Лекция 2. Российская политика в Дальневосточном регионе в ХVIII – I пол. ХIХ вв.

2.1. Русские мореплавания и географические открытия в ХVIII веке на Дальнем Востоке

Острова “за переливами”. Известия о Курильских островах и таинственной Японии, открытие Камчатки и неясность того, соединяется Азия с Америкой, или разделена проливом, слухи о каких-то землях к востоку от Азии давно были в поле зрения российского императора Петра Великого. Вместе с тем, международная обстановка на западе мешала своевременно принять меры по изучению крайнего северо-востока страны и закреплению открытых земель, хотя некоторые шаги в этом отношении все-таки были предприняты.

Особый интерес правительства вызвали сообщения Атласова о Курильских островах. Еще в 1697 г. во время похода Атласова на Камчатку его участники зафиксировали, что “за переливами” существуют и другие острова, на которых живут “курилы” - айны. Сибирский приказ по распоряжению императора Петра I организовал несколько походов с целью изучения островов к югу от Камчатки, а заодно и получения сведений о Японии. Первыми в 1711 г отправились на Курильские острова казаки Д.Я. Анциферов и И.П. Козыревский с командой из 33 чел. Они побывали на северном острове гряды – Шумшу, в результате чего собрали богатый материал о флоре и фауне острова, быте, нравах, хозяйственной деятельности его обитателей. Но самое главное – это сведения о том, что жители его не признавали над собой ничьей власти, а отныне приведены в русское подданство.

В дальнейшем изучение и присоединение Курильских островов связано уже только с именем Козыревского. В течение 1712 и 1713 гг. он дважды побывал на островах, обследовав всю Курильскую гряду и нанеся ее на карту. На этой карте впервые были изображены Курильские острова от мыса Лопатка до острова Хоккайдо. Интересны его сведения о Японии: например, о том, что японцам было запрещено плавать севернее острова Хоккайдо, а жители Итурупа, Урупа и Кунашира самостоятельны и независимы. Уже в 70-х годах русские часто оставались на Курилах на зимовку, а с 1795 г. на Урупе возникло первое постоянное селение русских. Таким образом, русские не только первыми открыли Курильские острова и нанесли их на карту, но и впервые установили над ними права владения.

В поисках морского пути к новым землям. По мере открытия новых земель на востоке в правительственных кругах все более актуальной становилась идея о необходимости организации больших экспедиций для исследования региона. Присоединение к России Камчатки и Курил активизировало походы русских людей в эти земли. Однако все они проходили сухопутно вдоль побережья Охотского моря, на что тратилось много времени и усилий. Необходимо было отыскать морской путь на Камчатку. Петр I в 1713 г. распорядился о снаряжении экспедиции “для проведения через Ламское (т.е. Охотское ) море камчатского пути”. В состав экспедиции были включены не только опытные мореходы но и плотники-судостроители из Архангельска. В 1716 г. на построенном судне “Восток” 21 чел. во главе с Козьмой Соколовым и Никитой Треской совершили успешное плавание из Охотска на Камчатку. Камчатка, таким образом, становится основной базой русских на Тихом океане.

Воодушевленный успешным плаванием Петр I направляет в 1719 г. на Дальний Восток двух геодезистов, выпускников Морской академии Ивана Евреинова и Федора Лужина Петр I сам испытал их знания и дал собственноручную инструкцию. Им поручалось “…ехать до Камчатки и далее куды вам указано. И описать тамошние места, где сошлася ли Америка с Азией, что надлежит зело тщательно сделать, …и все на карте исправно поставить…”. Некоторые исследователи считают, что истинная секретная задача, данная Петром I геодезистам, заключалась в исследовании Курил, собирании сведений о Японии и по возможности установления с ней сношений.

Они провели огромную картографическую работу и подготовили карту, на которой довольно верно переданы характерные особенности очертаний Камчатки и показаны почти все Курильские острова. Несмотря на некоторые неточности в начертании Камчатки, ее общая конфигурация намного ближе к реальности, чем на всех предыдущих и даже некоторых более поздних русских картах.

Очертания 14 Курильских островов получились достаточно произвольны, но ценны, поскольку явились первым изображением Курил. По прибытии в 1722 г. в Петербург Евреинов лично вручил карту императору. Ответить на главный императорский вопрос – “сошлась ли Америка с Азией” – им не удалось.

Первая Камчатская экспедиция. Неудача не охладила пыл русского императора. Он должен был знать, что находится за пределами его царства и нет ли на Дальнем Востоке удобного морского пути в те страны, которые давно привлекали к себе внимание всех энергичных морских народов. Незадолго до своей смерти в 1724 г. Петр I подписал указ о снаряжении экспедиции (69 чел.) по отысканию пролива между Азией и Америкой. Возглавил ее датчанин Витус Беринг, служивший в то время на русском флоте. Его помощниками были А.И. Чириков и М.П. Шпанберг.

Экспедиция вошла в историю как Первая Камчатская экспедиция (1725-1730 гг).

Ей предстоял долгий и трудный путь. Выйдя из Петербурга в январе 1725 г., экспедиция только в июле 1728 г. на боте “Святой Гавриил” из устья р. Камчатки направилась на север вдоль восточного побережья Камчатки и Чукотки.

За это время умерло несколько десятков членов экспедиции, потеряно более 500 лошадей и часть груза. В числе умерших был и геодезист Лужин.

Полностью решить поставленные задачи экспедиция не смогла. Вопрос о связи материков остался для ее участников неясным. Экспедиция доставила сведения об островах и побережье моря и пролива, названного впоследствии именем Беринга, собрала материал, который доказывал, что между Азиатским и Американским материками должен быть пролив. Увидеть его они не смогли по досадной случайности: из-за тумана американский берег остался незамеченным и Беринг приказал команде возвращаться обратно. Сам Беринг не считал свою задачу решенной. Он тотчас же начал хлопотать о снаряжении новой большой экспедиции для исследования азиатских и американских берегов открытого им свободного моря. Пока шли переговоры в Петербурге о новой экспедиции, по беринговским маршрутам стали пробиваться русские промышленники и искатели приключений. В 1732 г. одно из посланных капитаном тобольского драгунского полка Д.И. Павлуцким судов – “Восточный Гавриил” под командованием подштурмана Ивана Федорова и геодезиста Михаила Гвоздева достигло Америки.

Они были первыми европейцами, проплывшими из Азии в Северную Америку.

Одной из самых крупных экспедиций второй половины ХVIII в. была Великая Северная (Вторая Камчатская) экспедиция, проводившаяся с 1733 по 1743 гг.

В ее подготовке принимал участие М.В. Ломоносов. Начальником был назначен капитан-командор В. Беринг, помощниками – А.И. Чириков и М.П. Шпанберг. Целью экспедиции являлось не только достижение Америки, но и Японии, а также исследование и нанесение на карту морского побережья Сибири от устья Печоры до Берингова пролива, выяснение возможности сквозного плавания из Атлантического океана в Тихий. В инструкции Шпанбергу, который должен был ехать в Японию, говорилось о необходимости всеми мерами расположить к себе японцев, “дабы своею дружбою перемогать их застарелую азиатскую нелюдскость”. Всего в составе экспедиции насчитывалось около тысячи человек: штурманы, матросы, геодезисты, рудознатцы, профессора и адъюнкты Российской Академии наук, художники, офицеры русского флота и др. специалисты.

Северные отряды экспедиции провели работу по описанию и составлению карт берегов Северного Ледовитого океана от Печоры до Колымы. В 1738-1739 гг. отрядом под командованием М.П. Шпанберга на кораблях “Архангел Михаил”, “Надежда”, и “Святой Гавриил”были исследованы Курильские острова, откуда русские моряки достигли берегов Японии. На карту были нанесены почти все острова Курильской гряды под русскими наименованиями, что послужило основой для составления генеральной карты Российской империи, напечатанной в академическом российском атласе в 1745 г. После этого интерес к Курилам значительно возрос и вскоре местное население (айны) на островах Уруп и Итуруп было приведено в русское подданство. Купцу Д. Шебалину, например, кацелярией Охотского порта был дан наказ “обратить в подданство России жителей южных островов и заводить с ними торг”. По велению Екатерины II в 1799 г. все поборы, не установленные указами из Санкт-Петербурга, отменялись. К концу ХVIII в., по мере истощения промыслов на островах, интерес к ним со стороны русских купцов несколько поубавился, чем попыталась воспользоваться Япония.

Большую работу проделали участники “академического отряда”. Ученые провели исследования и собрали ценные географические и естественноисторические сведения о внутренних районах Сибири и районах, примыкающих к Тихому океану. Первые научные описания Камчатки и северо-западных берегов Америки принадлежат С.П. Крашенинникову и Г.В. Стеллеру.

Степан Крашенинников, ставший позднее русским ученым, академиком Петербургской Академии наук, во время Великой Северной экспедиции был студентом Российской Академии наук.

За время пребывания на Камчатке он сумел собрать богатый материал о природе, населении, особенностях быта и культуры аборигенов, а также исторические факты открытия и освоения Камчатки. Все это нашло отражение в его знаменитом научном труде “Описание земли Камчатской”. Его исследования были продолжены Г. Стеллером, составившем топографическое и геологическое описание острова Беринга и написавшем труды “Путешествие от Камчатки к Америке вместе с капитан-командором Берингом” и “Описание земли Камчатки”.

Что касается миссии Беринга – Чирикова в сторону Америки, то их выход в море состоялся только через 8 лет после начала экспедиции. Много времени и трудов ушло на привоз материалов, постройку судов, согласование действий с бесталанными правительствами, сменявшими друг друга во время дворцовых переворотов.

Наконец, в июне 1741 г. на двух пакетботах (“Святой Петр” под командованием Беринга и “Святой Павел” под командованием Чирикова) вышли из Петропавловска на поиск берегов Америки.

Через некоторое время в условиях сильного тумана суда разошлись и потеряли друг друга из виду. Берингу удалось достичь берегов Америки, открыв по пути ряд островов. Но природа не щадила русских мореходов. Плавание “Святого Петра” происходило в неимоверно трудных условиях: сильные бури, цинга, свирепствовавшая среди команды, истощение запасов питьевой воды и продовольствия. Бедственное положение судна заставило отряд высадиться на берег неведомой земли, оказавшейся островом, получившим впоследствии имя Беринга.

Именно здесь 8 декабря 1741 г. нашел свое последнее пристанище отважный командор, верно служивший русской родине. Его уцелевшим спутникам (из 70 человек в Петропавловск вернулись только 40) пришлось из остатков “Св. Петра” построить новое судно, на котором они и добрались до Петропавловска.

Судьба Чирикова оказалась более удачливой. После разлуки с Берингом и неудачной попытки разыскать его, он взял курс на северо-восток и 15 июля 1741 г. достиг северо-западного побережья Америки, открыв ряд островов Алеутской гряды. Посланные на берег шлюпки сначала во главе со штурманом Дементьевым, а затем с боцманом Савельевым бесследно исчезли на американском берегу. В октябре того же года Чириков вернулся в Петропавловскую гавань. Из 75 человек возвратился 51, а из офицеров только Чириков и Елагин. В июне 1742 г. Чириков совершил второе плавание на “Святом Павле” к Алеутским островам. По итогам плавания он составил карту, где на основании конкретных и достоверных данных было изображено северо-западное побережье Америки.

По праву первооткрывателя новые земли и острова становились собственностью Российского государства. Именно с этого времени начинается история Русской Америки. Открытия русских мореходов привлекли внимание к неведомым землям русских купцов, промышленных людей. Темпы освоения Алеутских островов и побережья Аляски удивительны. Промысловые экспедиции на Алеутские острова стали обычным делом. Сибирские власти всемерно поддерживали инициативу промышленных людей и мореходов. В 1764 г. по распоряжению Екатерины II на Тихоокеанское побережье была снаряжена экспедиция под руководством П. Креницына и М. Левашова, чьими усилиями был собран богатый картографический и описательный материал. Экспедиция имела огромное научное и политическое значение. Русское правительство продемонстрировало перед всем миром свою решимость закрепить за Россией завоевания русских мореходов.

Достоверные сведения о природе, жителях, расположении Алеутских островов и части Аляски, доставленные участниками экспедиции Креницына – Левашова возбудили еще больший интерес к ним и послужили толчком к продолжению походов русских исследователей. За пятьдесят лет после второй Камчатской экспедиции на Аляске и в Калифорнии побывало около 90 экспедиций.


Поделиться: