2.4. Дальневосточная республика: причины образования, общественно-государственное устройство, значение

Образование Дальневосточной республики произошло на съезде представителей трудового населения Прибайкалья, состоявшемся в Верхнеудинске с 28 марта по 8 апреля 1920 г. 6 апреля съезд принял резолюцию, провозгласившую образование ДВР, в состав которой были включены Забайкальская, Амурская, Приморская, Сахалинская и Камчатская области. Было избрано правительство республики во главе с коммунистом А.М. Краснощековым.

С 28 октября по 11 ноября 1920 г. в Чите, после ликвидации власти атамана Семенова в Забайкалье, состоялась конференция областных правительств Дальнего Востока. Конференция законодательно оформила объединение Забайкалья и Дальнего Востока в единую Дальневосточную республику и приняла решение о созыве Учредительного собрания ДВР.

Учредительное собрание избиралось на основе всеобщих равных и прямых выборов. Из 427 депутатов коммунисты получили две трети мест. Работа собрания проходила с 12 февраля по 27 апреля 1921 г. в Чите, куда была перенесена столица ДВР. Учредительное собрание приняло декларацию, в которой излагались основные положения, определившие государственный строй и основы внутренней и внешней политики Дальневосточной республики. На этой основе была построена Конституция ДВР, принятая в последний день работы Учредительного собрания.

Конституция юридически закрепила принципы демократического государства: суверенитет народа, многопартийность, верховенство закона и другие. Экономическая модель ДВР базировалась на многообразии форм собственности, свободе предпринимательства и торговли, привлечении через аренду и концессии иностранного капитала, создании смешанных акционерных предприятий и коммерческих банков. Конституция закрепила государственную собственность на землю, недра, воды и плановое регулирование экономики. Экономический договор ДВР с РСФСР сохранял единый хозяйственный механизм страны.

Система управления ДВР. Государственная система ДВР должна была обеспечить полновластие народа. В ней, как и в Советской России, не предусматривалось введение буржуазного парламентаризма с его отделением исполнительной власти от законодательной. В организации государственной власти ДВР было осуществлено единство законодательства и управления, единство хозяйственного и политического руководства.

По государственному устройству ДВР являлась унитарным государством, в котором существовала следующая система государственных органов: Народное Собрание, Правительство, Совет Министров, центральные ведомства (министерства и специальные ведомства), собрания уполномоченных с их исполнительно-распорядительными органами, а также особо уполномоченные должностные лица в административных единицах, органы государственного контроля, органы суда и прокуратуры.

Высшим представительным органом государственной власти ДВР являлось Народное Собрание, призванное наиболее полно и последовательно выражать классовое содержание демократического государства.

Народное собрание ДВР было однопалатным представительным учреждением – парламентом государства, переходного к социалистическому типу. Оно формировалось на основе выборов по пропорциональной системе представительства сроком на два года. По Конституции в Народное собрание должен был избираться один депутат от 15 000 граждан республики (для гражданского населения), для военнослужащих – 1 депутат от 7 500 избирателей.

Многопартийность, существовавшая в ДВР, предопределила порядок выдвижения кандидатов в депутаты Народного собрания. Кандидаты выдвигались списками партийными и общественными организациями, а также отдельными группами избирателей. За время существования ДВР действовали Народные собрания двух созывов. Народное собрание первого созыва было преобразовано из Учредительного собрания, и только Народное собрание второго созыва формировалось на основе законодательства о выборах. Собрание ДВР работало в сессионном порядке. Право созыва очередных сессий принадлежало президиуму, а экстренных – Правительству. Народное собрания занималось: принятием законов по всем вопросам государственной и общественной жизни, в том числе законов об изменении или отмене Конституции; рассмотрением международных договоров; формированием государственного бюджета, установлением налогов, пошлин, повинностей и займов и др.

Постоянно действующим высшим органом государственной власти в ДВР являлось Правительство, которое выполняло функцию систематического и непрерывного высшего руководства государством. В соответствии с Конституцией Правительство избиралось Народным собранием на два года. Выборы Правительства производились Народным собранием и при тайном голосовании и считались действительными при присутствии двух третей всех депутатов. Коммунистическая партия осуществляла руководство деятельностью Правительства. Важнейшие вопросы внутренней и внешней политики поступали на обсуждение Правительства после предварительного рассмотрения их Дальбюро ЦК РКП (б).

Правительство имело широкую компетенцию, оно назначало и увольняло председателя Совета Министров, а также других должностных лиц, созывало Народное собрание на экстренные сессии; даровало амнистии; опубликовывало законы принятые Народным собранием; издавало временные законы.

Состав, порядок организации и характер деятельности Правительства ДВР имели свои особенности. С одной стороны, Правительство имело общие черты с постоянно действующими высшими органами государственной власти советских республик. В тоже время Правительство ДВР могло быть многопартийным, строится на принципах коалиции. Оно обладало правом вето по отношению к законам Народного собрания, если они признавались им противоречащими Конституции республики.

Важное место в системе центральных органов государства в ДВР занимал Совет Министров. Первоначально, до сформирования Народного собрания и Правительства ДВР, Совет Министров был единственным высшим органом государственной власти, после их образования стал высшим исполнительным и распорядительным органом. Он играл важную роль в практическом осуществлении высшей государственной власти по руководству политикой, экономикой и социально-культурной жизнью демократического государства.

Первый Совет Министров, официально называемый народно-революционной властью или Временным правительством, был избран 2 апреля 1920 года Съездом представителей трудового населения Прибайкалья и действовал по ноябрь 1920 г. Совет Министров назначался и смещался Правительством. В его состав входили: председатель (П.М. Никифоров), заместитель председателя и министры. Правительство вместе с Советом Министров осуществляло на территории республики высшую исполнительную власть.

Вопрос о сущности общественно-политического строя ДВР вызывает сегодня серьезные дискуссии. В настоящее время существуют две основные точки зрения на политический строй ДВР. Одни, считают Дальневосточную республику буферным государством, выполняющим функции диктатуры пролетариата, хотя и использующим атрибуты буржуазной демократии. Основными их аргументами являются: руководящая роль РКП (б) в республике, подчиненность ее внутренней и внешней политике Советской России, ограничение крупного капитала и т.д. Другие, рассматривают ДВР как государство революционно-демократической диктатуры рабочего класса и крестьянства, государство переходного к диктатуре пролетариата. В качестве доводов, последние приводят существование в ДВР общедемократических начал: многопартийность, всеобщее избирательное право и т.д.

В ДВР выходил ежемесячный журнал «Вестник Дальневосточной республики», в котором публиковалась как официальная информация, так и материалы о жизни региона.

Вооруженные силы ДВР создавались по советскому образцу. Все революционные войска и партизанские отряды Дальнего Востока были объединены в Народно-Революционную Армию ДВР (НРА). К ноябрю 1920 г. общая численность НРА составила около 100 тыс. человек.

Контрреволюционный переворот во Владивостоке. В мае 1921 г. положение ДВР резко осложнилось. Разгромленные в Забайкалье семеновские части, бежавшие в Маньчжурию, были использованы японским правительством для активизации военных действий. По КВЖД японцы переправили в оккупированное ими Приморье более 20 тысяч белогвардейских солдат и офицеров. В конце мая 1921 г. во Владивостоке произошел контрреволюционный переворот. Было образовано Временное Приамурское правительство во главе с предпринимателем и общественным деятелем С.Д. Меркуловым. Само название правительства говорило о его намерении распространить свою власть на весь Дальний Восток и заменить «красный буфер» на «белый» при поддержке Японии.

Временное правительство Приамурского государства осуществляло законодательную власть совместно с Приамурским Народным собранием. Ни один закон не мог войти в силу без одобрения его Временным правительством. В период между сессиями Народного собрания Временное правительство издавало указы, осуществляло непосредственное руководство работой госаппарата и принимало решения по важнейшим вопросам внутренней и внешней политики. Причем ответственность Временного правительства перед Народным собранием отсутствовала. В условиях гражданской войны Временное правительство Приамурского государства присвоило себе чрезвычайные полномочия: ограничивало демократические права и свободы граждан, наделяло милицию правом производить аресты и применять оружие без соблюдения норм действующего закона и другие. Фактически на части территории Дальневосточной республики – в южном Приморье установился режим диктатуры и террора.

В мае 1921 г. Политбюро ЦК РКП (б) обсудило вопрос об оказании срочной помощи ДВР, были выделены денежные средства, посланы боеприпасы, вооружение и бронепоезда. Главкомом НРА был назначен В.К. Блюхер.

В ноябре 1921 г. меркуловское правительство предприняло попытку военного наступления на ДВР. В первую очередь был нанесен удар по партизанским отрядам Приморья, а в декабре – по частям Народно-Революционной Армии. 22 декабря 1921 г. войска НРА вынуждены были оставить Хабаровск. На следующий день противник переправился на левый берег Амура и продолжил наступление вплоть до станции Ин, примерно 100 км западнее Хабаровска.

Неудачи НРА были связаны с рядом причин: во-первых, правительство ДВР большое внимание уделяло обороне Забайкалья, поэтому главные силы НРА были сосредоточены в районе Читы; во-вторых, хозяйственная разруха, царившая в ДВР, не позволяла своевременно обеспечить образовавшийся фронт всем необходимым; в-третьих, поддержка белогвардейцев японским правительством.

Окончание гражданской войны. Остановив белых у станции Ин, руководство НРА предприняло решительные действия по подготовке контрнаступления. Решающее сражение между НРА, под командованием В.К. Блюхера и войсками белых, возглавляемыми генералом В.Н. Молчановым произошло в феврале 1922 г. в районе станции Волочаевки. Соотношение сил под Волочаевкой было неблагоприятным для НРА. У белогвардейцев было 5 430 штыков, 2280 сабель, 103 пулемета, 19 орудий, 2 бронепоезда. У НРА – 4335 штыков, 1303 сабли, 170 пулеметов, 14 орудий, 2 бронепоезда. Кроме того, белые имели позиционное преимущество, закрепившись на сопке, превратили ее в укрепленный бастион.

Несмотря на неблагоприятные условия, Блюхер принял решение захватить Волочаевку. После кровопролитных боев 12 февраля 1922 г. волочаевские укрепления были взяты НРА. 14 февраля войска НРА освободили Хабаровск, 18 марта – Иман (Дальнереченск), все дальше продвигаясь на юг Приморья.

В июне 1922 г. Земским Собором Приморья «правителем Приамурского Земского края» и воеводой «Земской рати» избирается генерал М.К. Дитерихс. Собор поставил вопрос о восстановлении на Дальнем Востоке монархии, считая, что таким образом сможет склонить население Приморья на борьбу против большевиков. Но расчет не оправдался. Своей связью с интервентами белое движение себя дискредитировало.

Со сменой правительства в Японии начался постепенный отвод японских войск из Приморья. В начале октября 1922 г. войска НРА под руководством И.П. Уборевича, сменившего по решению ЦК РКП (б) В.К. Блюхера, продолжили наступление.

Наиболее сильным оплотом белогвардейцев являлся Спасск, бои за который начались 7 октября 1922 г. Командовал войсками белых генерал Дитерихс. В результате решительных действий НРА 9 октября 1922 г. Спасск был занят красными. 13 октября части НРА и партизаны заняли станцию Угольную, 15 октября – Никольск-Уссурийск, 25 октября 1922 г. НРА и партизаны вошли во Владивосток. Белых и интервентов в городе уже не было. Уходя, они увели почти все суда Сибирской военной флотилии. С взятием Владивостока на Дальнем Востоке закончилась гражданская война и интервенция. В боях с той и другой стороны, а также от ран, голода, лишений погибло около 80 тысяч человек, сотни тысяч россиян эмигрировали за границу.

Основная масса российских эмигрантов с Дальнего Востока (около 150 тыс. человек) оказались в Китае. Большинство расселились в Маньчжурии и в полосе отчуждения КВЖД, прежде всего в Харбине. Между ними и советскими подданными, работавшими на КВЖД до конца 30-х годов, складывались непростые отношения. Вторым центром российской эмиграции в Китае стал Шанхай.

Социальный состав эмигрантов был разнообразным – казаки, офицеры (в том числе высший генералитет), купцы, предприниматели, интеллигенция, духовенство, крестьяне, рабочие. Наряду с русскими организациями существовали украинское, грузинское, армянское, польское, тюрко-татарское, еврейское и другие землячества.

У российских беженцев, как правило, отсутствовали необходимые документы и материальные средства. Были большие трудности с освоением восточных языков, вхождение в другую культуру, среду обитания. Это обусловливало их политическое бесправие, невозможность конкурировать с местным населением на рынке труда. Многие эмигранты пытались переехать в США. Канаду, Австралию и другие страны, некоторым это удавалось, но для большинства российских эмигрантов Китай стал вторым домом на долгие годы.

В политическом плане российская эмиграция была неоднородна. Большинство местных политических организаций представляли собой филиалы эмигрантских объединений, действовавших в европейских странах. Но на Дальнем Востоке возникли и новые для российской эмиграции политические идеи. Именно здесь профессором Русского юридического факультета города Харбина Н.В. Устряловым впервые была высказана мысль об отказе от вооруженной борьбы с советской властью и необходимостью идти на сотрудничество с ней с целью восстановления могущества Российского государства. Так возникло целое течение в российской эмиграции – сменовеховство (названо по наименованию журнала «Смена вех», издававшегося в Праге в 1921 г.).

Здесь же сформировалась Русская фашистская партия (РФП). У истоков ее стояли представители молодого поколения российской эмиграции, которые противопоставили себя старшему поколению, заявляя, что совершат в России «национальную революцию». Накануне и особенно после начала второй мировой войны произошла четкая поляризация среди эмигрантов: небольшое их число связало будущее с фашизмом, подавляющая же часть не приняла фашизм и в дальнейшем включилась в борьбу с ним. В целом же, массовая эмиграция из России стала огромной трагедией для страны, невосполнимой потерей, отразившейся на интеллектуальном, политическом, экономическом и социальном развитии российского общества.

14 ноября 1922 г. Народное собрание ДВР приняло постановление о самороспуске, об установлении на территории Дальнего Востока советской власти и о присоединении ДВР к Советской России.

15 ноября постановлением ВЦИК Дальневосточная республика была преобразована в Дальневосточную область РСФСР. Вся полнота власти в ней была передана Дальневосточному революционному комитету. Говоря о значении образования Дальневосточной республики нужно отметить, что, несмотря на декларативность многих статей ее Конституции, свою главную задачу ДВР выполнила. Создание буфера являлось важнейшим тактическим маневром большевиков в период гражданской войны, внешнеполитическим компромиссом советской власти, позволившим освободить Дальний Восток от интервентов без военного столкновения с Японией и другими государствами.

Причины победы большевиков в гражданской войне. Анализируя причины победы большевиков в гражданской войне на Дальнем Востоке, следует отметить, что при всех колебаниях крестьянства именно его позиция определила этот успех. Белое движение, включавшее различные политические течения, оказалось неспособным предложить приемлемую для крестьянства альтернативную программу. Выступая с лозунгами ликвидации советской власти, белые не смогли выдвинуть общую идею будущего государственного устройства России. Реставрационные тенденции в политике белых режимов обостряли чувство социального протеста и национального достоинства у значительной части интеллигенции, солдат и офицеров. Даже генералы колебались и искали возможности соглашения с большевиками. 82% командующих армиями и фронтами Красной Армии были бывшими царскими офицерами.

Отказавшись от сотрудничества с социалистическими партиями, белые генералы сами раскололи антибольшевистский фронт, превратив меньшевиков, правых эсеров и анархистов в своих противников. Не поддержали белое движение национальные районы, право на самоопределение, которых отрицалось их идеологами.

Доказывая вред революционных действий большевиков, их пагубное влияние на российскую государственность, дальневосточная контрреволюция не смогла противопоставить им собственную взвешенность, терпимость и нравственную чистоту. С момента возникновения белое движение было заражено вирусом мстительности и реваншизма, что делало невозможным создание здоровой государственности.

Действия колчаковской администрации на Дальнем Востоке в конце 1918-1919 гг. носили столь жестокий характер, что дискредитировали и колчаковскую власть, и саму идею белого движения, внутри которого не было единства и вождя, авторитет которого признавался бы всеми.

Не имея поддержки большинства народа, белые имели возможность продолжать борьбу только с помощью интервентов, это окончательно погубило белое движение на Дальнем Востоке. Вместе с тем, в оценке краха белого движения недопустим упрощенный взгляд на многих его участников. Для значительной части добровольцев борьба с советской властью шла за утраченные традиции и уклад жизни. Игнорирование большевиками сложившихся на Дальнем Востоке социально-экономических условий, грубое вмешательство в уклад жизни привели к переходу части низших социальных слоев в белый лагерь. Многие политические лидеры и офицеры по своему любили Россию и считали большевистскую революцию национальной катастрофой, за избавление от которой они боролись.

Таким образом, белое движение в момент своего зарождения опиралось на желание части общества восстановить законность и порядок. Отчасти революционный радикализм большевиков, их концепция коренного общественного преобразования, направленная на классовое разделение общества, спровоцировали ответный отпор всех несогласных.

Исповедуемый большевиками классовый подход и соображения политической целесообразности привели к тому, что на Дальнем Востоке в 1920-1922 гг. была опробована методика политического лицемерия. На словах, признавая конституцию ДВР и приоритет государственных интересов, дальневосточные коммунисты на деле предпринимали энергичные действия по подчинению себе всех сторон государственной жизни, а также ограничению деятельности других политических партий. Взаимное недоверие и непримиримость, желание самостоятельно решать все вопросы привели к резкому размежеванию даже социалистических партий, что способствовало более затяжному характеру войны.

В период гражданской войны Красная Армия победила сильного противника. Колчаковскую армию возглавляли опытные военные кадры. Среди них генералы – М.К. Дитехрис, Р. Гайда, К.В. Сахаров и другие. Однако из их среды не выдвинулось ни одного крупного полководца. Колчаковская армия руководствуясь дореволюционными уставами, стремилась использовать опыт военного искусства первой мировой войны и слабо учитывала маневренный характер гражданской войны. Существенные недостатки имелись в управлении войсками, в деятельности штаба, материальном обеспечении личного состава. Несмотря на крупные успехи в январе 1920 года колчаковская армия была разгромлена.

Одной из причин победы Красной Армии являлся более высокий, чем у противника, уровень военного искусства. Это нашло отражение в преимуществах военно-стратегических решений, в творческом использовании командного состава, в массовом героизме красноармейцев и командиров. На Восточном фронте мужало полководческое искусство М.В. Фрунзе, С.С. Каменева, М.Н. Тухачевского, В.К. Блюхера.

Ратное противоборство на полях сражений выиграли красные, однако гражданская война тем и страшна, что одинаково губительна для всех ее участников. Она принесла духовное опустошение, потерю ценностей. А народ, во благо которого выступали участники войны по обе стороны баррикад, оказался загнанным в рамки новой власти, нового режима.

Литература к модулю 3

Алексеев А.И. Как начинался Владивосток. Владивосток, 1985.

Алексеев А.И. Освоение русскими людьми Дальнего Востока и русской Америки до конца XIX в. М., 1982.

Билим Н.А. Сто дорог на Восток. Из истории переселения трудящихся на Дальний Восток. Хабаровск, 1978.

Билим Н.Н. История Российского Дальнего Востока XVII – XX вв. Учебное пособие.- Хабаровск, 1999.

Бойко – Павлов Д.И., Сидорчук Е.П. Так было на Дальнем Востоке. М., 1964.

Героические годы борьбы и побед. Дальний Восток в огне гражданской войны. М., 1968.

Дальний Восток России в период революций 1917 г. и гражданской войны: Сб. науч. статей. Владивосток, 1998.

История Дальнего Востока в эпоху феодализма и капитализма. XVIIв.- февраль 1917 г. М., 1991.

Колчак и интервенция на Дальнем Востоке: документы и материалы. Владивосток, 1995.

Крушанов А.И. Борьба за власть Советов на Дальнем Востоке. Владивосток, 1962.

Очерки истории Советского Приморья / Под ред. Крушанова А.И. Владивосток, 1984.

Подготовка и начало интервенции на Дальнем Востоке России (октябрь 1917 – октябрь 1918 г.): Документы и материалы. Владивосток, 1997.

Поляков Ю.А. Поиски новых подходов в изучении истории гражданской войны в России. 1995.

Приморский край. Краткий энциклопедический словарь. Владивосток, 1997.

Сергеев О.И., Осипов Ю.П. Внешняя политика России и международные отношения в Восточной Азии во второй половине XIX в. Владивосток, 1998.

Совастеев В.В. История Японии. Герои и антигерои. Владивосток, 2002.

Сонин В.В. Становление Дальневосточной республики 1920-1922 гг. Владивосток, 1990.

Ткаченко Б.И. Восточная граница между Россией и Китаем в договорах и соглашениях XVII – XX веков. Владивосток, 1998.

Ципкин Ю.Н. Белое движение на Дальнем Востоке. Хабаровск, 1996.


Поделиться: