Тема: Внешняя политика Российской империи во второй четверти XIX в.

План:

1. Предварительные замечания.

2. Восточный вопрос.

   а) История Восточного вопроса.

   б) Национальное восстание в Греции и обострение Восточного вопроса.

   в) Русско-персидская (иранская) война (1826―1828).

   г) Русско-турецкая война (1828―1829).

   д) Восточный вопрос в 1830―1840-х гг.

3. Участие России в подавлении европейских революций 1830―1840-х гг.

   а) Россия и революционный кризис в Европе 1830 г.

   б) Польское восстание 1830―1831 гг.

   в) Россия и революционный кризис в Европе 1848―1849 гг.

4. Кавказская война (1817―1864).

5. Крымская война (1853―1856).

   а) Дипломатическая подготовка к войне.

   б) Первый период войны (1853―1854).

   в) Второй период войны (1854―1856) и оборона Севастополя (1854―1855).

1. Предварительные замечания

Во внешней политике николаевской России постоянно доминировали два основных направления:

1) борьба с революционным движением в Европе и

2) попытки разрешить вечно проклятый Восточный вопрос.

В исторической науке до сих пор дискутируется вопрос о приоритетах внешней политики николаевской России. По мнению одних историков (Н. Киняпина, А. Фадеев, Н. Троицкий), главным из них царизм считал первое направление. Продолжая прежний курс Священного союза по сохранению единства всех европейских монархов в борьбе с революционной заразой, Николай I был готов жертвовать национально-государственными интересами России в Восточном вопросе.

Зато всякий раз, когда революционный ураган в Европе временно стихал, в центре его внимания оказывался Восточный вопрос — вечное яблоко раздора между европейскими державами. Другие историки (А. Клименко), напротив, утверждают, что важнейшим фактором, определявшим характер внешнеполитического курса николаевской России, были ее национально-государственные интересы, перед которыми на второй план отступали как соображения династической солидарности, так и верность принципам наднационального единства христианских монархов в борьбе с революционной угрозой, характерные для внешней политики Александра I.

2. Восточный вопрос

а) История Восточного вопроса

Возникновение понятия «Восточный вопрос» относится к концу XVIII в., хотя сам этот термин был введен в дипломатическую практику только в 1830-е гг. По мнению большинства историков (А. Фадеев, Н. Киняпина), возникновение и дальнейшее обострение Восточного вопроса обусловили три основных фактора:

1) упадок некогда могущественной Османской империи;

2) рост национально-освободительного движения славянских и других народов против многовекового османского ига;

3) резкое обострение противоречий между ведущими европейскими державами на Ближнем Востоке.

Наибольшую остроту Восточный вопрос приобрел во второй четверти XIX в., когда возникли три серьезных международных кризиса, связанных с упадком Османской империи и колониальной политикой европейских держав в Ближневосточном регионе и на Балканах:

1) в связи с греческим восстанием 1821 г. и очередной русско-турецкой войной (1828―1829);

2) в связи с двумя турецко-египетскими войнами 1831―1833 гг. и 1839―1841 гг. и реальной угрозой распада Османской империи;

3) в связи с резким обострением российско-европейских отношений и Крымской войной (1853–1856).

Все три фазы обострения Восточного вопроса последовали сразу после очередных революционных событий в Европе: в 1820―1821 гг. — в Португалии, Испании, Неаполе и Пьемонте; в 1830―1831 гг. — во Франции, Бельгии и Польше и в 1848―1849 гг. — снова во Франции, Австрии, Пруссии, Саксонии и других европейских державах.

б) Национальное восстание в Греции и обострение Восточного вопроса

Мощное греческое восстание против османского ига готовилось при активном участии греческих эмигрантов, проживавших в южных городах России. В 1814 г. в Одессе возник руководящий центр борьбы греков за свою независимость — «Филики Гетерия», который в 1820 г. возглавил генерал-лейтенант русской армии Александр Константинович Ипсиланти.

В конце февраля 1821 г. генерал А.К. Ипсиланти с вооруженным отрядом греческих повстанцев перешел пограничную реку Прут и, беспрепятственно войдя в Яссы, опубликовал воззвание к соотечественникам, в котором призвал их подняться на борьбу против османского ига. Одновременно он направил личное послание императору Александру I, в котором призвал русского монарха поддержать восставших греков и освободить многострадальную Европу от турецкого ига. Александр I, будучи искренним приверженцем основных принципов Священного союза, осудил начатую им акцию и повелел уволить генерала А.К. Ипсиланти с русской службы. Призыв А.К. Ипсиланти послужил сигналом к восстанию по всей Греции. Однако летом 1821 г. турецкие войска оттеснили его шеститысячный отряд к австрийской границе и в конце июля разгромили его. А.К. Ипсиланти бежал в Австрию, где затем был арестован австрийскими властями и вышел на свободу только спустя шесть лет, и то после настойчивых «просьб» Николая I.

В российском министерстве иностранных дел сложились две группировки. Первая, которую возглавлял первый статс-секретарь министерства, этнический грек Иоанн Антонович Каподистрия, выступала за всестороннюю помощь грекам, за использование возникшего кризиса для решения давней проблемы черноморских проливов и укрепления позиций России на Балканах. Вторая, которую возглавлял второй статс-секретарь министерства граф Карл Васильевич Нессельроде, категорически возражала против какой-либо помощи грекам из-за опасений обострения отношений с другими европейскими державами.

Конечно, Александр I прекрасно сознавал, что позиция графа К.В. Нессельроде полностью противоречит национально-государственным интересам России, но вполне сознательно пожертвовал ими ради укрепления Священного союза. На Веронском конгрессе, состоявшегося в октябре — декабре 1822 г., русский император подписал совместную с Австрией, Пруссией, Англией и Францией декларацию, которая обязывала греков прекратить вооруженный мятеж и подчиниться законной власти султана, а самого султана прекратить геноцид православных греков.

В 1824―1825 гг. в связи с продолжавшимся геноцидом греков Александр I дважды обращался к европейским монархам оказать давление на Стамбул, но оба раза получал вежливый отказ. Тогда в августе 1825 г. он объявил европейским дворам, что Россия в турецком вопросе будет следовать собственным интересам, и дал указание начать подготовку к войне с Блистательной Портой, но скоропостижная смерть Александра I приостановила ее.

Вступивший на престол Николай I в марте 1826 г. подписал Петербургский протокол, по которому Россия, Франция и Англия брали на себя роль посредников между султаном и греками. Махмуду II (1808―1839) был предъявлен ультиматум о предоставлении полной независимости Греции. Турецкий султан отверг этот ультиматум, и Россия, Англия и Франция направили к берегам Греции свои военно-морские эскадры. Первоначально западные державы хотели ограничиться лишь демонстрацией военной силы, но когда союзная эскадра вошла в Наваринскую бухту, где располагался весь турецкий флот, турки первыми открыли огонь. 8 октября 1827 г. здесь состоялось знаменитое Наваринское морское сражение, в ходе которого русские моряки во главе с контр-адмиралом Л.П. Гейденом полностью уничтожили парусный турецкий флот.

в) Русско-персидская (иранская) война (1826―1828)

Узнав о смерти Александра I и попытке государственного переворота в Петербурге, персидский шах Фехт Али (1797―1834) решил взять реванш за поражение в последней войне и аннулировать Гюлистанский мирный договор (1813). Николай I, который готовился к войне с Турцией на Балканах, не желал вступать в военный конфликт с Персией и надеялся уступкой ряда территорий обеспечить себе мир в этом регионе. С этой целью для переговоров в Тегеран было послано посольство во главе с князем А.С. Меншиковым. Но персидский шах, подстрекаемый лондонскими эмиссарами, арестовал русского посла и без объявления войны начал боевые действия против России.

В июле 1826 г. персидская армия под командованием наследного принца Аббас-мирзы вторглась в долину Куры и начала стремительное наступление на Тифлис. Ее продвижение было остановлено героическим гарнизоном Шуши под командованием полковника И.А. Реута. Аббас-мирза взял крепость в блокаду, а основные силы бросил к Елизаветполю, который пал в августе 1826 г.

Командующий Отдельным Кавказским корпусом генерал А.П. Ермолов быстро сформировал в Тифлисе восьмитысячный отряд под командованием генерал-майора В.Г. Мадатова и направил его к Елизаветполю. В начале сентября 1826 г. генерал В.Г. Мадатов нанес сокрушительное поражение персам под Шамхором, освободил Елизаветполь и подошел к пограничной реке Аракс, где с ними соединился пятитысячный отряд генерала И.Ф. Паскевича, принявшего на себя общее командование войсками. В октябре 1826 г. русская армия заняла Старую Шемаху и Нуху, а затем отошла на зимние квартиры.

В марте 1827 г. новый командующий Отдельным Кавказским корпусом генерал И.Ф. Паскевич начал наступление в Араратской долине. А уже в апреле отряд генерал-майора К.Х. Бенкендорфа быстро овладел Эчмиадзином и начал осаду Эривани, которую позже все же пришлось снять. В июне русские войска взяли Нахичевань и осадили крепость Аббас-Абад, которая была взята после разгрома персидской кавалерии на реке Аракс в июле 1827 г.

В августе 1827 г. войска генерал-лейтенанта А.И. Красовского нанесли сокрушительное поражение персам у села Аштарак, после чего основные силы русской армии вновь осадили Эривань и взяли ее штурмом в октябре 1827 г. Затем русские войска овладели Тавризом, где начались мирные переговоры И.Ф. Паскевича с Аббас-мирзой. Под давлением англичан эти переговоры были сорваны, и в январе 1828 г. русские войска, овладев Умрией и Ардебилью, стремительно двинулись к Тегерану.

В этой ситуации персидский шах вновь сел за стол переговоров и 10 февраля 1828 г. был подписан Туркманчайский мирный договор, по условиям которого:

• к России отходили Нахичиванское и Эриванское ханства;

• Персия выплачивала России военную контрибуцию в размере 20 млн рублей;

• Персия подтверждала право России иметь свой военный флот на Каспийском море.

Туркманчайский договор стал крупным военно-дипломатическим успехом России, который укреплял ее позиции в Закавказье. Поэтому английское правительство делало все возможное и даже невозможное, чтобы расторгнуть его, прибегая к самым гнусным провокациям. В результате этой оголтелой антирусской кампании в январе 1829 г. произошло вооруженное нападение религиозных фанатиков на русское посольство в Тегеране, в результате которого погибли все члены русской дипломатической миссии, включая русского посла в Персии Александра Сергеевича Грибоедова. Несмотря на столь беспрецедентный случай, Николай I из-за начавшейся войны с Турцией вынужден был спустить конфликт на тормозах и ограничиться формальными извинениями персидского принца Хозрев-мирзы, который привез в Петербург богатые дары, в том числе знаменитый алмаз «Шах».

г) Русско-турецкая война (1828―1829)

Туркманчайский мир развязал России руки перед новым военным конфликтом с Турцией. 14 апреля 1828 г. Николай I подписал манифест о начале войны с Османской империей и отдал приказ о начале боевых действий командующим Дунайской и Кавказской армий фельдмаршалу П.Х. Витгенштейну и генерал-адъютанту И.Ф. Паскевичу.

В начале военной кампании Дунайская армия заняла Яссы и Бухарест, а передовые части Кавказской армии под командованием генерала А.С. Меншикова высадились на побережье Черного моря и осадили Анапу. В июне 1828 г. войска Дунайской армии под командованием генералов В.Г. Мадатова и Н.И. Ушакова овладели Исакчей, Тульчей и Браиловом, а на Кавказе отряды генералов А.С. Меншикова и И.Ф. Паскевича взяли Анапу и Карс.

После этих впечатляющих побед армия фельдмаршала П.Х. Витгенштейна овладела Базарджиком и Козлуджей и в июле начала осаду Шумлы, Силистрии и Варны. Тогда же генерал И.Ф. Паскевич овладел Ахалкалаки и двинул свои войска к крепости Ахалцих. В августе — сентябре 1828 г. он разгромил корпус верховного визиря Киос-Махмет-паши и стремительным штурмом овладел Ахалцихом, а затем таким же штурмом взял крепости Ацхур, Ардаган и Баязет. Тогда же генерал А.С. Ментиков взял Варну, однако осада Шумлы и Силистрии не увенчались успехом и русские войска отошли на зимние квартиры.

В апреле ― мае 1829 г. Дунайская армия во главе с новым командующим генералом И.И. Дибичем, овладев несколькими турецкими крепостями, начала новую осаду Силистрии, которая завершилась разгромом турок у деревни Кулевчи и взятием Силистрии. В июне — июле 1829 г. впечатляющих успехов добилась и Кавказская армия генерала И.Ф. Паскевича, которая овладела Гассан-Кале и Эрзерумом и двинулась к Трапезунду. Тогда же, разгромив армию Ибрагим-аги, генерал И.И. Дибич заняли Бургас и Сливно, и в августе 1829 г. штурмом овладел Адрианополем.

В этой критической ситуации турки запросили мира, и 2 сентября 1829 г. был подписан Адрианопольский мирный договор, по которому:

• Россия присоединяла к себе устье Дуная, восточное побережье Черного моря от Анапы до Сухуми и ряд турецких крепостей, в том числе Ахалцих и Ахалкалаки;

• Османская империя выплачивала России военную контрибуцию в размере 33 млн рублей;

• черноморские проливы Босфор и Дарданеллы объявлялись открытыми для русских торговых судов, а русские купцы получили право экстерриториальности на всей территории Османской империи;

• Греция получала независимость, а Сербия, Молдавия и Валахия значительно расширяли свою автономию.

д) Восточный вопрос в 1830―1840-х гг.

Еще более значительных дипломатических успехов на Ближнем Востоке Россия достигла в 1832―1833 гг., когда она по собственной инициативе вмешалась в турецко-египетский военный конфликт.

В 1832 г. правитель вассального Египта Мухаммед-Али восстал против своего сюзерена турецкого султана Махмуда II и двинул свои войска на Стамбул. В декабре 1832 г. египетская армия совершенно неожиданно быстро разгромила отборные султанские войска и создала реальную угрозу захвата османской столицы. В этой ситуации турецкий султан обратился за помощью Луи-Филиппу I и Вильгельму IV, но французский и английский монархи, заинтересованные в укреплении своего влияния в Египте, отказали ему в поддержке. Зато с большой готовностью на просьбу турецкого султана откликнулся Николай I, и в феврале 1833 г. русский экспедиционный корпус под командованием генерал-адъютанта А.Ф. Орлова высадился в окрестностях Стамбула. Столь стремительное развитие событий заставило правительства Франции и Англии выступить посредником на переговорах между Стамбулом и Александрией, и после подписания Кютахийского мирного договора был устранен предлог для пребывания русских войск на территории Османской империи. Перед тем как покинуть территорию южного соседа, 26 июня 1833 г. граф А.Ф. Орлов подписал с турецким султаном Ункяр-Искелессийский договор, который многие историки (А. Фадеев, Н. Киняпина) по праву считают вершиной дипломатических успехов России в решении Восточного вопроса. По условиям этого соглашения между двумя странами устанавливался «вечный мир и дружба» и заключался оборонительный военный союз. Одна из его секретных статей предусматривала, что в обмен на военную помощь со стороны России Турция брала на себя обязательства по ее первому требованию закрыть черноморские проливы для всех иностранных военных судов.

Заключение Ункяр-Искелессийского договора вызвало негодование у всех великих европейских держав, особенно Британии, которая поставила себе целью утопить это соглашение в любой международной конвенции. И такой случай вскоре представился. В 1839 г. произошло новое обострение турецко-египетского конфликта, в результате которого Мухаммед-Али вновь разгромил султанские войска и устремился к Стамбулу. В этой ситуации новый турецкий султан Абдул-Меджид I (1839―1861) опять обратился к ведущим европейским державам за помощью в борьбе с мятежным египетским правителем, и Англия решила использовать этот шанс. В июле 1840 г. Россия, Англия, Австрия и Пруссия подписали Первую Лондонскую конвенцию, которая предусматривала коллективную помощь султану и гарантировала целостность Османской империи. А ровно через год, в июле 1841 г., те же державы с участием Франции подписали Вторую Лондонскую конвенцию, в соответствии с которой черноморские проливы ставились под общеевропейский контроль.

3. Участие России в подавлении европейских революций 1830―1840-х гг.

а) Россия и революционный кризис в Европе 1830 г.

Постоянно сталкиваясь с великими державами в Восточном вопросе, Россия вполне солидарно действовала с ними, когда возникала реальная угроза революционного движения в Европе.

В июле 1830 г. вспыхнула очередная революция во Франции, которая окончательно похоронила династию Бурбонов. Узнав об этом трагическом событии, Николай I стал готовить интервенцию европейских монархов против революционной Франции. С этой целью в Вену и Берлин были посланы два доверенных лица — генерал-адъютанты И.И. Дибич и А.Ф. Орлов, которым была поставлена задача склонить монархов Австрии и Пруссии к совместному выступлению против революционной Франции. Однако их дипломатическая миссия закончилась провалом.

В августе 1830 г. революционный ураган обрушился на соседнюю Бельгию, которая в нарушение Венских соглашений 1815 г. вышла из состава Нидерландского королевства. По просьбе Вильгельма Оранского и его супруги Анны Павловны — родной сестры Николая I, русский император стал готовить поход против бельгийских мятежников и сосредоточил на западной границе России многотысячный экспедиционный корпус. В ноябре 1830 г., как гром среди ясного неба, грянуло восстание в Польше, и этот поход пришлось отложить.

б) Польское восстание 1830―1831 гг.

После окончательной победы над Наполеоном Александр I, вернувшись в Россию, 15 ноября 1815 г. даровал конституцию Царству Польскому, которое в соответствии с решениями Венского конгресса вошло в состав Российской империи. Согласно этой конституции польская корона на правах личной унии становилась короной российских императоров, а управление всей этой территорией переходило в руки императорского наместника, наделенного функциями генерал-губернатора Царства Польского. Первоначально эту должность занимали этнические поляки — князь И. Зайончек (1815―1826) и граф В. Соболевский (1826―1830). Позже наместниками императора стали великий князь Константин Павлович (1830―1831), и два выдающихся русских полководца, фельдмаршалы — граф Иван Иванович Дибич (1831) и граф Иван Федорович Паскевич (1831―1856).

В соответствии с конституцией высшую законодательную власть на территории Царства Польского осуществлял двухпалатный сейм, состоящий из назначаемого царем Сената и избираемой на два года Посольской палаты. Сейм собирался на свои пленарные месячные заседания два раза в год, а в перерывах между сессиями его функции осуществлял Административный совет, который работал на постоянной основе. Все государственные должности, в том числе в аппарате наместника, замещались только этническими поляками, и официальное делопроизводство велось только на польском языке. На территории этнической Польши сохранялись национальные вооруженные силы и существовавшая система денежного обращения. Кроме того, эта конституция закрепляла за поляками основные гражданские права, в частности свободу совести, неприкосновенность личности, всесословный суд присяжных и т. д.

Несмотря на то, что Александр I четко следовал нормам польской конституции и дважды в 1818 г. и 1820 г. созывал Польский сейм, в рядах польской шляхты росло недовольство российским подданством, и Александр I вынужден был отдать приказ об аресте одного из самых непримиримых вождей польской оппозиции В. Немоевского. Одновременно с легальной оппозицией существовали и нелегальные антироссийские группировки, среди которых особым влиянием пользовалась крупная масонская ложа «Национально-патриотическое товарищество», во главе которой стояли В. Лукасиньский, А. Яблоновский и И. Прондзинский.

Незадолго до своей смерти, в 1825 г. Александр I вновь созвал Польский сейм, но это лишь на время охладило пыл польских реваншистов, в среде которых стал зреть заговор цареубийства. Ряд польских офицеров во главе с поручиком П. Высоцким намеревались в мае 1829 г., во время коронации Николая I в Варшаве, совершить акт цареубийства. Эта затея провалилась, и заговорщики на время затаились. Но 17 ноября 1830 г. группа польских офицеров во главе с тем же П. Высоцким ворвалась в резиденцию наместника дворец Бельведер и после бегства великого князя Константина Павловича из Варшавы объявила о создании Временного переходного правительства, которое возглавил командующий польской национальной армией генерал И. Хлоповицкий, наделенный диктаторскими полномочиями.

Сразу после этого переворота в Петербург для переговоров с русским правительством была посланы два депутата Польского сейма Л. Любицкий и И. Езерский, однако Николай I категорически отказался вести переговоры с мятежниками, и генерал И. Хлоповицкий, сознавая неспособность его армии воевать с Россией, подал в отставку. Тогда 13 января 1831 г. Польский сейм незаконно провозгласил детронизацию Николая I, восстановил независимость Речи Посполитой и сформировал новое правительство во главе с князем А.А. Чарторыйским. Русский император, пытаясь образумить восставших поляков, обратился к ним со специальным манифестом. Получив отказ на свой ультиматум, император принял решение подавить польский мятеж силой.

25 января 1831 г. русская армия под командованием фельдмаршала И.И. Дибича перешла польскую границу и начала боевые действия против повстанцев. В начале февраля поляки были разбиты под Сточками, а затем потерпели крупное поражение под Гроховом. После этих событий новый командующий польской армией князь М. Радзивилл сложил полномочия и передал свой пост генералу Я. Скржинецкому. Но уже в мае 1831 г. в генеральном сражении под Остроленками поляки вновь потерпели сокрушительное поражение, и их повстанческая армия, которую теперь возглавил генерал Г. Дембинский, поспешно отошла к Варшаве.

В июне 1831 г. после скоропостижной смерти фельдмаршала И.И. Дибича, заболевшего холерой, на театр боевых действий прибыл новый главнокомандующий фельдмаршал И.Ф. Паскевич, и в июле русская армия перешла в генеральное наступление, которое завершилось в конце августа 1831 г. штурмом Варшавы и полным разгромом повстанческих войск. В сентябре ― октябре 1831 г. остатки польской армии были выбиты из Модлина и Замостья и бежали на территорию Австрии и Пруссии, где были вскоре разоружены.

После подавления польского восстания в феврале 1832 г. Николай I издал так называемый «Органический статут», в соответствии с которым Царство Польское объявлялось неотъемлемой частью Российской империи, а польская корона становилась наследственной короной русских императоров. Управление Царством Польским возлагалось на Административный совет во главе с императорским наместником, а конституция, Польский сейм и польская национальная армия упразднялись.

в) Россия и революционный кризис в Европе 1848―1849 гг.

В конце 1840-х гг. поднялась новая, еще более грозная революционная волна в Западной Европе. Сначала, в 1846 г. вспыхнуло восстание в Кракове, затем, в феврале 1848 г., революционный ураган вновь поразил Францию, а весной 1848 г. революционная зараза перекинулась в Германию, Австрию, Италию и Дунайские княжества. Революционные события в приграничных Молдавии, Валахии и Венгрии Николай I рассматривал как прямую угрозу российскому самодержавию. Поэтому уже в мае 1848 г. русские войска были введены в Молдавию, а в июне русско-турецкая армия оккупировала всю Валахию.

После подавления революционного мятежа в Дунайских княжествах Николай I с большой охотой откликнулся на призыв нового австрийского императора Франца Иосифа I помочь ему в борьбе с венгерскими мятежниками, и в мае 1849 г. русская армия под командованием фельдмаршала И.Ф. Паскевича вошла на территорию Галиции и Венгрии.

В июне 1849 г. русские войска разгромили венгерскую армию под командованием генерала А. Гергея и заняли Кошице, Токай и Мишкольц. Затем армия И.Ф. Паскевича форсировала Тиссу и в июле нанесла крупное поражение отрядам генералов Н. Шандора и М. Бема под Темешваром. И наконец, в августе 1849 г. фельдмаршал И.Ф. Паскевич совместно с австрийскими войсками разгромил армию генерала М. Бема в Трансильвании и подавил венгерское восстание.

4. Кавказская война (1817―1864)

В первой половине XIX в. в результате активной внешней политики в состав России вошли территории Грузии (1801―1804), Финляндии (1809), Бессарабии (1812), Восточной Армении (1813), Северного Азербайджана (1813) и Польши (1815). На всех этих территориях русское правительство не проводило сознательной политики насильственной русификации, сохраняло традиционный быт, обычаи и верования многочисленных народов и народностей, распространило права и привилегии русского дворянства на представителей местных правящих элит, инкорпорировав их в общероссийское дворянское сословие, и т. д. Вместе с тем, на ряде присоединенных территорий, которые имели стратегически важное значение, России пришлось столкнуться с жестким противодействием со стороны определенной части местных правящих элит и ряда зарубежных держав, в первую очередь Великобритании и Франции, которые явно не желали укрепления позиций России в этих регионах, в частности на Северном Кавказе.

В 1816 г., вскоре после окончания наполеоновских войн, командующим Отдельным Кавказским корпусом был назначен знаменитый герой Отечественной войны генерал-лейтенант А.П. Ермолов, который вскоре представил Александру I программу присоединения Северного Кавказа, которая предусматривала:

1) переход от отдельных военных операций к планомерному ведению полномасштабных боевых действий против горских народов Чечни, Адыгеи, Кабарды и Дагестана;

2) строительство опорных крепостных пунктов вдоль всей границы (пограничной линии), населенной терскими, гребенскими и черноморскими казаками;

3) создание института аманатов, т. е. заложников из числа младших отпрысков знатных горских родов (тейпов), которые жили и обучались вместе со столь же знатными представителями русских дворянских родов;

4) решительные ответные меры на любые провокации со стороны горцев в отношении русской армии и линейных терских и черноморских казаков.

После одобрения этой программы генерал А.П. Ермолов перенес левый фланг Кавказской пограничной линии с Терека на Сунжу и начал здесь строительство новой системы опорных пунктов и крепостей — Грозной, Внезапной, Бурной и других.

А уже в начале 1817 г. войска Отдельного Кавказского корпуса и Черноморского казачьего войска начали полномасштабное наступление на горные районы Чечни и Дагестана. В 1819 г. ряд вайнахских и аварских тейпов предприняли ответный поход на Сунженскую укрепленную линию, который закончился полным провалом и разгромом войск аварского хана Ахмета. Подавив многочисленные выступления местных горцев, к 1826 г. русские войска заняли всю территорию Адыгеи, Абхазии, Кабарды и ряд районов равнинной Чечни.

В 1827 г. генерал А.П. Ермолов, заподозренный в связях с декабристами, был отозван в Петербург. Новым командующим Отдельным Кавказским корпусом был назначен генерал И.Ф. Паскевич, который отказался от планомерных военных действий и вернулся к прежней тактике точечных карательных экспедиций против мятежных горских аулов.

Среди горских народов Чечни и Дагестана все большее влияние стал приобретать «мюридизм» — одно из самых экстремистских течений в радикальном исламе, которое ставило своей целью создание на Кавказе мусульманского теократического государства по образцу средневековых арабских халифатов. Вскоре разрозненные выступления горцев под знаменем мюридизма объединил в единое движение влиятельный мулла Гази-Магомед, который на рубеже 1820―1830-х гг. создал в Чечне и горном Дагестане военно-теократическое государство — Имамат. Сразу после этого горцы объявили священную войну против неверных — газават, и в 1831 г. начали наступление на Грозный и Владикавказ. После того, как горские отряды захватили город Кизляр, русские войска во главе с генералом Г.В. Розеном перешли в контрнаступление и оттеснили их в горные районы Дагестана. А в апреле 1832 г. при штурме аула Гимры погиб сам Гази-Магомед и новым имамом стал его ближайший соратник, мулла Гамзат-Бек. В 1834 г. он захватил центр Аварского ханства горное село Хунзах и уничтожил весь тейп аварского хана Ахмата, принявшего подданство России. В том же году сам Гамзат-Бек пал жертвой кровной мести и новым главой Кавказского имамата был провозглашен имам Шамиль.

Ему удалось быстро собрать под свои знамена до 30 тысяч вооруженных горцев и осуществить ряд крупных военных операций против русских войск. В частности, в 1842 г. он нанес крупное поражение отряду генерала П.Х. Граббе в Ичкерийском сражении, а в 1843 г. его джигиты захватили Темир-Хан-Шуру и начали боевые действия в Северном Дагестане. Военные успехи горцев серьезно встревожили сановный Петербург, и по предписанию военного министра князя А.И. Чернышева, побывавшего с инспекционной поездкой на Кавказе, был наложен строжайший запрет на ведение любых наступательных действий против горских племен, которые создали внушительную сеть оборонительных пунктов в горной части Дагестана и Чечни.

В 1844 г. новым наместником Кавказа был назначен генерал-адъютант князь М.С. Воронцов, который вновь вернулся к тактике активных наступательных действий, и в мае 1845 г. пятью отрядами — Чеченским (генерал А.Н. Лидерс), Дагестанским (генерал В.О. Бебутов), Самурским (генерал М.З. Аргутинский-Долгоруков), Лезгинским (генерал В.А. Шварц) и Назрановским (генерал П.П. Нестеров) вторгся в пределы Имамата и захватил резиденцию Шамиля — аул Дарго.

Планомерное наступление русских войск, которое продолжалось почти шесть лет (1845―1851), заставило многих старейшин дагестанских и чеченских тейпов прекратить свое сопротивление и признать подданство русскому царю. Социальная база имама Шамиля стала стремительно сужаться, и он решил заручиться поддержкой извне. Накануне Крымской войны (1853―1856) он сговорился с командующим анатолийской турецкой армией о совместных действиях против русских войск на Кавказе, и в 1854 г. захватил город Цинандали. Позже из-за разногласий с турецким командованием Шамиль оставил Цинандали и вновь отошел в горные районы Чечни.

После завершения Крымской войны русское правительство сосредоточило на Северном Кавказе 200-тысячную группировку войск, которую возглавил новый кавказский наместник, генерал-фельдмаршал князь А.И. Барятинский. Взяв на вооружение старую тактику генерала А.П. Ермолова, в 1857―1858 гг. он занял всю территорию Чечни и начал наступление на горные районы Дагестана. В феврале — марте 1859 г. Шамиль был выбит из своей резиденции — высокогорного села Ведено, а в августе 1859 г. был разбит и на условиях почетной сдачи взят в плен в горном ауле Гуниб. Менее чем через месяц Шамиль был принят императором Александром II, который позднее своим именным указом даровал ему потомственное российское дворянство.

После пленения Шамиля боевые действия на Кавказе продолжались еще пять лет, и только после подавления последнего очага сопротивления горских отрядов войсками генерал-лейтенанта Н.И. Евдокимова в Западной Черкесии многолетняя и кровопролитная Кавказская война завершилась победой русских войск. В мае 1864 г. новый кавказский наместник и главнокомандующий русской армией на Кавказе, великий князь Михаил Николаевич отправил императору Александру II историческую телеграмму: «Имею счастие поздравить Ваше Величество с окончанием славной Кавказской войны, отныне не остается более ни одного не покорённого племени».

Мы еще раз хотим особо подчеркнуть, что во всех вновь приобретенных территориях русское правительство, в отличие от тех же европейцев, никогда не проводило сознательной политики насильственной русификации, а тем более ассимиляции и уничтожения местных народов и племен, сохраняя их традиционный быт, обычаи и верования, в том числе в Кавказском регионе.

5. Крымская война 1853―1856 гг.

а) Дипломатическая подготовка к войне

Борьба европейских монархов с революциями 1848–1849 гг. лишь на время отвлекла их от решения вечно проклятого Восточного вопроса, и как только революционная угроза была устранена, бывшие союзники вновь оказались по разные стороны баррикад.

Николай I, прекрасно памятуя о том, что именно он сыграл решающую роль в подавлении европейских революций, намеревался взять реванш за поражение 1840–1841 гг. и стал готовиться к очередной войне с Османской империей. Выступая против Стамбула, русский император надеялся на договоренность с Англией, правительство которой с 1852 г. возглавил его давний приятель лорд Дж. Абердин, и на изоляцию Франции, где в том же 1852 г. на троне утвердился бывший французский президент, племянник «корсиканского чудовища» Луи Наполеон III (1852―1870). Николай I был абсолютно убежден, что любой союз между этими державами был просто исключен, поскольку французский монарх никогда бы не простил англичанам убийства своего родного дяди — Наполеона I, а англичане вряд ли бы пошли на союз с французским монархом, который в нарушение Венских соглашений 1815 г. занял французский престол.

Русский император очень рассчитывал на лояльность Пруссии, где тамошний король Фридрих Вильгельм IV (1840―1861), бывший шурином Николая I, привык повиноваться своему могучему зятю, а также на признательность нового австрийского императора Франца Иосифа I (1848―1916), который был обязан России спасением от Венгерской революции.

Но все эти расчеты Николая I и его министра иностранных дел России графа К.В. Нессельроде, по меткому замечанию академика Е.В. Тарле, лопнули как мыльный пузырь. В марте 1853 г. между Англией и Францией был подписан секретный договор, направленный против национально-государственных интересов России в Восточном вопросе. Кроме того, в Петербурге явно недооценили масштаб притязаний венского двора на обладание всеми Балканами, поэтому австрийский двор, опасаясь усиления России в этом регионе, готов был поддержать любую акцию, направленную против нее.

Основные причины Крымской войны коренились в столкновении глобальных, или как утверждалось ранее, колониальных интересов России и великих европейских держав (Англии, Франции, Австрии) на Ближнем Востоке и на Балканах. Если европейские державы, которые желали сохранить Османскую империю как противовес России в этом регионе, больше стремились к ее экономическому порабощению, то Россия давно вынашивала планы полного уничтожении своего заклятого врага, гибель которого представлялась российскому монарху лишь вопросом времени.

Непосредственным поводом к началу Крымской войны послужил давний спор между католическим и православным духовенством о «палестинских святынях», находившихся на территории Османской империи. Поскольку право решать этот вопрос принадлежал исключительно турецкому султану Абдул-Меджиду I, то Николай I и Наполеон III, оба искавшие повода для давления на Стамбул, активно вмешались в этот спор: первый — на стороне православной церкви, а второй — на стороне римского престола.

Николай I, будучи уверенным, что Англия, Австрия и Пруссия сохранят нейтральный статус в русско-французском конфликте, а сама Франция не решится воевать один на один с Россией, стал действовать напролом. В феврале 1853 г. по его указанию в Стамбул была направлена дипломатическая миссия во главе с князем А.С. Меншиковым, которая должна была убедить турецкого султана не только признать права православной церкви на «палестинские святыни», но и заключить специальную конвенцию о признании российского монарха покровителем всех православных подданных Османской империи. По совету английского посла султан Абдул-Меджид I уступил в вопросе о «палестинских святынях» и даже отправил в отставку франкофильского министра иностранных дел Э. Фуад-пашу, но подписать русско-турецкую военную конвенцию категорически отказался. В ответ на это поведение турецкого султана в мае 1853 г. князь А.С. Меншиков объявил о разрыве дипломатических отношений с Блистательной Портой и отбыл в Петербург.

б) Первый период войны (1853―1854)

В июне 1853 г. русская армия под командованием князя М.Д. Горчакова перешла пограничную реку Прут и вступила на территорию Молдавии и Валахии. В этой ситуации в срочном порядке была созвана Венская конференция полномочных представителей Англии, Франции, Австрии и Пруссии, которые направили в Петербург и Стамбул специальную ноту, содержащую предложение о решении русско-турецкого конфликта на общеевропейском международном конгрессе. Николай I охотно согласился с этим предложением своих западных коллег, однако турецкий султан Абдул-Меджид I, подстрекаемый английским послом, отклонил его. В конце сентября 1853 г., заучившись поддержкой европейских держав, он в ультимативной форме потребовал очистить территорию вассальных Дунайских княжеств, но получив категорический отказ, 4 октября 1853 г. объявил России войну.

Боевые действия, как всегда, развернулись на Дунайском и Кавказском фронтах. Дунайской армии генерала М.Д. Горчакова в самом начале войны пришлось отбивать постоянные попытки турецкой армии Омер-паши форсировать Дунай. Но на Кавказском фронте ситуация сложилась более благоприятно: в ноябре 1853 г. командующий Особым Кавказским корпусом генерал-лейтенант В.О. Бебутов отразил нашествие турок на Ахалцих, а затем нанес им крупное поражение под Башкадыкларом.

Но самым значительным успехом всей военной кампании стала блестящая победа Черноморской военно-морской эскадры вице-адмирала П.С. Нахимова, одержанная 18 ноября 1853 г. в знаменитом Синопском морском сражении, в котором был уничтожен весь турецкий парусный флот под командованием Осман-паши, который предполагалось как раз задействовать для проведения крупной десантной операции на Южном Кавказе.

В Париже и Лондоне победы русского оружия на черноморском и закавказском театрах военных действий расценили как удобный предлог для начала войны с Россией под флагом защиты территориальной целостности Османской империи. 4 января 1854 г. Англия и Франция, нарушив Лондонскую конвенцию 1841 г., ввели свои военные эскадры в Черное море и потребовали от России вывести ее войска с территории Дунайских княжеств. Россия отказалась выполнить этот наглый ультиматум, и 15–16 марта 1854 г. Англия и Франция объявили России войну.

Русское командование приняло решение о генеральном наступлении на Рущук и Силистрию. 18 марта 1854 г. корпус генерал-майора Н.И. Ушакова разгромил турок под Бабадатом и отбросил их к Варне и Шумле. Новый командующий Дунайской армией фельдмаршал И.Ф. Паскевич сначала отложил, а затем и вовсе снял осаду Силистрии из-за угрозы вступления Австрии в войну на стороне союзных держав. В августе 1854 г. он, получив приказ из Петербурга, полностью вывел свою армию с территории Молдавии и Валахии и отдал Дунайские княжества на откуп австрийцам.

В это же время на Кавказском фронте турецкая армия Мустафы-Зариф-паши вторглась в Гурию и начала наступление на батумском и эриванском направлениях. В конце июля 1854 г. корпус генерала В.О. Бебутова разгромил турок при Кюрюк-Даре и остановил их наступление.

Союзный англо-французский флот предпринял попытку расширить зону военных действий и высадить свои боевые десанты на Аландском архипелаге, под Архангельском и Петропавловском-Камчатским, однако все эти попытки окончились безрезультатно. Тогда союзное командование в лице французского маршала А. Сент-Арно и британского генерала Ф. Раглана приняло решение сосредоточить все внимание на черноморском регионе. К осени противник сосредоточил под Варной огромную 120-тысячную группировку войск, которая в начале сентября 1854 г. была переброшена на западное побережье Крыма близ Евпатории и Сак.

в) Второй период войны (1854―1856) и оборона Севастополя (1854―1855)

8 сентября 1854 г. русская армия под командованием генерал-адъютанта князя А.С. Меншикова попыталась остановить противника на реке Альме, но в ходе состоявшейся битвы она не смогла одержать верх над превосходящими силами союзников и отошла сначала к Севастополю, а оттуда к Бахчисараю. Сам Севастополь, как главная база Черноморского флота, был неплохо укреплен с моря, однако с суши он почти не имел никаких укреплений, строительство которых только-только началось по решению Военного совета Черноморского флота, в состав которого тогда входили адмиралы В.А. Корнилов, П.С. Нахимов, В.И. Истомин и ряд других персон. Тогда же на Военном совете после бурной дискуссии было принято решение затопить между Константиновской и Александровской бухтами несколько старых парусных судов, чтобы полностью обезопасить севастопольский рейд от прохода вражеских военных кораблей к самому городу.

В первые дни обороны севастопольский военный гарнизон едва насчитывал 17 тыс. моряков. В начале октября 1854 г. в город прибыла часть русских войск под командованием генерала А.С. Меншикова, и число защитников черноморской цитадели выросло до 35 тыс. штыков. В кратчайшие сроки в Севастополе была создана эшелонированная система укреплений протяженностью более восьми километров, прикрывавшая собой всю южную часть города, на которой разместились 8 бастионов, 20 батарей и более 40 редутов, люнетов и ложементов. К строительству этих укреплений были привлечены тысячи матросов, солдат и простых горожан, а всеми фортификационными работами руководил талантливый военный инженер полковник Э.И. Тотлебен.

5 октября 1854 г. началась первая бомбардировка Севастополя из 120 полевых и 1340 корабельных орудий, в ходе которой по городу было выпущено свыше 50 тыс. снарядов. По замыслам союзного командования, которое после смерти маршала А. Сент-Арно возглавил французский генерал Ф. Канробер, этот огненный смерч должен был разрушить все городские укрепления и подавить саму волю защитников города к любому сопротивлению. Однако безнаказанного избиения севастопольского гарнизона у союзников не получилось, поскольку русские артиллеристы ответили неприятелю прицельным огнем из 268 артиллерийских орудий и подбили 8 вражеских судов, которые позорно отступили от Севастопольской бухты.

Решительный и умелый отпор русских моряков и пехотинцев стал полной неожиданностью для союзного командования, которое рассчитывало взять город малой кровью. Защитники черноморской цитадели могли праздновать очень важную военную и моральную победу. Радость победы была омрачена гибелью командующего Черноморским флотом вице-адмирала В.А. Корнилова, ставшего жертвой этой бомбежки. Теперь оборону Севастополя возглавил его преемник, вице-адмирал П.С. Нахимов, который официально стал военным губернатором и начальником Севастопольского порта.

13 октября 1854 г. русская полевая армия под командованием генерала А.С. Меншикова вступила в новое сражение с противником под Балаклавой, где дивизия генерала П.П. Липранди уничтожила весь цвет английской легкой кавалерии. Но трусливый и нерасторопный царский фаворит так и не сумел развить столь долгожданный успех и отдал приказ о дальнейшем отступлении своих войск от Севастополя.

5 ноября 1854 г. состоялось новое сражение под Инкерманом, которое, несмотря стойкость и мужество двух дивизий генералов П.Я. Павлова и Ф.И. Соймонова, закончилось новым поражением русских войск. Само это сражение сорвало штурм Севастополя, намеченный союзным командованием на 6 ноября. Более того, именно после этого сражения союзное командование вновь отказалось от нового штурма севастопольских укреплений и приступило к активизации осадных работ.

В конце декабря 1854 г. в Вене открылась конференция министров иностранных дел Британии, Австрии, Франции и полномочного представителя России, на которой русскому послу при австрийском дворе князю А.М. Горчакову были предложены условия окончания войны и подписание мирного договора, одно из которых им было отклонено. В результате работа этой конференции была фактически сорвана и боевые действия в Крыму возобновлены. Более того, под давлением версальского двора в состав союзной коалиции вступило Сардинское королевство.

В начале февраля 1855 г. генерал А.С. Меншиков предпринял попытку овладеть Евпаторией, но после провала этой операции он был отправлен в отставку и новым командующим русской армией в Крыму был назначен генерал М.Д. Горчаков. Этот указ оказался последним в жизни Николая I, который скончался в 18 февраля 1855 г. До сих пор бытует расхожая версия, что российский император покончил жизнь самоубийством, приняв сильнодействующий яд. Однако известный советский историк профессор П.А. Зайончковский, который специально исследовал эту проблему по истории болезни и смерти императора, отверг эту ложную версию и достоверно доказал, что причиной его смерти стала банальная двусторонняя пневмония.

Пережив суровую зиму, союзные войска активизировали боевые действия под Севастополем и в марте ― мае 1855 г. произвели вторую и третью бомбардировки города. Особенно жестоким был «пасхальный обстрел», в ходе которого по Севастополю было выпущено свыше 168 тыс. снарядов. Несмотря на гибель почти 6 тыс. защитников города, в том числе контр-адмирала В.И. Истомина, которому прямым попаданием ядра оторвало голову, севастопольский гарнизон продолжал героически сражаться.

После «пасхального обстрела» союзные войска возглавил французский генерал Э. Ж. Пелисье, который был сторонником активизации военных действий. В мае 1855 г. союзники предприняли ряд мощных атак на севастопольские бастионы, и ценой огромных потерь овладели рядом укреплений у главной линии бастионов, но большего достичь им так и не удалось. Тогда в начале июня 1855 г., после четвертой бомбардировки Севастополя, союзники начали мощный штурм Корабельной стороны, но 20 тыс. моряков и пехотинцев под командованием генерала С.А. Хрулева и адмирала А.И. Панфилова успешно отразили натиск 45-тысячной группировки неприятеля. В конце июня при осмотре боевых позиций Малахова кургана был смертельно ранен адмирал П.С. Нахимов. Оборону города возглавил его боевой товарищ, новый военный губернатор города и командир Севастопольского порта адмирал Ф.М. Новосильский.

В начале августа 1855 г. армия генерала М.Д. Горчакова атаковала противника на реке Черной, но, потерпев очередное поражение, отошла на исходные позиции. А буквально через пару дней противник предпринял еще две массированные бомбардировки Севастополя, после чего пошел на решающий штурм, в котором приняло участие 60 тыс. штыков. Этот мощный приступ неприятеля был успешно отражен на всех участках городской обороны, кроме ключевой позиции — Малахова кургана, который ценой огромных потерь заняла дивизия французского генерала М.Э. Мак-Магона. Потеря центра русской обороны фактически решила участь Севастополя, и вечером того же дня по приказу генерала М.Д. Горчакова все защитники черноморской цитадели покинули южную часть города. Но союзники так и не добились капитуляции русских войск, которые сумели сохранить полную боеготовность и высокий моральный потенциал.

Падение Севастополя отнюдь не привело к окончанию самой войны. В ноябре 1855 г. войска Особого Кавказского корпуса под командованием генерала Н.Н. Муравьева овладели крепостью Карс, огромный гарнизон которого возглавлял английский генерал В. Вильямс, и устремились к Эрзеруму. Дальнейшее продолжение войны потеряло всякий смысл и по обоюдному согласию сторон начались мирные переговоры, которые завершились 18 марта 1856 г. подписанием Парижского мирного договора. На этих трудных переговорах графу А.Ф. Орлову, возглавлявшему российскую делегацию на Парижском мирном конгрессе, удалось искусно сыграть на англо-французских противоречиях и добиться менее тяжелых условий договора, чем можно было ожидать.

По условиям Парижского мирного трактата:

• Россия теряла устье Дуная и южную часть Бессарабии;

• лишалась права иметь на Черном море свой военно-морской флот и прибрежные арсеналы с оружием и боеприпасами;

• Черное море объявлялось нейтральным, что делало беззащитным все черноморское побережье России от Одессы до Батума;

• территории, оккупированные во время войны, подлежали взаимному обмену: Россия возвращала Турции Карс, а союзники возвращали России Севастополь, Евпаторию и другие крымские города.

Подводя итоги Крымской войны, следует признать, что она:

• нанесла сокрушительный удар по всей внешнеполитической системе, созданной Россией в результате ее военно-дипломатических побед 1826―1833 гг.;

• серьезно подорвала престиж России на международной арене;

• явилась сильнейшим толчком к развалу внутренней базы самодержавия и осознанию правящими кругами Российской империи необходимости начала кардинальных экономических, социальных и политических реформ.


Поделиться: