§ 4. Российская культура в 1990-е годы

Общие условия развития культуры. На развитие российской культуры в 1990-е годы большое влияние оказывали сложные процессы, происходившие в экономической, социальной и политической сферах. Государственное регулирование культурной жизни осуществлялось прежде всего на базе «Основ законодательства РФ о культуре», утвержденных в 1992. Документ определяет, что к обязанностям государства в области культуры относятся: разработка и осуществление федеральных государственных программ сохранения и развития культуры, создание условий для развития национальных культур РФ, обеспечение доступности для граждан культурной деятельности, культурных ценностей и благ, свобод и самостоятельности всех субъектов культурной деятельности, условий для самореализации талантов, сохранение памятников истории и культуры, ведение статистки культуры, деятельность по преодолению монополии в области культуры.

Специальные акты (законы, указы, постановления) конкретизировали политику в отдельных областях культуры. В 1990-е годы приняты Законы «О библиотечном деле», «О музейном фонде РФ и музеях в РФ», «О государственной поддержке кинематографии РФ». Федеральные государственные программы сохранения и развития культуры и искусства (на 1993-1996, 1997-1999, 2001-2005). Однако острейшими вопросами, вплоть до наших дней, остаются выполнение государством обширного перечня взятых на себя социальных обязательств, их ресурсное обеспечение, создание организационных и правовых механизмов их реализации на федеральном, региональном и муниципальном уровнях.

В эти годы произошли коренные изменения в сфере управления культурой. Если ранее монопольную роль здесь играло государство, то теперь в центре внимания были активизация внутренних сил культуры и усиление самоорганизации культурных процессов. Речь идет о преодолении жестких рамок контроля административной системы, бюрократических традиций, о повышении автономности учреждений культуры и ее создателей при усилении контроля со стороны гражданского общества. В этой связи выделяют следующие принципы современной культурной политики. Во-первых, проблемно-целевая ориентация культурной политики, предполагающая решение проблем в определенной сфере культуры, а также вопросов, касающихся социально-культурной деятельности конкретных групп и категорий населения. Во-вторых, самоорганизация культурной жизни. В-третьих, обеспечение многообразия, полифоничности социально-культурной жизни, что предполагает многосубъектность социокультурной деятельности, альтернативность проектов, программ, концепций, идей.

Практическая реализация целей и принципов культурной политики в современной России сталкивается с большими трудностями. Следует отметить значительную сложность происходящих в российской культуре изменений. Положительные перемены противоречивы и обусловлены ее освобождением от идеологического диктата, приобретением художниками невиданной ранее свободы творчества, усилением интенсивности культурного обмена, децентрализацией управления процессом создания, распространением и потреблением духовно-культурных ценностей. Констатация позитивных перемен не снимает вопроса о кризисном состоянии культуры, выражающемся в информационной и культурной изоляции ряда регионов, ухудшении материальной базы культуры и сохранности памятников, музейных экспонатов и архивных фондов, сокращении кадрового потенциала и оттоке работников в другие сектора, миграции за рубеж. Следствием реформ стали отчуждение многих людей от богатств национальной культуры, сокращение возможностей воспроизводства различных субъектов культурной деятельности, утрата контроля над важными процессами в этой сфере.

Уже в 1992-1993 гг. ассигнования на культуру были невелики. Однако ситуация радикально изменилась в середине 1990-х, когда произошло обвальное сокращение бюджетного финансирования социально-культурной сферы. Развитие отрасли происходило в условиях значительного дефицита ресурсов. В 1995 г. объем финансирования культуры уменьшился на 40% по сравнению с 1994, а в 1996 — на 43 по сравнению с 1995. Из-за секвестирования федерального бюджета в 1996 средств на культуру выделено 42% от запланированных, а в 1997 — только 40. В 1998 г. реальные расходы бюджета (с учетом инфляции) на социально-культурную сферу и науку по сравнению с предшествующим годом снизились в 2,2 раза. Только в 1999, по свидетельству вице-премьера В. И. Матвиенко, впервые культура профинансирована на 100%, а федеральные программы — на 90. Не выглядела оптимистично и динамика бюджетных расходов: в 1996 г. ассигнования на культуру и искусство составили 0,83, а в 2000 — 0,55% от бюджета. Все это свидетельствует о том, что установленные законом нормативы бюджетных расходов на культуру (2%) на федеральном уровне не только не выдерживаются, но и уменьшаются. Резко ухудшилось материальное положение работников образования, науки и культуры, что повлекло за собой падение престижности их профессий.

Образование и наука. Скудость финансирования (в 2000 — 40% от уровня 1991) предопределила кризисное состояние системы образования. В 1992 г. принят «Закон об образовании», согласно которому уровень обязательного школьного образования был понижен до 9 классов (в СССР предусматривалось обязательное полное среднее образование). Конкурсный отбор в десятый класс оставил за пределами школы многих ребят — в 1995 г. их оказалось 1,5 млн. И хотя впоследствии Указом Президента конкурс был отменен, негативные результаты предыдущего решения преодолеть не удалось. Современная школа играет определенную роль и в развитии социально-классовой структуры, углублении социальной поляризации общества. Ухудшение экономического положения значительных социальных слоев сократило возможности для получения образования их детьми. Появление же «дополнительных образовательных услуг» (как правило платных) в старших классах, открытие платных школ, гимназий, лицеев обусловливает воспроизводство социального неравенства уже на уровне молодежи.

Пыталась адаптироваться к новым условиям и высшая школа. С 1992 по 2000 г. число государственных вузов выросло с 535 до 590. Особенно популярными были «рыночные» профессии: экономист, финансист, менеджер, юрист. Преимущественно по этим и некоторым другим специальностям вели подготовку и новые негосударственные, в основном коммерческие, вузы. Их число с 1993 по 2000 г. выросло с 78 до 349. Однако в 1992-1995 общее число студентов было меньше, чем в советское время, составляя в среднем чуть более 2,6 млн в год (1991 — 2,8). Затем желающих учиться становилось все больше, и в 2000 г. численность студентов превысила 4 млн человек.

В Законе «Об образовании» 1992 г. проводились идеи о его деидеологизации и вариативности. Утверждение этих принципов шло противоречиво. Деидеологизация образования часто сводилась к замещению коммунистической идеологии, которая господствовала в советской школе, либеральной в ее крайне упрощенном, вульгаризованном виде. Вариативность же оказалась средством размывания общегосударственного стандарта. Появились сотни новых учебников и пособий, прежде всего по гуманитарным дисциплинам, которые внедрялись в учебный процесс без должной предварительной апробации. Многие содержавшиеся в них идеи получили неоднозначную оценку научной и педагогической общественности.

К началу нового тысячелетия сформировались представления об основных направлениях модернизации всей системы образования в России. Ее цель — осуществить переход на сопоставимую с мировой систему показателей качества и стандартов образования всех уровней. Школа станет 12-летней: 10 классов обязательны для всех, 2 последних-профильное образование. Начинать учиться дети будут с 6 лет, а в 16 смогут получить аттестат зрелости. После этого ученик должен определиться — идти в профтехучилище или продолжать образование в старшей, профильной школе. Переход на «двенадцатилетку» планировалось осуществить к 2006/07 учебному году. Планировалось полностью изменить систему сдачи выпускных и вступительных экзаменов. В 2005 г. их заменит единый государственный экзамен (ЕГЭ), который будет проводиться вне стен вуза и школы. Существенные изменения претерпят и принципы финансирования вузов: каждый потенциальный студент должен получить Государственное индивидуальное финансовое обязательство (ГИФО), общее их количество и определит масштабы финансирования вуза в зависимости от его востребованности и популярности. В 2002 г. в эксперименте по введению ЕГЭ приняли участие 17 регионов (в 2001 г. — 5). Началась и апробация механизма ГИФО.

1990-е годы были очень трудными для отечественной науки. Резкое сокращение инвестирования в фундаментальные исследования и НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) оказало негативное влияние на состояние как естественных, так и гуманитарных наук. Численность работающих в научно-технической сфере снизилась более, чем в 2,5 раза — с 2,1 млн в 1990 до менее 800 тыс. в 2000. До критического уровня уменьшился приток в науку молодых специалистов: ныне средний возраст докторов наук более 60 лет, а кандидатов — приближается к 55. Свыше 50 тыс. ученых (прежде всего математиков, физиков, химиков, биологов), вынужденных покинуть Россию, работают в других странах. Крайне недостаточно обновляется материально-техническая база науки, сократилось ее информационное обеспечение.

Согласно принятому в 1996 г. «Закону о науке и государственной научно-технической политике», расходы на науку гражданского назначения должны составлять не менее 4% расходной части бюджета. Однако добиться этого не удалось. В этих условиях укрепляется представление о том, что приоритетному финансированию подлежат те отрасли науки, в которых Россия уже занимает признанные в мире позиции, а также сферы, способные обеспечить технологической прорыв в отечественной экономике. На это направлена реализация таких федеральных начинаний, как «Российская космическая программа», Программа конверсии, «Электронная Россия». Признанием достижений российской науки стало награждение Нобелевской премией известного физика академика Ж. И. Алферова.

Проблемы духовного развития общества. Создание сильного государства, действенность власти, проведение жизнеспособной политики, опирающейся на созидательную энергию общества, невозможно без представлений об общих идеалах, целях и ценностях. Однако в 1990-е годы положение и в этой сфере оставалось неблагополучным. Социологи констатируют глубокий социокультурный кризис российского общества. Он характеризуется распадом привычной картины мира, социальных и культурных ценностей; дестабилизацией социального положения людей и общественных структур, что ведет к конфликтам различных ценностных систем. В чем этот проявился этот кризис?

Во-первых, в утрате прежних, социалистического и коммунистического, идеалов, которые — при всех оговорках — формировали и картину мира советского человека. После 1991 г. путь, пройденный страной в XX в., все чаще трактовался как ошибочный и тупиковый, что ставило под сомнение смысл жизни многих людей. Вместе с тем идея «демократических реформ» по западному образцу показала неспособность выступать в качестве долговременного объединяющего идеала, тем более что первые годы экономических и политических преобразований многим не позволили ощутить преимущества радикальной смены общественного строя. Негативное влияние на сознание оказывал и распад исторического Российского государства, фактическая утрата страной статуса великой державы, чем ранее справедливо гордились.

Во-вторых, наблюдался нравственный кризис большой части общества. Смещались понятия добра и зла, долга, чести, совести; притуплялись чувства стыда, сострадания, любви, дружбы, товарищества. Уходит в прошлое тип нравственности, связанный с коллективизмом, со стремлением быть полезным обществу. В то же время выросла значимость индивидуалистических ценностей эгоистической направленности. Размывалось представление о такой прежде фундаментальной ценности, как труд. Происходящие перемены деформировали нравственность и социальную ориентацию людей, что нашло отражение в изменении престижа профессий. Ученый, инженер, летчик, врач, учитель уступали место банкиру, предпринимателю, охраннику, шоумену или даже проститутке. «Привлекательность» второй группы профессий была связана с видимой возможностью быстро и легко зарабатывать деньги, демонстрировать стандарты высокого уровня потребления. Еще более в общественном сознании девальвировалась такая ценность, как социальная справедливость. Пренебрежение ею со стороны советской партийно-государственной бюрократии не выдерживало сравнения с возможностями «новых русских» и «олигархов».

О кризисе культуры свидетельствовало также размывание представлений о социально допустимых нормах поведения. На практике это вело к вседозволенности, на фоне которой развивались различные формы преступности — от мелкого хулиганства и наркомании до организации криминальных сообществ и заказных убийств.

Отсутствие общего идеала, кризис ценностей вызывали озабоченность у российской правящей элиты. В 1996 г. российский Президент призвал активизировать поиск национальной идеи для современной России. Задача эта, однако, не решена и поныне.

Уход от авторитарной системы управления и организации духовной жизни способствовал формированию целой системы субкультур, т.е. «культуры в культуре», имеющей свои, четко очерченные, границы знаний, норм, ценностей, представлений, вкусов, идеалов, традиций. Социологи выделяют несколько основных субкультурных систем в России 1990-х годов. Это — «высокая» интеллигентская культура, развивающая историческую традицию русской национальной элитарной культуры; «советская» культура, продолжающая традицию минувших десятилетий и основанную на совокупности ценностей, образов, символов старшего и среднего поколений; западная культура либеральных ценностей, социокультурного индивидуализма и экономической независимости, охватывающая значительную часть молодежи, предпринимателей и интеллигенции; маргинальная субкультура социальных низов.

Определенное консолидирующее влияние в 1990-е оказывало распространение религиозных взглядов. Отказ от идеологии воинствующего атеизма во второй половине 1980-х годов значительно повысил воспитательную, мировоззренческую и социальную роль Церкви. Утвердилась практика соблюдения прав верующих и атеистов в конституционных рамках светского государства. Ведущие политические партии и движения, включая КПРФ, демонстрируют лояльное, уважительное отношение к религии. Можно утверждать, что атеистический экстремизм прошлых лет преодолен, и российское общество постепенно восстанавливает историческую преемственность в духовно-религиозной сфере. Принятие Закона «О свободе совести и религиозных объединениях» в 1997 г. укрепило правовую базу деятельности Церкви в стране. Численность зарегистрированных религиозных организаций увеличилась в 3,5 раза — с 4846 (1992) до 17 427 (2000).

В этих условиях повысился уровень религиозности населения. Особенно интенсивно его повышение происходило в 1988-1992. С середины 1990-х годов тенденция роста уровня религиозности потеряла былые темпы, а в конце десятилетия он стабилизировался. По данным социологов, соотношение религиозного и нерелигиозного населения составляет примерно 2:1. Если же разделить верующих по конфессиям, то соотношение групп будет следующим. Из каждых 100 граждан России 29 — люди неверующие, 49 считают себя православными, 8 — последователями ислама, 2 — других конфессий, 12 верят «по-своему» и не считают себя приверженцами какой-либо конфессии. Уровень реальной религиозности оценивается по-разному, однако Церковь рассматривается в качестве важного традиционного исторического института, оказывающего стабилизирующее воздействие на общество.

Огромная роль в формировании духовного климата в обществе принадлежит средствам массовой информации. За годы реформ кардинально изменились их функции. Стали иными структура периодических изданий, их объем, содержание, политическая и информационная направленность. В 1990-1999 гг. число газет увеличилось с 4808 до 5535 наименований. Но одновременно разовый тираж уменьшился со 166 до 104 млн экземпляров, а — годовой в 5,4 раза. Для большинства семей выписка и покупка периодики стала недоступной. Крайне ограничено поступление журналов и газет в библиотеки, школы, вузы, научно-исследовательские институты и учреждения культуры. Аналогичные изменения претерпело производство журнальной продукции.

Заметно выросла роль телевидения, в информационное пространство которого включено практически все население России. В 1990-е годы появились новые общероссийские каналы; сложилась сеть региональных телекомпаний; стал необычайно широким диапазон информационных и развлекательных передач. Ныне в обществе превалируют две основные точки зрения на роль СМИ. Одна рассматривает их как инструмент власти, другая — как институт гражданского общества, в оценке их деятельности присутствует «двойной стандарт», в основе которого — сложное взаимодействие между двумя основными функциями.

Утверждение свободы слова в СМИ происходило не всегда безболезненно. Их, порой бросающаяся в глаза, ангажированность; резкий переход к полифоническому изложению событий; многоголосица в оценке фактов; тяготение к сенсационности или, наоборот, к замалчиванию событий оказывали негативное влияние на общественное сознание, формировали скептическое отношение к СМИ. Право на свободу слова часто вступало в противоречие с правом на получение правдивой информации.

Художественное творчество в России. Сложные, многоплановые процессы происходили в российском искусстве и сфере художественного творчества. К числу наиболее зримых черт 1990-х годов можно отнести коммерциализацию, отсутствие идеологических ограничений, огромное влияние западной массовой культуры.

Последнее десятилетие XX столетия прошло под знаком возвращения художественных произведений, ранее недоступных или малодоступных российским гражданам. Этому способствовало и бурное развитие частного книгоиздания. На прилавках появились ранее запрещавшиеся произведения выдающихся русских писателей, поэтов, мыслителей — А. Ахматовой, М. Цветаевой, П. Васильева, В. Набокова, М. Булгакова, А. Солженицына, И. Бродского, В. Максимова и многих других. Российские читатели получили возможность познакомиться с произведениями мировой литературы, которые раньше в стране не издавались. Новые газеты и журналы рассчитаны на самые разные вкусы. Восстанавливали связи с Россией ранее покинувшие ее деятели культуры. Огромную работу по сохранению культурного наследия, возвращению утраченных в разные годы произведений отечественного искусства проводил Российский фонд культуры.

В литературе продолжалось развитие отечественных реалистических традиций. В этом направлении продолжили свое творчество В. Астафьев, В. Распутин, М. Алексеев, Ю. Бондарев, Г. Бакланов и др. Вместе с тем большую популярность приобрели писатели, работающие в постмодернистской манере. В числе наиболее читаемых — В. Войнович, А. Битов, Т. Толстая, Д. Пригов, В. Пелевин, В. Пьецух, Е. Попов, Л. Петрушевская. Для приверженцев этого направления характерен отказ от социальности и морализма. На первый план выдвигается эстетическое значение литературы. При этом авторы скептически относятся к возможности существования общественного идеала. В числе признаков этой «литературной» литературы называют: несущественность места действия, социальной принадлежности персонажей, афористичность текста произведения, отсутствие определенной идеи и пронизывающую все произведение иронию.

Новые экономические реалии оказали заметное влияние на развитие российского кинематографа. Отсутствие государственной поддержки привело к резкому сокращению выпуска фильмов. Если в 1992 г. было снято 178 кинокартин, то в 1995 г. — лишь 46. Это привело к тому, что в 1990-е годы на российском кинорынке доминировали западные ленты. И опытные, и начинающие российские режиссеры столкнулись с проблемой экономической эффективности кино. Коммерциализация этого вида искусства оказала влияние, прежде всего, на его проблематику и стилистику. Если «криминально-детективные» особенности 1990-х годов нашли достаточно «красочное» отражение, то вопрос о положительном «герое нашего времени» остается открытым. В отечественном же кинематографе значительный резонанс получили фильмы режиссеров Н. Михалкова, П. Лунгина, В. Тодоровского, А. Рогожкина, Э. Рязанова, С. Бодрова-старшего, В. Хотиненко. В стране ежегодно проводится Всероссийский кинофестиваль «Кинотавр» в Сочи. В конце 1990-х годов возродился Международный московский кинофестиваль. Бурное развитие получили отечественные телесериалы, не отличающиеся, однако, большим тематическим разнообразием.

Получило дальнейшее развитие музыкальное искусство. С одной стороны, ценители классики имели возможность посещать концерты выдающихся дирижеров и исполнителей симфонических произведений, оперных и балетных спектаклей. С другой стороны — 1990-е годы стали временем бурного развития новой молодежной музыкальной культуры, отличающейся большим стилевым разнообразием и охватом самой широкой аудитории.

Появилось в это десятилетие много ярких театральных постановок. Наряду с известными театральными коллективами создавались новые театры, студии. Возродились спектакли-антрепризы. Зрителя чаще привлекали оригинальные режиссерские решения, игра старых и новых театральных «звезд». Многообразие форм, стилей и тем было присуще также изобразительному искусству. В целом развитие культуры отразило незавершенность и противоречивость российских преобразований 1990-х годов. Перспективы духовного и культурного прогресса страны напрямую зависят от успеха начатых реформ.


Поделиться: