1.2. Эпоха Древней Руси

Славяне и их соседи в древности

Вопрос о предшественниках славян совпадает с вопросом о том, какие племена и народы участвовали в процессе их этногенеза, т.е. этнического происхождения. В I тыс. до н.э. появляются первые письменные источники по этнической истории нашей страны. Согласно этим источникам древнейшим населением, проживавшим на рубеже II— I тыс. до н.э. в Северном Причерноморье, были киммерийцы. В VIII— VII вв. до н.э. они были вытеснены со своей территории скифами, которые позднее основали здесь политическое объединение, известное как Скифское царство. Это был мощный племенной союз, во главе которого стояли так называемые царские скифы, жившие в низовьях Днепра и Дона и считавшиеся верхушкой союза племен. Им подчинялась основная масса скифов, которая обитала в течение многих веков в причерноморских степях от Дуная до Крыма и Дона.

Этнически скифы были иранцами, но в состав их политического союза входили и иные этносы, среди которых современная историческая наука видит и праславян. Скифы еще не знали государства как такового, но у них уже выделилась племенная знать — басилеи, а их общественный строй можно охарактеризовать как «военную демократию». Что касается занятий скифов, то часть их была кочевниками, обитавшими на правобережье Дона, а часть занималась земледелием (скифы-пахари) в причерноморских степях. Около VII в. до н.э. началась греческая колонизация территории Северного Причернорморья — появились эллинские полисы Ольвия, Пантикапей (ныне Керчь), Херсонес Таврический (на территории нынешнего Севастополя). Вокруг Пантикапея возникло Боспорское царство (Боспором Киммерийским греки называли Керченский пролив). У скифов греки заимствовали название Черного моря — Понт Аксинский (Негостеприимное море), которое, впрочем, скоро стало Гостеприимным — Понт Эвксинский, и это название удержалось на века.

В III в. до н.э. в Северное Причерноморье с востока из-за Дона хлынули новые потоки кочевников-сарматов — племен, родственных скифам. Большая часть скифов ассимилировалась с новыми племенами, остальные сохранили прежнее название и обосновались в Крыму, образовав Скифское царство.

Археологические раскопки позволили обнаружить в Нижнем Приднепровье своеобразную «Черняховскую культуру», получившую название от места первых открытий. Хронологически эта культура датируется II—IV вв. н.э., а по происхождению органически связана с материальной культурой скифов и сарматов предшествующего времени. Среди «черняховцев», стоявших на пороге государственности, предположительно были праславяне.

Наступает эпоха Великого переселения народов, перекроившая в этническом плане карту всего нынешнего материка. Готы, по всей видимости одно из восточногерманских племен, во II — начале III в. покинули места своего проживания, двинулись на Восток, повлияв на изменение этнической ситуации на юге нынешних Украины и России. Пришлые германцы стояли на более низком уровне цивилизации и не оказали существенного влияния на экономику и культуру Северного Причерноморья, но они господствовали здесь политически.

В 70-х гг. IV в. с востока, с северных рубежей Китая на поселения «черняховцев» устремилось грозное кочевое племя гуннов. Этниче-ская принадлежность пришельцев до сих пор неясна, но скорее всего это были прототюрки. Гунны подвергли опустошению «Черняховскую цивилизацию», носители которой вынуждены были, спасаясь, отодвинуться к северу и укрыться в лесостепной полосе.

В середине VI в. с востока на запад, из пределов нынешней Монголии вновь устремился мощный поток прототюркских племен. Они создали сильную конфедерацию из покоренных народов, назвав ее Тюркский каганат. Глава этого объединения носил титул хакана, или кагана, который означал высшего правителя, «хана ханов».

Тюркский каганат простирался на огромном пространстве от Монголии до Волги. Самым серьезным последствием существования этого мощного политического объединения явился массовый приход на запад, в том числе в Восточную Европу, тюркских племен, которые быстро ассимилировались с местным населением. Именно с этими племенными союзами связаны судьбы юга Восточной Европы VI—X вв. Постепенно население почти всей степной части Восточной Европы подверглось тюркизации, тогда как в лесостепной зоне преобладали славяне,

В западном Предкавказье в VI в. господствующее положение заняли булгары. После распада Тюркского каганата именно Булгарский союз стал играть главную роль на Северном Кавказе, а область обитания булгар получила наименование Великая Булгария. Она занимала примерно территорию нынешнего Краснодарского края, севернее реки Кубань.

Первая половина VII в. проходила в борьбе между булгарами и хазарами за господство на Северном Кавказе и в нынешних южнорусских степях. В отличие от булгар, которые передали свое название южнославянскому племени и тем сохранили свое имя до наших дней, хазары исчезли с карты мира много веков назад, Но на определенное время хазарам удалось установить свое господство над восточнославянскими племенами, многие из которых платили им дань вплоть до конца IX в. Таким образом, в течение трех столетий именно Хазарский каганат доминировал в Восточной Европе до возвышения Руси. Хазарский каганат — тюркское раннефеодальное государство, возникшее в середине VII в. на территории Нижнего Поволжья и восточной части Северного Кавказа. Хазары вместе с волжскими булгарами стали своего рода посредниками в торговом обмене между балтийским Севером и арабским Востоком. В 30-х гг. VII в. глава хазар принимает титул хакана.

На протяжении 30—70-х гг. VII в. между хазарами и булгарами шла упорная борьба, в результате которой значительная часть булгар вынуждена была отступить на запад, преимущественно на Балканы. Лишь часть булгар осталась на побережье Азовского моря вплоть до XI в., а часть переселилась в Среднее Поволжье. Здесь возникло государство Волжская Булгария. Ее правители искали помощь у давних врагов хазар — мусульман, и в начале X в. булгарские правители приняли ислам.

Хазары были союзниками Византии, и этот союз неоднократно укреплялся брачными связями между членами семей императоров и хаканов. Центром Хазарской державы сначала был приморский Дагестан, где находились две первые столицы Баланджар и Самандар (в районе современной Махачкалы). В VIII в. в результате арабского нашествия хазары вынуждены были перенести свою столицу в устье реки Атиль (Итиль, т.е. Волги). Город, названный по имени реки, оставался центром Хазарин более чем два века. Покорив в VIII в. племена восточных славян, хазары обложили их данью. Русские летописи сообщают, что хазарам платили дань вятичи, северяне, радимичи и какое-то время поляне, т.е. восточная часть «русского» славянства.

Из арабских источников известно, что еще в IX в. транзитная торговля между Азией и Европой находилась в руках еврейских купцов, которые проживали на территории Хазарии. Еврейские колонии возникли здесь еще в глубокой древности и увеличились в результате гонений на евреев в Византии и других странах. Хазары, которые долгое время были язычниками, охотно принимали гонимых, ставших затем огромной экономической и политической силой. При выборе религии монотеизма (единобожия) хазарская знать все больше склонялась к иудаизму, который был принят в качестве государственной религии в конце VIII в. Впрочем, эту веру приняла только часть хазарской знати, а большинство населения исповедовало ислам, христианство и старые языческие культы. Хазары-иудаисты составили сравнительно небольшую группу, изолированную от иноверного, а потому чуждого ей народа.

На покоренных Хазарией территориях поднимались восстания, а в IX в. от власти хазар освободилось славянское племя полян, опиравшееся на союз с северными варягами. В X в. Русь окончательно разгромила Хазарский каганат.

Этногенез восточных славян и становление государственности

В древнейших описаниях нашей страны вплоть до первых столетий нашей эры мы не находим даже упоминания имени славян. Предки славян выделились из индоевропейской семьи народов приблизительно в I тыс. до н.э. Античные и византийские авторы описывают их под именем венедов, склавинов или антов. Есть все основания полагать, что ареал расселения праславян был весьма невелик.

Процесс расширения территории древних славян, а затем трех групп народов их потомков занял многие столетия исторического развития. По-видимому, правы те историки, кто помещает первоначальную территорию расселения славян в Центральной Европе— от бассейна Эльбы до Верхней Волги, от Прибалтики до Дона, Дуная и Балкан.

К середине I тыс. н.э. процесс расселения славян по территории Европы в основном завершается. С этим связано начало разделения славян на три основные группы: западных (впоследствии поляки, чехи, словаки), южных (болгары, сербы, хорваты, боснийцы, черногорцы, македонцы) и восточных (русские, украинцы, белорусы). Выделение ветви восточного славянства из единой славянской общности относится к VI в.

Восточные славяне возникли в результате слияния праславян, носителей славянской речи, с другими этносами Восточной Европы. «Повесть временных лет» называет следующие восточнославянские объединения: поляне, северяне, древляне, радимичи, вятичи, кривичи, словене ильменские, дреговичи, волыняне (или дулебы), белые хорваты, тиверцы и уличи. Ряд ученых считают, что в летописи речь идет не о племенах, но о союзах племен, объединениях предгосударственного порядка, занимавших четко фиксированную территорию; следовательно, можно говорить о начале перехода к политическому объ-

единению типа раннеклассового общества. Важнейшей группой племен были поляне, в чьей земле находилась столица Древней Руси — Киев. Они расселялись в Среднем Поднепровье севернее притока Днепра речки Рось, что дало основание многим историкам связывать происхождение названия «Русь» именно с нею.

Названия восточнославянских племен имели либо географическую этимологию, связанную с характером занимаемой территории (поляне, древляне, северяне), либо патронимическую, по имени легендарных предков (радимичи от Радима, кривичи — от имени Кривой). Поселения славян группировались в своего рода гнезда из трех-четырех поселков, а несколько поселков составляли общину — вервь.

Главным занятием восточных славян было подсечно-огневое земледелие в сочетании с развитым скотоводством и различного рода промыслами (бортничество, охота, рыболовство). На севере промыслы имели большее значение, тем более что во внешней торговле с Востоком и Византией особую роль играл экспорт пушнины. Если здесь земледелие было в основном подсечным и малоприбыльным, то на юге, в лесостепи, условия для земледелия были весьма благоприятны. В качестве путей сообщения чаще всего использовались реки Волга, Днепр, Дон и др., которые имели международное значение.

Ведущую роль в транзитной торговле через Восточную Европу в VIII—IX вв. играл Волжский путь по Волге и Каспию. Но уже с IX в. все большее значение приобретает «путь из варяг в греки», связывавший север Европы с Черным морем и делавший восточных славян как бы связующим звеном в торговле между азиатским, греческим и европейским миром. Таким образом, восточные славяне долгое время занимали важное географическое положение вплоть до начала крестовых походов в XI—XII вв., когда перемещение мировых торговых путей создало новый, более прямой путь сообщения Западной Европы с Азией. Этот путь вел теперь мимо Киева, через восточное побережье Средиземного моря, а главную роль начинают играть итальянские торговые города, особенно Венеция и Генуя, которые учреждают на Востоке свои фактории.

Именно в конце VIII—IX вв. началась так называемая эпоха викингов, когда вследствие избытка населения в бедных скандинавских странах людской поток хлынул из них на запад и восток. На востоке викинги, норманны (или, как их называли, русь, а затем варяги) столкнулись с местным населением, находившимся на том же уровне цивилизации. Происхождение термина «Русь», как было сказано, многие историки связывают с выходцами с севера, из Скандинавии, т.е. первоначальные русы (VIII—IX вв.) были скандинавами, которые затем установили связи со славянскими землями, в том числе заключали союзы с местным населением, особенно на севере.

Норманнские викинги не ограничивались опустошительными набегами на прибрежные европейские страны, не отказываясь и от торговых операций там, где они представлялись более выгодными, чем военные. Их привлекала богатая, многолюдная столица Византийской империи Константинополь (Царьград), куда они шли по великому водному пути «из варяг и греки». На этом пути располагался ряд русских торговых городов, из которых главными были Новгород на севере и Киев на юге.

К моменту появления варягов на Руси, очевидно, не позже VIII в., у восточных славян возникли свои княжения, предшественники государственности, ставшей результатом имущественного неравенства и социального расслоения. В то же время в Восточной Европе IX в. во главе некоторых княжеств стояли «призванные» варяжские князья.

Образование Древнерусского государства принято связывать с двумя датами — 862 и 882 г. «Повесть временных лет» сообщает, что до призвания Рюрика варяги в северной Руси господствовали над славянами и брали с них дань; в 862 г. варягов прогнали, но вскоре из-за начавшихся междоусобиц призвали Рюрика. Таким образом, в летописном тексте речь идет не о создании государства на Руси, а о появлении варяжской династии в Новгородской земле. Далее некие Аскольд и Дир, по летописи бояре Рюрика, властвовавшего на севере в земле ильменских словен, отправились в поход на Киев и утвердились там. Аскольд и Дир освободили полян от дани хазарам.

Рюрик умер, оставив после себя малолетнего сына Игоря, вместо которого стал править родственник князя Олег (879—912)1. Это позволяет предположить, что в то время наследование не шло от отца к сыну, а переходило к старшему в роду. Такой порядок престолонаследия правящей варяжской династии отражал взгляд на государство как на коллективную родовую собственность князей-завоевателей.

В своем походе на юг Олег закрепился в землях вдоль «пути из варяг в греки», достиг Киева, где убил Аскольда и Дира, и стал править там с 882 г. Затем он подчинил ближайших соседей полян — древлян и северян. Постепенно Олег подчинил все земли на «пути из варяг в греки». Во время своего знаменитого похода на Византию Олегу удалось взять ее столицу Константинополь и установить мир с греками. Результатом похода было заключение в 911 г. выгодного для Руси мирного договора, согласно которому русские, приезжающие в Византию с целью торговли, получали привилегированное положение и могли беспошлинно торговать в Царьграде. Тексты договора были составлены на русском и греческом языках и содержат упоминания «закона русского» — внутренних правовых норм древнерусского государства.

1 Здесь и далее в скобках указаны даты правления.

Княжение Олега, прозванного Вещим, по своему значению было рубежным: именно с 80-х гг. IX в. можно говорить о существовании Древнерусского государства, державы Рюриковичей в результате объединения двух политических центров восточных славян: южного (Киев) и северного (Новгород). Это было своеобразное политическое объединение. В отличие от «варварских» государств Западной Европы, которые унаследовали многие государственные и правовые традиции античности, Восточная Европа не имела таких традиций. Этим можно объяснить сравнительно медленные темпы вызревания государственных институтов, их своеобразие. Олег и его ближайшее окружение были варягами, но на юге быстро «ославянились», хотя термин «русы» и в первой половине X в. употреблялся лишь по отношению к княжеской дружине. В то же время объединение славянских племен вокруг центра земли полян Киева, ставшего этническим и политическим ядром Руси, определило в дальнейшем характерные черты будущего государства, а понятие «Русь, Русская земля» распространилось на другие восточнославянские земли.

Раннее Киевское государство с политической точки зрения представляло собой объединение княжеств и подчиненных великому князю территорий, а в социально-экономическом плане было совокупностью территориальных общин с элементами родовых отношений. Едва ли не главной задачей первых русских князей была организация полюдья — ежегодного общегосударственного мероприятия по сбору дани с подчиненного населения. Дань собиралась с крестьянского двора («дыма»). Полюдья служили консолидации восточнославянских земель под властью Киева в установленных границах и с единой системой налогов в пользу киевского князя, опиравшегося на силу дружины и местную знать. Стимулируя отчуждение прибавочного продукта, полюдье ускоряло переход к феодальным отношениям.

Наследником Олега стал Игорь (912—945), которого летопись называет сыном Рюрика. В это время у русских границ появились печенеги — кочевой тюркский народ, прорывающийся через Хазарию в Причерноморские степи. В 915 г. Игорь заключил с печенегами мир. Печенеги откочевали к Дунаю, но вскоре Руси пришлось воевать с ними. Князь предпринял два похода на Византию, которые закончились заключением мирного договора с греками в 945 г

С княжением Игоря связаны события, укрепившие древнерусскую государственность. В 945 г. Игорь по настоянию дружины, вернувшейся с полюдья, вновь отправился в землю древлян, чтобы потребовать дань сверх установленного по ряду (договору). Возмущенные древляне напали на князя, убили его и перебили его спутников. Вдова князя Ольга, ставшая регентшей при малолетнем сыне Святославе, жестоко отомстила убийцам мужа, расправилась с послами древлян и осадила их столицу Искоростень. Город был взят, но Ольге пришлось провести важную административную реформу, упорядочившую сбор налогов Архаичная система полюдья была заменена систематической уплатой дани, которая собиралась в установленном размере (уроки) и в специально отведенных местах (погостах) назначенными с этой целью спорщиками налогов (тиунами).

Важным событием стало крещение Ольги в 955 г. в Константинополе, где она приняла имя Елена в честь императрицы, крестивши Византию. Летопись сохранила колоритный рассказ о крещении Ольги она обратилась к императору Константину с просьбой стать ее крестным отцом: «Аз пагана есть», т.е. язычница. Сраженный ее красотой, Константин сделал княгине предложение о браке: «хощю пояти тя в жены», но получил отказ: «Како хочешь мя пояти, крестив мя сам и нарек мя дщерью?». По православному канону крестный отец не могжениться на своей крестнице, и Константин вынужден был признать- «Переклкжала (перехитрила) ты меня, премудрая Ольга!».

Вернувшись на Русь, Ольга прекратила походы на Византию. Она рассчитывала своим примером повлиять на Святослава и киевскую знать, с тем чтобы они приняли христианство и оно утвердилос:ь в качестве государственной религии. Но этого не произошло: как Святослав, так и его дружина оставались верны язычеству.

В 964 г. Святослав (964—971) отстранил мать от власти и изменил курс внешней политики, возобновив походы на Византию. Больше внимания он уделял не внутренним, а внешним делам. Летописи сохранили свидетельства о его славных походах, создали образ бесстрашного князя-воителя, разбившего Волжскую Булгарию и кочевые орды печенегов. Его обращение к дружине «мертвые бо срама не имут» стало знаменитым изречением.

Святослав нанес решающий удар по Хазарскому каганату, разгромил его главные города и захватил столицу Атиль. Это привело к образованию из русских поселений Тмутараканского княжества на Таманском полуострове (Восточное Приазовье), Святославу удалось подчинить своей власти еще одну восточнославянскую племенную группу — вятичей, которые до тех пор платили дань хазарам.

По договоренности с византийским императором он выступил против Дунайской Болгарии и одержал победу, а затем повел борьбу с Византией за Балканский полуостров. Однако эта борьба окончилась неудачно: с большим трудом Святославу удалось уйти на Русь, подписав договор с Византией 971 г., по которому он терял асе позиции, завоеванные на Балканах. На пути домой Святослав со своим войском попал в засаду у днепровских порогов и был убит печенегами. Желая, чтобы слава поверженного князя перешла к нему, печенежский хан Куря приказал сделать из черепа Святослава для своих пиров чашу, окованную золотом.

В 980 г. правителем древнерусской державы стал один из сыновей Святослава Владимир (980—1015). Придя к власти, он должен был сделать выбор между старыми языческими кланами, ориентировавшимися на варягов и идеалы «военной демократии», и киевской знатью, которая поняла необходимость реформ, способных приобщить тогдашнюю Русь к цивилизованному миру. Однако время таких реформ еще не наступило.

Сначала Владимир пошел на уступки тем, кто помог ему утвердиться на великокняжеском престоле, — языческим кланам. В 980 г. он предпринял попытку создания пантеона (единой системы) языческих богов и укрепить Древнерусское государство на основе религии многобожия. Почитаемые в разных землях божества и культы были собраны воедино и составили официальную иерархию языческих верований. Покровителем великокняжеской власти и киевской дружины был признан грозный бог войны Перун, известный прежде у варягов как Перкун. Велес, именовавшийся «скотьим» богом (от термина «скот» — деньги), покровительствовал торговле. В пантеон вошли божества южного происхождения Хоре (бог солнца), Семаргл (священная птица, функции которой не вполне ясны), славянские Стрибог (покровитель ветра), Даждьбог (также связанный с солнцем), Мокошь (женское божество, покровительница женских занятий).

С Византией Владимир вел оживленную и выгодную торговлю, но соперничал за влияние в Северном Причерноморье. Византийскими форпостами были Херсонес и другие греческие города в Крыму. Русское влияние распространялось через Тмутараканское княжество, к которому Владимир присоединил восточную часть Крымского полуострова. Оборона Руси от печенегов стала его важнейшей задачей. На юге Руси Владимир начал строительство крепостей по притокам Днепра Десне, Суле и другим рекам и создал три линии земляных укреплений с городами и засеками на границе с Диким полем. В их числе возник один из важнейших центров Киевской Руси — Переяславль, принимавший на себя нападения степных кочевников.

Создание первого государства восточных славян открыло новый, феодальный период в истории народов Восточной Европы, сменивший первобытный.

Принятие христианства на Руси

Время показало, что язычество как государственная религия было лишено универсализма и не могло отвечать потребностям единого государства — Киевской Руси. Владимиру предстояло сделать исторический выбор — принять в качестве государственной религию монотеизма (единобожия), способствовавшую преодолению локальных связей и становлению сильной централизованной государственности. Такими религиями, известными на Руси, были католическое христианство в Западной Европе, православное христианство в Византии, мусульманство, или ислам, в Волжской Булгарин и иудаизм в Хазарском каганате.

Уже в IX в. на Руси было много христиан русского и варяжского происхождения, принявших православие в Византии. Почва для христианства была подготовлена еще во времена великого пути «из варяг в греки», с которым поздняя летописная легенда об Андрее Первозванном связывает маршрут его странствий. В середине IX в. в Киеве существовала церковь Св. Ильи Пророка. Христианская вера получала все большее распространение среди восточных славян.

Летопись сохранила колоритный рассказ об испытании вер Владимиром, стремившимся оценить все достоинства и недостатки той или иной религии. В исламе (от араб. покорность) Владимира соблазняло многоженство, но не устраивал отказ от употребления вина и свинины. Русским послам также пришелся не по душе обычай подобострастного «кланянья в ропати» (от араб. рибад— караван-сарай, но иногда это слово переводят и как мечеть), совершенно неприемлемого в глазах свободолюбивой киевской дружины, видевшей в нем подавление личности и человеческого достоинства. Произвольность и изобилие бытовых запретов ислама также противоречили вековому укладу и традициям восточных славян.

Иудеи, поставленные в тупик вопросом Владимира «то где есть земля ваша?», вынуждены были признаться, что Бог разгневался на народ Израиля за грехи и рассеял их по всему свету. Древнерусской народности требовалось в тот момент территориальное объединение бескрайних лесных пространств, заселенных восточнославянскими племенами. Иудаизм с его прославлением избранного народа, скитающегося по свету и проходящего различные испытания, укрепляющие веру, не мог прельстить Владимира, стремившегося к объединению своих племен перед угрозой нашествия южных и восточных завоевателей.

Строгости католического поста, аскетизм богослужения, суровость романской архитектуры не нашли отклика в душе послов, посетивших «латинские» страны Западной Европы: «красоты не видехом никояже». И только греческий «философ» сумел достойно и убедительно представить все преимущества византийского православия.

Ослепительная красота собора Св, Софии в Константинополе, воздвигнутого в VI в. при императоре Юстиниане, настолько поразила прибывших туда русских, что они не знали, «на небе ли есмы были, ли на земле». Множество окон, прорезанных в основании огромного купола, в стенах и нишах, заливали светом украшенное мозаиками убранство храма и создавали впечатление, будто он сам излучает свет. Впечатление усиливали торжественность и роскошь богослужения. Восточное христианство с его богатыми ритуалами, наглядной изобразительной символикой, театральностью обрядовой стороны религии и особой праздничностью оказалось куда ближе приехавшим послам. Все увиденное убеждало в том, «что пребывает там Бог с людьми» и нельзя «уже здесь пребывать в язычестве, ибо кто вкусил сладкого, не возьмет в рот горького».

Византия с законным основанием называла себя преемницей Римской империи, но это был особый мир Восточной Римской империи, вобравший в себя культурные влияния и Востока, и Запада. После падения христианского Рима Византия стала как бы земным воплощением идеи нового всемирного христианского царства, «вторым Римом». Пышность и неслыханная роскошь константинопольского двора были своеобразным отражением гармонии и порядка, созданного Творцом во Вселенной. Земным носителем идеи богоизбранности Византии считался император. Помазание на царство было таинством, якобы уничтожавшим все грехи, совершенные до коронования.

Для Руси Византийская империя была не только богатым и могущественным соседом и соперником, но и идеалом централизованного государственного устройства. Владимир показал себя зрелым и дальновидным политиком, решив принять православие византийского образца. Определяющую роль в этом выборе сыграли, конечно, не соображения эстетического свойства, а обдуманные политические мотивы, Ни Хазарский каганат, ни Волжская Булгария не могли заинтересовать Владимира в качестве союзников, так как в конце X в эти страны сходили или уже сошли с исторической сцены. Что касается католиков, то согласно их богословским постулатам наместником Бога на земле является Папа Римский, и выбор западной ветви христианства означал бы для русского правителя обязательное признание превосходства власти Папы над своей. Подобная зависимость противоречила стремлению древнерусских князей к государственной самостоятельности. Сами же католические страны, слабые и раздробленные в тот момент, не вызывали у Руси политического интереса.

Для Византии, унаследовавшей многие черты восточных деспотий, была характерна сакрализация (обожествление) царской власти. Византийский император считался наместником Бога на земле, обладателем всей полноты власти. Выбирая православие, Владимир получил возможность объединить в своих руках высшую религиозную и светскую власть и тем самым неизмеримо возвысить власть великого князя по сравнению с прежним его статусом, К тому же союз с Византией, самой могущественной державой того времени, наследницей Римской империи, открывал заманчивые перспективы на международной арене, Христианское самосознание укрепляло веру князей, сравнивавших себя с византийскими императорами, в свое высокое предназначение. Византия и восточно-христианская церковь показали Древней Руси идеальный для того времени путь преодоления язычества, причем с максимальным сохранением традиций.

В 988 г. Русь приняла православие в качестве государственной религии. Сам Владимир крестился в греческом городе Корсунь (Херсонес) в Крыму. Уже в 989 г. Владимир, получивший прозвание Святой, заложил в Киеве храм Успения Богородицы — так называемую Десятинную церковь, так как она была сооружена на церковную десятину (см. ниже).

Принятие христианства стало значительным шагом в развитии восточнославянской цивилизации, оно способствовало созданию единой государственности и единой церковной организации. Учение христианства о едином Боге, освящающем власть одного государя, помогло Владимиру преодолеть деление восточных славян по племенным признакам, хотя некоторые основы сепаратизма сохранились, поддерживаемые местной знатью. Тем не менее центральная власть была укреплена, о чем говорит необычайный рост международного престижа, дипломатических, торговых, политических и культурных связей Киева. Уже в правление Владимира обычными становятся династические браки киевского великокняжеского дома Рюриковичей с правящими домами Европы.

Консолидирующаяся древнерусская знать отныне могла опираться на церковные каноны (законы), идеи и учреждения, пришедшие из Византии. Принятие православия способствовало возникновению и укреплению феодальной земельной собственности, как светской, так и церковной. Перевод и распространение на Руси византийских сборников законов, среди которых выделяется «Кормчая книга» (от «кормчий»— рулевой), известная в Византин как «Номоканон», ускоряли этот процесс.

С принятием христианства пришло понимание общности судьбы Руси и всего мира. Древнерусские писатели осознавали себя неотъемлемой частью современного им мира. В отличие от национальных религий христианство имеет интернациональный характер, способствует осознанию единства истории человечества: «Нет ни Еллина, ни Иудея... раба, свободного», «все мы одним духом крестились а одно тело» — говорится в посланиях апостола Павла. Русь приобщилась к мировому культурному наследию через Византию, переживавшую в IX—XI вв. пик своего расцвета.

С принятием православия начала выстраиваться церковная иерархия, занявшая важное место в древнерусском обществе. Русская церковь изначально, по образцу греческой, зависела от великого князя, и церковные иерархи были самостоятельны лишь в церковных вопросах. Источники умалчивают, когда появилась митрополия на Руси и кто был первым митрополитом, сколько епископов было первоначально. Известно, однако, что во главе церкви стоял киевский митрополит, назначаемый из Константинополя или самим киевским князем с последующим избранием собором епископов.

Церковь в Древней Руси была не только господствующей силой в духовной жизни народа, но и влиятельной общественной и политической силой. Церковь имела обширные земельные владения, свои села и города, своих холопов и даже свои полки, а также свой суд и законодательство. Князья платили десятую часть налогов на содержание церкви (десятину). Создававшиеся на Руси монастыри становились сильнейшими церковными организациями. Первым из них был Киево-Печерский («печера» — пещера, в которой селились монахи) монастырь, основанный во второй половине XI в. Общее число монастырей в домонгольские времена доходило до 70.

Православной церкви пришлось вести упорную борьбу с дохристианскими верованиями. Сила и живучесть язычества на протяжении многих веков позволяют говорить о своеобразном двоеверии как историко-культурном феномене народной жизни на Руси. В отдельных областях языческие обряды и обычаи сохранились практически в неизменном виде вплоть до начала XX в.

До принятия христианства Киевская Русь была государством со значительно развитой языческой культурой, сословием руководивших обрядами волхвов (жрецов), языческим летописанием. Восточнее славяне в середине I тыс. до н.э. имели примитивное пиктографическое письмо— «черты и резы»,— состоявшее из простейших знаков в форме черточек и зарубок и, судя по всему, дошедшее до нас благодаря археологическим находкам. Постепенно славяне стали использовать для записи греческие буквы, но без всякой системы, «без устроения», т.е. не приспособив их к особенностям своего языка.

Создание славянской азбуки связано с именами Кирилла и Мефодия — «равноапостольных» просветителей, греков по происхождению, крестивших Болгарию, а во второй половине IX в. создавших старославянские алфавиты на основе староболгарского языка— кириллицу и глаголицу. Сначала «солунские» братья, из Солуни (нынешние Салоники), создали глаголицу, с помощью которой переписали первые церковные книги для южных славян, и крестили Болгарию. Позже из смешения глаголицы с элементами греческого письма возникла более легкая и удобная кириллица. Кириллический алфавит в России Дважды подвергался серьезным изменениям — при Петре Великом и после октября 1917 г. В настоящее время древняя кириллица сохранилась как язык православного богослужения — церковнославянский.

После крещения Руси получила небывалый стимул к развитию восточнославянская письменность. По выражению академика Д.С. Лихачева, «с христианством пришла письменность иного, высочайшего класса. Это была письменность с устроением, со знаками препинания, с разделением на слова, с определенной грамматикой». Настоящими носителями древнерусского просвещения становятся монастыри, где велось русское летописание и собирались богатейшие библиотеки рукописных книг. Киево-Печерский монастырь стал крупным центром древнерусской образованности, воспитывавшим уважение к книжности как к христианской добродетели. В основе школьного монастырского образования лежали принципы «энкиклиос педиа» (греч. «всеохватывающее обучение», отсюда слово «энциклопедия»), включавшие диалектику, риторику, грамматику и богословие.

Рукописные книги писались на пергамене — тончайшей телячьей коже специальной выделки. Древнейшей из книг, дошедшей до нас, является «Остромирово Евангелие», названное по имени его владельца — новгородского посадника Остромира. Она датируется серединой XI в. В домонгольской Руси бытовала в основном переводная литература византийских, античных и других иностранных авторов. Однако постепенно в XI—XII вв. стали появляться оригинальные сочинения древнерусских авторов: «Слово о законе и благодати» киевского митрополита Илариона, «Поучение» Владимира Мономаха, «Слово» и «Моление» Даниила Заточника. Основными жанрами древнерусской литературы были агиография (жития святых) и другая литература религиозного содержания. Но создавались и выдающиеся светские произведения, среди которых знаменитое «Слово о полку Игореве».

С принятием христианства на Руси получило широкое распространение монументальное каменное зодчество. Первой каменной постройкой стала Десятинная церковь в Киеве, возведенная греческими мастерами. По примеру Константинополя в XI—XII вв. были построены храмы Св. Софии в Киеве, Новгороде и Полоцке, соединившие византийский канон с местными условиями и требованиями киевского князя. Шедевром древнерусской архитектуры принято считать Золотые ворота в Киеве. Во Владимире, Суздале, Смоленске, Ростове были возведены Успенские соборы, отличавшиеся величественностью и изяществом формы. Не случайно впоследствии при строительстве Успенского собора Московского Кремля был взят за образец Владимирский Успенский собор,

Из Византии были заимствованы основы церковной архитектуры, сам тип крестово-купольного храма, повсеместно утвердившийся на Руси. Храм воспроизводил картину мира в соответствии со строгой иерархией как выражением божественного порядка. Древняя Русь восприняла византийскую систему сводчатых и купольных перекрытий, строительство зданий изысканной пространственной конфигурации и большой высоты. Однако чисто русским явлением, преобразившим облик византийского крестово-купольного храма, стало многоглавие куполов.

В различных областях использовались разные материалы для храмового зодчества: в Киеве, Смоленске и Чернигове — плинфа, т.е. плоский кирпич больших размеров, в Новгороде — известняк, во Владимире и Суздале — белый камень. Белокаменная резьба с растительным и животным орнаментом, украшавшая стены Успенского и Дмитриевского соборов, Золотые ворота во Владимире и другие древнерусские сооружения, уникальна и совершенна по исполнению.

Из Византии пришли на Русь три основные вида изобразительного искусства: мозаика (красочный узор из кусочков смальты), фреска (роспись на стене, выполненная специальными красками по сырой штукатурке) и икона (от греч. эйкон — образ). Первыми живописцами были греческие мастера, создавшие наиболее почитаемую на Руси чудотворную икону Владимирской богоматери (ныне хранится в Третьяковской галерее), мозаичную Богоматерь Оранту (от греч. оранта — молящаяся), фрески Киевской Св. Софии и другие непревзойденные шедевры. Византийская легенда о заступничестве Богородицы в борьбе с иноверцами способствовала тому, что на Руси Богородица стала почитаться как защитница русского воинства. В специальных школах при монастырях по византийским образцам учились первые русские мастера-живописцы.

Эпоха Ярослава Мудрого: расцвет Древнерусского государства

При Ярославе Мудром (1019—1054) Киевская Русь достигла наивысшего могущества. В 1036 г. Ярослав после смерти брата Мстислава стал единодержавным князем Киевской Руси, а Киев превратился в один из крупнейших городов Европы, соперничавший с Константинополем. Ярославу Мудрому впервые удалось назначить киевским митрополитом Илариона, русского по происхождению. Сам князь, подобно правителям Византии, именовался царем, о чем свидетельствует надпись на стене Софийского собора в Киеве, выполненная после его смерти, об «успении царя нашего».

Софийский собор — вершина южнорусского зодчества XI в. — был возведен совместно греческими и русскими мастерами в 1037 г. в Киеве по образцу константинопольского. При сохранении основы — крестово-купольного храма — в нем прослеживается отход от византийских образцов. Монументальные Золотые ворота стали служить парадным въездом в столицу Древней Руси.

Древнерусское государство было крупнейшей державой мира и находилось в тесных политических, экономических и культурных отношениях со многими странами и народами Европы и Азии. С семьей киевского князя стремились породниться крупнейшие королевские дворы Европы, Сам Ярослав был женат на дочери шведского короля Олафа Индигерде. Дочь Ярослава Анна была замужем за французским королем Генрихом I, а другая дочь, Елизавета, стала женой норвежского короля Гаральда. Венгерской королевой была третья дочь, Анастасия. Внучка Ярослава Евпраксия (Адельгейда) была супругой германского императора Генриха IV. Один из сыновей Ярослава, Всеволод, был женат на византийской принцессе, другой, Изяслав, — на польской. Среди невесток Ярослава были дочери саксонского маркграфа и графа Штаденского.

Ярослав совершил ряд военных походов на соседние земли: в 1030 г.— против прибалтийской «чуди» и построил к западу от Чудского озера город Юрьев (Юрий — православное имя Ярослава), на Верхней Волге основал Ярославль; в 1037 г. Ярослав нанес окончательное поражение печенегам, которые в результате вынуждены были уйти из причерноморских степей дальше на юго-запад и перестали представлять опасность для Руси. Эти края постепенно заселили кипчаки, которых русские прозвали половцами за необычный для тюрок цвет волос, похожий на цвет свежей соломы — половы. Стремясь создать прочную защиту Руси против степных кочевников, Ярослав продвинул русские границы ниже по правому берегу Днепра, где создан новый оборонительный рубеж по реке Роси, а также привлек на свою службу полукочевые племена «черных клобуков», посылавших свои конные отряды на помощь русским князьям. В 1043 г. состоялся поход на Византию, который окончился полной неудачей русского войска. Но вскоре русско-византийские отношения были восстановлены, и дочь византийского императора Константина Мономаха вышла замуж за четвертого сына Ярослава, Всеволода.

Политический строй Древнерусского государства можно охарактеризовать как раннефеодальную монархию. При этом основой государственности восточнославянских племен было общинное устройство. Во главе государства стоял великий князь Киевский. Он совмещал функции законодателя, военного предводителя, верховного судьи, адресата дани. Князь опирался на дружину, которая становилась постоянной военной силой и составляла верхушку общества. Наиболее уважаемые, старшие дружинники входили в постоянный совет— думу. Постепенно они стали именоваться боярами. Бояре выступали в роли воевод, а младшие дружинники, «отроки», исполняли обязанности мечников (судебных исполнителей), вирников (сборщиков штрафов) и т.д.

Главными классами феодального общества были крупные земельные собственники (феодалы) и крестьяне. Господство натурального хозяйства не исключало обмена товарами, поэтому на всех стадиях феодального строя существовали ремесленники и купцы.

Неразвитость экономических связей приводила к дроблению политической власти. В основе структуры феодального общества лежали отношения вассалитета. В соответствии с системой феодальной иерархии феодальная собственность на землю носила разделенный характер. Верховным собственником всей земли был великий князь (в Европе и Византии — царь, император). Его подчиненные (вассалы) — князья, бояре — имели свои земельные владения на правах, предоставленных их главой (сюзереном). Отдельное княжество представляло объединение многих мелких земельных владений, каждое из которых было «государством в государстве».

В пределах своих владений феодалы обладали полнотой политической власти, получившей название феодального иммунитета. Феодальный иммунитет означал изъятие феодала из системы общегосударственных налогов и судопроизводства, что обеспечивало ему власти над крестьянами. Такой порядок формировался вследствие стремления феодала сохранить неприкосновенность вотчины (от слова «отец» — земельного владения, передававшегося по наследству). Таким образом, феодальный иммунитет — это юридически оформленный договор о невмешательстве государства в вотчинные дела феодала, лишавший чиновников права въезда в его владения.

Феодально-зависимые крестьяне на основе внеэкономического принуждения отдавали феодалу часть производимого ими прибавочного продукта в виде феодальной ренты — отработочной (барщина), натуральной (оброк) и денежной (появилась с развитием товарного хозяйства). Феодал сам устанавливал размер оброка, сроки его внесения, характер барщины и других повинностей. В свою очередь феодалы защищали границы страны от внешних вторжений, в соответствии с отношениями патроната (покровительства) поддерживали крестьянские хозяйства в неурожайные годы. Феодал выступает не только как землевладелец, но и как «государь» своих крестьян. Получение феодальной ренты оказывалось следствием как прямого захвата земель с помощью вооруженной силы, так и предоставления займов в голодный, неурожайный год.

Феодализм как этап в истории человечества был шагом вперед по отношению к первобытности — взамен хаоса, незащищенности феодальный порядок давал социальную защиту, защиту от сил природы, покровительство князя. Единое государство становилось гарантом устойчивости феодального порядка.

Древнейшим сводом законов Руси является Русская Правда. До наших дней дошло более ста списков Русской Правды. Все они распадаются на три основные редакции — Краткую, Пространную и Сокращенную. Древнейшей редакцией (подготовленной в XI в.) является Краткая Правда, состоящая из Правды Ярослава (первые 17 статей, ок. 1016 г.), Правды Ярославичей, т.е. сыновей Ярослава Мудрого (ок. 1072 г.), Покона вирного (устава для вирника, т.е. сборщика пошлин, судебных штрафов) и Урока мостников (табеля оплаты за починку мостов или городских мостовых).

Пространная редакция (XII в.) содержит Устав Владимира Мономаха (ок. 1113 г.) и статьи первых редакций, не всегда совпадающие с текстом Краткой Правды. Более поздняя Сокращенная редакция основана на переработанной Пространной Правде и не дошедших до нас законодательных актах более раннего времени. Отдельные юридические нормы содержатся в договорах Олега (911 г.) и Игоря (944 г ) с Византией, в которых упоминается «закон русский» — основанное на обычае право древних славян, так как важнейшими признаками силы документа в то время были узаконенный прецедент и ссылка на древность.

Русская Правда — первый письменный кодекс законов Древней Руси. Он позволяет получить представление о характере и составе раннефеодального общества. Законы разрешали споры между свободными людьми, прежде всего в среде княжеской дружины. Их изучение показывает, что в Древнерусском государстве существовали пережитки родоплеменного строя, например кровная месть, но статьи документа ограничивают ее разрешением мстить лишь за ближайших родственников. В Правде Ярославичей кровная месть уже запрещается, а взамен нее вводится денежный штраф за убийство— «вира», который сильно различался в зависимости от категории населения. Это отражало усиливающуюся социальную дифференциацию общества, стремление государства защитить собственность, жизнь и имущество феодалов. Из Правды Ярославичей (Изяслава, Святослава, Всеволода) мы узнаем об устройстве княжеского домена (феодального замка) и боярской вотчины.

Русская Правда регламентирует отношения древнерусской общины (верви) и княжеского (боярского) хозяйства, называет основные категории древнерусского населения: свободные общинники («люди»); несвободные или полусвободные общинники (смерды); рабы, известные под названиями «челядь, «холопы». Из Русской Правды нам известны и другие категории зависимого населения — закупы и рядовичи. Закупом становился разорившийся общинник, который брал у феодала долг (купу), после чего отрабатывал ее в хозяйстве феодала. Рядовичи — зависимые люди, заключившие с вотчинником договор (ряд) и на его основе выполнявшие различные службы. Изгои Русской Правды — это люди, лишившиеся своего социального статуса, например порвавшие связь со своей общиной.

Переход к полицентрической системе

Политическая система раннефеодального общества, основанная на дроблении политической власти, и господство натурального хозяйства неизбежно порождали тенденции к обособлению различных земель Древнерусского государства. Территории многих княжеств средневековой Руси были по сути географически разобщенными территориями древних «ополий», между которыми простирались громадные пространства слабозаселенных, а то и совсем пустых земель и лесов, где «не бе... тогда ни сел, ни дворов, ни людей, живущих в них». Это долгое время способствовало политической обособленности княжеств.

Трудности образования сплошных заселенных территорий определяли низкую концентрацию населения, которая затрудняла общественное разделение труда и утверждение на его основе зрелых форм феодальной экономики.

Желая укрепить единство державы, Ярослав Мудрый завещал своим наследникам такой порядок престолонаследия, при котором великокняжеский престол переходил к старшему из рода Рюриковичей. Еще Владимир Святой разделил княжения между своими 12 сыновьями. Этот порядок получил название «лествичного» (от слова «лестница»). Таким образом, Киевская Русь составляла как бы общее владение всего княжеского рода, причем старший в роду князь должен был занимать старший «стол» — киевский, остальные же должны были размещаться по старшинству в других городах. В случае смерти великого князя Киевского старший из оставшихся князей должен был занять киевский престол, что сопровождалось перемещением остальных князей из одной волости в другую соответственно их старшинству. Очередной порядок княжеского владения, основанный на принципе родового старшинства, характерный для Средневековья, при котором государственное начало нередко сливается с личным, был одной из мер укрепления государственного единства. На деле, однако, между князьями начались постоянные усобицы либо в силу личных амбиций, либо ввиду сложности династических счетов.

Чтобы прекратить усобицы и сохранить могущество Киевского государства, переяславский князь Владимир Мономах, внук Ярослава Мудрого и византийского императора Константина Мономаха, созвал в 1097 г. в г. Любеч съезд князей. На Любечском съезде было принято решение прекратить усобицы и провозглашен принцип «Кождо да держит отчину свою». Фактически это означало возникновение в княжествах своих собственных, местных династий и неизбежно должно было привести впоследствии к распаду Руси на отдельные владения. Фактором, заставлявшим русские земли объединяться между собой, явился приход в степи причерноморского побережья и Предкавказья кочевников-половцев (кипчаков), которые заселили громадные пространства к югу от границ Древнерусского государства. Вторая половина XI—ХII вв. стала временем борьбы Руси с половецкой опасностью.

В 1113 г. Владимир Мономах занял великокняжеский престол. Киевские бояре пригласили его править после восстания горожан, вызванного спекуляцией хлебом и солью, засильем ростовщиков при его предшественнике Святополке Изяславиче. Шестидесятилетний Владимир Мономах, широко образованный и литературно одаренный, пользовался заслуженной популярностью. Благодаря его деятельности на некоторое время остановились усобицы на Руси. С его именем позднее стали связывать легенду о появлении короны русских царей — шапки Мономаха— и преемственность власти русских царей от византийской династии императоров. Став киевским князем, Владимир Мономах принял меры к восстановлению порядка: снизил максимальный процент, взимаемый ростовщиками по займам; улучшил правовое положение купечества; ограничил запись в холопство по долговым обязательствам в так называемом Уставе Владимира Мономаха, ставшем еще одной частью Русской Правды.

Владимиру Мономаху пришлось вести изнурительную борьбу с новым степным врагом Руси — половцами. Они опустошали пограничные южнорусские лесостепи непрерывными нашествиями, наибольшее число которых приходится на Переяславское и Киевское княжества. Эти нападения не только наносили огромный ущерб земледелию, но и затрудняли торговые сношения Руси с восточными странами и Византией. Владимиру удалось отразить нападение половецких орд Тугоркана (в былинах — Тугарин Змеевич), Шарукана и др.

Княжение Владимира Мономаха (1113—1125) и его сына Мстислава Великого (1125—1132) было временем восстановления единства Древнерусского государства. Вслед за этим наступает новый период русской истории — период феодальной раздробленности, или удельный период, когда вся русская земля распалась на самостоятельные княжества (уделы). Хронологически он начинается с 1132 г. и продолжается до конца XV в., когда русские земли сбросили золотоордынское иго.

Русь в начале удельного периода

Новой формой государственной организации Древней Руси стала феодальная раздробленность, сменившая раннефеодальную монархию. Она не означала регресса в развитии, т.е. движения вспять. Разделение грандиозных раннефеодальных империй на ряд суверенных государств было неизбежным этапом в развитии феодализма как в Киевской Руси, так и в Европе и Азии.

Все феодальное государство Древней Руси представляло совокупность множества княжеских и боярских вотчин, ведущих самостоятельную экономическую жизнь, свободную от контроля государства. Далекая киевская власть в очень малой степени могла объединить эти независимые вотчинные миры. Развитие княжеского и боярского землевладения сопровождалось установлением экономической и юридической зависимости земледельческого населения от феодалов и феодального государства. Этот процесс требовал сильной, независимой от поддержки из Киева княжеской власти на местах, со своим войском, способной самостоятельно решать новые задачи. Местные династии были больше заинтересованы в хозяйственном развитии своих владений, чем прежние наместники киевского князя.

На месте Древнерусского государства — Киевской Руси — сложились полтора десятка самостоятельных княжеств и земель каждое из которых закрепилось за отдельной ветвью династии Рюриковичей. Титул великого князя теперь имели не только киевские, но и другие князья самостоятельных уделов.

Наиболее крупными были Владимиро-Суздальское, Галицко-Волынское княжества и Новгородская земля. Как феодальные государства они имели свои отличительные черты, связанные с особенностями исторического развития. Для Владимиро-Суздальского княжества была характерна сильная княжеская власть, генетически связанная с утвердившимся позднее на северо-востоке самодержавием. В Новгородской земле установился республиканский строй, где вече (собрание новгородцев) и боярство доминировали над князем. Галицко-Волынскому княжеству было свойственно противостояние традиционно сильного боярства и княжеской власти.

Владимиро-Суздальское (первоначально Ростово-Суздальское) княжество располагалось на северо-востоке Руси, в междуречье Оки и Волги. Среди факторов, способствовавших отделению его от Киевской державы, следует назвать наличие выгодных торговых путей, проходивших по его территории. Важнейшим из них был Волжский торговый путь, связывавший северо-восточную Русь со странами Востока. У впадения Оки в Волгу в 1221 г. был основан Нижний Новгород — крупнейший торговый центр на востоке княжества. Крупными городами были Ростов, Суздаль, Муром, Владимир-на-Клязьме, Ярославль, Кострома, впоследствии — Москва.

Территория княжества была хорошо защищена от внешних врагов естественными преградами — лесами, реками. Постоянный приток населения в XI—XII вв. из южнорусских княжеств в поисках зашиты от половецкой опасности и с северо-запада в поисках новых промыслов способствовал экономическому подъему княжества. Особенностью края было преобладание сельского населения над городским и натурального хозяйства над денежным и товарным. Здешние города никогда не достигали такого экономического могущества, как города Киевской и Новгородской земель, а часть их населения занималась земледелием наравне с сельским населением.

В Ростово-Суздальской земле, столицей которой был Суздаль, княжил сын Владимира Мономаха Юрий Долгорукий (1125—1157), получивший свое прозвание за честолюбивое стремление подчинить себе Киев. Ему удавалось захватить Киев дважды— в 1149 и 1155 гг. С его именем связано первое летописное упоминание о Москве, построенной на месте бывшей усадьбы боярина Кучки, где в 1147 г. произошла встреча Юрия с черниговским князем, союзником в феодальной войне.

Сын Юрия Андрей Боголюбский (1157—1174) был известен на Руси как талантливый полководец и самовластный государственный деятель. Он перенес, столицу во Владимир-на-Клязьме, который вместо Киева стал местом пребывания старшего и самого могущественного русского князя. Здесь были возведены белокаменные Золотые ворота и величественный Успенский собор. Неподалеку от новой столицы княжества Андрей основал свою загородную резиденцию Боголюбово, где много времени уделял молитвам. По имени резиденции князь и получил свое прозвание. Уехав из Киева еще при жизни отца, он захватил с собой считавшуюся заступницей Руси чудотворную икону Божьей матери, известную как Владимирская (сейчас она, как сказано, хранится в Третьяковской галерее). Установление культа Богородицы как бы противопоставляло Владимиро-Суздальское княжество Киевской и Новгородской землям, где основным был культ Св. Софии (Божественной Премудрости).

Экрномический подъем северо-восточных земель привел к возникновению здесь сильного местного боярства. Борьба между княжеской властью и боярством закончилась в пользу князя в правление другого сына Юрия — Всеволода Большое Гнездо (1176—1212). Власть в княжестве окончательно установилась в форме монархии. Изменение характера княжеской власти и отношений между князем и боярством выразилось в том, что князь видит себя независимым владельцем и полным собственником всей земли в своем княжестве и распоряжается ею по своему усмотрению. Всеволод был самым могущественным из русских князей, и, судя по всему, именно тогда появился титул великого князя Владимирского.

С именами Андрея Боголюбского и Всеволода Большое Гнездо связан политический и экономический подъем северо-восточной Руси. Правители Владимиро-Суздальского княжества пытались подчинить себе Киев, Новгород и другие русские земли. В их политике нашла отражение тенденция к объединению всех русских земель под властью одного князя.

Галицко-Волынская земля находилась на юго-западе Руси. Ее крупными городами были Галич, Владимир-Волынский, Берестье (Брест), Львов и др. Соседство с Венгрией, Польшей, Чехией позволяло вести активную внешнюю торговлю. Удобное географическое положение и относительная безопасность от кочевников позволили княжеству занять одно из ведущих мест среди русских земель, достичь значительного экономического подъема. Благодаря исключительно плодороднойземле здесь сравнительно рано возникло и достигло расцвета феодальное землевладение. Для юго-западной Руси особенно характерно богатое и влиятельное, нередко противопоставляющее себя князьям боярство. Политические притязания местного боярства возникли отчасти под влиянием постоянного общения с могущественной феодальной аристократией Польши и Венгрии, оно стремилось к захвату политической власти и превращению княжеской власти в свое послушное орудие.

После отделения от Киева княжества Галицкое с центром в Галиче и Волынское с центром во Владимире-Волынском существовали как самостоятельные. Подъем Галицкого княжества связан с именем Ярослава Осмомысла (1153—1187), получившего прозвание за знание восьми иностранных языков. В 1159 г. его дружинам удалось овладеть Киевом.

При Романе Мстиславиче (1170—1205) произошло объединение Галицкого и Волынского княжеств. В 1203 г. Роману Мстиславичу также удалось на время захватить Киев и принять титул великого князя. Образовалось одно из крупнейших государств Европы, а Папа Римский даже предложил Роману Мстиславичу принять королевский титул. Его сын Даниил Романович (1221—1264) расправился с боярской оппозицией и стал одним из самых сильных князей Руси. Боярство было ослаблено, а его земли перешли к великому князю.

Князь Даниил вновь занял Киев в 1240 г. и сумел объединить юго-западную Русь и Киевскую землю, но нашествие монголов положило конец этому процессу. Даниил долго не признавал себя подданным монгольского хана и уклонялся от поездки в Орду, а сделав это воскликнул: «О, злее зла честь татарская!». По возвращении в Галич его не покидала мысль о необходимости борьбы с монголами, он даже пытался получить в союзники Папу Римского. Папа Иннокентий IV прислал Даниилу знаки королевского достоинства — корону и скипетр, желая соединить православную церковь с католической, но реальной помощи в борьбе против монголов не оказал.

В середине XIV в. великие князья Литовские захватили Волынь, а Польша овладела Галицией.

Особенно ощутимо отделялась естественными рубежами от остальных русских земель Новгородская земля. Новгородская боярская республика занимала огромную территорию на северо-западе Руси, а Новгород Великий сделался политическим, торговым и культурным центром всего древнерусского Севера. Возвышению Новгорода способствовали исключительно выгодные внешнеполитические условия: город находился в центре пересечения торговых путей, связывавших Европу с Русью, а через нее — с Востоком и Византией. Самые тесные торговые связи существовали между Новгородом и северогерманскими ганзейскими городами (от нем. Hansa— союз), контролировавшими балтийское побережье.

Новгород был главным поставщиком в Европу ценных мехов — куницы, соболя, бобра, лисицы. Средневековая Европа предъявляла огромный спрос на эти меха, не только употреблявшиеся для изготовления теплой одежды, но и служившие любимым украшением и подчеркивавшие знатность владельца. Уже в XII в. в Новгороде существовали так называемый «готский двор» (основанный купцами с острова Готланд в Балтийском море), немецкий купеческий двор, игравший главную роль в новгородской внешней торговле по мере усиления ганзейского союза, и католическая церковь Св. Петра. Новгород стал городом мирового значения и раньше других древнерусских городов начал борьбу за независимость от Киева.

Политическому подъему Новгородской земли и отделению ее от Киева способствовало наличие громадного земельного фонда, попавшего в руки местного боярства. Однако из-за сурового климата и господства лесов земледелие здесь было развито слабее, чем в остальных землях. Поэтому Новгороду не хватало своего хлеба, который привозился в основном из Ростово-Суздальской земли, что создавало экономическую зависимость Новгорода от других русских земель. Неразвитость земледелия с лихвой восполнялась обилием других природных богатств: залежи поваренной соли, ключами выходившей на поверхность у Белого моря, изобилие пушного зверя, диких кабанов и лосей, ценных пород рыб, а также мягкоплавких болотных руд, пригодных для производства железа, что обусловило расцвет промыслов и торговли в новгородской земле.

Со времен Рюрика для Новгорода было характерно призвание князя на престол. Князь всегда играл вторую роль — собственной княжеской династии здесь не было. Резиденция князя находилась за стенами кремля, первоначально в торговой части города, а позже — за городом, на так называемом Городище. Как правило, при разделах земель Новгород переходил к старшему из князей— тому, кто становился наследником киевского престола. Это позволяло старшему из Рюриковичей контролировать великий торговый путь «из варяг в греки». В отличие от других русских земель, в которых власть установилась в форме феодальной монархии, Новгород стал боярской республикой. Концентрация новгородских бояр в одном политическом центре облегчила задачи их внутренней консолидации в форме олигархии для ограничения власти князя.

Высшим органом республики было вече, на котором избиралось новгородское управление. Выбирали главную фигуру городской администрации— посадника, а также ведавшего народным ополчением тысяцкого и владыку — главу новгородской церкви — епископа (впоследствии архиепископа), распоряжавшегося казной и внешними сношениями.

Используя восстание новгородцев 1136 г., прогнавших князя, боярство, обладавшее значительной экономической мощью, сумело окончательно победить князя в борьбе за власть и стало с помощью веча приглашать князей на условиях, запрещавших вмешиваться во внутренние дела новгородского управления. Таким образом, Новгородская боярская республика была государством, в котором власть фактически принадлежала феодалам, использовавшим в своих интересах выборных правителей этой республики.

Политическая раздробленность не означала разрыва связей между русскими землями, не вела к их культурной разобщенности. Цельность древнерусской культуры сохранялась благодаря единству религиозных воззрений и церкви, единству языка, литературы и права, сознанию общности исторической судьбы. Киев сохранял свое значение первого среди равных княжеств-государств.

Политическая раздробленность, ослабляя Русь в военно-политическом отношении, подняла русскую средневековую культуру на новую высоту, порождая многообразие художественных школ со своими архитектурными, живописными, летописными и литературными стилями. К середине XII в. византийское влияние в архитектуре постепенно ослабевает. В Полоцке, Смоленске, Чернигове появляются храмы башнеобразной формы. Наиболее активно местные традиции проявлялись в новгородской и владимиро-суздальской землях.

Налаживался культурный диалог со странами Европы. В каменное зодчество проникали отдельные элементы романского стиля, который господствовал в XI—-XII вв. и в Западной, и в Восточной Европе. Это были аркатурные пояса, подобия контрфорсов на внешних стенах, группы полуколонн и пилястр, иногда с резными капителями (верх колонны) и консолями (выступ стены, на котором стоит статуя, карниз, балкон), колончатые пояса на стенах, перспективные порталы (входы), кладка из гладко отшлифованных «белокаменных» блоков.

На строительстве Успенского собора во Владимире и княжеских палат в Боголюбове работали «из всех земель мастера», в том числе «латиняне» (выходцы из Западной Европы). Русские мастера вносили своеобразие в перенятые у «латинян» приемы. Перенося на камень традиции деревянной резьбы, они делали причудливую каменную резьбу более плоской и орнаментальной и выбирали совсем другие сюжеты, предпочитая картинам «страшного суда» мотивы «мировой гармонии».

Особенно усилилось влияние романского стиля к началу XIII в., но оно не затронуло основы древнерусской архитектуры — крестово-купольной кубической конструкции храмов с закомарными покрытиями. Исключения составляли сооруженные в XII—XIII вв. круглые церкви в Галицко-Волынской земле. С середины XIII в. плодотворный процесс взаимодействия русского и западного архитектурных стилей был прерван установлением монгольского ига. В Западной Европе в этот период романский стиль уступает место готическому, который остался чуждым русскому зодчеству. Лишь в Георгиевском соборе Юрьева-Польского и в некоторых новгородских храмах — Федора Стратилата и Спаса Преображения на Ильине улице — присутствовали своеобразно переработанные и органически включенные в русский архитектурный стиль отдельные элементы готики — заостренные закомары и стрельчатые перспективные порталы и завершения окон.

Влияние Византии в живописи было более длительным и устойчивым. С XII в. начинают определяться две традиции украшения храмов росписями: более строгая, торжественная, идущая из Византии (изображение Богородицы Оранты в соборе Св. Софии Киевской), и более свободная, проникновенная и мягкая, сложившаяся на русской почве (интерьер Успенского собора во Владимире). Постепенно древнерусская живопись приобретает свой собственный художественный язык. Шедевр древнерусской живописи XII в. — «Ангел златые власы», изображающий архангела Гавриила, дает образец новой эстетики, более просветленного, умиротворенного и жизнеутверждающего видения мира.

В живописи прослеживаются пришедшие из Византии отдельные элементы светского художественного творчества, связанные с культом василевса и прославлением империи, как, например, разнообразные сюжеты стенных росписей лестниц двух башен собора Св. Софии Киевской, изображавшие быт и нравы киевской великокняжеской среды.


Поделиться: