ГЛАВА 2

РОССИЯ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В.: ОСОБЕННОСТИ ЭКОНОМИКИ, СОЦИАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ, ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ

XIX в. занимает особое место в русской истории. Россия уверенно заявила о себе как о мировой державе, испытала взлет победы над Наполеоном и поражение в Крымской войне, небывалое расширение своих границ и включение в свой состав народов, уровень развития гражданского общества у которых после вхождения в Российскую империю не мог не пострадать от произвола неограниченного российского самодержавия.

В XIX в. историческая задача правящих кругов России состояла в том, чтобы положить конец почти двухсотлетнему существованию крепостничества, паутина которого опутывала все сословия и определяла всю социальную и политическую структуру Российского государства. Главные линии общественной и духовной жизни так или иначе сходились на проблеме освобождения крестьян, а настроения в обществе резко различались от абсолютной защиты существующего до отрицания всего и вся вплоть до нигилизма. И, наконец, в России в этот период были созданы величайшие произведения литературы, искусства, музыки, которые стали явлением не только русской, но и мировой культуры.

2.1. Эпоха Александра I — эпоха конституционных иллюзий

В начале XIX в. в общественном строе России господствовали сословные отношения. Насчитывалось пять основных сословий. Важнейшим из них по-прежнему оставалось дворянство, единственное, «имеющее права гражданские, но не имеющее прав политических» (по выражению М.М. Сперанского), главной привилегией которого было владение миллионами крепостных душ. К привилегированным сословиям относились духовенство, которое еще Петр I освободил от воинской повинности и податей, и подразделявшееся на три гильдии купечество, также освобожденное от некоторых податей и рекрутчины. Мещанство, состоявшее из непривилегированного населения городов, по-прежнему оставалось податным сословием, поставлявшим рекрутов в армию и не освобождавшимся от телесных наказаний.

Крепостные крестьяне — самое многочисленное и самое бесправное сословие, составляли, по имеющимся данным, к середине XIX в. более 30 млн человек и несли основное бремя податей. Из них около трети принадлежало к государственным крестьянам, имевшим больше личной свободы и земли. На севере России и в Сибири государственные крестьяне составляли большинство населения; в этот разряд были зачислены народы Поволжья (чуваши, мордва, мари, татары). Часть крестьян принадлежала царской фамилии (дворцовые крестьяне).

В начале XIX в. Россия была громадной державой с населением 43,7 млн человек, а территория располагалась на двух континентах и составляла 18 млн кв. км. Богатая природными ресурсами, такими как леса, реки, распаханные земельные угодья, полезные ископаемые (руды, уголь, нефть, драгоценные металлы и камни), Россия фактически располагала веек необходимым для быстрого экономического развития страны.

Немаловажное значение для динамики экономического развития имеет степень плотности населения. В России развитие капитализма в центральных, издавна заселенных областях тормозилось непрерывным оттоком населения на окраины. В это время в большинстве европейских стран, достигших немалых успехов на пути капиталистического развития, плотность населения, как отмечалось в литературе, составляла 40—49 человек на 1 кв. версту (1 кв. верста = 1,138 кв. км), тогда как даже в центральных российских губерниях она не превышала 8 человек на 1 кв. версту. При этом на огромных пространствах Дальнего Востока, Сибири, в Заволжье и на Дону она едва достигала 1 человека -на 1 кв. версту. Это не могло не накладывать отпечаток на особенности развития страны во всех отношениях (характер государственности и формирование политических институтов, темпы экономического прогресса и общественной жизни в целом) и, что особенно важно, на роль России в системе международных отношений как мировой державы.

Россия сохраняла свой традиционный уклад, отличный от западноевропейского. Абсолютизм и социальная система крепостничества сдерживали развитие экономики и тормозили модернизацию страны. Во-первых, отсутствовал свободный рынок наемной силы, необходимый для капиталистического способа производства, а во-вторых, затягивался процесс первоначального накопления капитала: российский абсолютизм мало заботился об интересах молодой российской буржуазии. В-третьих, чрезвычайно низкой была покупательная способность населения, не обладавшего достаточными денежными средствами для развития рыночных отношений.

Проекты реформ

Начало XIX в. связано с вступлением на престол 12 марта 1801 г. Александра I, царствование которого отмечено распространением в России либеральных идей, постепенным пробуждением либерального сознания высших сословий. В обществе созрела мысль о том, что крепостное право является социальным злом, что просвещение и образование находятся в крайне запущенном состоянии. Перед новым императором и его приближенными стояли грандиозные задачи: преодолеть архаичность государственного аппарата и осуществить целый комплекс реформ, которые позволили бы России занять достойное место среди передовых европейских государств в политической, экономической и социальной сферах.

Старший сын Павла I и внук Екатерины II, нареченный ею в честь Александра Невского, покровителя Петербурга, наследник Российского престола воспитывался между враждующими дворами отца и бабки, что выработало в нем характер сложный и противоречивый. Постоянное лавирование между их сторонниками научило его приспосабливаться к обстоятельствам, использовать людей в своих интересах. Екатерина II сама руководила его воспитанием и образованием, привлекая с этой целью наиболее просвещенных людей своего времени. Именно от нее Александр унаследовал либеральные идеи, которые излагались и объяснялись ему, когда он был еще совсем молод. Наставником императора в те годы был швейцарец Ф.С. Лагарп, республиканец по своим убеждениям, приверженец идей Просвещения. Помимо прочего, Лагарп оказал несомненное нравственное воздействие на молодого Александра, который впоследствии говорил, что всем, что есть в нем хорошего, он обязан Лагарпу.

Современники отмечали незаурядный ум молодого императора, умевшего быстро схватывать любую мысль, свойство очаровывать, привлекать к себе людей, но Наполеон сумел разгадать истинный характер своего соперника: «Это— истинный византиец... тонкий, притворный, хитрый». Либерал в первые годы своего царствования, Александр I постепенно становился консерватором, а в последние годы жизни — даже реакционером. Его глубокая религиозность, доходившая до мистицизма, наложила отпечаток на характер внутренней и внешней политики России в 1815—1825 гг.

Будучи наследником, Александр вынашивал планы конституции, составляя оппозицию своему отцу. А.И. Герцен называл его «коронованным Гамлетом, которого всю жизнь преследовала тень убитого отца». Он начал царствование с ликвидации последствий деспотизма и самодурства Павла I: объявил амнистию людям, которые подверглись преследованиям при Павле (до 12 тыс. человек), снял запрет выезжать за границу, выписывать иностранную прессу, упразднил Тайную экспедицию, отменил одиозные регламентации в быту, одежде, общественном поведении и т.д. В Манифесте 12 марта 1801 г. Александр подтвердил приверженность политическому курсу Екатерины II и духу ее царствования, восстановив «Жалованную грамоту дворянству», и обещал дальнейшие реформы. Русское образованное общество с восторгом отнеслось к возвращению недолгого периода «просвещенного абсолютизма» — по словам А.С. Пушкина, то было «дней Александровых прекрасное начало».

Еще до восшествия на престол, в 1796 г., вокруг Александра сложился дружеский, «интимный» кружок молодых аристократов, близких ему по духу, среди которых были граф П.А. Строганов, его двоюродный брат Н.Н. Новосильцев, князь А.А. Чарторыйский, граф В.П. Кочубей. Собираясь тайно, они вели беседы об отмене крепостного права, необходимости республики, составляя оппозицию Павлу. С 1801 г. основная работа по подготовке реформ в либеральном направлении проходила в созданном ими Негласном комитете, своего рода совещательном органе при императоре, на который Александр опирался в первые годы своего правления.

Члены комитета настаивали на недопустимости продавать крепостных без земли. Высшие сановники усмотрели в подобных заявлениях подрыв устоев крепостного права, однако в 1801 г. вышел указ, запрещавший печатать объявления в «Санкт-Петербургских ведомостях» о продаже крестьян без земли и отдельно от семьи.

В первые годы царствования Александра I принимались меры к облегчению положения крестьян: по указу 1803 г. о вольных хлебопашцах помещики по собственному желанию могли отпускать на волю крестьян с землей за выкуп. Такие крестьяне поступали в разряд свободных хлебопашцев — особую категорию, занимавшую среднее положение между помещичьими и государственными крестьянами. За

25 лет в разряд свободных хлебопашцев поступило всего 47 тыс. крестьян, а за первую половину XIX в. было освобождено лишь 1,5% крепостных. Указ не изменил общей картины крепостного строя, но идеи, заложенные в нем, впоследствии легли в основу реформы 1861 г. Александр I положил конец расширению крепостного состояния, так как прекратилась введенная Екатериной II практика раздачи государственных крестьян в частные руки.

Принципиальное значение имел указ 1801 г., разрешавший недворянам покупать ненаселенные земли и вести на них хозяйство с помощью наемного труда. Указ символизировал начало буржуазного землевладения в России. Однако отсутствие свободных рабочих рук определило его ничтожное практическое значение.

Другие проекты Негласного комитета также не привели к коренным реформам, ограничившись частными преобразованиями, способными лишь слегка «подновить фасад» Российской империи. Впрочем, Александр очень скоро охладел к советникам своей юности и избрал новых.

Жизненные потребности государства диктовали необходимость более' серьезных реформ, первоочередной из которых было преобразование органов государственного управления. Нужны были такие звенья административной системы, которые могли бы служить задачам модернизации страны. Требовалось сменить коллегиальность на единоначалие, ввести прямую ответственность министров перед верховной властью, разграничить функции министерств. В 1802 г. старые петровские коллегии, явно не соответствовавшие новым задачам, были заменены новой, европейской формой высшей исполнительной власти— министерствами. Вместо прежних 12 коллегий было создано 8 первых министерств: военно-сухопутных сил, морских сил, иностранных дел, внутренних дел, коммерции, финансов, народного просвещения и юстиции. В 1810—1811 гг. были введены еще три министерства: полиции, путей сообщения и государственного контроля. В таком виде министерства просуществовали вплоть до 1917 г.

Истинным вдохновителем дальнейших реформ был ММ. Сперанский. Благодаря исключительному уму и способностям, он, сын сельского священника, достиг самого высокого положения в обществе и получил чин действительного статского советника. Сперанский обладал универсальным знанием России — от крестьянской избы до кабинета императора. Это знание убеждало его в том, что в России не существовало свободных граждан. Даже дворянин был собственностью государства, как, впрочем, и человек, принадлежавший к любому другому сословию: «...Вместо пышного деления русского народа на различные сословия — дворян, купцов, мещан — я нахожу только два класса: рабов самодержца и рабов землевладельца. Первые свободны только сравнительно с последними; в действительности же в России нет свободных людей, исключая нищих и философов», — писал Сперанский.

В уничтожении рабства Сперанский видел не просто проявление гуманности, а государственную необходимость: сначала нужны гражданские свободы, а потом — блага просвещения. Но он был против внезапного и всеобщего освобождения крестьян, считая, что ему должно предшествовать создание в первую очередь статуса свободного человека и гражданина, что возможно лишь в условиях политической свободы, через переход России к конституционным формам правления.

Государственная деятельность Сперанского началась в 1802 г. с составления всех манифестов нового царствования. В 1808 г. Александр, охладевший к работе Негласного комитета, поручил Сперанскому разработку плана преобразования России. К октябрю 1809 г. им был представлен проект «Введения к уложению государственных законов». Главным в проекте был принцип разделения властей — законодательной, исполнительной и судебной — при независимости судебной власти и ответственности исполнительной власти перед законодательной. Осуществление проекта поставило бы Россию в правовом отношении на уровень передовых западноевропейских держав.

С 1808 по 1812 г. М.М. Сперанский подал на высочайшее рассмотрение множество проектов, в которых содержалась программа создания общества с равными для всех гражданскими правами, общества свободных реально, а не «по отношению». По сути дела он предложил программу, согласно которой Россия должна была стать страной с представительным правлением. Убеждение, что принципы гражданской свободы и частной собственности не могут быть гарантированы одной только доброй волей монарха, делало его сторонником перехода к конституционным формам правления в России.

М.М. Сперанский обосновывал необходимость создания выборной Государственной думы и Государственного совета с совещательными правами, которые стали бы связующим звеном между императором и органами центрального и местного управления. Деятельность Сперанского имела многочисленных противников. Хотя он не покушался на полноту самодержавной власти, консервативно настроенная часть дворянства увидела в его проектах покушение на собственные привилегии. В правительственных кругах Сперанскому противостоял близкий к Александру I реакционер А.А. Аракчеев, впервые выдвинувшийся еще при Павле I и стремившийся к укреплению личной власти императора путем дальнейшего развития бюрократической системы.

Все воплощенные идеи М.М. Сперанского свелись к учреждению в 1810 г. Государственного совета — законосовещательного органа при императоре. Прерогатива законодательной инициативы и окончательного утверждения законов оставалась за императором. Члены Государственного совета не избирались, а назначались императором из числа высших сановников. В таком виде Государственный совет просуществовал до 1906 г.

Общественная борьба вокруг проектов закончилась победой противников М.М. Сперанского, который в 1812 г..был отстранен от дел и отправлен в ссылку в Пермь. Предлогом к отстранению стало абсурдное обвинение его в шпионаже в пользу Франции, что, возможно, было навеяно неосторожной шуткой Наполеона в беседе с Александром I в 1808 г. в Эрфурте: «Не угодно ли вам, государь, обменять мне этого человека на какое-нибудь королевство?». Не остался незамеченным и интерес Сперанского при составлении проектов преобразований государственного строя России к Кодексу Наполеона, наиболее прогрессивному в то время законодательству, принятому во Франции и завоеванных Наполеоном странах. Это и дало недоброжелателям повод обвинить его в симпатии к французам. Место М.М. Сперанского у императорского престола занял А.А. Аракчеев.

Консервативные идеи в России защищал и выдвигал писатель и историк Н.М. Карамзин, занимавший положение «придворного историографа». Карамзин избрал своей трибуной журнал «Вестник Европы», политическая программа которого не совпадала с официальным правительственным курсом тех лет. С одной стороны, он старался всячески расширить те каналы, через которые могли проникнуть в Россию либеральные идеи. Карамзин способствовал утверждению в сознании части русского общества либерального мышления. Помещаемый в журнале материал нередко в косвенной форме посвящался обсуждению остроактуальных, а иногда и опасных в цензурном отношении вопросов внутренней жизни России. Именно этим объясняется необычайная для того времени популярность журнала.

С другой стороны, Карамзин находил свой политический идеал в сильной монархической власти, и поэтому думал об осуществлении либеральных принципов исключительно в рамках абсолютной монархии, полностью и решительно отвергая конституционализм и любую возможность ограничения абсолютной власти самодержца. Его записка «О древней и новой России» обосновывала незыблемость самодержавия и крепостничества, преимущества старых порядков: «Россия не Англия, даже и не Царство Польское... Самодержавие есть душа, жизнь ее».

Своеобразие политических воззрений Карамзина состояло в том, что он считал для абсолютной монархии необходимым принять основные требования либерализма в качестве правительственной программы или даже основных принципов, на которых построено государство, и обращал внимание русских монархов на необходимость либеральных реформ. Но поскольку его политическая программа содержала требования либерализма лишь в той мере, в которой они были совместимы с самодержавием, то объективно она носила консервативный характер.

Н.М. Карамзину был свойствен консервативный подход и к вопросу об освобождении крестьян, против которого он выдвигал ряд аргументов. Карамзин справедливо полагал, что раскрепощать значит делать свободными. Но при отсутствии статуса свободного гражданина раскрепощенный крестьянин попадал в зависимость непосредственно от государства и, сменив бремя одного тягла на другое, оставался связанным узами крепостного строя, в то время как для помещиков отмена крепостного права означала бы освобождение от многочисленных обязанностей по отношению к крестьянам. Личный опыт Карамзина подтверждал, что при отсутствии крестьянской собственности на землю свобода превращалась в свободу бездельничать и пить. При существовавшем положении вещей развитие сельского хозяйства, а тем самым и благополучие крестьян, по-прежнему зависело от помещиков в рамках крепостного права. Таким образом, Сперанский и Карамзин выражали соответственно либеральную и консервативную точки зрения по важнейшим вопросам общественной жизни России.

В александровский век «просвещенного абсолютизма» заметным становится прогресс в сфере образования и просвещения. В начале своего правления Александр I осуществил реформу образования. Он расширил возможности обучения за границей и использовал государственные средства для закупки иностранной учебной литературы. Были открыты границы для множества учителей-иностранцев, среди которых преобладали французы, бежавшие от революции и Наполеона. Их стало так много, что слово «француз» стало восприниматься как профессия.

Создание системы светского образования было частью государственной политики, отвечавшей запросам общества. В рамках ее в 1802 г. было учреждено министерство народного просвещения.

Высшим научным и учебным центром должны были стать университеты, роль которых в русской культуре XIX в. очень высока. В добавление к Московскому открылись новые университеты— в Петербурге, Казани, Харькове, Вильно и Дерпте (Юрьеве, ныне Тарту), по одному в каждом из шести учебных округов, чуть позднее — в Киеве.

В 1804 г. был принят первый университетский устав, вводивший самоуправление университетов. Уставы университетов предполагали довольно широкую автономию в решении научных и административных вопросов их внутренней жизни. Они готовили кадры учителей, чиновников для гражданской службы, медиков.

Каждый из шести учебных округов представлял своеобразную просветительскую систему, в которую входили университетские библиотеки и музеи, типографии и издательства, гимназии и учительские семинарии, книжные лавки. Университеты сами выпускали учебную, художественную литературу, отечественную и иностранную, журналы и газеты. Университетская типография и библиотека, музей и ботанический сад выполняли образовательные и просветительские задачи в своем округе. До открытия в Петербурге первой публичной библиотеки все книжные собрания находились в исключительном владении университетов.

К университетам приравнивались привилегированные средние учебные заведения, такие как Демидовский лицей в Ярославле и Царскосельский лицей, открывший двери для своих воспитанников в 1811 г. в императорской летней резиденции под Петербургом. Это было закрытое привилегированное заведение, где с 10—12 лет учились дети именитых дворян в течение шести лет на полном пансионе. Они получали образование с государственным уклоном, и многие выпускники в дальнейшем становились высокопоставленными чиновниками. В разное время здесь учились А.С. Пушкин, В.К. Кюхельбекер, И.И. Пущин, А.А. Дельвиг, дипломат А.М. Горчаков, министр народного просвещения Д.А. Толстой, М.Е. Салтыков-Щедрин. В 1843 г. Царскосельский лицей получил название Императорского Александровского и был переведен в Петербург.

К концу XIX в. были открыты новые университеты в Одессе (Новороссийский на основе Ришельевского лицея) и в Томске, а в начале XX в. — в Саратове, и число их достигло десяти.

Общественная жизнь студенческой среды в александровскую эпоху была весьма активной. Роль университетов в просветительской деятельности была исключительно велика: идеи французских просветителей звучали с профессорских кафедр. Громадное значение в распространении просветительской идеологии сыграло «Вольное общество любителей словесности, наук и художеств», членами которого были А.Х. Востоков, И.И. Пнин, сын А.Н. Радищева Н.А. Радищев, Г.А. Глинка, А.Ф. Мерзляков, К.Н. Батюшков. С 1805 г. его почетными членами были Г.Р. Державин, М.М. Херасков, Н.М. Карамзин, А.С. Шишков.

В задачу министерства просвещения входило создание за короткий срок системы народного образования, отвечающего потребностям страны и современному уровню педагогической науки. Были увеличены государственные средства на образование. В 1803—1804 гг. проведена реформа народного образования. Отныне обучение распространялось на все сословия, причем на низших ступенях бесплатно. Согласно новому положению об устройстве учебных заведений Россия, как сказано, делилась на шесть учебных округов. Все общеобразовательные школы подразделялись на три разряда: одногодичные приходские (сельские), трехклассные уездные училища и семиклассные губернские гимназии. Важно, что программа обучения обеспечивала преемственность и непрерывность обучения. С юридической точки зрения государственное образование было закрыто только для крепостных. В 1808 г. проведена реформа духовного образования. Единственная из реформ М.М. Сперанского, доведенная до конца, она создала систему духовных учебных заведений, аналогичную светской, и была направлена против средневековой схоластики. Школьное образование для детей священнослужителей становится обязательным, а духовное образование все более приобретает сословный характер.

Цензурный устав 1804 г. считается самым либеральным в России XIX в.: цензура вводилась «не для стеснения свободы мыслить и писать, а единственно для принятия пристойных мер против злоупотребления оного». Расширилась издательская деятельность, появились новые журналы и литературные альманахи, печатались переводы западных философов, экономистов, социологов, юристов. В столицах открылись частные библиотеки для чтения. В 1814 г. для читателей открылась Императорская публичная библиотека (сейчас — Российская национальная библиотека) в Петербурге, огромный книжный фонд которой насчитывал 243 тыс. томов.

1812 год и поворот к реакции

Рубеж XVIII—XIX вв. ознаменовался важными событиями в международной жизни Европы,. Наполеон, объявив себя императором Франции (1804), поставил своей целью создание мировой империи и господство в Европе. Изменение внешнеполитического курса России в самом начале царствования Александра выразилось в подписании с Англией конвенции «О взаимной дружбе» (1801) и участии в антифранцузской коалиции. Сначала Россия выступила против французов вместе с Австрией, но войска союзников были наголову разбиты Наполеоном в сражении при деревне Аустерлиц (1805). В 1806 г. против Наполеона в союзе с Россией выступила Пруссия, но в битве при деревне Фридланд в Восточной Пруссии русские вновь потерпели поражение. Александр был вынужден подписать с Наполеоном мирный договор 1807 г. в Тильзите (ныне г. Советск в Калининградской обл.). На большей части польских земель было создано герцогство Варшавское под протекторатом Наполеона, который в ответ гарантировал России соблюдение нейтралитета в турецком и шведском вопросах.

Война с Турцией (1806—1812) долго шла безрезультатно, но в 1811 г. вновь назначенный главнокомандующим генерал М.И. Кутузов выиграл решающую битву при Рущуке, и Турция подписала мир в Бухаресте. Она уступала России Бессарабию (современная Молдавия) и предоставляла Сербии автономию. Несмотря на противодействие Турции и Ирана, России удалось добиться успехов в Закавказье и на Северном Кавказе. В 1810 г. Абхазия и Дагестан перешли под покровительство России (основная часть Грузии вошла в состав России еще в 1801—1804 гг.). К началу войны с Наполеоном Россия сумела обеспечить себе безопасность на южных границах.

Война со Швецией (1808—1809), союзницей Англии, также была успешной для России и закончилась передачей ей всей Финляндии и Аландских островов по договору, подписанному во Фридрихсгаме. Таким образом, в состав Российской империи вошла не просто обширная территория, а сложившееся государство, имевшее свой сейм (парламент) и конституцию. Финские провинции образовали Великое княжество Финляндское с широкой политической автономией под властью императора России, который становился и великим князем Финляндским. Для управления княжеством назначался генерал-губернатор. Конституция и сейм сохранялись, но сфера, их полномочий сужалась до решения местных вопросов. Финляндия вышла из состава России в декабре 1917 г.

Навязанные Францией в 1807 г. после поражения очередной антинаполеоновской коалиции мир и союз с Наполеоном воспринимались в России как поражение и позор. Наполеон, опьяненный военными успехами, допустил в Тильзите ряд серьезных ошибок, заставив Россию присоединиться к континентальной блокаде Англии. Это привело к прекращению торговли с главным потребителем русского сырья и сельскохозяйственной продукции — Англией, что наносило ущерб экономическим интересам дворянства и купечества и вело к падению курса рубля.

В последовавшие годы отношения между двумя главными в то время империями Европы накалились до предела. Дело шло к войне, и мысль о ней была популярна не только в армии, но и в массе русского дворянства. Нельзя, однако, полагать, что общество в этом вопросе было единодушно: звучали голоса, правда, крайне немногочисленные, политических деятелей, считавших, что внутренние реформы более необходимы, чем военные действия, и опасавшихся, что война с Наполеоном надолго отодвинет исполнение конституционных планов. Но подавляющее большинство русского общества было охвачено антинаполеоновскими настроениями. В 1810 г. Россия нарушила континентальную блокаду.

Война 1812 г. взорвала жизнь всех сословий российского общества. На карту были поставлены, с одной стороны, империя Наполеона, а с другой — судьба всех европейских народов: военные действия развернулись на пространстве от Сарагосы до Москвы. На рассвете 12 июня 1812 г. «великая армия» Наполеона (678 тыс. человек), составленная из войск подвластных ему государств, переправилась через Неман и вторглась в пределы Российской империи. Русская армия насчитывала 590 тыс. человек. Численное превосходство неприятеля вызывало острейшую необходимость ее срочного пополнения. Начало формироваться народное войско, в которое вошли все сословия русского общества.

Воюющие стороны возглавляли блестящие полководцы: с русской стороны — военачальники М.И. Кутузов, в ком счастливо сочетались лучшие черты русского характера, М.Б. Барклай де Толли, П.И. Багратион, А.П. Ермолов, Н.Н. Раевский, М.А. Милорадович, Д.С. Дохтуров, А.П. Тормасов, Д.П. Неверовский и др., отличавшиеся большим опытом, личным мужеством; с французской — И. Мюрат, Л. Даву, М. Ней и, наконец, сам Наполеон Бонапарт, стремившийся к мировому господству, создавший империю, по отношению к которой из европейских держав только Россия и Англия сохраняли свою независимость. Целью Наполеона был захват русской территории до Москвы и полное подчинение России Франции. Основным направлением движения французской армии стало наступление на Москву.

Две русские армии, Барклая де Толли и Багратиона, вынуждены были отступать и соединились после кровопролитного сражения под Смоленском. Тем не менее отступление русских войск продолжалось. Уступая общественному мнению, Александр сместил с поста главнокомандующего М.Б. Барклая де Толли, иностранное происхождение которого не отвечало патриотическому чувству русских, и назначил М.И. Кутузова, который только что с успехом выиграл войну с Турцией. Кутузов видел, что продвигавшаяся вглубь французская армия все более отрывалась от своего тыла и постепенно теряла силы, и счел дальнейшее отступление самой разумной тактикой, которая позволит тщательно подготовить контрнаступление. 26 августа 1812 г. он принял генеральное сражение у села Бородино под Можайском, в 124 км от Москвы. Бородинское сражение вошло в русскою историю как одно из самых ожесточенных и кровопролитных, результатом которого стали огромные потери обеих сторон. В память о сражении на Бородинском поле сооружен мемориал, а в Москве на Кутузовском проспекте — круговая панорама, воспроизводящая ход боевых действий. Чтобы сохранить русскую армию, на военном совете в Филях 1 сентября было принято решение о дальнейшем отступлении, и 2 сентября французы заняли Москву.

Наполеон с окружением расположился в Кремле и предложил Александру I мир, тщетно ожидая ответа более месяца. Армия французов таяла, атакуемая повсеместно частями регулярных войск, партизанами и казаками. 7 октября Наполеон оставил Москву. Он сделал попытку пройти с армией через Калугу, но был вынужден продвигаться по разоренной смоленской дороге. К концу года остатки «великой армии» вышли за границу России, преследуемые русскими войсками.

Победа России в кампании 1812 г. не закончила войну в Европе. Главной целью оставалось низвержение Наполеона и восстановление «легитимных», т.е. абсолютистских, режимов в Европе. Наполеон по-прежнему оставался французским императором и держал в повиновении почти всю Европу. Наполеон был разгромлен в результате заграничного похода русской армии в 1813—1814 гг. в союзе с Австрией, Пруссией и Англией. Под Лейпцигом в так называемой «битве народов» (1813) союзники разбили армию Наполеона, и вскоре русские войска вошли в Париж. Во Франции была восстановлена прежняя королевская династия, и на престол взошел Людовик XVIII. Наполеон был сослан на о. Эльба в Средиземном море, откуда бежал с целью вернуть себе власть при поддержке перешедшей на его сторону армии. Окончательно его войска были разбиты английскими и прусскими войсками в 1815 г. при Ватерлоо (в Бельгии), что поставило точку в истории наполеоновских войн.

Венский конгресс 1815 г. буквально перекроил политическую карту Европы: были утверждены новые границы государств, вернулись на свои престолы старые королевские династии (во Франции, Италии, Испании и др.). На Венском конгрессе был создан Священный союз, подписанный большинством европейских держав, в котором Россия играла главенствующую роль. Военные успехи России сделали Александра I вершителем судеб Европы. Россия стала великой державой, без участия которой не решался ни один сколько-нибудь важный вопрос международной жизни. В подавлении революций в Испании и Италии (1820—1821) Россия не приняла непосредственного участия, но поддержала военное вмешательство Австрии и Франции, что определило поражение революций.

Александр I рассчитывал ликвидировать угрозу антирусских коалиций на основе принципиально новой стратегии — не путем сепаратных союзов, а сохранением единства стран-победительниц. Он вынашивал планы их экономической и политической интеграции путем введения конституций на основе компромисса между дворянством и буржуазией, периодически созываемых конгрессов Священного союза, постоянных конференций послов четырех держав-победительниц (России, Англии, Австрии, Пруссии), создания постоянных международных полицейских морских сил, уравнения всех наций в правах по религиозному вероисповеданию. Подобные замыслы подчеркивали необходимость реформ в самой России.

Однако последнее десятилетие царствования Александра I (1815—1825) стало временем отхода от либеральных принципов, вызванного революциями в Западной Европе. Вообще, что касается осуществления этих принципов, то во время царствования Александра I было достигнуто если не слишком мало, то во всяком случае гораздо меньше, чем можно было ожидать: последний период царствования, по словам одного из позднейших историков, «реакционен по сравнению с обещаниями, данными им при вступлении на престол».

Реакционность курса проявилась не сразу: до 1819—1820 гг. наряду с проведением реакционных мер Александр I продолжал «заигрывать» с либералами. Издаются книги К.И. Арсеньева «Российская статистика» и А.П. Куницына «Право естественное», написанные в духе идей Просвещения и отмены крепостного права, в журналах печатаются тексты западноевропейских конституций. Была подписана либеральная конституция образованного в составе Российской империи Царства Польского, Александр I обещал распространить конституцию на всю Россию.

На Венском конгрессе Александр добился расширения польских земель в составе Российской империи: 2/3 герцогства Варшавского отошли к ней вместе с Варшавой. Образованное на них Царство Польское (Польское государство стало независимым только в ноябре 1918 г.) получило на правах автономии юридический статус конституционной монархии. В 1815 г. Александр утвердил конституцию Царства Польского, согласно которой российский император становился польским королем, однако его власть была ограничена конституцией. Управление Польшей осуществлял назначаемый наместник, а командующим польской армией стал брат императора Константин Павлович.

Дарование Польше конституции стало поводом для обсуждения путей дальнейшего исторического развития России, порождая надежды, что устройство Польши послужит моделью будущего государственного устройства Российской империи. Потерпев поражение во внутренних реформах, Александр попытался взять реванш в польском вопросе, сделав его витриной для Запада. Он поручил другу своей юности графу Новосильцеву составить план конституции для России, и тот подготовил «уставную грамоту», однако император отложил осуществление проекта под влиянием революций 1820 г. в Европе.

К реформам Россию подталкивали и внешние факторы. Стремясь укрепить не только политические, но и экономические связи с европейскими странами и США в рамках Священного союза, Александр I резко снизил в 1816—1819 гг. заградительные пошлины на западноевропейские промышленные товары. На Россию обрушилась лавина английских, французских, германских товаров. Русские товары не выдержали конкуренции — началось банкротство российского купечества и фабрикантов, сократилось число шелкоткацких мануфактур и суконных фабрик. В 1822 г. Александр был вынужден отказаться от «экономической интеграции» и ввел высокий протекционистский тариф. «Западническая» программа реформ к 1822 г. оттолкнула от Александра большинство дворянства и купечества. Верхушка православной церкви в свою очередь не приняла стремления, все больше впадавшего в мистицизм царя объединить все три основные ветви христианства в одно «библейское», что пыталось воплотить созданное в 1812 г. Русское библейское общество.

Восторжествовавшая в России реакция нашла выражение в новом курсе, получившем название «аракчеевщины» по имени проводника этого курса А.А. Аракчеева. Особую роль в нем играло изначально абсурдное учреждение в 1816 г. военных поселений, в разряд которых были переведены целые районы страны (преимущественно на северо-западе и юге), населенные казенными крестьянами. Таким образом была «найдена» особая форма комплектования и содержания армии: военные поселяне были крестьянами и солдатами одновременно, так как подчинялись армейской дисциплине и регламентации. Система военных поселений должна была уменьшить и бремя военных расходов. Солдат селили вместе с государственными крестьянами, которых также переводили в разряд военных поселенцев. Ясно, что подобная мера вызывала жестокое сопротивление крестьян вплоть до восстаний.

В 1822 г. вышел рескрипт о запрещении тайных обществ и масонских лож; у военных и гражданских чинов была взята подписка, что они не будут принадлежать к таким организациям. Под влиянием Аракчеева, опасавшегося новых религиозных умонастроений императора, была прекращена деятельность Русского библейского общества (1824). В 1821—1823 гг. создана централизованная сеть тайной полиции в гвардии и армии, «черные кабинеты» занялись перлюстрацией всей частной переписки. В 1820—1825 гг. усиливаются гонения на просвещение и печать, университеты. По словам историка прошлого века И.М. Катаева, таковы были «более чем скромные итоги царствования, подававшего в начале так много надежд».

Движение декабристов

Парадокс российской действительности состоял в том, что в России фактически еще не было буржуазии, способной выступить с программой демократических преобразований. Поэтому радикальная, революционная идеология сложилась в кругу передового дворянства, провозгласившего систему ценностей, которая фактически соответствовала буржуазному обществу. Мировоззрение декабристов сформировалось под влиянием идей французских просветителей — Вольтера, Руссо, Монтескье. Оно сочетало то лучшее, что было в феодальном нравственном кодексе дворянина, с раннебуржуазными идеалами равенства, братства, сознанием ценности человеческой личности. Объективно характер движения декабристов можно определить как буржуазный.

Война 1812 г. обострила во всех сословиях самосознание, понимание чести, необходимости защиты Собственной личности в условиях, когда общество бессильно ее защитить, с одной стороны, и чувство патриотизма— с другой. «Мы все дети Отечественной войны 1812 года», — говорил декабрист Н. Муравьев. Передовая часть русского дворянства сознавала, что крепостное право и абсолютизм гибельны для России, увеличивают ее отставание от стран Западной Европы, а ее дальнейшее развитие возможно лишь при условии освобождения крестьян.

Влияние войны 1812 г. и заграничного похода на русское общество трудно переоценить: участники в течение двух лет могли наблюдать европейское общество, образ жизни и принципы, на которых оно зиждется. По возвращении домой они другими глазами увидели окружавшую их действительность. Желание понять, кто мы и что мы, породило всплеск общественной мысли, интереса к отечественной истории.

Высшей целью декабристов было превращение русских в передовую нацию с высокоразвитой национальной культурой, или, как писал С.Г. Волконский, «поставить Россию в гражданственности на уровень с Европой». Путь к этому лежал в предоставлении российским сословиям гражданских свобод, означавших отмену частной правовой зависимости в любой форме и гарантию как беспрепятственного проявления личной инициативы в предприятиях любого рода, так и политической свободы, т.е. права гражданина на участие в управлении государством.

Первоочередным был вопрос отмены крепостного права. В сельском хозяйстве, по выражению М.А. Фонвизина, «неудачи, испытываемые владельцами имений при введении у них улучшенных методов земледелия, и вообще системы рационального сельского хозяйства... происходят от невозможности согласовать его с существованием крепостных работников». По поводу же российской промышленности Н.И. Тургенев в «Опыте теории налогов» замечает: «...Что касается фабрик и заводов, то существование рабства влияет на них еще более пагубно, чем на земледелие; им еще менее можно производить там, где труд не свободен». Программа декабристов предполагала отмену сословных привилегий, освобождение крестьян, признание их гражданских и имущественных прав, а также проведение реформ, которые могли бы способствовать развитию капитализма —свободе ремесел, городов и промышленности.

Тайные общества в России стали создаваться после завершения заграничного похода и возвращения большей части русской армии на родину. Первыми из них были основанный генералом М.Ф. Орловым и М.А. Дмитриевым-Мамоновым в 1814 г. в Петербурге «Орден русских рыцарей» и «Священная артель» А.Н. Муравьева. К февралю 1816 г. относится создание «Союза спасения», к которому причастны А.Н. Муравьев, С.П. Трубецкой, П.И. Пестель, К.Ф. Рылеев, И.Д. Якушкин, М.С. Лунин, С.И. и М.И. Муравьевы-Апостолы и др. «Союз спасения» считается первой политической организацией в России, так как он имел свою революционную программу и устав с общим названием «Статут», в котором был поставлен вопрос о необходимости введения конституции.

В январе 1818 г. на основе «Союза спасения» был создан более многочисленный «Союз благоденствия» — строго централизованная организация с четкой структурой, которая предполагала безусловную дисциплину, полную конспиративность всех ее членов, число которых составляло около 200 человек. Во вновь принятых программе и. уставе, называвшихся по цвету переплета «Зеленая книга», были сформулированы политические задачи: свержение самодержавия, ликвидация крепостничества и введение конституционного правления. Их предполагалось решить насильственными средствами с опорой на армию. Легальная часть программы сводилась к попыткам формирования в России прогрессивного общественного мнения путем создания просветительских организаций, Издания новых книг и литературных альманахов.

К 1820 г. под влиянием П.И. Пестеля среди декабристов стали весьма популярны республиканские идеи. Установление республики многие считали возможным лишь путем революционного переворота. Эту точку зрения разделяли далеко не все декабристы. В результате серьезные идейные и тактические разногласия внутри «Союза благоденствия» привели к решению его московского съезда о самоликвидации в начале 1821 г.

Новый период декабристского движения связан с созданием двух тайных обществ: Южного (в 1821 г. на Украине) и Северного (в 1822 г. в Петербурге). Каждое из них было представлено программными документами: Северное — умеренной «Конституцией» Н.М. Муравьева, положения которой разделяли члены общества К.Ф. Рылеев, С.П. Трубецкой, М.С. Лунин, Южное — более радикальной «Русской Правдой» П.И. Пестеля и его единомышленников А.П. Юшневского, Н.В. Басаргина, В.П. Ивашева и др.

Как и ранее, в центре внимания стоял вопрос о будущем государственном устройстве России. Н.М. Муравьев выступал за конституционную монархию, при которой законодательная власть должна была принадлежать парламенту, названному им «народное вече»: «Источник верховной власти есть народ, которому принадлежит исключительное право делать основные постановления для самого себя». По мысли Муравьева, сословные привилегии отменялись, но избирательные права граждан ограничивались довольно высоким имущественным цензом. П.И. Пестель, напротив, высказывался за республиканский государственный строй. Он выступал за равенство всех граждан перед законом, уничтожение всех сословных привилегий и отмену избирательного ценза, что означало введение всеобщего избирательного права.

Различными были подходы обоих проектов к решению крестьянского вопроса. Пестель и Муравьев единодушно признавали необходимость полной отмены крепостного права, личного освобождения крестьян. Однако вопрос о наделении крестьян землей решался ими по-разному. Считая помещичью собственность на землю неприкосновенной, Муравьев предлагал передать во владение крестьянам приусадебный участок и по две десятины пахотной земли на двор, что не могло обеспечить рентабельность крестьянского хозяйства. Фактически это означало безземельное освобождение крестьян. Пестель же, напротив, выступал за освобождение крестьян с землей в размере, достаточном, по его выражению, для их «пропитания». Впервые в России им был выдвинут принцип распределения земли по трудовой норме.

Расхождения касались и других сторон будущего социально-политического устройства России: если Муравьев предлагал федеративное устройство, то Пестель в национальном вопросе настаивал на образовании неделимой централизованной России, отвергая федерацию как принцип, ослабляющий единство государства.

Декабристы впервые в истории России выступили с четкой революционной программой, создали на ее основе революционную организацию и подготовили два вооруженных выступления против самодержавия — в Петербурге и на юге России.

В день назначенного на 14 декабря 1825 г. восстания— день принятия Сенатом присяги Николаю I, сменившему Александра I на престоле после его смерти — декабристы рассчитывали провозгласить «Манифест к русскому народу», включавший программу демократических преобразований, общую для обоих направлений. Большинство петербургского гарнизона присягнуло Николаю безропотно, но некоторые части отказались от присяги и вышли с оружием на Сенатскую площадь. «Диктатором» революционных сил был избран князь С.П. Трубецкой, но он потерял веру в успех восстания и 14 декабря не явился на Сенатскую площадь. Это вызвало растерянность и замешательство в рядах восставших. Николай долго не решался применить военную силу против мятежников и послал для переговоров петербургского военного генерал-губернатора графа М.А. Милорадовича, одного из героев войны 1812 г:, любимца солдат и офицеров. Милорадович был убит П.Г. Каховским, а Николай пустил в ход конную гвардию и артиллерию. Таким образом, воспользовавшись промахами восставших, правительство сумело подавить восстание.

Несмотря на поражение, восстание декабристов имело чрезвычайно важные последствия для развития России. Впечатление, которое оно произвело на взошедшего на престол Николая I, определило антилиберальный характер всего его царствования и содействовало укреплению не либеральной, а революционной традиции в России. Поэтому восстание надо рассматривать как начальный пункт революционного движения, развитие которого в России в течение XIX в. неизменно вызывало правительственную реакцию. Победа радикального направления привела впоследствии к дальнейшему развитию социалистической идеи.


Поделиться: