1.2. Народы Дальнего Востока и их соседи в ХVII в.

Кто проживал за “каменным поясом”? Население колонизуемых Россией территорий отличалось малочисленностью (1 чел. на 75 кв. км.), пестротой этнического состава и преобладанием территориально-соседской общины как основной социальной и производственной ячейки.

Территория расселения коренных народов не представляла собой единого этнического региона – каждая этническая группа имела свою специфику (материальную и духовную культуру, языки и т.д.).

Самым крупным этносом были тюркоязычные якуты, которые занимались скотоводством. Заметной группой были монголоязычные народы (буряты). Зона восточно-сибирской тайги от Енисея до Охотского моря была ареалом жизнедеятельности тунгусов (в рамках этого народа постепенно обособились эвенки и эвены). Северная часть Восточной Сибири была заселена юкагирскими племенами, их соседями были чукчи, эскимосы, ительмены, коряки и др.

В Приамурье, на Сахалине и в Приморье жили дючеры, натки, лонки, гиляки, нанайцы, нивхи, айны и др. народы.

Народы Крайнего Северо-Востока Азии в ХVII в. переживали начальный этап разложения первобытнообщинного строя. Основной единицей являлась семья, насчитывавшая 10 и более взрослых мужчин, связанных узами родства. Азиатские эскимосы к моменту первых встреч с русскими не имели четко выраженной социальной организации. Патриархальные семьи эскимосов объединялись в территориальные общины, во главе которых стояли вожди. Характерной особенностью народов этого региона была миграция, вызванная необходимостью предпринимать длительные охотничьи экспедиции.

Таежные континентальные территории занимали эвенки, или тунгусы, как их называли в ХVII в. Наиболее многочисленной была группа оленных эвенков, ведущих кочевой образ жизни.

Обитали на территории Нерчинского, восточной части Иркутского и на востоке Якутского уездов. По Охотскому побережью располагались эвены. Вели кочевой образ жизни, охотились на диких оленей, промышляли рыболовством и морской охотой. Представляли собой одно большое племя, делившееся на патриархальные роды, а затем – семьи. Существовало домашнее рабство.

По свидетельствам русских землепроходцев южная часть Дальнего Востока была представлена наиболее пестрым составом. По берегам Амура жили дауры, дючеры, причем в ХVII в. наблюдался процесс поглощения последних даурами.

Дауры занимались земледелием, коневодством, скотоводством; жили поселками до 60-70 домов. Что касается натков, гольдиков, ачанов, то главным занятием для них было рыболовство, охотились также на мясного и пушного зверя.

Судьба этих народов оказалась сложной и противоречивой. После разгрома чжурчженей нынешняя территория Приамурья и Приморья были включены завоевателями в огромную монгольскую империю. Однако монголы не остались в этих областях, а ушли в покоренный ими Китай и в центральноазиатские степи. Разрозненные тунгусоязычные группы, укрывшиеся от монгольских конников в лесах, постепенно возвращались и оседали в Приамурье и Приморье. Оставшиеся в живых потомки чжурчженей (удэгейцы, нанайцы, орочи) были отброшены в своем развитии на два-три столетия.

Южные племена чжурчженей после монгольского нашествия стали известны под названием “маньчжуры” и занимали территорию южной Маньчжурии. В конце ХVI – начале ХVII вв. маньчжуры постоянно совершали грабительские набеги на территорию Приамурья и Приморья, разоряя селения проживавших там народов и уводя с собой пленников-мужчин для пополнения своих войск. Называли их “новыми маньчжурами”.

В середине ХVII столетия современные Приамурье и Приморье не входили в состав Цинской империи, но значительный военный потенциал Маньчжурского государства и постоянные грабительские набеги вынуждали восточные племена прибегать к нехитрой дипломатии. В те годы, когда им не приходилось отражать вторжения маньчжурских отрядов, народы Приамурья и Приморья отправляли к Цинскому двору посольства. Целью посольств было стремление откупиться от сильного соседа мехами и другими местными продуктами во избежание ограблений.

Условия жизни приамурских народов породили традиции свободного пользования промысловыми угодьями. В ХVII в. уже наметился распад патриархальных отношений: появилось имущественное расслоение, выделялась родо-племенная знать. Судя по отношению к земле, а верховным собственником земли был князец, можно предположить, что в ХVII в. в даурском обществе шло формирование феодального уклада. В руках “князца” сосредоточивались сбор и уплата ясака, распределение добычи.

На Сахалине, Курильских островах проживали айны. Традиционным занятием айнов было рыболовство, охота, морской зверобойный промысел и собирательство. Основной социально-экономической ячейкой была семья. Несколько домов образовывали соседско-родственную общину, руководимую советом старейшин.

Занятие, быт, культура аборигенов. Основные виды хозяйственной деятельности коренных народов определялись природно-географическими условиями, в которых им приходилось находиться. На Крайнем Северо-Востоке Азии население занималось охотой на дикого оленя, что впоследствии привело к приручению этих животных.

К югу от Анадыря обитали охотники и рыболовы. Рыболовством в основном занимались народы, проживавшие на Камчатке. Главным занятием коряков, ительменов, алеутов было рыболовство и зверобойный промысел. Вместе с тем, часть коряков оседлых имели небольшое количество оленей. Многовековой опыт жизни народов Крайнего Севера Азии породил особое мировоззрение, в основе которого лежал анимизм с одухотворением животных и явлений природы. С появлением русских стали складываться обменные и торговые связи. К середине ХVIII в. практически все ительмены были обращены в христианство.

Самым многочисленным этносом на юге Дальнего Востока являлись нанайцы. Как отмечают исследователи, у народов нижнего течения Амура, в отличие от северных народов, активно развивались межэтнические контакты, которые выражались в обмене сырьем и продукцией местного производства.

Пестрота конгломерата аборигенных народов дополнялась различиями в уровне социально-экономического развития, хозяйственной деятельности и самобытностью духовной культуры, обычаев и традиций. Общие хозяйственные интересы коренных народов и русских содействовали складыванию добрососедских отношений, обмену производственными и культурными навыками. Эвены, например, быстро и правильно усваивали русский язык. Принятие христианства, соседство с русскими служилыми и промысловыми людьми привели к появлению смешанных браков, к сближению культур. По-разному складывались отношения различных народов со своими соседями. Например, между натками, гиляками и эвенками сложились дружественные отношения, с айнами – враждебные. До прихода русских между ними велись войны.

Наибольший интерес для русских представляли приамурские народы – дауры, дючеры, поскольку они занимались земледелием. Общественные отношения этих народов находились на стадии формирования патриархально-феодального уклада. Верховным собственником земли был князец, власть которого передавалась по наследству. Даурские князцы держали в повиновении тунгусские племена. С появлением землепроходцев дауры вошли в состав России, хотя этот процесс был далеко не гладким, в чем у нас будет возможность убедиться при изучении дальнейших разделов.

В целом социальная организация у большинства народов Дальнего Востока представляла различные ступени разложения родового строя. Общество состояло из родоплеменной знати, рядовых общинников и патриархальных рабов. Рабы выполняли самую тяжелую работу и пополнялись за счет военнопленных, купленных чужеродцев и сородичей, совершивших тяжкие преступления.


Поделиться: