Лекция 3. Дальневосточное общество во второй половине ХХ века

3.1. Социально-экономические и культурные преобразования в послевоенный период (40-е – первая пол. 80-х гг.)

Долгожданный мир и новые заботы. Только после капитуляции Японии 2 сентября 1945 г. для дальневосточного региона наступило мирное время. Во Владивостоке, например, 22 августа была отменена светомаскировка, а 31 августа – снято военное положение. Выход из военного положения на Дальнем Востоке, как и по всей стране, ознаменовался перестройкой хозяйства региона на мирные рельсы. Решать эту задачу приходилось в непростых условиях. Огромных капиталовложений для восстановления требовали районы, оказавшиеся в годы войны в оккупации и зоне боевых действий. Дальневосточная экономика, вынеся все тяготы тыла, некоторое время довольствовалась собственными техническими, трудовыми, финансовыми ресурсами. А мирная будничная жизнь приобрела героический оттенок на трудовом поприще.

Экономика Дальнего Востока, составляя неотъемлемую часть единого народнохозяйственного комплекса страны, имела свою специфику: сочетание отраслей союзной, межрайонной и местной специализаций. Наибольшую сложность представляла задача перевода предприятий, выпускавших в военное время продукцию для нужд фронта на выпуск товаров народного потребления и мирной техники. Так, хабаровский завод «Дальдизель» получил задание на производство дизельных двигателей, а «Дальэнергомаш» приступил к освоению энергетического оборудования для угольной промышленности. Переводилась на мирные рельсы работа «Дальзавода» – крупнейшего судоремонтного предприятия, выпускавшего военную продукцию и др.

В послевоенное время была проведена реорганизация административно-территориального деления Дальнего Востока. Одной из причин такого шага было возвращение СССР Южного Сахалина и Курил. 2 февраля 1946 года последовал Указ Президиума Верховного Совета СССР, по которому вся земля с ее недрами и водами на территории Южного Сахалина и Курильских островов является государственной собственностью СССР. Реорганизация была обусловлена также сложным разносторонним народнохозяйственным комплексом, созданным в предвоенный период. Разукрупнения Дальневосточного края (1938 г.) на две новых административно-территориальных единицы – Приморский и Хабаровский края оказалось недостаточно. На сей раз делению подвергся Хабаровский край: в 1947 г. из его структуры была выделена Сахалинская область, в 1948 г. – Амурская, в 1953 г. – Магаданская и в 1956 г. – Камчатская. До 1991 г. в состав Хабаровского края входила Еврейская Автономная область. Перспективы развития производительных сил Дальнего Востока требовали быстрых и эффективных решений, а также ответственности руководителей на местах. Огромные территории, отдаленность от центра, нехватка кадров, нерешенность транспортных проблем существенно затрудняли использование богатств региона.

Война внесла свои коррективы в социальную структуру. Население Дальнего Востока пополнялось в послевоенные годы довольно быстро. Необходимо было также быстро заселять и осваивать новые территории Южного Сахалина и Курильских островов. Источником пополнения по-прежнему было плановое переселение трудящихся из центральных районов страны, демобилизованные воины и отряды молодежи, прибывавшие в восточные районы по путевкам комсомола.

В довоенном составе населения Дальнего Востока значительно преобладало мужское население, а в послевоенном оно составляло менее 50%. Процент городского населения был значительно выше, чем в целом по стране и эта тенденция сохранялась во второй половине ХХ в. Характерной особенностью социальной структуры являлась высокая текучесть кадров, что объяснялось встречными потоками «контрактников», сезонностью работы многих отраслей промышленности, отсутствием жилья и «психологией временщика». Стремясь максимально удовлетворять потребности растущего населения в продовольствии, правительство поощряло переселение крестьян из центральных регионов на Дальний Восток. В 50-е – 1 пол. 80-х гг. только в сельские районы было переселено почти 700 тыс. человек.

Новые ориентиры дальневосточной экономики 50-60-х гг. Преодолев трудности послевоенного времени, дальневосточная экономика получила новый импульс для своего развития с 50-х годов. Хрущевская «оттепель» подарила шанс на коренные изменения в экономической и политической жизни через смягчение диктата сверху и раскрепощение инициативы снизу.

Центральное место в программах экономических преобразований дальневосточного края отводилось старым отраслям промышленности: рыбной, лесной, золотодобывающей, угольной, имевших общесоюзное значение. Предстояло значительное увеличение продукции этих отраслей за счет изыскания внутренних резервов, повышения производительности труда, освоения новых промысловых районов. Характерной особенностью экономической политики после восстановительного периода была попытка устранить разрыв между производством средств производства и средств потребления. В 1950 г. производство средств производства по стране превышало довоенный уровень на 105%, а производство средств потребления – только на 23%. На Дальнем Востоке, как уже отмечалось, большая часть продуктов питания и предметов потребления были привозными. Непосредственное влияние на экономику Дальнего Востока оказывала государственная политика размещения производительных сил страны на востоке. В недалекой перспективе предстояло создать комплексное хозяйство в этом регионе, превращая его из потребляющего края в край производящий.

Усиленное внимание уделялось государством одной из ведущих отраслей экономики – рыбной. В конце четвертой пятилетки Совет Министров СССР принял постановление «О развитии рыбной промышленности Дальнего Востока» (1948 г.), в котором предусматривался перевод этой отрасли на техническую основу, освоение активного морского рыболовства, пути решения кадровой проблемы. Объем капиталовложений в дальневосточную отрасль в 2 раза превышал затраты на развитие Мурманского бассейна и в 4,5 раза – Каспийского. В 1954 г. предприятия дальневосточного рыбопромышленного бассейна посетили Н.С. Хрущев, Н.А. Булганин и А.И. Микоян с целью выявления «узких мест» в отрасли и подготовки необходимых мер для ее ускоренного развития. Главное внимание было уделено технической оснащенности – пополнению рыбопромыслового флота новыми судами, строительству рыбоконсервных заводов, судоремонтных предприятий. Благодаря появлению у дальневосточных рыбаков (с 1958 г.) больших морозильных рыболовных траулеров (БМРТ), значительно расширилась география промысла и произошел переход от прибрежного лова к океаническому. С каждым годом роль региона в общесоюзном вылове и переработке рыбы возрастала. Если в 1958 г. Дальний Восток давал 28% союзного улова, то в 1965 г. – около 40%. К концу восьмой пятилетки (1966-1970 гг.) рыбная промышленность дальневосточного бассейна превратилась в высокорентабельную отрасль. Принципиально новым качеством рыбной индустрии в эти годы явилось освоение активного морского рыболовства. До 90% улова приходилось на суда, ведущие промысел в открытых морях и океанах.

В 50-е – 60-е годы потребности государства в развитии промышленности Дальнего Востока постоянно возрастали, а темпы ее роста отставали от общесоюзных. Для быстрого и эффективного использования природных ресурсов требовалось строительство предприятий. Огромная доля капитального строительства приходилась на Хабаровский и Приморский края. Во второй половине 50-х годов началось освоение нового богатого оловорудного месторождения в горах Мяочана, неподалеку от Комсомольска-на-Амуре. На его базе был сооружен Солнечный горно-обогатительный комбинат. В Хабаровском крае были введены в строй предприятия «Амуркабель, завод отопительного оборудования. В 1958 г. возле рыбацкой деревушки Падали на берегу Амура стали возводить промышленный комплекс по переработке древесины – Амурский целлюлозно-картонный комбинат. Со временем там вырос печально известный город Амурск, где градообразующее предприятие, построенное с технологическими нарушениями, серьезно подорвало экологическую безопасность района и привело к загрязнению Амура.

В 1950 г. прибыл в Находку первый эшелон молодых строителей, приняв на свои плечи нелегкий труд создания нового города. Весь грунт разрушенной сопки, в том числе и скальное основание, был перевезен на берег моря, где, отвоевав у океана место, воздвигли Находкинский торговый порт, Приморский и Находкинский судоремзаводы, жестяно-баночную фабрику.

Во внутрирайонном обмене Дальнего Востока ведущее место занимала промышленность Хабаровского края. Она снабжала соседние районы судами, сталью, прокатом, различными машинами. Весомый вклад в регионе по объему валовой промышленной продукции в 50-60-е годы приходился на Приморский край, увеличивший выпуск ее за период с 1956 по 1965 гг. почти вдвое. Приоритетное значение имели рыбная, строительная, угольная промышленность. Только за 1958-1961 гг. в крае было сдано в эксплуатацию 112 предприятий и цехов. Уссурийский район специализировался на производстве пищевой продукции – соевого масла, сахара и др. Сложились угольные бассейны – Артемовский, Партизанский.

Последовательное промышленное развитие и освоение края во многом зависело от состояния транспортной системы. Из 17 морских пароходств страны четыре крупных пароходства находились на Дальнем Востоке.

Таким образом, экономический облик дальневосточного региона в первое послевоенное двадцатилетие характеризовался усиленным вниманием центра к вопросам рационального размещения производительных сил в крае, его превращением в гигантскую строительную площадку. В то же время экономика Дальнего Востока в основном служила источником сырья для промышленно развитых регионов страны, испытывала огромный дефицит кадров и значительно отставала в развитии отраслей группы «Б».

Противоречия промышленного развития. На рубеже 60-70-х гг. в экономике страны наметились негативные тенденции: в промышленности снизились темпы роста, не выполнялись планы, следствием чего стало падение темпов прироста национального дохода со всеми вытекающими последствиями. Попытка руководства изменить ситуацию к лучшему строилась на традиционной основе – усиление контроля, увеличение чиновничьего аппарата, лозунговый оптимизм и грандиозные планы свершений с опорой на энтузиазм.

Новые горизонты в развитии Дальнего Востока определялись Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 8 июля 1967 г. «О мерах по дальнейшему развитию производительных сил Дальневосточного экономического района и Читинской области». В нем отмечалось, что многие отрасли народного хозяйства Дальнего Востока имеют всесоюзное значение и играют важную роль в развитии народного хозяйства СССР. Предусматривалось увеличение капиталовложений на добычу цветных металлов, рыбы и морепродуктов, развитие лесного хозяйства, морского и железнодорожного транспорта, внедрение хозяйственного расчета на предприятиях.

Повышенное внимание к региону со стороны власти способствовало ускорению темпов промышленного развития. С 1971 по 1985 гг. объем промышленного производства (стали, проката, электроэнергии, цемента) удвоился, но при этом структура оставалась прежней. Наиболее высокими темпами развивались машиностроение и металлообработка, судостроение, химическая отрасль в 10-й пятилетке (1976-1980 гг.). В Приморском крае за это время было построено около 100 предприятий, а в Хабаровском объем промышленного производства возрос на 26%. Была пущена на полную мощность Зейская ГЭС – первенец гидроэнергетики на Дальнем Востоке. В Приморье работали Хрустальнинский, Краснореченский горно-обогатительные комбинаты, Приморская ГРЭС (п. Лучегорск). В строй действующих вступила Билибинская заполярная атомная станция на Чукотке. Магаданская область поставляла в общесоюзный фонд около 40% золота.

С развитием экономики усиливалась потребность в транспорте. С 1972 г., после того как в порту Находка был построен контейнерный терминал, через Дальний Восток в Европу пошли грузы из Юго-Восточной Азии и Японии. Заработала Транссибирская контейнерная линия, что способствовало пополнению бюджета валютными средствами и повышению статуса дальневосточного региона. Перспективное значение имело введение в строй паромной переправы Ванино-Холмск.

В 70-е годы широкий размах получило строительство Байкало-Амурской железнодорожной магистрали, вошедшей в историю «стройкой века». Ее протяженность от Усть-Кута на западе до Комсомольска-на-Амуре на востоке – 3145 км. Необходимо было построить 3700 водопропускных сооружений, 142 крупных моста, 24 км тоннелей. Как известно, началось строительство этой дороги в начале 30-х гг., но затем помешала Великая Отечественная война и ее последствия. Необходимость продолжения строительства в 70-е годы объяснялась внутриэкономическими и внешнеполитическими факторами. Рядом с БАМом планировалось построить нефтегазопроводы и осваивать богатейшие месторождения региона. Была и другая причина. В связи с ухудшением советско-китайских отношений предполагалось удалить железную дорогу от границы с Китаем. Более половины рельсового пути БАМа проходило через Амурскую область и Хабаровский край. Дорога связывала воедино угольные месторождения – Чульманский и Ургальский, Комсомольский оловорудный районы, а также лесные массивы Дальнего Востока. БАМ олицетворял кратчайший путь к портам Тихого океана. Общая протяженность БАМа от Тайшета до Советской Гавани составила 4300 км. 90-е годы многое изменили в жизни общества, в том числе и взгляд на БАМ. Положительные аспекты стройки соседствуют с негативными. Цена строительства, нарушение экологической среды, социально-бытовые условия строителей и, наконец, экономический кризис, вызванный реформами, – поставили будущее железной дороги и ее эксплуатацию в неопределенное состояние.

В целом 70-80-е годы явились временем острых противоречий. Грандиозные замыслы и спад темпов промышленного развития, крупнейшие стройки страны в регионе и нехватка кадров, поступление ценнейших ресурсов в фонд страны и отстающая социально-бытовая сфера. Иными словами накапливались негативные тенденции в развитии региона, проявившиеся в диспропорциях, чертах застоя и стагнации. Обстоятельства, как внутренние, так и внешние, требовали коренного пересмотра средств и методов управления экономикой, ухода от экстенсивных подходов в ее развитии. Адекватных шагов со стороны правительства не последовало.

Аграрная отрасль. В сельском хозяйстве в послевоенный период его хроническое отставание усугублялось потерями в годы войны. Решение зерновой проблемы в стране по-прежнему базировалось на расширении посевных площадей, увеличении капиталовложений, т.е. на экстенсивной основе. Кроме того, по инициативе Н.С. Хрущева началась реорганизация МТС, неоправданные эксперименты по внедрению некоторых культур и провозглашение популистской программы: «догнать и перегнать Америку по производству мяса, молока, масла на душу населения». Все это не подкреплялось должными мерами организационного, технического и материального характера.

Первый мирный год на Дальнем Востоке ознаменовался природным испытанием. Морозная зима 1945-1946 гг. сменилась засухой весной и летом, что привело к скудному урожаю. Требовалась серьезная работа по ликвидации издержек военного времени. Одной из них было разбазаривание колхозных земель. В этой связи в четвертой пятилетке (1946-1950 гг.) значительное место в аграрной политике отводилось возвращению земель, незаконно изъятых у колхозов в годы Великой Отечественной войны, а также укреплению колхозов и совхозов инженерно-техническими и руководящими кадрами. Только в Приморье колхозам было возвращено более 80 тыс. га земли.

Общегосударственная политика по укрупнению сельскохозяйственных производственных единиц, намеченная в 1950 году, нашла отражение в дальневосточном аграрном секторе. Дело в том, что в процессе коллективизации сложилась колхозная система, объединяющая мелкие маломощные колхозы. Военные условия привели многие из них к упадку и разорению. Постановлением ЦК ВКП(б) в мае 1950 г. («Об укрупнении мелких колхозов и задачах партийных организаций в этом деле») предусматривалось не только объединение мелких колхозов в более крупные, но и перевод некоторых из них, в основном дотационных, – в совхозы. В данном случае изменялась форма собственности: из колхозно-кооперативной – в государственную. За этим нововведением видно стремление власти активизировать деятельность крестьянина испытанным административно-командным методом. К концу 50-х годов число колхозов на Дальнем Востоке уменьшилось до 808 из 1258. Попутно в полтора раза выросло число совхозов. В Приморье эта картина была более впечатляющей. Число колхозов уменьшилось почти в 4,5 раза, а совхозов – увеличилось почти в 4 раза.

Сельское хозяйство в 70-е годы развивалось в соответствии с решениями Мартовского пленума ЦК КПСС (март 1965 г.), направленными на интенсификацию сельскохозяйственного производства. Отличительными свойствами его развития явилось усиление материально-технической базы, увеличение капиталовложений и материальное стимулирование колхозов по результатам выполнения планов. В годы девятой пятилетки (1971-1975 гг.) капиталовложения в аграрный сектор Дальнего Востока увеличились в 4 раза, а в следующей – в 5 раз по сравнению с 1961-1965 гг. Специфической чертой развития сельского хозяйства в это время явился комплексный его характер и специализация. В краях и областях появились крупные птицефабрики, свинооткормочные комплексы. В Хабаровском крае – птицефабрика на 10,5 млн мясных цыплят в год, комплекс по производству говядины в совхозе «Хорский», тепличные комбинаты в Хабаровске и Комсомольске-на-Амуре. В Приморском крае были введены в эксплуатацию новые свиноводческие комплексы в колхозе «Коммунар» и совхозе «Надеждинском»; Хорольский, Приморский, Кировский молочные комплексы; Надеждинская, Уссурийская, Находкинская птицефабрики и др. Подобные предприятия имели место в Камчатской, Сахалинской областях.

В середине 80-х годов Амурская область давала 23% сельскохозяйственной продукции Дальнего Востока, Приморский край – 30%, Хабаровский край – 16 %. Однако эти успехи не решили проблемы полного снабжения собственными продуктами питания на селения Дальнего Востока. Только фруктов и овощей в регион ежегодно завозилось по 30 кг в расчете на одного жителя. Кроме того, росла себестоимость продукции земледелия и животноводства, а для уборки урожая все чаще стали прибегать к помощи городских жителей. Труд в деревне по-прежнему оставался непрестижным, гарантированная оплата труда колхозникам порождала иждивенческие настроения, наметилась тенденция к вымиранию сел. В 80-е годы Дальний Восток, как и вся страна, погрузился в сельскохозяйственный кризис.

Социальная сфера. Форсированное строительство социализма, Великая Отечественная война и трудности послевоенного периода отодвигали социальную сферу на последние позиции. Если к тому же учесть традиционное отставание Дальнего Востока в социальном отношении, то можно представить многообразие проблем, требовавших разрешения, и по достоинству оценить сделанное в рассматриваемый период.

Плановые переселения и оргнаборы в различные отрасли дальневосточной экономики позволяли решать кадровую проблему, но, вместе с тем, порождали дополнительные трудности. Не все прибывшие укоренялись в дальневосточных условиях. Значительная доля их возвращались домой. Дальневосточный регион оставался малопривлекательным для переезда сюда на постоянное место жительства людей из других областей страны. Не устраивали непривычные климатические условия, отсутствие должной социально-бытовой и культурной сферы, медицинского обслуживания, высокооплачиваемой работы, отдаленность от центра и, главное – отсутствие жилья. Лишь с 1974 года в связи с начавшимся строительством Байкало-Амурской магистрали приток населения в районы, где прокладывалась железная дорога стал более интенсивным. Нельзя не учитывать также, что ехали сюда люди с далеко небезупречной биографией и помыслами. Все это способствовало формированию социальной среды, главной чертой которой было стремление получить больше, но с наименьшими затратами.

Энтузиазм молодых. Вместе с тем картина была бы неполной без оценки того вклада, который внесли молодежь и комсомольцы тех лет в преобразование дальневосточного края. В 60-70-е годы на Дальнем Востоке руками молодежи строились сотни предприятий: порт Восточный, Приморская и Зейская ГРЭС, Академгородок, где расположились научно-исследовательские институты ДВО РАН и др. Появившиеся в 60-е годы студенческие стройотряды тоже внесли свою лепту в общее дело. Даже грандиозная мелиорация земель, когда тысячи гектаров дальневосточной целины были освоены и пущены в оборот, оказалась им под силу. Возможно те, кому сегодня 15-20 лет, плохо представляют, что такое комсомол и студенческие отряды тех лет. А может усвоили только сложившиеся в последнее время стереотипы, что их назначение состояло только в том, чтобы молодежь «пахала» на государство. Конечно, особых привилегий, льгот и материальных поощрений комсомол не сулил. Но такие понятия как гражданственность, долг, патриотизм, чувство Родины не были чужды молодым людям. Кроме того, молодежная организация обеспечивала молодым людям социальную защищенность (распределение квартир, мест в общежитиях, создание нормальных условий труда и др.).

Немаловажное значение имел комсомол в подготовке кадрового резерва. Менеджменту и маркетингу тогда не обучали. Школой подготовки была реальная жизнь, ее трудности, успехи, опыт. Эта молодежная организация дала стране огромное количество высококлассных кадров руководителей, чей опыт пригодился и в сегодняшних непростых условиях. В недавно вышедших мемуарах одного из них – Ивана Кузьмича Елизарова «Люди добрые творят дела славные» названы десятки имен тех, кто, пройдя комсомольскую школу 60-70-х гг., стали крупными государственными и хозяйственными деятелями. Первый командир студенческого строительного отряда Виталий Кирсанов в последнее время работал начальником Дальневосточного таможенного управления Российской Федерации. Бывший командир Приморского краевого штаба студенческих отрядов Владимир Поясок стал впоследствии начальником отделения «Дальинторга» по Приморскому краю. Возглавит администрацию Черниговского района и станет депутатом Законодательного собрания Владимир Хижинский – бывший первый секретарь РК ВЛКСМ. Добрый след в истории Приморского края оставил Владимир Зорин. Пройдя школу комсомольской и партийной работы, он с 1996 по 1999 гг. возглавлял комитет по пищевой и перерабатывающей промышленности администрации Приморского края.

Из Черниговской школы на должность инструктора Крайкома ВЛКСМ была призвана молодая учительница русского языка и литературы Нина Ивановна Березкина. Ее эрудиция, организаторские способности были востребованы в сфере народного образования. Будучи заместителем заведующего крайоно, проректором ДВГУ, она все свои силы отдавала воспитанию молодого поколения. Нина Ивановна написала много ценных книг, посвященных народному образованию в Приморье, создала музей народного образования. К сожалению, в расцвете творческих сил жизнь этого замечательного человека прервалась. Она стала жертвой распоясавшихся хулиганов-подростков в 2000 г.

Конечно, и в комсомоле со временем накопилась своя инерция, усилился отрыв руководящих органов от рядовой массы, многие нормы и традиции не отвечали интересам и запросам новых поколений молодежи. Но в целом комсомол справился со своей исторической миссией. Утратив массовую молодежную организацию, мы потеряли главное – возможность объединять юношей и девушек вокруг созидательной патриотической идеи. Образовавшуюся пустоту заполняют бездуховность и насилие.

В общих чертах процесс социального развития на Дальнем Востоке отражал основные тенденции общегосударственной политики в этом вопросе. С конца 50-х годов развернулось массовое жилищное строительство. Причем, капиталовложения государства в строительство жилья в регионе были выше среднероссийских более чем в два раза. Во многих дальневосточных городах появились новые микрорайоны. И хотя темпы жилищного строительства еще не отражали истинной потребности в жилье, отдельная квартира для дальневосточникой превращалась из недосягаемой мечты в реальность. Большинство населения Дальнего Востока к концу 80-х гг. удалось обеспечить сносным жильем. Большую роль в решении этой задачи выполнили молодежные жилищные кооперативы (МЖК). Росла заработная плата. С 1960-1980 гг. ее рост в регионе составил 2,5 раза, а общественные фонды потребления увеличились почти в 4 раза. Вместе с тем, говорить о выравнивании уровня жизни дальневосточников с населением центральных районов страны было рано. Со второй половины 80-х годов ситуация в социальной сфере стала катастрофически ухудшаться.

Не хлебом единым. Насыщенной и многосторонней была духовная жизнь дальневосточников. Наука, образование, деятельность культурно-просветительских учреждений развивались довольно успешно по сравнению с довоенным периодом. Интерес государства к богатейшим сырьевым ресурсам края ставил на повестку дня вопрос о научной основе их использования. Необходимы были научные изыскания в области природно-климатических условий, морского пространства и его богатств: от изучения морских организмов до научных исследований в области морской геологии с целью оценки месторождений нефти и газа на шельфе и дне океана. Созданный еще в 1932 г. Дальневосточный филиал Академии наук СССР постоянно расширялся в отраслевом и материально-техническом отношении. Из научных отделов и лабораторий вырастали самостоятельные институты, составившие крупнейший научный комплекс с подразделениями в Хабаровске, Благовещенске, Южно-Сахалинске, Магадане, Петропавловске-Камчатском. Их назначение заключалось в научном обосновании решения региональных проблем. Таковы, например, Тихоокеанский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии (ТИНРО) во Владивостоке, НИИ лесного хозяйства в Хабаровске, Всероссийский НИИ сои в Благовещенске, НИИ золота и редких металлов в Магадане и др. Гуманитарное направление научных исследований представлено Институтом истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока. Труды ученых этого института, как и остальных, имеют международное признание.

Новые потребности и прикладной характер научных исследований в дальневосточном регионе повлекли реорганизацию Дальневосточного филиала Академии наук. В 1970 г. он был преобразован в Дальневосточный научный центр АН СССР, в 1986 г. – в Дальневосточное отделение АН СССР и в 1992 г. – в Дальневосточное отделение Российской Академии наук. Главным центром академической науки в регионе является Владивосток, где находится Президиум отделения.

Конечно, прорыв в развитии науки на Дальнем Востоке в 50-80-е гг. заметен и эффективен, но отставание от центральных районов страны сохранялось, и было довольно существенным. Так, доля ученых здесь была почти в 3 раза меньше, чем в среднем по СССР.

Долгое время потребности в кадрах специалистов удовлетворялись за счет привлечения их из центральных вузов страны. По мере развития производительных сил Дальнего Востока потребность в инженерно-технических, педагогических, научных кадрах возрастала, а значительная доля привлеченных из центра специалистов не задерживались в отдаленном регионе. 50-80-е гг. вписали яркую страницу в развитие и совершенствование системы высшего и среднего специального образования на Дальнем Востоке. Сложились крупные вузовские центры во Владивостоке и Хабаровске, где действовали более двух десятков вузов. В 1969/1970 учебном году на Дальнем Востоке работало 107 средних специальных и 25 высших учебных заведений, где обучались 202,7 тыс. человек.

Жизнь требовала специалистов новых профессий. Для этого в Дальневосточном политехническом институте была начата подготовка инженеров по автоматизированным системам управления, в Хабаровском политехническом институте была введена учебная дисциплина «Основы научного управления производством», а позже были открыты в инженерных вузах специальные факультеты электроники и вычислительной техники. В крупный учебно-научный центр превратился Дальневосточный государственный университет. В 60-80-е годы существенно пополнилась его материально-техническая база, менялся в качественную сторону преподавательский состав, расширялся перечень специальностей, по которым готовились специалисты. В середине 70-х годов подготовка студентов велась по 18 специальностям. Университет готовил кадры для научных учреждений, промышленности, системы народного образования.

Широкие возможности для обучения в высших и средних специальных учебных заведениях в 60-70-е гг. получила работающая молодежь через рабочие факультеты и заочную форму обучения.

Ощутимое влияние на духовную жизнь дальневосточников в эти годы имели культурно-просветительные учреждения. В 70-е годы на Дальнем Востоке растет сеть клубов, Дворцов культуры, библиотек. Особенно заметным было развитие вузовских библиотек. Значительное место в культурно-просветительской деятельности отводилось радио и телевидению, расширившим диапазон своего воздействия после введения в строй системы «Орбита» (1960 г.).

Постепенное улучшение материального благосостояния населения Дальнего Востока, улучшение условий труда, снижение продолжительности рабочего дня способствовали повышению культурного уровня. Постоянно обновлялся репертуар местных театров, появились профессиональные концертные ансамбли, широко практиковались гастроли театральных трупп из других регионов страны, в том числе и столичных. Значительное оживление в культурной жизни региона связано с появлением в 1961 г. во Владивостоке Дальневосточного института искусств, подготовившем профессиональных актеров, музыкантов, художников. Имена некоторых из них известны не только в масштабах всей страны, но и за рубежом. Сотни профессиональных дальневосточных художников, музыкантов достигли высокого уровня мастерства благодаря своевременному выявлению их талантов в кружках детского творчества, музыкальных и художественных училищах. Талантливые произведения дальневосточных писателей В.Н. Иванова, Н. Задорнова, А. Вахова, Л. Князева, Г. Халилецкого и др. являются достоянием всей страны.

Наряду с этими несомненными достоинствами в духовной жизни региона проявились те же тенденции, что и в стране: официальная идеология, основанная на постулатах идеи «развитого социализма» и неформальная идеология, базировавшаяся на жизненных реалиях.


Поделиться: