1906), симбирский губернатор Константин Сократович Старынкевич (1906), самарский губернатор Иван Львович Блок (1906), акмолинский губернатор Николай Михайлович Литвинов (1906), командующий Черноморским флотом вице-адмирал Григорий Павлович Чухнин (1906), главный военный прокурор генерал-лейтенант Владимир Петрович Павлов (1906) и многие другие высшие сановники империи, генералы, полицмейстеры и офицеры. В августе 1906 г. эсеровские боевики совершили покушение на председателя Совета министров Петра Аркадьевича Столыпина, который остался жив только благодаря моментальной реакции своего адъютанта, генерал-майора Александра Николаевича Замятина, который, по сути, закрыл премьера своей грудью, не пустив террористов в его кабинет. Всего же, по данным современного американского историка А. Гейфман, автора первой специальной монографии «Революционный террор в России в 1894―1917 гг.» (1997), жертвами «Боевой организации ПСР» в 1901―1911 гг. стало свыше 17 000 человек!

Юридическое оформление партии эсеров произошло лишь в зимой 1905―1906 гг., когда состоялся ее Учредительный съезд, на котором были приняты ее устав, программа и выбраны руководящие органы — ЦК и Совет партии. Ряд современных историков (Н. Ерофеев) полагают, что вопрос о времени возникновения ЦК и его персональном составе до сих пор является одной из неразрешенных загадок истории. Вероятнее всего, в разные периоды его существования членами ЦК были главный идеолог партии В.М. Чернов, «бабушка русской революции» Е.К. Брешко-Брешковская, лидеры боевиков Г.А. Гершуни, Е.Ф. Азеф и Б.В. Савинков, а также Н.Д. Авксентьев, Г.М. Гоц, О.С. Минор, Н.И. Ракитников, М.А. Натансон и ряд других.

Общая численность партии, по разным оценкам, составляла от 60 до 120 тысяч членов. Центральными печатными органами партии была газета «Революционная Россия» и журнал «Вестник русской революции».

Основные программные установки партии эсеров выглядели следующим образом:

1) ликвидация монархии и установление республиканской формы правления через созыв Учредительного собрания;

2) предоставление автономии всем национальным окраинам Российской империи и законодательное закрепление права наций на самоопределение;

3) законодательное закрепление основных гражданских и политических прав и свобод, введение всеобщего избирательного права;

4) решение аграрного вопроса путем безвозмездной конфискации всех помещичьих, удельных и монастырских земель и передача их в полную собственность крестьянским и городским общинам без права купли-продажи, распределение земли по уравнительно-трудовому принципу (программа «социализации земли»).

В 1906 г. в рядах партии эсеров произошел раскол. Из нее выделились две довольно влиятельных группировки, которые затем создали собственные партийные структуры: 1) Трудовая народно-социалистическая партия (народные социалисты, или энесы), лидерами которой стали Алексей Васильевич Пешехонов, Николай Федорович Анненский, Венедикт Александрович Мякотин и Василий Иванович Семевский, и 2) «Союз социалистов-революционеров-максималистов», которых возглавил Михаил Моисеевич Соколов. Первая группировка раскольников отрицала тактику террора и программу социализации земли, а вторая, напротив, ратовала за активизацию террора и предлагала распространить принципы социализации не только на крестьянские общины, но и на промышленные предприятия.

В феврале 1907 г. партия эсеров приняла участие в выборах во II Государственную думу и сумела получить 37 мандатов. После ее роспуска и изменения избирательного закона эсеры стали бойкотировать выборы в парламент, предпочитая нелегальные методы борьбы с самодержавным режимом.

В 1908 г. произошел серьезный скандал, который основательно подмочил репутацию эсеров: стало известно, что руководитель ее «Боевой организации» Евно Азеф еще с 1892 г. являлся платным агентом царской охранки. Его преемник на посту руководителя организации Борис Савинков попытался возродить ее былую мощь, но из этой затеи ничего путного не получилась, и в 1911 г. она прекратила свое существование. Именно этим годом многие современные историки (О. Будницкий, М. Леонов) датируют и окончание самой эпохи революционного террора в России, начатой на рубеже 1870―1880-х гг. Их оппоненты (А. Гейфман, С. Ланцов) считают, что конечной датой этой трагической «эпохи» стал 1918 г., ознаменовавшийся убийством царской семьи и покушением на В.И. Ленина.

С началом Первой мировой войны в партии вновь произошел раскол на эсеров-центристов во главе с В.М. Черновым и эсеров-интернационалистов (левых эсеров) во главе со М.А. Спиридоновой, которые поддержали известный ленинский лозунг «поражения русского правительства в войне и превращения войны империалистической в войну гражданскую».

• Российская социал-демократическая рабочая партия (РСДРП). Через полгода после завершения работы III (Лондонского) съезда большевиков и Женевской конференции меньшевиков, в декабре 1905 г. на партийной конференции в Таммерфорсе представители двух фракций РСДРП высказались за проведение объединительного съезда и сформировали для его подготовки единый ЦК.

В апреле 1906 г. в Стокгольме прошел IV (объединительный) съезд РСДРП, делегатами которого, помимо Г.В. Плеханова, В.И. Ленина и Ю.О. Мартова, были Иосиф Виссарионович Джугашвили (Сталин), Лев Давыдович Бронштейн (Троцкий), Климент Ефремович Ворошилов, Феликс Эдмундович Дзержинский, Михаил Иванович Калинин, Алексей Иванович Рыков и другие будущие руководители Советского государства. На этом съезде обсуждалось три основных вопроса: о новой редакции партийного устава, об отношении к Государственной думе и аграрная программа партии. После обсуждения первого вопроса была принята новая (ленинская) редакция первого параграфа о членстве в партии, которая превращала ее в авангардную партию нового типа, основанную на принципе «демократического централизма». В ходе дискуссии по ленинскому докладу «О современном моменте» было принято решение бойкотировать выборы в I Государственную думу, которая, по мнению большевиков, была «фиговым листком самодержавия». При обсуждении третьего вопроса были отвергнуты и ленинская программа «национализации земли», и сталинская программа «социализации земли», и принята меньшевистская программа (П.П. Маслов, Г.В. Плеханов) «муниципализации земли», которая предусматривала передачу права владения и распоряжения конфискованными помещичьими, удельными и монастырскими землями органам местного самоуправления — муниципалитетам. При выборах в новый ЦК большевики также потерпели поражение, получив только три мандата из десяти (Л.П. Красин, А.И. Рыков и В.А. Десницкий).

Сразу после съезда был создан нелегальный руководящий орган большевистской фракции, который ни разу не был упомянут ни в «Кратком курсе истории ВКП(б)», ни в «Истории КПСС», ни в «Большой советской энциклопедии». По свидетельству Г.Е. Зиновьева, «оказавшись в меньшинстве в избранном съездом ЦК, большевики составили свой внутренний и нелегальный в партийном отношении ЦК, который вел свою сепаратную работу». О наличии параллельного руководящего центра внутри РСДРП писал и меньшевистский историк-эмигрант Б.И. Николаевский, который в своей работе «Тайные страницы истории» (1934) утверждал, что большевистская фракция «создала свою особую внутреннюю организацию с каким-то центром, но этот центр еще не носил официального названия». Точный персональный состав этого Центра не вполне ясен до сих пор, хотя сам Б.И. Николаевский утверждал, что его членами были В.И. Ленин, А.А. Богданов, И.П. Гольденберг, И.Ф. Дубровинский, Г.Е. Зиновьев, Л.Б. Каменев, Л.Б. Красин, Г.Д. Линдов, В.П. Ногин, М.Н. Покровский, Н.А. Рожков, А.И. Рыков, В.К. Таратута, А.И. Теодорович и В.Л. Шанцер. Секретарем Центра была назначена супруга и соратница В.И. Ленина Н.К. Крупская.

Точно установлено, что ведущую роль в этом Центре играли всего три человека: В.И. Ленин, А.А. Богданов и Л.Б. Красин. В сохранившихся письмах самого А.А. Богданова эта тройка фигурирует под названием «финансовой группы», а известный партийный боевик С.А. Тер-Петросян (Камо) назвал ее «коллегией трех». Основой задачей этой «тройки» стало добывание финансовых средств и организация конспиративных предприятий. В частности, на средства, собранные этой «тройкой» в ходе известных «экспроприаций», которыми руководили И.В. Сталин и С.А. Камо, Л.Б. Красин организовал сеть тайных лабораторий, мастерских и типографий, которые постоянно «обслуживали» не только большевистские, но и эсеровские теракты против представителей центральной и губернской власти. В частности, бомбы, изготовленные в лабораториях Л.Б. Красина, использовались в таких громких террористических актах, как нападение на дачу премьер-министра П.А. Столыпина в августе 1906 г. и во время знаменитого ограбления казначейской кареты в Фонарном переулке в октябре 1906 г.

В феврале 1907 г. формально единая РСДРП, пересмотрев прежнюю тактику бойкота выборов, приняла участие в думской избирательной кампании и сформировала во II Государственной думе довольно большую фракцию в количестве 65 членов. Однако уже в июне 1907 г., проведя всего одну весеннюю сессию, эта Государственная дума «приказала долго жить», поскольку была распущена с подачи нового премьер-министра П.А. Столыпина, который прямо обвинил эсдеков в подрывной антигосударственной деятельности и потребовал их ареста.

Вскоре внутри РСДРП начался новый период «разброда и шатаний», связанный с возникновением новых группировок: меньшевистских «ликвидаторов» (П.А. Аксельрод, Ю.О. Мартов), группировавшихся вокруг газеты «Голос социал-демократа», и большевистских «отзовистов» (А.В. Луначарский, А.А. Богданов, М.Н. Лядов), группировавшихся вокруг газеты «Вперед». Первые выступали за полную легализацию и превращение РСДРП в партию парламентского типа, а вторые категорически настаивали на прекращении всякой легальной работы и за полный переход партии на нелегальное положение и активизацию революционных методов борьбы.

Осознав угрозу, исходящую от этих группировок, как для самой партии, так и для своего личного авторитета главного партийного вождя и теоретика, В.И. Ленин разразился новой теоретической работой «Материализм и эмпириокритицизм» (1909), однако добиться желаемого результата ему не удалось. Более того, вскоре внутри партии возникла группировка «примиренцев» во главе с Л.Д. Троцким, С.Н. Лозовским, Л.Б. Каменевым, А.И. Рыковым, В.П. Ногиным и И.Ф. Дубровским, которой в январе 1910 г. на Пленуме ЦК удалось принять решение о роспуске всех партийных фракций и закрытии их печатных органов — газет «Пролетарий», «Вперед» и «Голос социал-демократа».

В этой ситуации В.И. Ленин решил идти на окончательный раскол партии. В январе 1912 г. на VI (Пражской) партийной конференции РСДРП большевики, обладавшие подавляющим большинством голосов, избрали новый состав ЦК и приняли решение о создании нового печатного органа — газеты «Правда». Таким образом, именно тогда в рядах российских социал-демократов де-факто возникли две совершенно разных партии — РСДРП(б), во главе с новым составом ЦК, в который вошли В.И. Ленин, И.В. Сталин, Г.Е. Зиновьев, Г.К. Орджоникидзе, Р.М. Малиновский, С.С. Спандарян и Ф.И. Голощекин, и РСДРП(м), руководящее ядро которой составили Ю.О. Мартов, Г.В. Плеханов, П.Б. Аксельрод, Ф.И. Дан, И.Г. Церетели и А.С. Мартынов.

 Масоны. Говоря о политическом развитии России в начале XX в., мы не вправе обойти стороной вопрос о русских масонах. После официального закрытия всех масонских лож в России в 1822 г., в 1870—1890-х гг. адепты «вольных каменщиков» подвизались в многочисленных заграничных, прежде всего, во французских ложах, таких как «Взаимопомощь», «Соединенные друзья», «Космос», «Гора Синай» и других. Более того, один из видных представителей русского масонства Максим Максимович Ковалевский в 1901 г. основал в Париже «Русскую школу общественных наук», через которую прошло более 400 «студентов», многие из которых впоследствии составили костяк масонских лож в России. Необходимо особо отметить тот факт, что, по мнению большинства историков (В. Брачев, В. Острецов), именно в этот период были утрачены прежние традиции эзотерического масонства и оно приобрело ярко выраженный политический характер, главной задачей которого стало «освобождение России от царского самодержавия».

В ноябре 1906 г. в Москве и Петербурге были открыты первые масонские ложи «Возрождение» и «Полярная звезда», членами которых стали М.М. Ковалевский, Н.Н. Баженов, А.И. Сумбатов-Южин, В.И. Немирович-Данченко, В.А. Маклаков, А.И. Шингарев, Ф.И. Головин, А.А. Орлов-Давыдов, С.А. Котляревский и другие. В мае 1908 г. произошла инсталляция русских лож в состав Великого Востока Франции, а чуть позже открыты новые масонские ложи, в том числе «Северное сияние», «Заря Петербурга», «Истина», «Звено одной цепи», «Военная ложа» и другие.

В ноябре 1908 г. в Санкт-Петербурге состоялся I съезд масонов, на котором присутствовало 60 «вольных каменщиков». На этом съезде были созданы два руководящих органа русского масонства: Верховный совет, председателем которого был избран князь С.Д. Урусов, и «Совет 18-ти» для братьев высоких степеней, который возглавил князь Д.О. Бебутов.

В феврале 1910 г. по решению масонского конвента все ложи Великого Востока Франции объявили себя «уснувшими» и прекратили свое существование. Усыпление старых франкмасонских лож позволило реформаторам во главе с одним из лидеров кадетов Николаем Виссарионовичем Некрасовым избавиться от мешавшего им балласта — адептов нравственного масонства, и существенно обновить свои ряды.

В 1910–1911 гг. было создано несколько новых масонских лож, среди которых особое место занимали петербургская (городская) ложа «Малая медведица» и думская ложа «Роза», членами которой были кадеты (Н.В. Некрасов, А.М. Колюбакин, В.А. Степанов), прогрессисты (А.И. Коновалов), меньшевики (Н.С. Чхеидзе, Е.П. Гегечкори, М.И. Скобелев) и трудовики (А.Ф. Керенский). Начался новый этап в развитии русского масонства, которое окончательно превратилось во влиятельную политическую силу.

Летом 1912 г. состоялся Учредительный съезд Великого Востока народов России (ВВНР), который объединил все существующие масонские ложи и избрал Верховный совет, генеральным секретарем которого стал Н.В. Некрасов. Летом 1913 г. прошел II съезд Великого Востока народов России, на котором были приняты устав масонского ордена, определены его главные задачи и избран новый генеральный секретарь — А.М. Колюбакин.

Зимой 1913―1914 гг. в составе Великого Востока возникла «Военная ложа», членами которой, по уточненным данным (В. Брачев), были такие известные генералы, как Владимир Иосифович Гурко, Александр Андреевич Свечин, Михаил Васильевич Алексеев, Петр Александрович Половцов, Николай Владимирович Рузский и Александр Михайлович Крымов. Членом «Военной ложи» был и один из лидеров октябристов А.И. Гучков, который традиционно поддерживал самые тесные отношения с генералами и офицерами Генерального штаба и военного министерства.

По мнению большинства историков (В. Старцев, В. Брачев), с 1915 г. происходит резкое полевение Великого Востока народов России, а его установки принимают более радикальный характер. В частности, если раньше масоны не ставили своей целью революционную смену самодержавного режима, то теперь уничтожение монархии путем государственного переворота объявлялось приоритетной задачей. В этот период в масонские ложи вступают представители политических партий ярко выраженной левой направленности: эсеры (Б.В. Савинков, Н.А. Авксентьев) и большевики (И.И. Скворцов-Степанов), а генеральным секретарем Верховного совета на III съезде Великого Востока народов России (1916) избирается трудовик Александр Федорович Керенский.

В отечественной исторической науке существуют различные оценки российского масонства и его места и роли в русской истории. Одни историки, в основном представители патриотического направления в отечественной историографии (Н. Яковлев, О. Платонов, В. Острецов), крайне негативно оценивают роль масонов в истории России, и особенно в трагических событиях 1917 г. Другие историки, представители как социалистического, так и либерального лагерей (И. Минц, А. Аврех), отрицали значимую роль масонов в российской истории вообще, и в событиях 1917 г. в частности, и называли любые попытки своих оппонентов опровергнуть это утверждение «метаморфозами масонской легенды». Наконец, третья группа историков (В. Старцев, В. Брачев) говорит о том, что нельзя как абсолютизировать значение и роль масонских лож в данный период, так и недооценивать их политического влияния и роли в русской революции 1917 г.


Поделиться: