5.2. Становление и эволюция советского общества

СССР в годы новой экономической политики

Экономическую ситуацию в Советской России после Гражданской войны можно охарактеризовать как кризис «военного коммунизма». В начале 1921 г. объем промышленного производства составлял только 12% довоенного. Возвращение к натуральному хозяйству, сокращающийся объем сельскохозяйственного производства сопровождались волной возмущения в деревне. Продолжение политики продразверстки, за счет которой государственная казна пополнялась на 80%, было главной причиной недовольства в деревнях. После разгрома белой армии исчезла угроза возвращения крупных собственников, и крестьянские бунты, одно время сдерживавшиеся такой угрозой, вспыхивали с новой силой. Наиболее крупным из них стало восстание под руководством эсера А. Антонова в Тамбовской и Воронежской губерниях. Весной и летом 1921 г. на Волге разразился голод. Несмотря на создание Всероссийского комитета помощи голодающим и обращение за помощью к международным организациям, от голода погибло более 5 млн человек.

В 1919—1920 гг. внутри самой партии, получившей в марте 1918 г. название Российской коммунистической партии (большевиков)— РКП(б), наметился раскол. Внутренние разногласия отражали разочарование многих большевиков политикой «военного коммунизма», оказавшейся по окончании Гражданской войны абсолютно непригодной.

28 февраля 1921 г. в Кронштадте экипаж броненосца «Петропавловск» проголосовал за резолюцию, основными требованиями которой были переизбрание Советов тайным голосованием с предварительными дискуссиями и свободными выборами, свобода слова и печати в пользу «рабочих, крестьян, а также анархистов и левых социалистов», прекращение насильственных конфискаций, свободный труд ремесленников, не использующих наемный труд, для крестьян — Полная свобода «делать со своей землей все, что угодно... при условии, что они не применяют наемную рабочую силу». Бунтовщиками был создан Временный революционный комитет, полностью состоящий из матросов рабочего или крестьянского происхождения.

Восставшие с призывом к «третьей революции», которая покончила бы с «режимом комиссаров», представляли реальную угрозу Советской власти. 7 марта восстание было подавлено войсками, руководимыми М.Н. Тухачевским. На следующий день, 8 марта 1921 г., открылся X съезд партии, положивший конец политике «военного коммунизма», на смену ей пришла новая экономическая политика (нэп).

Гибкий политик, В.И. Ленин пришел к пониманию того, что для победы социализма нужен переходный период, в течение которого пройдет не одна смена поколений. Новая экономическая политика заключалась в восстановлении в ограниченных рамках рыночной экономики при сохранении командных высот народного хозяйства в руках партийно-государственного аппарата. Нэп принято считать временем культурной, идеологический, социальной и экономической разрядки между двумя периодами полного огосударствления всех сфер жизни советского общества.

На X съезде РКП(б) (1921 г.) было принято решение о замене продразверстки продналогом, с введения которого и началась новая экономическая политика. Продовольственный налог был почти в два раза ниже продразверстки и не мог изменяться в течение хозяйственного года. Крупная и часть средней промышленности оставались в руках государства, но управление ими было децентрализовано. Сфера полномочий ВСНХ резко сузилась. Большинство государственных предприятий снималось с государственного содержания, и переводилось на хозрасчет.

В мае 1921 г. было разрешено создавать мелкие частные предприятия, в июле денационализировались предприятия, на которых по найму работало менее 21 человека. Только за один год более 10 тыс. предприятий было отдано в частные руки на срок от двух до пяти лет за 10—15% производимой продукции-. Часть из них стала смешанными предприятиями с участием иностранных фирм, хотя широкого распространения концессии (договоры о передаче государственной собственности в пользование иностранцам) не получили. Была разрешена аренда государственных предприятий. Таким образом, был взят курс на частичную приватизацию промышленности.

Следующим шагом нэпа стало утверждение в октябре 1922 г. нового Земельного кодекса, разрешавшего аренду земли и наемный труд в деревне, ранее запрещенные Декретом о земле. Крестьяне получили право свободного выхода из сельской общины и созданных в годы Гражданской войны колхозов, выбора форм землепользования. Но земля оставалась в собственности государства. Купля, продажа, завещание, дарение, залог земли были, как и прежде, запрещены.

Концепция новой экономической политики, предложенная В.И. Лениным, предполагала, что промышленность и сельское хозяйство должны развиваться одновременно по следующей схеме: восстановление тяжелой промышленности, ориентированной на обеспечение сельского хозяйства средствами производства -> поощрение мелких хозяйственных предпринимателей -> импорт сельскохозяйственной техники в обмен на сырье. Прирост сельскохозяйственной продукции мог быть достигнут за счет быстрого улучшения технической базы сельского хозяйства и неизбежного увеличения его производительности. Таким образом, страна обретала возможность экспортировать сельскохозяйственную продукцию, получая взамен машины и оборудование для промышленности. В то же время излишки этой продукции стимулировали бы развитие внутреннего рынка и позволили бы промышленности накопить новые средства, необходимые для последующего развития народного хозяйства.

Нэп способствовал появлению оппозиции среди самих коммунистов, которая заявила о «реформистском», даже «буржуазном» уклоне руководства. Это побудило Ленина предложить X съезду решение, гарантирующее единство партии. Требовалось немедленно распустить все фракции и группы, запретить всякие фракционные выступления под угрозой немедленного исключения из партии. Принятая съездом резолюция подтвердила, что партия строится исходя из принципа демократического централизма, включавшего выборность всех руководящих органов партии снизу доверху, подчинение нижестоящих органов вышестоящим и подчинение меньшинства большинству после принятия партийного решения.

С точки зрения Ленина, всякая оппозиция большевизму становилась выражением классовых и политических интересов буржуазии. Всякий, «объективно содействующий или способный содействовать» международной буржуазии и ее борьбе против советской власти, относился Лениным к разряду политических противников как «агент буржуазии и международного империализма». Принятие X съездом резолюции о единстве партии завершило превращение большевизма в государственную структуру.

Большевики рассматривали свою победу в 1917 г. как часть мировой революции. Однако надежды на нее не снимали необходимости решать проблемы внутренней жизни страны. На повестку дня встал прагматический вопрос о том, как развивать социалистические преобразования в новых условиях: строить ли социалистическое общество в отдельно взятой стране (СССР) или в расчете на мировую социалистическую революцию надлежит ускорить ее приближение.

Прагматизм Ленина заключался в попытке поднять экономику с сохранением ведущей роли партии во всех сферах жизни страны. Эти идеи нашли отражение в последних работах Ленина, написанных незадолго до смерти 21 января 1924 г. Таким образом, неизбежно встал вопрос о перспективах и методах построения социализма в СССР, вокруг которого развернулась внутрипартийная борьба, ставшая не чем иным, как борьбой за власть после смерти Ленина.

На лидерство в партии претендовал Л.Д. Троцкий, занимавший посты председателя Реввоенсовета и наркомвоенмора. Осенью 1924 г. он выпустил книгу «Уроки Октября», в которой пытался обосновать теорию «двух вождей» (он и Ленин) и их роль в революции 1917 г. Еще раньше Л.Д. Троцкий выступил против бюрократизма в партии и государстве, насаждавшегося занимавшим с 1922 г. пост Генерального секретаря РКП(б) И.В. Сталиным. На XIII съезде партии (май 1924) обсуждалось письмо В.И. Ленина, в котором он предлагал сместить Сталина с должности Генерального секретаря, и заявление самого Сталина об отставке. В итоге Сталин сохранил свое положение в партии, в чем большую поддержку ему оказали Г.Е. Зиновьев и Л.Б. Каменев. В свою очередь Сталин попытался монополизировать право на ленинское наследие в серии лекций, изданных затем под названием «Основы ленинизма».

В ходе дискуссий на рубеже 1924—1925 гг. была сформулирована сталинская теория «социализма в одной, отдельно взятой стране», источником которой послужила статья Ленина, написанная в 1915 г., в которой говорилось о возможности победы социалистической революции не одновременно в нескольких странах, а в одной, отдельно взятой стране. Сталин утверждал, что в условиях «капиталистического окружения» возможно построение социализма в основном, а полная его победа станет возможна при поддержке западноевропейского пролетариата, т.е. при условии «мировой революции».

Против сталинской теории выступили Зиновьев и Каменев. В связи с этим в 1925 г. в Ленинграде оформилась «новая оппозиция», возглавляемая Зиновьевым, считавшая нэп отступлением от социализма, а теорию «построения социализма в отдельно взятой стране» — ошибочной и предательской по отношению к мировой социалистической революции. Главным идеологом, как тогда говорили, «отступления вправо» перед капиталистами города и деревни «новая оппозиция» называла Н.И. Бухарина. На XIV съезде ВКП(б) (декабрь 1925) «новая оппозиция» не получила поддержки. Г.Е. Зиновьев был снят с партийных и государственных постов, а первым секретарем Ленинградского губкома ВКП(б) (Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) — название партии с 1925 г.) стал вместо него С.М. Киров, активный сторонник Сталина. Таким образом, острая внутрипартийная борьба по вопросу о перспективах социализма, развернувшаяся в 1920-е гг., была напрямую связана с проведением новой экономической политики.

Цифры роста производства через шесть лет после введения нэпа говорят о его относительном успехе. По сравнению с 1913 г. общее промышленное производство увеличилось в 1927 г. на 18%, общий объем сельскохозяйственного производства— на 10%. Однако тот факт, что в 1927 г. сельское хозяйство и промышленное производство приблизились к уровню 1913 г., не отрицал целого ряда экономических и социальных проблем, ставящих под угрозу будущее нэпа. О масштабах аграрных трудностей можно судить уже по тому, что в 1926 г. количество зерна для продажи на внутреннем рынке было в два раза меньше, чем в 1913 г. Стране, экспортировавшей в прошлом миллионы тонн пудов зерна в год, приходилось теперь каждый год решать вопрос о снабжении городов продовольствием, при этом страна больше не вывозила зерно.

Следующие один за другим переделы земли все больше дробили земельные наделы, число которых выросло с 16 млн в 1914 г. до 24 млн в 1924 г. В 1926—1927 гг. крестьяне потребляли 85% собственной продукции. Из 15% зерна, шедшего на продажу, 4/5 производили середняки и бедняки, а % часть— кулаки, составлявшие 3—4% сельского населения. Еще одним следствием аграрной революции стало резкое падение производительности труда — вдвое по сравнению с довоенным периодом. Это объяснялось возвратом к натуральному хозяйству, постоянной нехваткой орудий производства и тягловых лошадей (треть крестьян не имели лошади). Неудивительно, что урожаи были самыми низкими в Европе.

В 1923 г. имел место первый кризис нэпа, вошедший в историю как «кризис сбыта». Цены на промтовары возросли более чем в три раза по отношению к сельскохозяйственным. В результате вмешательства государства путем регулирования цен «ножницы» были устранены.

В 1927—1928 гг. произошел новый серьезный кризис— «кризис хлебозаготовок». Рост налогового обложения и искусственно заниженные государственные закупочные цены на хлеб вызывали недовольство крестьян. Несмотря на хороший урожай 1927 г., крестьяне поставили только 300 млн пудов зерна вместо 430 млн, как в предыдущем году. План хлебозаготовок был провален. К началу 1928 г. положение стало катастрофическим. Это повлекло за собой принятие чрезвычайных мер, напоминающих продразверстку времен Гражданской войны. Направленные в деревню «оперуполномоченные» и «рабочие отряды» имели право привлекать любого, «способствующего поднятию цен», к лишению свободы сроком до трех лет. Зимой 1929 г. снова появились продовольственные карточки, отмененные по окончании Гражданской войны. Дефицит продуктов питания стал всеобщим, когда власти закрыли большинство частных лавок и кустарных мастерских, квалифицированных как «капиталистические предприятия».

Экономические просчеты властей в годы нэпа (два кризиса — в 1923 и 1927—1928 гг.) были вызваны лишь отчасти несбалансированной политикой цен. Реально же они показали необходимость глубочайших преобразований в экономике страны: проведения индустриализации, переустройства в сельском хозяйстве. Если к 1926 г. в промышленности уже заканчивался восстановительный период, то в сельском хозяйстве, особенно в его техническом оснащении, следовало начинать с нуля. Экспортировать было нечего, и страна оказалась без валюты, необходимой для индустриализации. Становилось очевидным, что «союз рабочих и крестьян» находится на грани распада. Вновь встал вопрос об источниках накопления средств для индустриального развития. Одновременно следовало решить дальнейшую судьбу новой экономической политики.

Первые успехи нэпа во многом были обусловлены и резким сокращением военных расходов. Однако Советское государство находилось в «капиталистическом окружении» и постоянном ожидании новой военной интервенции. Возрастание военной угрозы в конце 1920-х гг. способствовало свертыванию нэпа сначала в сельском хозяйстве, а затем в промышленности. Период рыночной, товарно-денежной экономики был заменен тотальным огосударствлением (этатизацией) экономики.

Формирование командно-административной системы в 1920-1930-е гг.

В декабре 1925 г. XIV съездом ВКП(б) был взят курс на индустриализацию. Целью индустриализации было превращение СССР из страны, ввозящей машины и оборудование, в страну, их производящую. Машинную технику планировалось внедрить во все народное хозяйство и на этой основе добиться ускоренного развития. Преимущественная роль отдавалась тяжелой промышленности.

Большевики отвергли экономическую концепцию «буржуазной» интеллигенции (видных экономистов А.В. Чаянова, Н.Д. Кондратьева, С.Н. Прокоповича, Б.Д. Бруцкуса), видевшей в сельском хозяйстве и рыночной экономике главный источник национального богатства. Их позиция, поддержанная наркомом финансов Г.Я. Сокольниковым, была расценена как «аграрная» и «народническая».

Внутри партии большевиков по вопросу об индустриализации столкнулись два направления. «Левое», наиболее последовательно отстаиваемое Л.Д. Троцким, Е.Л. Преображенским и Г.Л. Пятаковым, стояло за преимущественное развитие тяжелой промышленности. «Правое» направление, главным теоретиком которого был Н.И. Бухарин, а проводником этих идей в ВСНХ — Ф.Э. Дзержинский, настаивало на продолжении нэпа. Заместитель председателя ВСНХ Пятаков выступал за планируемую, централизованную индустриализацию при абсолютном приоритете тяжелой промышленности. Поддерживавший его Троцкий настаивал на установлении «диктатуры промышленности».

Ф.Э. Дзержинский, возглавивший в 1924 г. ВСНХ, ратовал за развитие легкой промышленности, которое принесло бы государству временные, но быстрые прибыли и частично удовлетворило бы запросы крестьян. В июле 1926 г. произошел конфликт между Дзержинским и Пятаковым относительно экономической ориентации ВСНХ. После смерти Ф.Э. Дзержинского курс на «сверхиндустриализацию» был продолжен новыми руководителями ВСНХ.

Наиболее полно этот курс воплотился в первом пятилетием плане (1928/29—1932/33), рассчитанном на форсированное создание социалистической промышленности. Главной задачей пятилетки стало превращение страны из аграрно-индустриальной в индустриальную. Раздел, посвященный развитию промышленности, подготовленный под руководством председателя ВСНХ В.В. Куйбышева, предусматривал среднегодовой прирост промышленной продукции в объеме 19—20%. Столь высокие темпы развития требовали максимального напряжения сил в стране. Однако очень скоро и эти форсированные планы были пересмотрены в сторону резкого увеличения. Новые, «откорректированные» контрольные цифры не имели под собой реальной экономической основы и к концу пятилетки не были выполнены по большинству видов продукции.

К апрелю 1926 г. относится создание объединенной, очень разнородной оппозиции, получившей название «троцкистско-зиновьевского блока». В него вошли Г.Е. Зиновьев, Л. Б. Каменев, поддержавшие их Л.Д. Троцкий, Г.Л. Пятаков, Н.К. Крупская, Х.Г. Раковский, И.Т. Смилга и др. Оппозиция выступила против сталинского тезиса о возможности построения «социализма в одной, отдельно взятой стране», считая, что Сталин предает не только мировую, но и русскую революцию в угоду нэпу. Они выступали также против запрета X съездом партии фракционной борьбы и резолюции о необходимости подчинения партийного меньшинства партийному большинству.

Объединение было непрочным, так как все его участники были едины в своей неприязни к Сталину, но не имели большого политического влияния, утратив за последние годы свои посты в партийном и государственном руководстве. На пленуме ЦК ВКП(б) в октябре 1926 г. оппозиция была идейно разгромлена, Л.Д. Троцкий, Л.Б. Каменев и Г.Е. Зиновьев отстранены от руководящих постов в партии. В 1927 г. в день 10-летия Октября оппозиция организовала параллельные официальные демонстрации своих сторонников в Москве и Ленинграде. Руководители «троцкистско-зиновьевского блока» и 93 оппозиционера, включая Л.Б. Каменева, были исключены в 1927 г. из партии. В начале 1928 г. Л.Д. Троцкий был выслан в Алма-Ату, а еще через год — за пределы СССР. Зиновьев и Каменев, вынужденные «признать свои ошибки», были восстановлены в партии. XV партийная конференция (1927) единогласно приняла тезисы Сталина о возможности «построения социализма в одной, отдельно взятой стране», что означало его полную победу над своими политическими противниками внутри партии в этом вопросе.

Дальнейшие споры между противниками нэпа и его сторонниками привели к окончательному оформлению «правой оппозиции». Ее возглавили Н.И. Бухарин, А.И. Рыков и М.П. Томский, имевшие большое влияние в учреждениях, занимающихся планированием. Концепция индустриализации Бухарина была напрямую связана с продолжением нэпа, предполагавшего прежде всего последовательно развивать рыночную экономику.

30 сентября 1928 г. Бухарин опубликовал в «Правде» «Заметки экономиста», в которых излагал экономическую программу оппозиции. Он объяснял кризис в стране ущербностью планирования, ошибками в политике ценообразования, дефицитом промышленных товаров, неэффективностью помощи сельскохозяйственной кооперации. Взамен он предлагал изменить экономический курс за счет определенных уступок крестьянству, таких как открытие рынков, повышение закупочных цен на хлеб, а при необходимости и закупка хлеба за границей.

Создавать колхозы, по мнению Бухарина, можно было только в том случае, если они окажутся более жизнеспособными, чем индивидуальные хозяйства, а индустриализация необходима, только если она «научно спланирована», проводится с учетом инвестиционных возможностей страны и в тех пределах, в которых она позволит крестьянам свободно запасаться продуктами. В одном из своих выступлений он призывал крестьян «обогащаться, не боясь никаких репрессий», и считал, что даже зажиточные крестьяне могут «врасти» в социализм.

Однако отказ от централизации в экономике неизбежно привел бы и к отказу от централизации в политической жизни, подрыву права партии на управление. Несмотря на высокий научный уровень, статья Бухарина стала поводом для создания мифа об «оппозиции справа», опасном уклоне в партии, конечная цель которого — реставрация капитализма в СССР. В ноябре 1928 г. пленум ЦК партии единогласно осудил «правый уклон», от которого Бухарин, Рыков и Томский отмежевались.

По мйению Сталина, критическое положение на сельскохозяйственном фронте, приведшее к провалу хлебозаготовительной кампании и введению в 1928 г. карточной системы в городах, было вызвано действиями кулаков и других враждебных сил, стремящихся к «подрыву советского строя», В июне 1929 г. печать сообщила о начале нового этапа— «массовой коллективизации». Вслед за этим 31 октября 1929 г. «Правда» призвала к сплошной коллективизации, а в статье Сталина «Год великого перелома» утверждалось, что «середняк повернулся лицом к колхозам». Было принято решение о переходе к сплошной коллективизации. Это означало конец нэпа.

Построение мощной, независимой военно-промышленной державы с огосударствленной экономикой, какой виделся Советский Союз сталинскому руководству, требовало наряду с индустриализацией решительного преобразования аграрного сектора экономики, в котором преобладало частнособственническое, мелкое крестьянское хозяйство. Само по себе создание крупного машинного сельскохозяйственного производства наряду с индустриальной модернизацией было необходимо. Вопрос состоял в том, каким путем достичь прогресса в сельском хозяйстве. Естественно-эволюционному процессу был противопоставлен путь форсированной сплошной коллективизации. Сплошная коллективизация проводилась в условиях, когда материально-техническая база для ее проведения создавалась одновременно с созданием колхозного строя.

Специальная комиссия, возглавляемая наркомом земледелия Я.А. Яковлевым, разработала график коллективизации, обнародованный 5 января 1930 г. постановлением ЦК ВКП(б) «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству». Постановление наметило завершить сплошную коллективизацию зерновых районов поэтапно к концу пятилетки. В соответствии с ним Северный Кавказ, Нижнее и Среднее Поволжье подлежали «сплошной коллективизации» уже к осени 1930 г., другие зерновые районы —на год позже. Лучшей формой коллективного ведения хозяйства признавалась сельскохозяйственная артель как более передовая по сравнению с товариществом по обработке земли. Земля, скот, техника в артели обобществлялись.

Другая комиссия во главе с В.М. Молотовым занималась вопросом об участи кулаков на основании провозглашения Сталиным перехода от политики ограничения кулачества к политике ликвидации его как класса. «Раскулачивание» стало составной частью процесса коллективизации. Кулаки были разделены на три категории: в первую вошли те, которые занимались контрреволюционной деятельностью» во вторую — те, кто не оказывал активного сопротивления советской власти, но, будучи эксплуататорами, «содействовали контрреволюции». Эти две категории подлежали аресту и выселению в отдаленные районы страны (Сибирь, Казахстан), а их имущество конфисковывалось. Кулаки третьей категории, «лояльные по отношению к советской власти», осуждались на переселение в пределах своей области на необработанные земли.

По установившейся практике к кулакам было принято причислять всех, кто нанимал хотя бы одного сезонного рабочего, имел сельскохозяйственную технику, чуть менее примитивную, чем обычный плуг, или держал две лошади или четыре коровы. В 1920-е гг. кулаки составляли примерно от 750 тыс. до 1 млн семей, но их экономическое положение сильно пострадало после кризиса хлебозаготовок из-за постоянно растущих налогов. В итоге раскулачиванию подверглись десятки тысяч середняков. В некоторых районах от 80 до 90% середняков были осуждены как «подкулачники», их вина состояла в том, что они уклонялись от коллективизации. По современным данным, было раскулачено и сослано около 5 млн человек.

Для проведения коллективизации власти мобилизовали 25 тыс. рабочих. Силами местных властей и «двадцатипятитысячников» началось поголовное принудительное объединение единоличников в коммуны, когда обобществлялись не только средства производства, но и личное подсобное хозяйство. Каждую декаду газеты публиковали данные в процентах о коллективизированных хозяйствах, но часто эти данные искусственно раздувались местными властями, и многие колхозы существовали лишь на бумаге. Результатом таких «побед» стала длительная дезорганизация сельскохозяйственного производства.

Реакцией на происходящее стала статья Сталина «Головокружение от успехов», появившаяся в «Правде» 2 марта 1930 г. В ней Сталин осудил так называемые «перегибы» — многочисленные нарушения принципа добровольности при организации, колхозов и раскулачивании, жертвами которого становились середняки, а. также перескакивание от сельхозартели к коммуне, когда обобществлялся мелкий скот, птица, инвентарь, постройки. Вся ответственность за допущенные ошибки возлагалась на местное руководство. Итогом статьи стало постановление ЦК ВКП(б) от 14 марта 1930 г. «О борьбе против искривления партлинии в колхозном движении», после которого начался массовый выход крестьян из колхозов.

С осени 1930 г. кампания заготовок зерна колхозами стала постоянным явлением и первоначально приносила государству больше зерна, чем удавалось получить в последние годы нэпа. Это побудило власти к продолжению политики коллективизации. К июлю 1931 г. процент коллективизированных хозяйств составлял приблизительно 57,5%. Июльский Пленум ЦК партии констатировал, что колхозное крестьянство стало центральной фигурой земледелия, а колхозы — основными производителями сельхозпродукции.

Но к концу лета 1931 г. хлебозаготовки начали давать сбои: снизились поступления зерновых. Назревал и становился неизбежным конфликт между идущими на всяческие уловки ради сохранения части урожая крестьянами, с одной стороны, и властями — с другой. Цель преодолеть сопротивление крестьян имел вступивший в силу 7 августа 1932 г. закон, позволявший приговаривать к высылке сроком до десяти лет за ущерб, наносимый колхозу.

Результатом чрезмерного давления на крестьянство был страшный голод в Поволжье, на Украине, Северном Кавказе и в Казахстане, от которого только на Украине погибло от 4 до 5 млн человек. В отличие от 1921 г., когда голод был официально признан и власти обратились за международной помощью, сведения о массовом голоде 1932—1933 гг. в украинских деревнях полностью отрицались правительством и скрывались даже внутри страны.

После этой трагедии правительство вынуждено было пересмотреть методы проведения заготовок. Постановлением ЦК партии от 19 января 1933 г. заготовки объявлялись составной частью обязательного налога, взимаемого государством и не подлежащего пересмотру на местах. Государство брало на себя контроль за размерами посевных площадей и урожая в колхозах, несмотря на то, что по уставу сельхозартели эти вопросы подчинялись только общему собранию колхозников.

В 1935 г. на II Всесоюзном съезде колхозников был принят новый Примерный устав сельскохозяйственной артели (вместо устава 1930 г.), который на долгие десятилетия вперед определил уклад жизни в деревне. Земля закреплялась за колхозами в «вечное пользование», устанавливались бригадный метод труда и оплата по трудодням. Колхозы обслуживались сельскохозяйственной техникой, которая была сосредоточена на государственных машинно-тракторных станциях (МТС).

Вопреки ожиданиям, коллективизация не привела к видимому росту сельскохозяйственного производства. Хотя в 1935 г. в городах была отменена карточная система, в 1936—1940-х гг. валовая продукция сельского хозяйства осталась на уровне 1924—1928 гг., т.е. доколхозной деревни. Вместе с тем колхозы позволили значительно увеличить заготовки государством сельскохозяйственной продукции, особенно зерна. В 1935 г., когда 98% всех обрабатываемых земель в стране были социалистической собственностью, государство изъяло у села более 45% всей сельскохозяйственной продукции, т.е. в три раза больше, чем в 1928 г. Государство покупало ее по ценам, едва покрывающим 20% себестоимости.

Для прикрепления крестьян к земле и колхозу на рубеже 1932—1933 гг. был введен паспортный режим с пропиской по определенному месту жительства. Паспорта выдавались только жителям городов, а колхозники их не получили. Политика коллективизации, сопровождавшаяся применением принудительных мер, способствовала укреплению командно-административной системы. Спустя некоторое время, в период индустриализации, столь же жесткие полицейско-бюрократические методы были применены в отношении других общественных групп.

Модернизация промышленности осуществлялась в годы трех довоенных пятилеток: I — 1928/29—1932/33 гг.; II— 1933—1937 гг.; III — 1938—1942 гг. (оказалась прерванной в июне 1941 г. в связи с началом Великой Отечественной войны). За неполные три пятилетки были созданы новые отрасли промышленности: станкостроительная, авиационная, тракторостроительная, автомобильная, химическая и др. Построено 8900 предприятий союзного значения. Базой индустриализации стали Европейская часть РСФСР и Украина, где располагались старые промышленные районы и проживала основная часть населения. Индустриальной перестройке подверглись также районы Урала и Сибири, где с конца 1930-х гг. усиленно велось строительство предприятий-дублеров.

В успехе первых пятилеток значительную роль играло социалистическое соревнование. Оно через встречные планы давало возможность резко поднять производительность труда за счет энтузиазма, сознательного и бескорыстного отношения к труду. Победителям стали присваивать звание Героя Социалистического Труда (первым это звание получил И.В. Сталин).

Сама идея соцсоревнования была не чем иным, как апелляцией к энтузиазму рабочего класса, способом все лучшие качества и устремления людей поставить на службу социалистическому строительству, не предполагала материального вознаграждения. В работе Сталина «К вопросу аграрной политики в СССР» обосновывалась мысль, во многом повторявшая идеи Е.Л. Преображенского, что рабочие в отличие от капиталистов могут довольствоваться минимальной прибылью или вообще не заботиться о ней. Не случайно тезис получил обоснование в 1929 г., когда отдача от обобществленных средств производства снизилась. В то же время инженеры и техники с самого начала понимали, что всякий рекорд, не подтвержденный соответствующими мерами по рациональной организации труда, скоро приведет к дезорганизации производства. Для простых рабочих очередной «трудовой подвиг» оборачивался произвольным и всеобщим повышением норм выработки.

Летом 1935 г. возникло стахановское движение, названное по имени донецкого шахтера А.Г. Стаханова. Его почин по многократному превышению дневной нормы развился и получил характер целого движения в различных отраслях промышленности. Руководство партии особо подчеркнуло революционный характер движения.

Одновременно были приняты меры по укреплению дисциплины труда. Значительно повышались полномочия директоров предприятий. Вводилась новая система оплаты труда — сдельная, в соответствии с законом 1931 г. объем социальных благ был поставлен в прямую зависимость от непрерывности стажа на предприятии. В сентябре 1932 г. были введены обязательные трудовые книжки, в которых отмечались все прежние места работы. Уменьшению текучести рабочей силы способствовала введенная система прописки. Неявка на работу сурово каралась по закону от 15 ноября 1932 г., предусматривавшему немедленное увольнение, лишение продовольственных карточек (до 1935 г.) и выселение с занимаемой площади. Постановлением от 8 января 1939 г. любое опоздание более чем на 20 минут приравнивалось к неоправданному отсутствию, а повторное опоздание вело к увольнению. Введение целого комплекса подобных мер выражало стремление власти добиться повышения производительности труда путем внеэкономического принуждения.

По новому законодательству, принятому 10 июля 1934 г., было создано Особое совещание — неконституционный внесудебный орган в системе государственной безопасности. Концепция новой «социалистической» законности генерального прокурора СССР А.Я. Вышинского изымала из юридического языка формулу «презумпции невиновности». Считалось, что суд принципиально не может установить объективную истину, так как преступление нельзя воспроизвести, поэтому цель суда — не поиск истины, а установление «вероятности» виновности обвиняемого. Объективные доказательства не требовались в случае, если человек признавался в совершении преступления. Признание человека, добытое при таких обстоятельствах, становилось главным аргументом обвинения. Если признания не было, достаточными оказывались возможность соучастия, наличие преступного замысла. Ответственность всех подсудимых становилась равной независимо от степени соучастия.

Политические процессы должны были поддерживать в людях ощущение драматизма момента и необходимости борьбы с происками подпольных вражеских организаций, уходящих корнями еще в дореволюционное прошлое. Многие обвиняемые, объявленные шпионами, вредителями, диверсантами, якобы были в прошлом агентами царской охранки, а значит, скрывающимися врагами, связанными к тому же с подпольным «троцкистско-зиновьевским центром», намеревающимся свергнуть советское правительство. Эти процессы преследовали конкретную цель — добиться окончательного политического разгрома всех несогласных с генеральной линией партии и просто недовольных.

1 декабря 1934 г. был убит С.М. Киров, член Политбюро, секретарь ЦК и Ленинградского ГК партии. Принятое в этот же день новое постановление о порядке рассмотрения обвинений в подготовке или совершении террористических актов поставило следствие и суд по этим делам в условия, исключавшие объективное выяснение всех обстоятельств дела. На следствие отводилось не более десяти дней. Дела рассматривались без прокурора и адвоката. Обжалование и помилование не допускались. Приговор к высшей мере наказания приводился в исполнение немедленно.

ОГПУ был преобразован в наркомат внутренних дел (НКВД), который последовательно возглавляли Г.Г. Ягода, Н.И. Ежов, превращенные постепенно из исполнителей в «козлов отпущения», а затем Л.П. Берия, которому удалось пережить Сталина. В утвержденном II Всероссийским съездом Советов списке первого советского правительства первым был назван Ленин, последним — Сталин, а между ними — 13 человек. Из них лишь трое после Ленина умерли своей смертью, остальные были объявлены «врагами народа» и репрессированы.

Репрессии 1930-х гг. окончательно укрепили личные позиции Сталина и его сторонников в аппарате власти. Сначала была развернута широкая кампания против тех деятелей, на которых возлагалась ответственность за искажение партийной линии при ее претворении в жизнь. Затем на многие ключевые посты в партии и государстве были назначены сторонники Сталина. На прошедшем в 1934 Г. XVII съезде партии утверждалась мысль о победе генерального курса ЦК в социалистическом строительстве, выдающемся вкладе в эту победу лично И.В. Сталина, который был признан единственным вождем партии и народа. Кроме того, съезд официально объявил обмен партийных билетов, предпринятый для наведения порядка в структуре партийного аппарата.

5 декабря 1936 г. была принята новая Конституция, по выражению Сталина, самая демократическая в мире. Она знаменовала собой победу социализма. Вводились всеобщее избирательное право и прямое тайное голосование. Но реальная практика делала выборы безальтернативными: выдвигался единственный кандидат в депутаты, подобранный партийными органами. В разгар массовых репрессий и беззакония статьи Конституции торжественно объявляли о введении принципа открытости всех судебных процессов, подтверждали право обвиняемых на защиту, провозглашали свободу печати и собраний, неприкосновенность личности, жилища и переписки. Каждому гражданину декларировалось право на труд, отдых, образование.

В марте 1939 г. на XVIII съезде партии был принят тезис о построении в СССР социализма в основном и переходе к строительству коммунизма. Это являлось идеологическим оформлением генерального курса партии на усиление роли государства в целом и его центрального аппарата для создания мощной военно-промышленной державы.

Именно в 1930-е гг. в стране сформировалась модель экономического развития, многие черты которой дожили до 1990-х гг. Огромные капиталовложения в приоритетные отрасли — машиностроение, добывающую промышленность, производство электроэнергии — осуществлялись в ущерб уровню жизни населения, так как производство товаров народного потребления, развитие легкой промышленности и сельского хозяйства отодвигались на второй план. Несмотря на заметный рост объема производства военной продукции, он обеспечивался за счет уменьшения производства металлоемких отраслей невоенной промышленности, что еще больше разбалансировало экономику накануне войны.

В среднем рост промышленного производства в 1930-е гг. был высоким и составлял 15—18% в год, что объяснялось как низким стартовым уровнем, так и командными методами руководства плановой экономикой. Положительным результатом было то, что форсированная индустриализация позволила СССР достичь экономической независимости от Запада в сфере поставок стратегических материалов и оборудования. Страна преодолела абсолютное отставание от ведущих держав. Это позволило Сталину заявить в конце 1930-х гг. о превращении СССР из аграрной в индустриальную страну.

Советская внешняя политика

Первым европейским государством, признавшим Советскую Россию, была Эстония (1920). Вслед за этим были заключены мирные договоры с другими государствами, вышедшими из состава Российской империи: Грузией, Литвой, Латвией, Финляндией. Основным направлением внешней политики СССР в 1920-е гг. стало укрепление позиций на международной арене в условиях Версальско-Вашингтонской системы.

Версальско-Вашингтонская система была установлена странами-победительницами (Англией, Францией, США, Японией) после Первой мировой войны и рассчитана на поддержание достигнутого в результате войны передела мира. Версальский мирный договор (1919) устанавливал новые границы европейских государств и создавал новую международную организацию — Лигу наций, призванную охранять основные принципы нового устройства мира. В соответствии с решениями Парижской конференции (1920) восточная граница Советской России и Польши прошла по «линии Керзона» (от имени британского министра иностранных дел, одного из организаторов интервенции): через города Гродно— Немиров— Брест-Литовск. В ходе советско-польской войны (1920) Польша, находясь в критической ситуации, согласилась с предложением Керзона, но по Рижскому мирному договору (1921) навязала России границы восточнее предыдущих, захватив западные части Украины и Белоруссии. В 1939 г. эти территории вновь вошли в СССР.

Первоначально РСФСР отказалась участвовать в работе Лиги наций как империалистической организации, призванной служить интересам международного капитала, противоречащих интересам победы социализма. Вопрос о дальнейшем дипломатическом признании РСФСР увязывался западными державами с вопросом о долгах царского и Временного правительств. На Генуэзской международной конференции (1922) Советская Россия отказалась признать эти финансовые обязательства, а советская делегация в ответ представила сумму ущерба, причиненного интервенцией, намного превосходившую довоенные долги в соответствии с нормами международного права. Дипломатическими усилиями М.М. Литвинова вопрос удалось снять.

Низведенная итогами Первой мировой войны до уровня второстепенной державы, Германия подписала с советским правительством Рапалльский договор и стала союзником Советской России на международной арене. К середине 1920-х гг. Советский Союз был признан большинством ведущих стран мира, а в 1933 г. — США.

Германия и Италия, лишившись по Версальскому договору всех своих колоний и военного могущества, начали серьезные приготовления к пересмотру итогов Первой мировой войны. Господство реваншистских настроений в побежденных странах привело в конечном счете к приходу к власти национал-социалистов и утверждению фашистских режимов в Италии (1922) и Германии (1933). Угроза новой войны потребовала от мирового сообщества сплочения сил для обуздания потенциальных агрессоров.

В 1934 г. СССР вступил в Лигу наций и принял широкое участие в обсуждении и решении вопросов о всеобщем вооружении. Советский Союз подписал также с десятью антифашистскими государствами Конвенцию об определении агрессора. Фактически агрессором признавался всякий, кто нарушал сложившуюся Версальско-Вашингтонскую систему: объявит войну другому государству или вторгнется на чужую территорию без объявления войны.

Еще в 1933 г. СССР начинает переговоры с западными державами о создании системы коллективной безопасности и подписании Восточного пакта о взаимной помощи против возможной агрессии Германии. Однако скоро переговоры зашли в тупик, так как империалистические страны не хотели связывать себя обязательствами с советским государством и стремились направить агрессию Германии на восток. Единственным результатом дипломатических усилий СССР было заключение в 1935 г. двух договоров о взаимопомощи— с Францией и Чехословакией. Договор с Чехословакией содержал существенную оговорку, которая ставила возможность Советского Союза оказать ей помощь в зависимость от поддержки Франции.

Переговоры СССР с США о создании Тихоокеанского пакта против милитаристской Японии также зашли в тупик. В 1937—1938 гг. СССР оказал военную помощь Китаю и Монголии и помешал их захвату Японией, а также отразил нападение агрессора на свою территорию в районе озера Хасан. В целях противостояния Советскому Союзу в 1940 г. в Токио был подписан германо-японо-итальянский трехсторонний военный пакт, дававший Японии свободу действий в Восточной Азии. Еще в 1936 г. Япония присоединилась наряду с Германией и Италией к Антикоминтерновскому пакту, а теперь она признала главенство Германии и Италии в установлении «нового порядка» в Европе. Стороны также договорились прийти друг другу на помощь в случае нападения третьей державы, под которой понимались США.

В марте 1938 г. Германия оккупировала Австрию, а в сентябре добилась от Англии и Франции согласия на присоединение Судетской области Чехословакии по Мюнхенскому соглашению. Позиция Франции перечеркивала советско-французское соглашение 1935 г. Судетская область была отдана германскому фашизму, а в 1939 г. Германия захватила всю территорию Чехословакии. Понимая, что Англия и Франция подталкивают Германию к наступлению на восток, все ближе к его границам, Советский Союз попытался на переговорах в Москве (1939) заключить с ними тройственный антигерманский союз. Но Англия и Франция ни при каких условиях не допускали возможности ведения СССР военных действий в Европе, в том числе на территории Польши, ставшей теперь ближайшей мишенью Германии. Таким образом, англо-франко-советские переговоры потерпели фиаско.

23 августа 1939 г. СССР принял решение о заключении пакта о ненападении сроком на Десять лет с Германией, который был подписан в Кремле министрами иностранных дел В.М Молотовым и И. Риббентропом. Пакт делал невозможным вступление СССР в войну на стороне Англии и Франции. Он был дополнен секретными протоколами о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. Факт подписания секретных протоколов о границах и дружбе от 28 и 29 августа 1939 г. долгое время отрицался советским правительством, и только в 1990 г. с наступлением периода гласности их подлинность была признана. Советско-германская договоренность предусматривала установление общей границы по рекам Западный Буг, Висла и Нарев на территории Польши.

1 сентября 1939 г. Германия напала на Польшу. В ответ на это Англия и Франция объявили войну Германии. Началась Вторая мировая война. 17 сентября советские войска перешли советско-польскую границу и присоединили западные земли Украины и Белоруссии, перешедшие к Польше в 1921 г. Затем СССР заключил договоры о взаимопомощи с государствами Прибалтики и разместил свои войска в Эстонии, Латвии и Литве. В июне 1940 г. в прибалтийские республики были введены дополнительные войска, а в результате выборов к власти здесь пришли социалистические правительства, заявившие о своем желании войти в состав СССР. В августе 1940 г. Советский Союз пополнился Литовской, Латвийской и Эстонской ССР.

104 дня продолжалась тяжелейшая советско-финская война (ноябрь 1939 — март 1940), связанная с попыткой СССР отодвинуть границу на 150 км от Ленинграда (до Выборга) и отказом Финляндии передать ему в аренду часть Карельского перешейка и ряда других территорий у Финского залива. Война завершилась договором, по которому Финляндия передавала СССР территорию на Карельском перешейке и в аренду полуостров Ханко и отказывалась от участия в антисоветских договорах. На присоединенных территориях и землях Карелии была образована Карело-Финская союзная республика (в 1956 г. преобразована в Карельскую АССР в составе РСФСР). СССР был исключен из Лиги наций в декабре 1939 г. как агрессор.

В 1940 г. Советский Союз добился от Румынии вывода войск из Северной Буковины и Бессарабии и включил в свой состав эти территории. На большей их части образовалась Молдавская ССР. Теперь Советский Союз включал 16 союзных республик, а его западные границы отодвинулись дальше на запад. Однако новые границы не были оборудованы должным образом.

Государство принимало меры по укреплению обороноспособности страны. Ежегодный прирост военной промышленности в 1938—1940 гг. был примерно 40%. Красная Армия перешла от территориального на кадровый принцип комплектования и к началу войны насчитывала 5 млн человек.

Великая Отечественная война

Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 г. с оккупации Польши фашистской Германией. Война на западе не входила в первоочередные планы Гитлера. Гитлер не верил, что Франция и Англия станут воевать за Польшу, что подтверждали последовавшие месяцы «странной войны», т.е. первая зима на западном фронте, когда не велось боевых действий: Но для Германии жизненно важными были свободный ввоз шведской железной руды, а после вступления в войну стран антигитлеровской коалиции — контроль над Данией и Норвегией, чтобы открыть Атлантический океан для германского флота и предотвратить экономическую блокаду со стороны союзников. Дания была оккупирована в первый же день и стала немецким протекторатом до самого конца войны, позже капитулировала Норвегия, а доступ к шведскому железу был обеспечен Германии также до конца войны. Балтийское море контролировалось ею, и немецкие войска заняли наступательные позиции от Северного Мыса до Альпийских гор.

Германское наступление началось в мае 1940 г. массированным воздушным налетом на нейтральные Голландию и Бельгию. Прорвав французскую оборону, германские бронетанковые дивизии стремительно двинулись на запад к морю, расчленив силы союзников и вытеснив их из Бельгии обратно к Ла-Маншу. В июне 1940 г. Голландия и Бельгия также капитулировали, вслед за этим фашисты заняли Париж. Бомбардировка Роттердама, предпринятая тогда, когда уже шли переговоры о капитуляции, вошла в историю как первый пример бессмысленной жестокости нацистов. Наряду с последующей бомбардировкой английских городов, она-повлекла ответные британские массированные бомбардировки городов Германии. Франция подписала перемирие, по которому две трети территории страны отошли под германский контроль, а остальная часть страны, под управлением маршала Петена, составила марионеточную «вишистскую Францию» (от местечка Виши, где находилось профашистское правительство).

После падения Франции Гитлер надеялся, что Англия запросит мира, но ее премьер-министр У. Черчилль потребовал возвращения Германии к границам 1938 г. Германия прореагировала развертыванием генерального наступления, и немецкие самолеты сбросили бомбы на Лондон. Британские ВВС ответили налетом на Берлин, в итоге Гитлер проиграл «сражение за Англию». Но с этого времени был дан «зеленый свет» фашистским бомбардировкам всех гражданских объектов на разных фронтах войны.

Италия уже была втянута в военные действия в Абиссинии и Ливии, но не могла предоставить Гитлеру возможность в одиночку перекраивать карту Европы. Ей удалось захватить Ниццу и Корсику, а затем аннексировать Албанию, что повлекло британское вмешательство на южном фланге германских армий — в балканском регионе. В Греции и Северной Африке итальянцы скоро были остановлены и вытеснены англичанами, но контрнаступление немецкого генерала Э. Роммеля привели силы оси «Берлин — Рим — Токио» к воротам Александрии (Египет).

Гитлер принял решение завоевать Грецию, для чего ему было необходимо заручиться согласием Венгрии, Румынии и Болгарии на проход немецких войск по территории этих стран. Венгрия и Румыния присоединились к пакту трех держав в ноябре 1940 г. Болгарский царь Борис сначала уклонился, но после передачи Болгарии Германией Южной Добруджи от Румынии она также присоединилась к пакту в марте 1941 г. Югославия вынуждена была присоединиться к пакту, но в результате военного переворота там было сформировано просоюзническое правительство. На южном фланге Германии неожиданно возник поддерживаемый Англией греко-югославский блок, который Гитлер приказал разгромить с беспощадной жестокостью. Завоевание Балкан было последней крупной победой Гитлера на данном этапе Второй мировой войны. При всей своей недолговечности героическое сопротивление Югославии и Греции имело для Германии роковые последствия: впервые за 18 месяцев войны в ходе балканской кампании она встретила отпор, задержавший на шесть недель вторжение в СССР.

К началу 1941 г. казалось, что Гитлер уже почти победил: половина Скандинавии, вся Западная Европа были им завоеваны. Влияние Германии распространилось на всю Центральную Европу и на Балканы. В это время в Германии полным ходом шла усиленная подготовка к самому грандиозному из планов Гитлера— завоеванию и колонизации СССР. Все предыдущие политические и военные шаги служили лишь промежуточными этапами для осуществления этой главной цели. Еще в августе 1939 г. Гитлер в беседе со швейцарским представителем Лиги наций в Данциге открыл свои планы: «Все то, что я предпринимаю, направлено против России; есЛи Запад слишком глуп и слеп, чтобы это понять, мне придется пойти на сговор с русскими и затем, победив на Западе, повернуться со всеми имеющимися силами против СССР». Не успела кончиться кампания на Западе, как Гитлер сообщил своим генералам о своем намерении уничтожить СССР, «чем скорее, тем лучше», и первые германские дивизии были переброшены на Восток. 18 декабря 1940 г. Гитлер утвердил окончательный план кампании, получившей кодовое наименование «Барбаросса».

Хотя по секретному протоколу от 28 сентября 1939 г. Прибалтика стала частью «сферы влияния» СССР, Гитлер не допускал даже возможности ее присоединения к Советскому Союзу. А присоединение Молдавии позволило советским военно-воздушным силам приблизиться к румынским нефтяным месторождениям в Плоешти — основному германскому источнику горючего. Это было истолковано Гитлером как вероломство, которое послужило дополнительным предлогом для вторжения в СССР.

Несмотря на угрожающее развитие международных событий, СССР вплоть до начала войны с Германией не мог поверить в неизбежность немецкого нападения: Германия рассматривалась «как великая дружественная держава», а советское сырье и горючее продолжали поступать в Германию по роковому соглашению от 23 августа 1939 г. Советская военная доктрина и расположение войск исходили из концепции наступательной войны: представлялось, что любая агрессия против Советского Союза будет немедленно остановлена всеобщим восстанием западного пролетариата. Равным образом нельзя не учитывать той роли, которую сыграла в поражениях начала войны дезорганизация старшего командного состава Красной Армии после репрессий 1937—1938 гг. На место опытных военачальников пришли молодые командиры, брошенные безо всякой подготовки в пекло сражений. Одним из важнейших просчетов, определивших личную ответственность Сталина, был его отказ принимать всерьез многочисленные донесения советских военных, секретных агентов и сведения из британских и американских источников, которые с начала 1941 г. предупреждали о скором фашистском вторжении в СССР.

В результате Сталин был застигнут врасплох. Дислоцированные вдоль всей западной границы войска даже не были закамуфлированы. Большая часть вооружения устарела, или только начиналась его замена современным. Все это позволило немцам 22 июня 1941 г. беспрепятственно форсировать Неман и с первых дней Войны очень быстро продвигаться в глубь советской территории.

Нападение Гитлера на СССР было крупнейшим военным вторжением в истории: в нем участвовали 153 германских дивизии, т.е. около 3/4 сил вермахта, к которым в дальнейшем присоединились 18 финских, 16 румынских, 3 итальянских, 3 словацких и 1 испанская дивизия, 3 венгерских бригады и др., в общей сложности около 3 млн человек. В начале войны им противостояли 170 советских дивизий. Однако, в то время как резервы Германии вскоре были исчерпаны, СССР мог мобилизовать еще 12 млн человек.

План «Барбаросса» предусматривал одновременный удар по трем направлениям — на Москву, Ленинград и Киев. Предполагалось, что советские войска будут разгромлены в самом начале кампании посредством обычного германского метода глубоко проникающих бронетанковых клещевых ударов. Конечным рубежом, который намечалось занять до наступления зимы, была линия от Архангельска до Астрахани. После парада победы на Красной площади предполагалось сровнять Москву с землей. «Крестовый поход против большевизма» на самом деле был нацелен на захват российских земель, разграбление национальных ресурсов и массовое истребление и порабощение советского населения, объявленного Гитлером «недочеловеками». Он недвусмысленно дал понять своим генералам, что ни одно их преступление в Советской России не повлечет за собой кары.

За несколько недель немцы проникли глубоко на советскую территорию и в ряде сражений-«котлов» вывели из строя или захватили в плен сотни тысяч красноармейцев. В первый месяц войны Красная Армия оставила Белоруссию, Молдавию, большую часть Прибалтики и Украины. Практически все армии Западного фронта были разгромлены. СССР потерял треть своей промышленности и половину сельскохозяйственных угодий. И все же немецкое продвижение постоянно тормозилось чрезвычайно упорным сопротивлением многих советских частей и бойцов. Самоуверенные после побед на Западе и Балканах, немцы реагировали сначала с удивлением, а под конец — с нескрываемым страхом.

Свой главный удар по плану молниеносной войны Германия направила через Смоленск на Москву. Смоленское сражение (10 июля — 20 сентября 1941 г.) приостановило наступление, но тогда же немцы взяли Киев. К этому времени германское наступление на Восточном фронте начало сталкиваться с трудностями: чем дальше в глубь советской территории продвигались наступающие войска, тем протяженнее становился их фронт, длиннее и уязвимее — коммуникации, а главная цель— разгром всех советских войск— все более призрачной. Это не помешало Гитлеру 25 октября объявить, что «Россия уже разгромлена!».

Первой победой СССР на начальном этапе войны стала Московская битва (30 сентября 1941 — январь 1942 г.). В конце ноября немецкие войска подошли к Москве вплотную на расстояние 25—30 км. Однако ценой невероятных усилий и героизма советские войска перешли в контрнаступление 5—6 декабря 1941 г. и окончательно провалили план молниеносной войны. С этого момента наметился коренной поворот войны в сторону СССР.

8 сентября 1941 г. противник установил блокаду Ленинграда, которая продолжалась 872 дня и была окончательно снята только в январе 1944 г. Отрезанный от своих коммуникаций с юга немцами и испанской «Голубой дивизией», а с севера — финнами, город поддерживал связь с внешним миром только по Ладожскому озеру. Хотя этим маршрутом было эвакуировано более 500 тыс. человек, свыше миллиона ленинградцев погибли — главным образом от холода и голода. Ленинград стал одним из героических символов Великой Отечественной войны.

Немецким войскам понадобилось полгода, чтобы оправиться от поражений, но в июне 1942 г. они с новой силой предприняли наступление с целью овладеть нефтепромыслами Северного Кавказа и достичь Волги в районе Сталинграда. К осени 1942 г. Советский Союз лишился огромных людских ресурсов и крупнейших промышленных и сельскохозяйственных областей. Советское командование отдало приказ № 227 «Ни шагу назад!», который расценивал любое отступление без распоряжения командования как предательство Родины и вводил расстрел и штрафные батальоны для виновных.

В ходе Сталинградской битвы (25 августа 1942 — 2 февраля 1943 г.) решалась судьба советского государства. В случае захвата Сталинграда Германия смогла бы контролировать Волжскую транспортную артерию, по которой в центр страны поступали хлеб и нефть. Историческое контрнаступление защитников Сталинграда началось 19 ноября 1942 г. Остатки 20 дивизий 6-й германской армии и командование во главе с генералом Ф. Паулюсом сдались в плен, а в целом фашисты потеряли здесь четвертую часть всех своих сил. Советская армия перешла от обороны к наступлению. С этого момента под предводительством новых талантливых военачальников стратегическая инициатива перешла в руки советского командования. Сталинградская битва стала поворотным пунктом войны в Европе.

Коренной перелом в ходе войны завершили битва на Курской дуге (5 июля — 23 августа 1943 г.) и битва за Днепр (сентябрь — ноябрь 1943 г.). В Курской битве немцы пустили в ход новые танки «пантера» и «тигр» и сосредоточили до 50 дивизий, желая изменить ход войны. Советское командование сумело добиться численного перевеса в людях и технике и одержать победу в ходе танкового сражения в районе деревни Прохоровна — самого крупного танкового сражения Второй мировой войны. После Курской битвы, в которой немцы потеряли 3 тыс. танков, их успехи были сугубо тактическими, а наступательная инициатива сохранялась за советскими войсками. Победа над фашистами под Курском ускорила развал фашистской коалиции. Битва за Днепр завершилась освобождением Киева.

В марте 1944 г. наши войска освободили большую часть советской территории и перешли границу с Румынией, а к 7 ноября 1944 г. вся советская земля была освобождена окончательно. От Баренцева моря до Черного была восстановлена государственная граница СССР. Начался освободительный поход Красной Армии в Европе, закончившийся победоносной битвой за Берлин (16 апреля — 8 мая 1945 г.). 2 мая Берлин капитулировал, а 8 мая был подписан акт о полной и безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии и ее вооруженных сил. С советской стороны он был подписан маршалом Г.К. Жуковым.

Выполняя союзнические обязательства, СССР объявил войну Японии (9 августа — 2 сентября 1945 г.) и разгромил Квантунскую армию противника в Манчжурии. В августе произошли события, ставшие трагедией не только для японского народа, но и для всего человечества: без всякой стратегической необходимости в условиях победоносного наступления советских войск США впервые в истории человечества применили новый вид оружия — сбросили на города Хиросима и Нагасаки атомные бомбы. Этот акт не столько служил разгрому милитаристской Японии, сколько был демонстрацией силы Советскому Союзу. 2 сентября Япония капитулировала.

Военная катастрофа 1941 г. и оккупация врагом огромной территории сразу же поставили фундаментальную экономическую проблему. 24 июня 1941 г. был создан возглавленный Л. Кагановичем, а затем Н. Шверником Совет по эвакуации, который должен был обеспечить эвакуацию населения, промышленных и продовольственных ресурсов, а с 25 декабря к его ведению отнесли и координацию транспортных перевозок эвакуируемых грузов.

Перебазирование промышленности на восток было осуществлено в два этапа: лето — осень 1941 г. и лето — осень 1942 г. Наиболее важным и трудным явился первый этап, когда руководившие эвакуацией органы еще не имели необходимого опыта и, кроме того, были вынуждены постоянно менять свои планы в соответствии с военными действиями, развитие которых Красная Армия не контролировала. Задействовав четверть подвижного состава железных дорог, руководство страны сумело за пять месяцев, в июле — ноябре 1941 г., перебазировать в другие районы 1530 крупных предприятий. С театра военных действий и из прифронтовых районов было эвакуировано около 7 млн человек в 1941 г. и 4 млн— в 1942 г.

29 июня по подобию учрежденного В.И. Лениным в период Гражданской войны Совета рабоче-крестьянской обороны был создан Государственный Комитет Обороны (ГКО) во главе с И.В. Сталиным. ГКО 10 июля была образована Ставка Верховного Главнокомандования, в состав которой вошли И.В. Сталин, В.М. Молотов, К.Е. Ворошилов, С.К. Тимошенко, С.М. Буденный, Б.М. Шапошников, Г.К. Жуков. Заняв посты наркома обороны (19 июля) и Верховного главнокомандующего (8 августа), Сталин таким образом сосредоточил в своих руках всю полноту власти.

Победам Красной Армии под Сталинградом в конце 1942 г. и под Курском летом 1943 г. способствовали титанические усилия всего советского народа, полная перестройка советской экономики к 1942 г. на военный лад. В этих условиях в феврале 1942 г. правительство провело трудовую мобилизацию городского населения, а в ноябре распространило эту меру и на сельских жителей. Доля женщин в народном хозяйстве увеличилась с 37 до 53% от общей численности работающих. Несмотря на массовые призывы в армию, квалификация рабочих не только не пострадала, но даже повысилась благодаря деятельности фабрично-заводских училищ (ФЗУ). За четыре года войны производительность труда в промышленности благодаря усилиям рабочих увеличилась на 40%.

В итоге самоотверженного труда народа уже к концу 1942 г. СССР значительно опередил Германию в выпуске боевой техники не только в количественном (2100 самолетов, 2000 танков ежемесячно), но во многом и в качественном отношении — модернизированный танк Т-34/85 превосходил немецкого «тигра», а аналога штурмовика Ил-2, прозванного «истребителем танков», германской промышленности вообще не удалось создать. Своего максимального уровня производство вооружений достигло в 1944 г. Существенную роль сыграла материальная помощь союзников СССР по антигитлеровской коалиции.

В Великой Отечественной войне СССР выступал против членов Тройственного пакта (Германии, Японии и Италии) совместно с Англией и США как участник антифашистский коалиции, окончательно сложившейся в мае — июне 1942 г. 11 марта 1940 г. США приняли закон о ленд-лизе, который еще до того, как американцы перешли К активным военным действиям, определил их активное участие в борьбе со странами «Оси». К концу войны США доставили различным союзникам примерно на 50 млрд долларов оружия и припасов.

Страны антифашистской коалиции провели в ходе Второй мировой войны четыре конференции: Московскую (сентябрь — октябрь 1941 г.), Тегеранскую (ноябрь — декабрь 1943 г.), Ялтинскую (февраль 1945 г.) и Потсдамскую (июль— август 1945 г.), причем в трех последних приняли участие И.В. Сталин, президент США Ф. Рузвельт (затем Г. Трумен) и премьер-министр Великобритании У. Черчилль (затем К. Эттли). На них решались вопросы открытия второго фронта в Европе и послевоенного устройства мира. Открытие второго фронта затягивалось союзниками, желавшими добиться разгрома Германии силами СССР. США и Великобритания придерживались курса на уничтожение Германии как крупной европейской державы, сформулированного Черчиллем: «Чем больше немцы убивают друг друга, тем лучше». Трагические последствия этого курса заключались в том, что за последние десять месяцев войны на полях сражений в Европе, в воздушных налетах и нацистских лагерях смерти погибло немногим меньше людей, чем за все предшествовавшие годы войны — не только немцев, но и союзников. И только 6 июня 1944 г., когда Красная Армия уже шла на Берлин и фактически предрешила исход войны, обеспокоенные советскими успехами объединенные англо-американские войска союзников под командованием генерала Д. Эйзенхауэра высадились на северо-западе Франции, в Нормандии.

Еще более сложным оказалось решение вопросов послевоенного устройства мира, так как в лагере союзников столкнулись две противоположные концепции— социалистическая и империалистическая. План «трех Д» — демилитаризация, денацификация и демократизация Германии— объединил интересы трех великих держав. Для обеспечения международной безопасности во всем мире было решено создать Организацию Объединенных Наций (1945). В качестве самостоятельных членов в ООН вошли СССР, Украина и Белоруссия. Были решены также вопросы послевоенного устройства Центральной и Юго-Восточной Европы.

Советский Союз содействовал утверждению социалистических режимов в Болгарии, Польше, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Югославии, Албании, Восточной Германии, Северной Корее, Северном Вьетнаме и Китае. Страны «народной демократии» составили мировую социалистическую систему, объединенную экономически в Совете Экономической Взаимопомощи (СЭВ, 1949) и военно-политически — в Организации Варшавского Договора (ОВД, 1955). Послевоенный рост влияния СССР вызвал озабоченность западных держав, которые поставили задачу не допустить дальнейшего расширения сферы советского влияния. Эту цель преследовали доктрина нового американского президента Г. Трумэна и план экономической помощи США западным странам («план Маршалла»). Капиталистические страны объединились в военно-политический Североатлантический союз во главе с США — НАТО (1949). Началась длительная эпоха «холодной войны» (1946 — 1991), которая означала военное и политическое противостояние и экономическое соперничество двух систем — капиталистической и социалистической.

Вторжение в СССР не было, по замыслу Гитлера, просто военной операцией. Уничтожив большевизм и разрушив Советское государство, Гитлер хотел обеспечить на востоке жизненное пространство для немецких колонистов. Вермахтом были выработаны основные положения так называемого «окончательного решения еврейского вопроса», после чего уничтожение евреев, а позже цыган и представителей других национальностей, объявленных «недочеловеками», сделалось последовательным и методичным, а значительная часть германских ресурсов и организационных навыков переключилась с 1942 г. на истребление невинных людей. По выражению главного пропагандиста нацистской Германии Й. Геббельса, «буржуазная эра, с ее ложным и дезориентирующим понятием гуманности, закончилась...».

С целью возместить свои огромные потери на Восточном фронте и освободить для боевой службы как можно больше лиц немецкой национальности, немцы депортировали в Германию тысячи мужчин и женщин из всех оккупированных стран Европы, заставляя их работать на себя. К 1944 г. такие люди составляли четверть всей рабочей силы рейха. По меньшей мере треть из них была из Советского Союза — военнопленные и гражданские лица, так называемые «осты» (от нем. Ostarbeiter — восточные рабочие). Установленные нацистами порядки, угон жителей в Германию и бессмысленное истребление гражданского населения вызывали ненависть к оккупантам. Обостренное чувство патриотизма стало важнейшим фактором духовного единства советского народа, того общественного согласия, которое сыграло главную роль в борьбе за выживание СССР.

В этих условиях национальные и патриотические духовные ценности зазвучали с новой силой. В речи, переданной по радио 3 июля 1941 г., И.В. Сталин отказался от казенного «Товарищи!» и избрал традиционное обращение к народу, которое в предшествующей русской истории звучало в минуты опасности: «Братья и сестры! Смертельная опасность нависла над Отечеством!». Он апеллировал к чувству национального самосознания в «священной войне» во имя зашиты Отчизны. Восстановление традиционных ценностей в армии, окончательный отказ от института политкомиссаров в пользу принципа единоначалия были шагами в том же направлении.

Изменение отношения к Русской православной церкви в значительной мере было вызвано позицией, занятой самой церковью: в первый же день войны митрополит Сергий благословил народ на защиту «священных рубежей Родины». Реакция советской власти не заставила себя ждать: в сентябре 1941 г. были закрыты антирелигиозные периодические издания, распущен Союз воинствующих безбожников, за этим последовал ряд других мер по привлечению православной церкви к участию в политической жизни. В сентябре 1943 г. митрополит Сергий был избран патриархом (патриарший престол пустовал с 1924 г. после смерти патриарха Тихона); это имело большое значение для Русской православной церкви и всех православных верующих. На службу патриотической пропаганде были мобилизованы все художественные и творческие силы.

Отечественная война 1941 —— 1945 гг. явилась суровым испытанием для всех народов Советского Союза. Это было столкновение с самым мощным, самым беспощадным и жестоким противником за всю многовековую историю Российского государства. Чрезвычайные меры, которые сумело в короткие сроки предпринять руководство СССР: мобилизация всех имеющихся сил, перестройка всей жизни страны на военный лад — позволили преодолеть горечь поражения первых месяцев войны и в конечном счете повернуть ход войны в свою пользу. Однако никакие государственные усилия не дали бы такого эффекта, если бы не существовало общей консолидирующей идеи — о справедливом, освободительном характере войны, о необходимости защиты

Отечества, если бы у людей не было веры в правое дело борьбы с врагом и неизбежность победы в этой борьбе.

Победа в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг., выдающаяся роль нашей страны в спасении человечества от фашизма стали самыми яркими страницами в истории СССР. Разгром гитлеровской Германии радикально изменил ход истории. Была ликвидирована нависшая над всем миром угроза порабощения одним из самых безжалостных политических режимов, опиравшимся в своей агрессивности на идею расового превосходства германской нации над остальным человечеством. Решающую роль в уничтожении фашистской военной машины сыграли сражения на советско-германском фронте, определившие в итоге исход боев на других фронтах.

СССР в первые послевоенные годы

После победы в Великой Отечественной войне перед СССР встали тяжелейшие экономические проблемы. Прямые потери в экономическом потенциале, причиненные войной, в сумме в 5,5 раза превышали национальный доход страны в 1940 г. В марте 1946 г, был принят пятилетний план восстановления народного хозяйства. Правительство снова решило «прибрать к рукам» крестьянство, усилив над ним контроль и приняв «все меры к ликвидации нарушений колхозного устава». Меры принуждения в отношении колхозников 1947—1948 гг. напоминали самые жесткие времена первой пятилетки. Были сильно повышены налоги с доходов на свободном рынке, содержание мелкого скота объявлено нежелательным, личные участки земли возвращены колхозам, а государственные цены на заготовки сельхозпродукции возмещали только 1/7 себестоимости.

Инициатором реформ конца 1940-х гг. был тогдашний руководитель украинской партийной организации, а затем секретарь ЦК ВКП(б) Н.С. Хрущев, который рассчитывал через укрупнение колхозов радикально изменить весь уклад крестьянской жизни. Укрупнение сопровождалось новым и значительным уменьшением индивидуальных наделов крестьян. Власти сократили натуральную оплату, которая составляла значительную часть колхозного приработка и давала крестьянам возможность продавать излишки продуктов на рынках по высоким ценам. С экономической точки зрения эти меры были плохо обоснованы, они усилили недовольство крестьян, делая всякий прогресс сельского хозяйства иллюзорным.

Н.С. Хрущев предложил также проект создания «агрогородов», в которых крестьяне, переселенные из изб, должны были вести городскую жизнь, занимаясь хозяйством на удаленных от места проживания наделах. Тем самым Хрущев рассчитывал искоренить индивидуалистическую психологию крестьян и превратить их в социалистических тружеников. Проект «агрогородов» не был поддержан властью, а Хрущев на некоторое время оказался отстранен от руководства сельским хозяйством, за которое он снова энергично взялся после смерти Сталина.

После войны перед отменой карточек в 1947 г. была проведена реформа розничных цен. Кажущееся изобилие в магазинах было следствием низкой покупательной способности населения. Резкое ухудшение жизни в деревне, где проживало более половины населения страны, подтверждают следующие цифры: зарплата колхозника составляла 16,4 руб.; пшеницу государство закупало у колхозов по 1 коп. за кг при розничной цене 31 коп., говядину — по 23 коп. при розничной цене 1,5 руб. за кг. Колхозники не имели ежегодных отпусков, не получали выплат по болезни, женщины не знали оплачиваемых отпусков по беременности и родам. Политика государства в аграрном вопросе усиливала внеэкономическое принуждение крестьян.

Возврат к схеме развития 1930-х гг. И.В. Сталин пытался теоретически обосновать в последней работе «Экономические проблемы социализма в СССР». План стал выражением командно-волевых методов управления социалистической экономикой. Идея Сталина о том, что в условиях социализма закон стоимости действует в преобразованном виде, послужила теоретическим обоснованием полного искажения системы ценообразования, нарушения пропорций в развитии экономики, когда на практике господствовал продуктообмен. Ограничение товарно-денежных отношений, жесткая централизация управления экономикой создавали благоприятные условия для бюрократизма, произвола власти, когда полностью утрачивался экономический контроль над эффективностью деятельности государственного аппарата, в которой намечалась тенденция к перераспределению общественного богатства в свою пользу. Последующее отставание СССР в сфере научно-технического прогресса не в последнюю очередь было итогом полного огосударствления производства, попыток ограничить рынок, самостоятельность производителя.

В конце 1940-х— начале 1950-х гг. в Ленинграде была сфабрикована серия политических дел против ряда видных партийных, советских и хозяйственных работников, так называемое «ленинградское дело». Поводом к открытию дел послужили обвинения в самовольной и незаконной организации в январе 1949 г. Всесоюзной оптовой ярмарки в Ленинграде, организаторы которой допустили якобы разбазаривание товарных фондов, нанеся материальный ущерб государству.

Главными обвиняемыми были А.А. Кузнецов, П.С. Попков и А.А. Вознесенский — хозяйственники, которым принадлежала видная роль в организации обороны, разработке военно-хозяйственных планов в годы Великой Отечественной войны, сторонники хозрасчета и научно обоснованного планирования социалистической экономики, имевшие свой взгляд на методы восстановления народного хозяйства и дальнейшего развития социалистической экономики. На «открытом» судебном процессе, проходившем по сценарию 1930-х гг., они обвинялись в срыве государственных планов, распределении материальных фондов между организациями за счет других «в преступных целях», подрыве бюджетной дисциплины «в ущерб экономическим интересам советского государства» при организации оптовой ярмарки. Целью «ленинградского дела» было возвращение партийного и хозяйственного, аппарата к сознанию того, что они — «винтики» в политической системе, а показательным объектом и главной мишенью репрессий стала традиционно автономная ленинградская партийная организация. В 1949—1951 гг. в Ленинграде и области было заменено более 2 тыс. руководящих работников. «Ленинградское дело» можно расценивать как звено в цепи мер, направленных на укрепление личной власти И.В. Сталина, начавшихся в 1920—1930-е гг.

Складывание духовной монополии в советском обществе

С первых месяцев существования советской власти официальная точка зрения на развитие духовной жизни общества заключалась в том, что нужно в решении всех вопросов литературы и искусства исходить из интересов классовой борьбы пролетариата.

23 января 1918 г. был обнародован Декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви. Теперь церковь уже не была юридическим лицом, не имела права на собственность, права получать субсидии и вести обучение в государственных и частных школах. Она могла только бесплатно пользоваться культовыми сооружениями и предметами, а также свободно отправлять религиозные обряды, если они не нарушали общественного порядка.

В феврале 1922 г. государство для борьбы с голодом конфисковало у церкви драгоценности. Первоначально патриарх Тихон предал коммунистов анафеме, в связи с чем священнослужители были объявлены «классовыми врагами» и стали жертвами репрессий. Но в июле 1922 г. группа священников, стремившихся к сотрудничеству с советской властью, оформилась в течение «живой церкви» и на Соборе 1923 г. провела решение об отмене патриаршества. Раскол вынудил каждого священника сделать для себя политический выбор. В июне

1923 г. патриарх Тихон был вынужден признать законность советской власти.

В 1925 г. был создан «Союз безбожников», основанный Е. Ярославским, активно издавались атеистическая литература в издательстве «Атеист», газета «Безбожник», журнал «Антирелигиозник». В то время как церковь разделилась по отношению к власти, Декретом 8 апреля 1929 г. был усилен контроль местных властей за церковными приходами, а введение новой рабочей недели (пять рабочих дней и один выходной) по сути упраздняло воскресенья и церковные праздники.

В годы нэпа основной линией развития культуры стало осуществление «культурной революции», главной задачей которой являлось изменение духовного мира народов России на коммунистических принципах. Культурная революция сочетала неприятие всех небольшевистских идеологий с ускоренным политическим просвещением масс. Первостепенное внимание было уделено утверждению марксистской идеологии в духовной жизни страны. Руководство государственной пропагандой коммунизма было возложено на Главполитпросвет во главе с Н.К. Крупской.

6 июня 1922 г. декрет определил компетенции Главлита (цензуры), обязанного осуществлять контроль за враждебными выпадами в печати против марксизма и культурной революции, пропагандой национального и религиозного фанатизма. В 1923 г. был создан Главрепертком для контроля за репертуаром театров.

В конце августа 1922 г. 160 деятелей культуры по приказу ГПУ были высланы из СССР или отправлены в Сибирь как «особо активные контрреволюционные элементы». С момента ареста и высылки тех ученых и мыслителей, которые не приняли советскую власть, с ликвидации философских обществ и введения запретов на получение высшего образования детьми из семей интеллигенции и имущих классов началось падение уровня развития философской науки. Параллельно шло создание новых идеологических институтов, таких как Социалистическая академия общественных наук в качестве противовеса Российской академии наук и др. Состав, образовательный уровень, идеологические установки философского сообщества того времени демонстрировали явное снижение уровня философской культуры, подпадавшей под жесткий контроль.

1920-е гг. были периодом расцвета всех сфер духовной жизни. Госиздат уже не обладал монополией на книгоиздательское дело, вновь возникли частные издательства. Нарком просвещения А.В. Луначарский декларировал в 1921 г., что «пролетариат только вырабатывает свой собственный художественный критерий, и поэтому ни государственная власть, ни профсоюзный союз не должен считать ни одного из них государственным, оказывая содействие новым исканиям». В принятой в 1925 г. под влиянием Н.И. Бухарина резолюции ЦК партии «О политике партии в области художественной литературы» утверждалось, что ни одно литературное направление, школа или группа не могут и не должны выступать от имени партии. Приветствовалось свободное соревнование различных группировок и течений.

Процветали самые различные художественные течения и союзы, от «лефовцев» .(«Левый фронт в искусстве»), Российской ассоциации пролетарских писателей (РАПП), авангардистов, футуристов, пролеткультовцев (с их отрицанием «буржуазного искусства» и утверждением самостоятельной пролетарской культуры, не имевшей связи с прошлым и свободной от партийной опеки), каждый из которых претендовал на звание «самого пролетарского» и монополию в коммунистическом искусстве, до «попутчиков», не причислявших себя ни к одному из направлений.

Однако искусство постепенно превращалось в функцию идеологии: действия литературных персонажей обсуждались как действия реальных людей, и ответственность за их поступки и мысли приписывалась непосредственно автору произведения, из чего делались соответствующие «оргвыводы».

В прямой связи с решением задач идеологической пропаганды стояла проблема ликвидации неграмотности. Конечно, говорить о поголовной неграмотности в досоветской России не приходится, но уровень грамотности к 1913 г. (всего 33% населения) был категорически недостаточным для нормального развития страны. Тем более это стало ощущаться после победы большевиков,, провозгласивших задачу воспитания масс в коммунистическом духе. Перед многочисленными создавшимися курсами по ликвидации неграмотности ставилась задача научить не только элементарным навыкам чтения и письма, но и основам политграмоты. По переписи населения 1926 г. 55% сельского населения старше 9 лет (сельские жители составляли более 4/5 населения страны) не умели читать. Значительные усилия в этом направлении были предприняты добровольным обществом «Долой неграмотность». Несмотря на различные формы борьбы с неграмотностью, которые охватили более 5 млн человек, в 1920-е гг. 40% деревенских детей от 8 до 12 лет оставались вне школы. Ассигнования на культуру были мизерными: реальная зарплата преподавателей — вдвое меньше, чем до революции. Возможность получить образование по-прежнему была очень мала и в городе, несмотря на рабочие университеты (рабфаки) и фабрично-заводские училища (ФЗУ). В институтах 1/4 мест выделялась для «рекомендованных» от партии или профсоюзов.

Школа становилась не только образовательным учреждением, но и очагом коммунистического воспитания. Идеологизации и политизации подверглась вся система образования и просвещения снизу доверху. Административно-командные методы начали внедряться в управление образованием последовательно и откровенно.

В 1930-е гг. резко усилился процесс политизации и идеологизации культуры в целом, ориентиром для развития которой стал «Краткий курс истории ВКП(б)», вышедший в 1938 г. под редакцией ЦК ВКП(б) при участии И.В. Сталина. Очередным постановлением ЦК от 14 ноября 1938 г. «О постановке партийной пропаганды в связи с выпуском «Краткого курса истории ВКП(б)»» был положен конец «обилию различных точек зрения и произвольных толкований важнейших вопросов теории и истории партии». Интеллигенция обвинялась в том, что она «политически свихнулась, запуталась и стала добычей иностранных разведок и троцкистско-бухаринской и буржуазно-национальной агентуры». Развитие культуры стало проходить в жестких рамках социалистического реализма — основного художественного метода, призванного сочетать историческую конкретность художественного изображения действительности с воспитанием трудящихся в «духе социализма».

После окончания Великой Отечественной войны была вновь развернута кампания по восстановлению контроля за интеллектуальной жизнью страны. Летом 1946 г. власти развернули широкое наступление против любого проявления интеллектуального творчества, в котором обнаруживались «западное упадничество», «мелкобуржуазный индивидуализм» и «искусство для искусства». Идеологическое руководство этой кампанией было начато А. Ждановым, но продолжалась и после его смерти вплоть до 1953 г.

Изменение всего духовного климата общества началось в 1946 г. с гонений на журналы «Звезда» и «Ленинград» за пропаганду «идеологии, чуждой духу партии», а особенно за публикацию произведений поэтессы А.А. Ахматовой и сатирика М.А. Зощенко. Затем уничтожающей критике подверглись «безыдейные» фильмы «Большая жизнь», «Адмирал Нахимов» и вторая серия «Ивана Грозного» С.М. Эйзенштейна. Преследовались наука, литература, искусство, кино, радио, музыка, пресса, музейное дело, театр, обвиненные в «формализме». «Антиформалистская» кампания велась в течение всего 1948 г.: известные ученые и деятели искусства были осуждены, исключены из творческих союзов.

Контроль за развитием интеллектуальной, научной и художественной жизни был возложен на созданный 1 августа 1946 г. журнал «Партийная жизнь». Идеологический контроль был распространен на все сферы науки. Последовали печально известная гонением генетики сессия ВАСХНИЛ, совещания по физиологии, космологии, химии, языкознанию, затем прошли дискуссии по геометрии, геологии, логике, психологии, ставшие своего рода попыткой найти противоречие между новыми достижениями в науке и марксистской теорией познания.

В 1948 г. был выявлен новый вредный уклон — «космополитизм», являвшийся разновидностью «низкопоклонства перед Западом». Последовал запрет на контакты и на брак с иностранцами. Но постепенно критика космополитизма приобрела антисемитский характер. Она была направлена в первую очередь против интеллигентов-евреев, обвиненных в «сионистской деятельности в интересах империализма». Поводом к преследованию послужила поддержка советскими евреями и Еврейским антифашистским комитетом создания государства Израиль в 1948 г. Затем было объявлено о раскрытии в январе 1953 г. «заговора убийц в белых халатах», в котором подозревались несколько медицинских светил еврейского происхождения. «Дело врачей» не только продолжало кампанию против «космополитов», но и свидетельствовало о начале новой радикальной чистки партийных и хозяйственных кадров и интеллигенции. Следует отметить, что идеологический нажим способствовал созданию атмосферы шовинизма и национальной нетерпимости в среде советских литераторов, научных работников, деятелей искусства. На борьбе с «безродными космополитами» делались литературные, научные карьеры. Отголоски кампаний конца 1940-х— начала 1950-х ггеще долго звучали в советской культуре.


Поделиться: